пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201602
13.01.2016 | Яна Смелянская

«Желтая звезда» переселенца

   

Жёлтая звезда или Лата (также «жёлтый знак» или «знак позора») — особый отличительный знак, который по приказу нацистов должны были носить евреи на подконтрольной властям Германии территории в период Холокоста. Латы служили для того, чтобы отличать евреев в общественных местах. Не знаю, кто как, но я иногда себя чувствую «почетным» обладателем желтой звезды.

После аннексии Крыма и начала военных действий на Донбассе в Украине появилась категория граждан, которые в неофициальном лексиконе называются «беженцами», «переселенцами», а в нормативных документах звучат как «внутренне перемещенные лица» (ВПЛ). В истории страны ранее такой группы населения не было, т. к. за время существования нынешнего украинского государства мы не знали, что такое вооруженный конфликт, военные действия, внешняя агрессия, гражданская война. Оставляя родные места, люди надеялись, что вскоре вернутся домой. Но нет ничего более постоянного, чем что-то временное.

Миллионы украинских граждан из-за войны на востоке страны были вынуждены оставить собственный кров, потеряли работу и имущество, средства к существованию. Неожиданно ворвавшаяся в их судьбы беда, круто изменила уклад жизни, заставила каждого переосмыслить жизненные ценности и подходы к реальности.

Государственные структуры, в свою очередь, сделали какие-то судорожные движения в сторону ВПЛ. Но!... Нам, сделавшим выбор в пользу Украины и, покинувших родные дома, скорее всего - уже навсегда, не только присвоили статус ВНУТРЕННЕ – ПЕРЕМЕЩЕННОГО ЛИЦА, но и даже назначили пособие для якобы компенсации затрат на жилье, размер которого не сопоставим с реальными затратами на проживание. Государство «родило» аж два закона, которые вроде бы и существуют, однако не определяют механизма реализации законных прав и свобод переселенцев на новых территориях, где они проживают в настоящее время:

1. Закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины», который касается крымчан, оставшихся в Крыму и тех, кто вынужден был покинуть свои дома и перебраться на материковую и свободную от российских боевиков часть Украины;

2. “Свежеподписанный” Президентом Украины Закон «Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц». Закон призван защищать права и свободы не только переселенцев из Донецкой, Луганской областей и Крыма, но и переселенцев из других регионов Украины, у которых могут возникнуть причины для массового перемещения (чрезвычайные ситуации, массовое нарушение прав человека).

Несмотря на вроде бы наличие законодательной базы, существует много проблем, которые достаточно часто приводят, по мнению самих переселенцев, к дискриминации полноценных граждан Украины, но с пометкой ВПЛ. Коснусь только некоторых моментов, где права переселенцев в Украине нарушаются.

Так ли легко получить справку переселенца?

Начало всей эпопеи переселенца, начинается пожалуй, с того момента, когда гражданин Украины, решившийся на получение этого «почетного» статуса обратился в управление труда и социальной защиты населения по месту временной регистрации.

В принципе простая процедура. Но крайне забюрократизированная сущность украинского государства, не позволяет преодолеть эту ступень так быстро как хотелось бы. Пошагово. Желающий официально зарегистрироваться переселенец, обращается в УТСЗН по месту временной регистрации. Простаивает в многочасовой очереди таких же переселенцев. Получает заветную и так необходимую в дальнейшем справочку. С ней уже шагает в миграционную службу (с сегодняшнего дня этот пункт, скорее всего, уйдет), чтобы поставить штамп на эту самую справку. При этом обязательный фейс-контроль у начальника службы, перебежки из одного кабинета в другой для собирания всех печатей, подписей, копий…

После этого возвращаемся в УТСЗН отчитаться о проделанной работе и получить утвердительный или отрицательный ответ для начисления «переселенческих». Опять-таки очередь никто не отменял, а принимают документы зачастую только в одном кабинете службы. И вообще, почему до сих пор (АТО длится уже почти два года) нет ни одной (!) государственной программы по адаптации и помощи переселенцам, по интеграции их в новые территориальные громады. Все принятые чиновниками решения (регистрация, перемещение переселенцев, выплаты социальных пособий и т. п.), которые имеют больше дискриминационный характер, нежели адаптационный. Кстати, открытие счета для начисления адресной помощи для переселенцев с некоторого времени стало возможным только в отделении Ощадбанка Украины.

Всего в среднем человек потратит на оформление статуса ВПЛ дня четыре-пять. Если повезет, не повезет – дольше. В противовес бытующему среди чиновников мнению, что вопрос со справкой решится в один день. При этом же я промолчу о психологическом состоянии некоторых людей, которым, к примеру, только вчера влетел снаряд в жилище, а сегодня он стоит и пытается от государства хоть какой-то поддержки получить. На эти моменты чиновники чаще всего внимания не обращают.

Формально документ (справка ВПЛ) выдается гражданам, зарегистрированным на территории Крыма, или другой оккупированной территории Украины в день обращения, лишь на основании письменного заявления, паспорта или другого документа, удостоверяющего личность и гражданство, из которого берутся сведения о месте жительства.

Еще один момент. При оформлении справки ВПЛ чиновники утверждают, что данный документ просто фиксирует место временного пребывания человека и дает ему возможность получать корреспонденцию. Однако на практике наличие этой справки у внутренне перемещенного лица будет играть определяющую роль при обращении в любую инстанцию от дошкольного детского заведения до любого лечебного учреждения и т.д. А с некоторого времени справку ВПЛ требуют еще и военные на блокпостах при передвижении по территории проведения АТО, если обнаруживают регистрацию места жительства в паспорте в Луганской или Донецкой областях. Я не понимаю для чего. Вразумительного ответа ни в пограничной службе, ни в штабе АТО получить тоже так и не удалось. Все дружно ссылаются на какое-то мифическое внутреннее распоряжение штаба АТО.

Лирическое отступление. Из личного опыта. Особенно меня тронуло отношение медиков к вынужденным переселенцам. Я переселенец. Получила травму. Серьезную. Потребовалось хирургическое вмешательство и дальнейшие перевязки. Для того, чтобы просто напросто сделать перевязку раны мне пришлось предварительно оббегать четыре этажа районной поликлиники города Харькова, семь кабинетов главврачей, замглавврачей, завхозов поликлиники и т.д. только потому, что в регистратуре всего лишь имела неосторожность сообщить, что приехала из Луганской области! Работник регистратуры вручила бумажку со словами: «Ну вы ж понимаете….»

Дальше я потратила пару часов времени для определения своего статуса в лечебном учреждении! Но в итоге перевязку мне так и не сделали!!! В каждом кабинете гипократы мне безучастно говорили: «Ну вы ж понимаете…. » и направляли в очередной кабинет за подписью, печатью, подписью…

НЕТ!!! Я не понимаю! Я человек! Гражданин Украины! Мне нужна медицинская помощь! И я не получаю этой помощи только потому, что регистрация места жительства у меня не та!

Внутренне перемещенные лица в СМИ, аренда жилья, трудоустройство.

Проблема дискриминации переселенцев сегодня существует. Как бы чиновники не пытались ее скрыть. Может быть не так остро как, к примеру, год назад. Но она есть. Люди, с которыми ежедневно работает как наша организация (Харьковская правозащитная группа), так и другие правозащитные организации десятками не только обращаются за помощью, но и жалуются на беспричинное негативно предвзятое отношение к ним. Причем как со стороны местного населения, так и госучреждений.

Отказ в получении справки ВПЛ, отказ в переоформлении пенсии или других социальных пособий, отказ в трудоустройстве по причине «не местной» регистрации, отказ подтверждения юридического факта и соответственно свидетельства о рождении или смерти гражданина.

Откуда такая проблема? Почему люди, которые никогда лично не сталкивались с переселенцами, заведомо их недолюбливают? Незатейливый мониторинг украинских СМИ может показать, что многие издания пишут лишь об агрессии, сепаратизме и лентяйничестве переселенцев. Как можно всех ставить под одну гребенку?!

