пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201610
13.04.2016 | Сергей Мокрушин
джерело: ru.krymr.com

Выселение людей ради строительства Керченского моста является военным преступлением – правозащитник

   

В Керчи, на улице Цементная Слободка, планируют снести шесть многоквартирных домов. Принудительное изъятие земель, проходящее по ускоренной процедуре, нужно для сооружения подъездных путей к строящемуся мосту через Керченский пролив. Что делать людям, которые не согласны с отселением и размером компенсации за имущество, – об этом говорим с крымчанами и руководителем адвокационного центра Украинского Хельсинского союза по правам человека – Борисом Захаровым.

Как пишет портал «Крыминформ», объекты недвижимости, сопутствующие инфраструктуре моста через Керченский пролив, власти Крыма решили изымать по упрощенной процедуре в течение 5 дней. Законопроект, внесенный в крымский парламент, предполагает пятидневный срок для ответов на запросы в муниципальный, республиканский и иные органы по установлению собственника изымаемого объекта, признает недействительным документы украинского образца, устанавливает формы и процедуры заключения соглашения об изъятии. В российской администрации Крыма утверждают, что срок оформления изъятия объектов под строительство инфраструктуры сократится с полугода до двух-трех месяцев.

– Ирина Александровна, жительница Цементной Слободки. Ирина Александровна, какая у вас есть информация касательно сроков выселения?

Ирина Александровна: Дело в том, что точная дата и место еще никому не известны. К нам не приходил застройщик, приходили только из ЖЭКа и горисполкома. Предположительно обещают жилье в районе Нижний Солнечный, на шоссе Героев Сталинграда. Но точно пока ничего не известно.

– Разве в этом районе есть новое жилье?

– Ирина Александровна:  Пока еще ничего не строится. Я не знаю, куда нас будут переселять и когда.

– Как вы будете реагировать, если к вам придут и скажут – дескать, мы начинаем строительство подъездных путей к Керченскому мосту, необходимо расчистить площадь и выселиться? Готовы ли вы к такому повороту событий?

– Ирина Александровна:  Мы хотим, чтобы нам хотя бы дали квартиры. Конечно, ради этой «стройки мира» будем переселяться. Но переселяться только в новые квартиры.

– Какая квартира либо компенсация за выезд из своего жилья вас бы устроила?

– Ирина Александровна: Компенсация меня вообще не устроит, потому как в квартире живем мы с мужем и дочь с супругом. Это квартира с жилой площадью 72 квадратных метра, мы ее благоустроили, там есть все необходимое. Квартира приватизирована, тут прописана еще вторая дочка с двумя детьми. Другого жилья у нас нет. Так что никакая компенсация мне не подходит, мне подходит квартира – хотя бы такая, как у нас. Или, если будет возможность, хотя бы три однокомнатные квартиры, поскольку нас три семьи. Или двухкомнатная и однокомнатная.

– В Керчи уже есть опыт расселения, в частности, жителей аварийных домов. В свое время была чрезвычайная ситуация на улице Аршинцевская Коса – ее размывало, и людей расселяли в дома, скажем, разного качества. Часть жителей получила жилье в новом доме, а часть – в корпусе бывшей гостиницы «Керчь». Не настораживает ли вас такая практика, и не боитесь ли вы, что так будет и сейчас?

– Ирина Александровна: Да, мы боимся такого. Но мы надеемся на лучшее. Если нас будут обижать, обратимся хоть в Москву.

– Городская администрация вела переговоры по этому вопросу. А были ли общественные слушания с участием жителей Цементной Слободки?

– Ирина Александровна: Да, приходили из горисполкома и из ЖЭКа. Обещали, что для нас достроят трехэтажные дома на шоссе Героев Сталинграда. Но на этом все и закончилось. Больше никто не приходил, ничего не разъяснял.

– С нами на связи руководитель адвокационного центра Украинского Хельсинского союза по правам человека Борис Захаров. Борис, подскажите нашей слушательнице из Керчи, как себя вести в данной ситуации?

Борис Захаров: Во-первых, нужно сразу сказать, что это незаконно. С точки зрения норм международного права, любое уничтожение государством-оккупантом индивидуального или коллективного имущества, имущества частных лиц, государства, любых общественных учреждений, четко запрещается статьей 53 Женевской конвенции – за исключением случаев, когда это необходимо для проведения военных операций. Но, так как Россия официально ни с кем войну не ведет, и Керченский мост сооружается не для военных операций, то в данном случае Женевская конвенция прямо запрещает такие действия. Кроме того, Европейская конвенция по защите прав и основоположных свобод в статье 1 протокола 1 также говорит о том, что собственность является неприкосновенной. Поэтому сначала нужно организоваться, обратиться с запросами в органы государственной власти и местного самоуправления и подавать в суды. После этого, если государство все же совершит данное действие, можно подавать иск в Европейский суд по правам человека.

– Керченский мост – это важная стройка. Наша слушательница говорит, что ради нее, в принципе, можно выселиться, но только при условии обязательной компенсации. Как не пропустить ничего важного, какие моменты учесть при оформлении бумаг?

Борис Захаров: Нужно обратиться с запросом в органы государственной власти местного самоуправления, чтобы было дано четкое официальное разъяснение: что происходит, будут ли выселять, когда, куда? После этого, получив официальную бумагу, можно начинать борьбу.

– Даст ли эта борьба какие-то результаты? Давайте обратимся к примеру российского Сочи, где сносили дома при подготовке к зимней Олимпиаде. Цитирую историю человека, на месте дома которого сейчас набережная. «Был домик площадью 80 квадратных метров, в первой линии от моря. Фактически сразу через проезжую часть – море, набережная. Мечта была пожить, встретить старость возле моря. Но мечту отобрали – Олимпиада случилась». Человек заплатил порядка 45 тысяч долларов, лишился дома и не получил компенсации. Борис, получится ли у крымчан как-то отстоять свои права, если у жителей Сочи не получилось?

Борис Захаров: Нужно пройти все стадии. Обратиться сначала в российский суд первой инстанции, второй инстанции, в Европейский суд по правам человека, выиграть дело в Европейском суде. Кстати, Центр стратегических дел нашей организации ведет стратегические дела против Российской Федерации по праву собственности. Так что можно обратиться в нашу приемную, мы сможем помочь составить как иск в российский суд, так и жалобу в Европейский суд по правам человека.

– Сколько у вас есть подобных случаев? О каких объектах недвижимости обычно идет речь в таких ситуациях?

Борис Захаров: К сожалению, я не могу привести точные статистические данные, но объем таких дел колоссальный. Речь идет не только об имуществе частных лиц, но и о государственной собственности, собственности религиозных общин, общественных организаций. Например, мы ведем дело фонда «Крым» и массу других дел, касающихся права собственности. В общем, согласно 53 статье Женевской конвенции, действия России по отношению к собственности на оккупированной территории считаются военным преступлением. Я уверен, что рано или поздно России придется за это отвечать и платить.

– Можно ли разделить нарушение имущественных прав в Крыму по каким-либо категориям? Ведь государственная собственность Украины в Крыму и недвижимость частных лиц все же разные вещи.

Борис Захаров: Есть коллективная собственность и частная собственность. Разделить можно именно по этим категориям. Но подобные действия по отношению к любому из этих видов собственности являются военным преступлением.

– Но ведь власти декларируют, что это делается по закону. Ведь в Крыму приняты законы о национализации, а также законы, согласно которым процедура изъятия недвижимости упрощена. Может ли Россия апеллировать к этим законам, если дело дойдет до международных инстанций?

Борис Захаров: Нет, не может. Есть четкая иерархия законодательных актов, согласно которой международные договоры выше, чем законы и подзаконные акты России. Поэтому она должна проиграть все эти дела в международных судах. А строительство Керченского моста вообще не является законным, так как по международному праву оно должно согласовываться с Украиной, а Украина против его строительства.

Александр из Крыма,

Александр: Мой вопрос касается автомобилей и автомобильных номеров. Я владею автомобилем по генеральной доверенности, номера – севастопольские. Оккупационные власти хотят, чтобы все автомобилисты получили номера российского образца. Я часто езжу на материковую Украину. Если я получу новые номера крымского образца, смогут ли меня штрафовать российские ГАИшники? Есть ли вообще выход из этой ситуации?

Борис Захаров: Государство Украина должно оперативно решить и уже решает вопрос о смене номеров на украинскую базу. То есть жители оккупированного полуострова получают российские номера, на административной границе с Крымом должны организовать пункт по смене номеров. Когда человек въезжает, он должен поменять номер, когда выезжает – поменять обратно. Другой выход пока не найден.

– А если человек не успел сменить номера, и к нему применяются какие-либо санкции? Как действовать в таком случае?

Борис Захаров: Точно так же – обращаться в суд, обращаться в наши приемные, и мы попытаемся помочь.

– Александр, смогли ли мы дать удовлетворительный ответ на ваш вопрос?

Александр: Не скажу, что вполне удовлетворительный. По-моему, наше государство старается создать барьеры, а не открыть двери для того, чтобы крымчанам было легче в сложившейся ситуации. Если честно, я не верю, что наше государство сможет в ближайшее время принять какие-то меры.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори