увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 27.09.2016 08:25
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Так ли страшен «Закон Савченко»?

06.05.16 | Константин Автухов

Об этом законе много слышали в Украине и за ее пределами, но существует довольно много домыслов относительно него. Предлагаю обсудить общедоступную информацию об этом документе.

26 ноября 2015 г. Верховная Рада Украины приняла Закон Украины «О внесении изменения в Уголовный кодекс Украины относительно усовершенствования порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания».

И сразу поясняем: этот закон был принят не для освобождения из плена Надежды Савченко, не для ускорения ее возврата на Родину. Она, как народный депутат Украины, избранная «заочно» на прошедших парламентских выборах, была всего лишь одним из соавторов этого закона. Название же «Закон Савченко» был навязан в основном отдельными государственными чиновниками и журналистами.

Основным положением Закона установлена формула, по которой один день срока предварительного заключения (нахождения в СИЗО) зачисляется судом как два дня лишения свободы, то есть 1 день в СИЗО приравнен к 2-м дням в колонии.

Итак, приняли анализируемый закон 26 ноября 2015 г., с 24 декабря он вступил в силу. Первое же решение, которое мы нашли в едином реестре судебных решений об удвоенном зачислении срока содержания под стражей, вынесено судом 6 января 2016 г.

Среди ошибочных суждений в отношении принятого закона часто указывается, что по этому закону выпустили десятки тысяч особо опасных преступников, и именно это спровоцировало всплеск преступности. Приведем несколько суждений по этому поводу.

1. Закон никого не «выпускает», он лишь предполагает зачисление срока нахождения в СИЗО по другим правилам. Согласно нему право на пересмотр срока имеют не только те, кому суд в 2016 г. назначает наказания (уже после вступления закона в силу), но и те, кому наказание назначено ранее, а в данное время они уже отбывают наказания. То есть закон предусмотрел обратное действие пересмотра для всех, кого брали под стражу и кто по этому уголовному делу сейчас отбывает наказание (в свое время им 1 день в СИЗО засчитали за 1 день лишения свободы). И, конечно, в результате такого пересмотра находятся люди, которые в результате использования подобного двойного коэффициента свой срок уже полностью отбыли, и даже больше. К примеру, лицо с 2 июня 2011 г. по 1 июня 2012 г. содержалось в СИЗО, и в отношении него шло судебное разбирательство. По старым правилам при вынесении приговора ему засчитали этот год в СИЗО за год отбывания лишения свободы. Допустим, общий срок лишения свободы, назначенный судом, составил 5 лет. Фактически, освободиться он должен был бы 1 июня 2016 г., но в результате пересчета, проведенного судом по «Закону Савченко» (зачисления 1 года СИЗО за 2 года лишения свободы), его срок окончания отбытия наказания сместился на год раньше – с июня 2016 г. в июнь 2015 г. И, естественно, что в таком случае, так как осужденный фактически полностью отбыл наказание, он должен быть освобожден сразу после принятия судом решения о пересмотре сроков.

То есть по закону Савченко не происходит освобождение из мест лишения свободы, он лишь меняет процедуру зачисления в срок отбытия наказания того периода, который осужденный провел в довольно суровых условиях СИЗО до признания его вины обвинительным приговором суда.

2. Что касается цифр. Согласно официальным данным на 1 апреля 2016 г. по данным Государственной пенитенциарной службы Украины «по Закону Савченко» освобождено 5.7 тыс. лиц.

Но много ли это? Есть ли достаточный повод считать, что такое количество освободившихся может резко ухудшить криминогенную ситуацию?

Для сравнения, согласно Закону Украины «Про амнистию в 2014 году» под его действие подпадало больше 17 тыс. лиц, находившихся в местах лишения свободы (в 3 раза больше чем по «Закону Савченко»).

Следует отметить, что в 2014 году из учреждений исполнения наказаний освободилось 42.9 тыс. осужденных, в 2013 – 43.7 тыс. (почти в 8 раз больше, чем по «Закону Савченко»). Итак, в квартал освобождалось почти по 11 тыс. осужденных. Напомню, за 3 месяца действия «Закона Савченко» освободилось 5.7 тыс. То есть число освободившихся по этому закону в два раза меньше, чем освобождалось в 2013, 2014 годах за такой же период. А 2 года назад вы так же часто слышали о проблеме освободившихся из мест лишения свободы? Нет? А их было в два раза больше!

В 2015 г. количество освободившихся уменьшилось до 21.2 тыс. То есть за период с января по март включительно освободилось приблизительно то же количество лиц, как в 2016 году по «Закону Савченко».

То есть те 5.7 тыс. осужденных, которые вышли на свободу по «Закону Савченко», не есть статистически большим показателем, который в разы меняет структуру освободившихся из мест лишения свободы.

Кроме того, среди указанных 5.7 тыс. немало лиц, которым срок был уменьшен всего на пару месяцев, и, к примеру, осужденный должен был освободиться 1 мая, но ему засчитали 3 месяца СИЗО в соотношении день за два, и он вышел из колонии на 3 месяца раньше – 1 февраля. То есть по состоянию на май 2016 г. значительная часть из этих 6 тысяч все равно была бы уже на свободе.

3. Что касается заявлений председателя Государственной пенитенциарной службы Украины, что из 6 тыс. освободившихся по «Закону Савченко» каждый шестой отбывал наказания за убийство. По этому поводу следует указать, что это обычный показатель для уголовно-исполнительной системы, о котором руководитель пенитенциарной службы должен был быть проинформирован.

Так, по состоянию на 1 февраля 2015 г. (задолго до «Закона Савченко») среди 56.5 тыс. лиц, находящихся в уголовно-исполнительных учреждениях, 11.1 тыс. отбывали наказание за умышленное убийство (19.6%). На 1 июня 2014 г. эти показатели были такими: 95.2 тыс. осужденных в исправительных учреждениях, из которых 15.5 тыс. осуждены за убийство (16.3%).

По состоянию на 1 апреля 2016 г. из 47.4 тыс. осужденных, которые находятся в уголовно-исполнительных учреждениях 10.3 тыс. осуждены за убийство (21.7%).

Так же, следует отметить, что всего за 2015 г. в Украине было освобождено из учреждений исполнения наказаний более 4 тыс. лиц, совершивших убийство.

Безусловно, в своем большинстве лица, осужденные за убийство, не теряют своей «общественной опасности» после отбытия наказания, и склонность к рецидиву у многих из них высока. Но при этом некорректно выставлять данные об 1 тыс. освободившихся, как что-то сверхъестественное.

4. Относительно официальных данных, что всего «Закон Савченко» применен к 33.8 тыс. осужденных, то следует указать, что речь идет не об их освобождении, а лишь о частичном уменьшении срока наказания. Осужденный остается в колонии, лишь приближается срок его освобождения. В отдельных случаях дата освобождения «приближается» больше чем на год, по результатам рассмотрения судом. Но чаще эти сроки составляют лишь несколько месяцев.

5. В СМИ довольно часто высказывается мнение что «Закон Савченко» спровоцировал разгул преступности, резко увеличилось количество особо тяжких преступлений. Но официальная статистика такие высказывания не подтверждает. Приведем информацию с официального сайта Генеральной прокуратуры Украины:

 

1-й кв. 2014 г.

1-й кв. 2015 г.

1-й кв. 2016 г.

Всего зарегистрировано преступлений

169 502

172 196

203 505

Из них

особо тяжких

5 742

8 021

6 983

тяжких

43 475

48 395

59 274

средней тяжести

69 213

72 914

87 711

небольшой тяжести

51 072

42 866

49 537

умышленные убийства (ст. 115 УК)

3 381

3 886

3 512

Из таблицы видно, что с начала 2016 г. рост преступности действительно произошел, но больше всего увеличилось количество преступлений средней тяжести, в то время как количество особо тяжких (среди них и умышленных убийств) снижается.

Но следует отметить, что Украина находится в состоянии войны, и внутренняя миграция, ею вызванная, не способствует благополучию двух миллионов людей, которые были вынуждены покинуть захваченную Россией территорию. Кроме того, налицо огромное количество других социальных факторов, обуславливающих рост преступности: рост безработицы, падение экономики, снижение уровня жизни, девальвация национальной валюты в 3 раза и т. д. И, по меньшей мере, наивно, а в большей мере цинично в таких условиях основным фактором роста преступности называть «Закон Савченко» и 6 тыс. досрочно освобожденных граждан.

Анализированный закон не предусматривает возможность освобождения осужденных к пожизненному лишению свободы. Исходя из этого, каждый, к кому применен этот закон, рано или поздно и так вышел бы на свободу. И вместо того, чтобы работать с осужденными во время нахождения их в исправительном учреждении, готовить их к освобождению, создавать условия и механизмы их социальной адаптации в обществе, вместо всего перечисленного «Законом Савченко» хотят прикрыть неэффективность всей правоохранительной системы.

Наше мнение относительно необходимости этого закона и оценки его качества является больше негативным, но, невзирая на это, нельзя допускать такое беспринципное манипулирование общественным сознанием, и навязывание власть имущими искаженной картины.

Манипуляции в информационном пространстве, которые активно происходят в масс-медиа, относительно анализируемого закона, лишь отдаляют нас от времени, когда в Украине будет выстроено сильное гражданское общество, неуязвимое для популизма и дилетантизма.

Об авторе

Константин Автухов – к. ю. н., с. н. с., старший научный сотрудник отдела исследований проблем уголовного и уголовно-исполнительного права Научно-исследовательского института изучения проблем преступности имени академика В. В. Сташиса НАПрН Украины.

коментарі

новий коментар