Наша организация работает с сотнями переселенцев, многие из которых, как оказалось, проявляют себя более человечно и порядочно, чем даже местное население.

Люди часто жалуются, что с увеличением количества переселенцев начали ощущать изменение в отношении к этой категории граждан. Эти изменения проявляются и в проблемах с трудоустройством. Особенно сложно воспринимать информацию, когда пришедший на прием человек говорит: «Я не могу снять жилье. Риелторы отказывают сразу одной единственной фразой: «Мы с переселенцами не работаем». Нужно врать и по возможности скрывать свою регистрацию места жительства. Но почему? Что не так в «донецких»? Мы не люди что ли?». Или вот такой ответ риелтора: «Для донецких цена на 300 гривен дороже. Хотите жить – платите».

Выходит, стереотипы, навязанные через СМИ влияют, и даже усложняют жизнь обычным людям, поставленным судьбой в тяжелое положение. Нельзя судить людей по одиночному примеру. Не все переселенцы сепаратисты, многие из них даже более проукраински настроены, чем те же киевляне или харьковчане. Хотя факты присутствия на Украине переселенцев – "отморозков" никто не исключает. Но "отморозком" можно быть и без статуса ВПЛ. Точно так же как и наоборот – статус ВПЛ – не должен ассоциироваться с автоматическим статусом "отморозок".

Переселенцы с Донбасса так и не стали частью украинской громады.

Вопрос участия переселенцев в выборах местных советов неоднократно обсуждался в последнее время, однако найти взаимоприемлимую формулу реализации избирательных прав переселенцев украинское правительство так и не смогло. Избирателям-переселенцам было категорически отказано в доступе к реализации права на участие в местных выборах на уровне закона Украины «Про місцеві вибори».

Правозащитники неоднократно выступали с публичными заявлениями к правительству Украины для восстановления прав ВПЛ в Украине. Хотя бы потому что значительная часть электората страны остались «за бортом» в решении дальнейшей судьбы Украины.

Николай Козырев, правозащитник: «Очевидно, у государства нет ясной социальной политики в отношении переселенцев в кризисной ситуации. Они фактически утратили статус членов территориальных громад, где жили раньше, и не получили в юридическом смысле этот статус по новому месту поселения.

ВПЛ сейчас потеряли контроль не только над своей частной собственностью, но и над коммунальной собственностью, совладельцами которой они ранее были, утратили свою социальную субъектность в этой важнейшей сфере общественной жизни и оказались в дискриминированном положении. Их нынешний социальный статус – реципиенты, получающие минимум благотворительной жизненно необходимой помощи и социальной поддержки – от государства и волонтерских организаций. Эту ситуацию следует рассматривать как социальную катастрофу, последствия которой в социально-культурном, экономическом, политическом и ментально-психологическом плане еще не осмыслены в полной мере.

На основе действующего законодательства и в порядке взаимодействия с органами местного самоуправления необходимо было с самого начала инициировать создание органов самоорганизации переселенцев – как органов самоуправления местной громады. Это могли быть Комитеты самоорганизации переселенцев. Такая «социальная прописка» ВПЛ в местных громадах по месту жительства реанимировала бы их прежний социальный и правовой статус в системе местного самоуправления, запустила бы процесс их социальной адаптации и социализации.

Отсутствие такого подхода в социальной политике государства консервирует дискриминацию огромного количества граждан, нарушает их конституционные права и создает очаг напряженности. Ситуацию надо срочно выправлять».

В Харьковской правозащитной группе также решили попробовать восстановить избирательные права переселенцев и обратились в местный суд с соответствующим заявлением… 

Трудности пересечения линии разграничения

Это тот вопрос, который многих переселенцев доводит до исступления. Кто бы и что не говорил, но ТАМ остался наш дом и родные люди, которые по-разным причинам не выехали на свободную часть страны. И мы хотим их навещать хотя бы иногда. Хотя бы один раз в год. Хотя бы на полдня. И часто мы отказываемся от идеи ехать туда по одной простой причине: как боевики, так и украинская сторона поставила какие – то нечеловеческие условия перемещения с освобожденной стороны Украины в оккупированную ее часть. Многие будут возмущаться и плеваться очередной партией желчи, вроде: «опасно», «сепаратисты», «сами виноваты»…. Но! ТАМ НАШ ДОМ.

Ехать в объезд, как сейчас модно и максимально безопасно, через Россию, - адская затея. В лучшем случае это сутки по времени из Харькова или Киева. Мой рекорд такого перемещения – 36 часов.

При этом на таможне/границе со стороны Украины приходится, как это не прискорбно говорить, но пройти семь кругов унижения твоего человеческого достоинства, прежде чем тебя отпустят с пропускного пункта.

«Таможенники» или пограничники (не представляются) не стесняясь, даже после прохождения багажа через сканер, выворачивают сумку наизнанку (без разрешения), выискивая непонятно что и, бормоча себе под нос миллион совершенно неуместных комментариев априори предназначенных тебе в стиле «понаехали тут». Нередко штрафуют. По разным причинам. Незаконное пересечение границы, к примеру. Хотя простите, но я гражданин Украины. И не я сама себе создала такие условия. И мне совсем не нравится носить этот дурацкий статус ВПЛ. И, вообще, оставьте свои комментарии при себе, исполняя государственный долг. Но доблестные сотрудники таможни/погранслужбы не упускают ни малейшего случая публично морально поиздеваться над твоим статусом ВПЛ. И это массово. На поведение «таможенников» или пограничников жалуется каждый второй переселенец, столкнувшийся с вопросом переезда в сторону родного дома через российскую сторону. А по скромным, буквально «топорным» подсчетам ежедневно туда- обратно пересекают границу не меньше 15 автобусов (75 мест каждый) с желающими переехать в Украину из ЛНР или в ЛНР из Украины через Россию.

Пересекают линию соприкосновения или едут «через Украину» люди реже. Потому что страшно. Стреляют. Да и вообще люди с оружием не каждого вдохновляют на храбрость. Особенно если едешь ты с ребенком или престарелой мамой. Плюс с прохождением всех блокпостов этот маршрут не быстрее, чем через РФ. Многочасовые очереди на официальных пунктах пропуска, таких как в Станице Луганской или Майорске также малоперспективное и радостное мероприятие. Особенно зимой.

Хотя эффективность работы этих официальных пунктов пропуска – отдельная тема. К примеру, не думаю, что какой-нибудь сепаратист сепаратистом повезет гранату в сумке через пропускной пункт. Проще лесом-полем в обход всех блокпостов. А тропы такие известны буквально каждому второму «местному».

Каково пенсионерам?

Больше миллиона пожилых украинцев в один миг правительство лишило единственной возможности выжить в военное время. Каковым должно стать отношение семидесятилетней старушки к Украине как государству, если как минимум половину своей жизни она отработала на благо именно того государства, которое оставило в итоге ее на самовыживание?

Чтобы еще раз оформить свою уже заработанную пенсию не каждый старик решится пройти тот путь, который ему предлагают. Оформить пропуск, проехать по всей линии фронта или вокруг через РФ на территорию Украины, пройти все бюрократические муки и т.д. Я даже расписывать не буду, что и как проходит каждый пенсионер прежде, чем переоформит свою пенсию на освобожденной части Украины. Скажу только то, что это прямое и очень жесткое издевательство над человеком. И я понимаю тех бабушек и дедушек, которые в дни самого начала этого бардака в нашей стране еще стояли на стороне Украины, а сейчас ее люто ненавидят. Потому что среднестатистическому пенсионеру со средней пенсией 1200 гривен всегда было нелегко выжить. А когда еще и это забрали, то простите, но одной любовью к родине сытым не будешь.

Кто будет решать все эти и многие другие проблемы, а, также, какими путями? Ответ на этот вопрос волнует сегодня не менее двух миллионов людей, оставшихся без дома и без прошлого. Легче предупредить то, что происходит, нежели потом работать с последствиями нынешней дискриминации. Нашим чиновникам стоит вспоминать об этом чаще.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори