пошук  
версія для друку
04.10.2016

Мониторинг на территориях, неподконтрольных властям Украины

   

В ходе осуществления мониторинговой миссии её участники (члены Правозащитного центра «Мемориал») дважды побывали на территории, неподконтрольные властям Украины: 16–24 мая 2016 г. и 3–9 июля 2016 г.

Мы собирали информацию о последствиях военных действий, о ходе восстановления разрушенных объектов и о сегодняшнем положении гражданского населения на территориях, неподконтрольных властям Украины.

Участники миссии работали в районах Донецка, которые в 2014–2016 гг. подвергались обстрелам (Куйбышевский, Петровский, Киевский, Кировский районы, включая поселки Трудовские, 1-я площадка, Октябрьский), в городах Докучаевск, Горловка, Макеевка, Снежное, Углегорск, Дебальцево и Енакиево, поселках Новосветловка и Хрящеватое, селе Никишино.

Ранее, в 2014 г., представители ПЦ «Мемориал» посещали некоторые из этих населенных пунктов и описывали их состояние.

Сложности работы мониторинговой миссии на территориях, неподконтрольных правительству Украины

В связи с тем, что власти самопровозглашенной ЛНР отказали представителям Правозащитного центра «Мемориал» в аккредитации, мониторинг охватывал преимущественно территорию самопровозглашенной ДНР. Более того, в ходе второй поездки на территории ДНР получить аккредитацию для работы в самой ДНР из-за внезапного изменения правил аккредитации тоже не удалось, что заметно затруднило работу. Тем не менее нам удалось посетить два расположенных рядом с Луганском населенных пункта, которые ранее были сильно разрушены в ходе боевых действий.

Даже имея аккредитацию, получить информацию у должностных лиц самопровозглашенной ДНР подчас оказывалось невозможно. Попытка встретиться с каким-либо представителем Генеральной прокуратуры ДНР и получить ответы на имеющиеся у нас вопросы не удалась. В ответ на нашу просьбу о такой встрече пресс-секретарь попросила предварительно прислать интересующие нас вопросы. После того, как мы это сделали, нам было отказано во встрече со странной формулировкой: «Генеральная прокуратура ДНР не является публичным ведомством».

Не удалось получить информацию и в Министерстве образования и науки. После тщательного изучения и копирования всех наших документов (включая аккредитацию в пресс-центре ДНР) начальник отдела по информационной политике этого министерства Арам Азизович Бегларян записал наши вопросы (вполне рутинные – общее число школ, сколько из них пострадало в ходе конфликта, обеспеченность учебными пособиями, укомплектованность педсостава, языки преподавания до конфликта и теперь и т.д.) и пообещал на следующий день представить ответы и дать указание, чтобы мы могли общаться со школьными работниками – якобы без такого указания никто с нами говорить не станет. Ни ответов, ни обещанного указания мы так и не дождались. Впрочем, это нам не помешало посетить ряд школ и побеседовать с их директорами и учителями. При четвертом визите в министерство А.А.Бегларян, ссылаясь на распоряжение министра Л.П.Поляковой, отказал в предоставлении какой бы то ни было информации, рекомендовав изучать публичные выступления министра.

В ходе второй мониторинговой поездки в пресс-центре Правительства и Народного Совета нам было заявлено, что в связи с изменением правил теперь тут аккредитацию дают только представителям СМИ. Выяснилось, что вопросами аккредитации правозащитных организаций не занимается никто. В итоге нам посоветовали обратиться в Межведомственный комитет по аккредитации гуманитарных миссий. Там нам сообщили, что согласно их правилам процесс аккредитации занимает две недели, что ПЦ «Мемориал» как правозащитная организация не подпадает под мандат этого центра. Тем не менее в качестве исключения нам обещали рассмотреть вопрос об аккредитации в ближайшее время, а предварительно – направить нам по электронной почте перечень документов, которые необходимо представить в этот комитет (копия устава организации и т.д.). В кабинете, где происходила эта беседа, на стене висели фотографии И.Сталина и Р.Кадырова. В итоге никакого перечня документов мы так и не получили, и были вынуждены работать без аккредитации, что затрудняло нашу миссию: невозможность встреч с должностными лицами, повышенная вероятность осложнений при работе в местностях, близких к линии разграничения.

Уполномоченный по правам человека в ДНР Д.В.Морозова, несмотря на наши неоднократные обращения в её аппарат, от встречи с нами уклонилась. Её пресс-секретарь на наши вопросы, направленные по электронной почте, не ответил. В результате мы используем информацию (в частности, по вынужденным переселенцам), размещенную на сайте Уполномоченного.

Мы благодарны Центру по управлению восстановлением ДНР и пресс-службе Министерства строительства ДНР за оперативно предоставленную информацию о ходе восстановительных работ.

Общая ситуация

Хотя многие жители, выезжавшие в связи с боевыми действиями, вернулись к местам своего постоянного проживания, говорить о восстановлении прежней мирной жизни не приходится. Количество машин и людей на улицах Донецка значительно ниже, чем в довоенное время. В районах же, прилегающих к линии разграничения противостоящих сторон, большая часть жилищ по-прежнему пустует.

Невооруженным глазом видны следы экономического кризиса.

Значительная часть (на глаз – около трети) магазинов и офисов закрыты, а многие из функционирующих работают по сокращенному графику. За исключением центра Донецка, коммерческая реклама отсутствует, часто вместо нее размещены материалы политической агитации (очень часто – высказывания главы ДНР А.Захарченко).

В настоящее время в ДНР имеет хождение исключительно российский рубль.

С весны–лета 2015 года бюджетникам и пенсионерам начали регулярно без задержек выплачивать зарплату и пенсии в российских рублях. Выплаты производятся исходя из размера ранее получаемых в Украине зарплат и пенсий при расчете два рубля за одну гривну (реальный курс 2,6:1). До этого на протяжении девяти месяцев бюджетники на территориях, не подконтрольных Украине, не получали зарплаты, а получение пенсий было сопряжено с большими трудностями.

Согласно данным Пенсионного фонда ДНР средняя пенсия составляет 4015 руб. Это соответствует 1526 гривнам, если исходить из того, что в обменных пунктах «ДНР» 1 рубль равен 0,38 гривны. При этом в подконтрольной властям Украины части Донецкой области средняя пенсия составляет 1960 грн. Минимальная же пенсия в ДНР составляет 755 грн., а на территории, подконтрольной властям Украины до мая 2016 года – 1074 грн. (с мая пенсия увеличена до 1130 грн., с декабря будет увеличена до 1247 грн. http://www.profiwins.com.ua/directories1/minpens.html).

Вполне очевидно, что выплаты бюджетникам и пенсионерам не могли быть осуществлены без значительных вливаний со стороны российского бюджета. Тем не менее, это не решило экономические проблемы региона.

Минимальная зарплата составляет 2514 рублей (1257 грн.).

Очень высок уровень безработицы. Многие промышленные предприятия, включая заводы и шахты, не работают. В предлагаемых вакансиях уровень зарплат в основном чрезвычайно низок – от 2 до 6 тысяч рублей. При этом зачастую женщинам найти работу (главным образом в торговле) легче, чем мужчинам.

По официальным данным Министерства экономического развития:

Среднемесячная численность наличного населения в 2015 году в целом по Донецкой Народной Республике составила 2 277,2 тысячи человек, из них 68% проживает в трех самых крупных городах ДНР – в Донецке (962,0 тысячи человек), Макеевке (382,8 тысячи человек) и Горловке (210,0 тысячи человек). Аналогично распределилась и среднесписочная численность штатных работников, которая в целом по Республике составила 346,4 тысячи человек или 15% от общего числа жителей, в том числе по крупнейшим городам соответственно – 146,1 тысячи человек, 55,3 тысячи человек, 30,3 тысячи человек.

Среднемесячная заработная плата одного штатного работника в 2015 году по городам и районам Донецкой Народной Республики колеблется в широких пределах – от 4 685 российских рублей в Горловке до 10 850 российских рублей в Ждановке. В Донецке этот показатель составил 6 782 российских рубля. Несколько в меньшей степени отличаются среднемесячные размеры выплат на одного пенсионера, которые в 2015 году составили от 2 619 российских рублей в Тельмановском районе до 4 368 российских рублей в Ждановке.

На такие зарплаты свести концы с концами весьма тяжело. Дело в том, что уровень цен на продукты питания существенно выше украинских (см. приложение 1), по многим позициям сравним с московскими.

Уязвимые категории населения (большинство пенсионеров, одинокие матери, инвалиды и т.п.) выживают благодаря продовольственной гуманитарной помощи – прежде всего фонда Рината Ахметова, в меньшей степени – российской помощи.

Раздача гуманитарной помощи фондом Рината Ахметова в Петровском районе Донецка

На высокий уровень цен на территориях самопровозглашенных ДНР и ЛНР влияют, с одной стороны ограничения со стороны Украины, но не в меньшей мере на это влияет и продуктовое эмбарго России на продовольственные продукты из Европы. Везти продукты из Польши в ДНР–ЛНР возможно только через Россию, а туда въезд для машин с продовольствием закрыт.

Власти Украины с января 2015 года начали вводить ограничения на ввоз товаров (включая и продовольствие) на территории, неподконтрольные правительству Украины. Учитывая разницу цен, жители самопровозглашенных ДНР и ЛНР стремятся привозить продовольствие с территории, контролируемой властями Украины. На настоящий момент один человек может везти (нести) через линию разграничения не больше 50 кг продуктов на сумму не более 5000 гривен. Эти ограничения не касаются продуктов, поставляемых в качестве гуманитарной помощи.

Впрочем, поток товаров с Украины на территории, контролируемые сепаратистами, не прекращен, он приобрел лишь криминальный характер. Например, по словам человека, связанного с осуществлением таких поставок, чтобы обеспечить пропуск через линию разграничения грузовой машины с товарами из Украины украинским таможенникам в качестве взятки платят примерно 70 тыс. руб. (в гривнах).

Говоря о соотношении цен, надо не забывать, что тарифы ЖКХ в самопровозглашенных ДНР и ЛНР остались на довоенном уровне. К тому же они переведены в рубли из расчета 1:2, так же, как заработные платы и пенсии. Но если такой перерасчет в случае зарплат и пенсий невыгоден жителям ДНР, то в случае тарифов дает выигрыш. Цены на проезд в общественном транспорте низки (городской транспорт в Донецке – 3 руб., городская маршрутка – 7,5 руб.), бензин заметно дешевле, чем на территориях, подконтрольных правительству Украины.

Среди существенных факторов, влияющих на настроение населения, отметим следующие:

– Пропаганда: в СМИ ДНР полностью отсутствуют альтернативные точки зрения, используется крайне агрессивная терминология. Альтернативных удовлетворительных источников информации на русском языке не существует.

– Последствия войны: обстрелы и связанные с ними разрушения и гибель родных и знакомых ожесточили людей, и закрепляли образ врага, поддерживаемый пропагандой. Этому же способствовала жестокость, проявленная по отношению ко многим пленным и задержанным сторонникам самопровозглашенных республик.

– Проблемы пенсий: постановлениями Кабинета министров Украины на территориях, контролируемых сепаратистами, прекращена деятельность банков, осуществление платежей, выплата пенсий, социальных пособий. Впрочем, власти Украины заявили, что не лишают пенсионеров причитающихся им выплат. Деньги продолжают начисляться на их счета. Однако чтобы получить эти деньги, пенсионеры должны выехать на подконтрольную Украине территорию, зарегистрироваться и документально подтвердить факт своего проживания на новом месте, и только после этого они смогут воспользоваться своими пенсионными средствами. Естественно, большинству пожилых людей, проживающих на территориях ДНР и ЛНР, выполнить эти условия не по силам. Мало кто решится ехать неизвестно куда и искать место в лагерях беженцев или тратить свою пенсию на аренду жилья. Выезжали в основном те, кого были готовы приютить родственники. Впрочем, вовсю заработали разнообразные «левые» схемы. Во многих населённых пунктах Донбасса, контролируемых правительством Украины, действуют посредники, готовые за определённую сумму обеспечить фиктивную регистрацию и документацию, доказывающую, что пенсионер с «сепаратистской» территории якобы переселился сюда. Участники мониторинговой миссии в ходе поездок слышали массу историй о таких случаях.

Приведем один пример. Н.Ф., отработавший на комбайне в шахте 30 лет, получает пенсию в ДНР 6400 рублей (взамен украинской 3200 гривен). Одновременно он оформил пенсию и в Украине. Для этого ему пришлось фиктивно оформить проживание у своих родственников в Волновахе и затем потратить трое суток на оформление всей документации в миграционной службе, пенсионном фонде и т.п., стоять в громадных очередях. Пришлось платить взятки. В итоге ему выплатили пенсию за 9 предыдущих месяцев, в течение которых он не получал пенсию. Но с 1 августа 2016 года пенсию на подконтрольной Украине территории жителям неподконтрольной территории выплачивают только через оформленные в «Ощадбанке» Украины карточки, которые будут одновременно являться и пенсионными удостоверениями. Раз в полгода нужно будет проходить процедуру идентификации, поскольку через 6 месяцев карточки автоматически будут заблокированы, при этом не определено, как эта процедура будет происходить.

Развилось то, что стали называть «пенсионным туризмом» – пенсионеры или их родные ездят через линию, разграничивающую противостоящие стороны, чтобы получить деньги, выплатить часть посредникам и вернуться назад. Однако большинство пенсионеров, проживающих на территориях, контролируемых сепаратистами, не имеют и такой возможности получить свои пенсии. Нам представляется, что ответственное правительство в той чрезвычайно сложной ситуации, которая сложилась в Донецкой и Луганской областях Украины, обязано в первую очередь думать о выполнении долга перед наиболее уязвимыми группами населения, в частности, пенсионерами. Власти Украины были обязаны организовать возможность получения пенсий теми людьми, которым они причитаются, на подконтрольных им (законным властям) территориях, не ставя никаких дополнительных условий. Это снизило бы остроту проблемы по крайней мере для тех пенсионеров, которые имеют пенсионные карточки.

В последние месяцы ситуация усугубилась тотальной проверкой представителями властей Украины реального места проживания лиц, получающих пенсии. Все это вызывает вполне естественное раздражение и негодование населения на территориях, неподконтрольных правительству Украины. Чем дальше, тем труднее будет преодолеть/погасить эти эмоции.

– проблемы передвижения: множеству людей необходимо достаточно часто по рабочим или семейным делам пересекать линию разграничения. Огромное число родственников оказались по разные стороны этой линии. Между тем такое передвижение возможно через очень ограниченное число пропускных пунктов. Существующий порядок прохождения и проезда через эти пункты, определенный украинской стороной, а также оборудование и квалификация персонала на пунктах приводят к возникновению многочасовых (иногда свыше суток) очередей при практическом отсутствии бытовых условий. Это неизбежно порождает претензии в адрес властей Украины, независимо от политических воззрений, а также провоцирует коррупцию среди украинских силовиков.

– экономическая ситуация: её мы описали выше. Соотношение уровня зарплат и цен на продукты, особенно при пересчете зарплат бюджетников и пенсий в рубли по низкому курсу, вызывает многочисленные нарекания населения в адрес властей самопровозглашенных республик.

В целом же складывается впечатление, что летом 2016 года заметная часть населения испытывает разочарование от несбывшихся ожиданий весны 2014 года. «Мы уже против всех, и против украинских властей, и против наших ДНР-овских. Наши нам ничего хорошего не делают» – говорили членам мониторинговой миссии некоторые собеседники.

Масштабы разрушений и ход восстановления

Масштабы разрушений, ставших следствием боевых действий в Донецкой и Луганской областях Украины, громадны по обе стороны линии разграничения конфликтующих сторон. По обе стороны линии разграничения ведутся восстановительные работы, но сравнение при этом явно не в пользу Украины.

В ходе мониторинговых поездок мы видели, что в самопровозглашенных ДНР и ЛНР развернуты масштабные программы восстановления как многоквартирных, так и наиболее пострадавших частных домов. Несомненно, это стало возможным лишь потому, что основной объем восстановительных работ осуществляется за счет помощи из России.

Согласно информации, предоставленной членам мониторинговой миссии пресс-службой Министерства строительства ДНР, по неокончательным данным в ходе боевых действий на территории, контролируемой властями самопровозглашенной ДНР, повреждено или разрушено:

– 1676 социальных объектов, из них восстановлены 621,

– 4233 многоквартирных дома, из них 60 не подлежат восстановлению, 825 восстановлены.

– 17 803 домов частного сектора, из них 1793 не подлежат восстановлению, 2596 восстановлены.

Процесс восстановления был разбит на этапы. В данный период завершается второй этап восстановления.

Первый этап продолжался с марта по май 2015 года. Тогда в первую очередь восстанавливали социально-значимые объекты – школы, больницы, котельные, объекты водоснабжения – 293 объекта (в том числе 116 – объектов образования, 25 – здравоохранения, 123 – теплоснабжения, 27 – водоснабжения и водоотведения, 1 объект культуры, 1 объект энергетики).

Второй этап восстановления начался в сентябре 2015 года и продолжается до сих пор. На втором этапе к социальным объектам добавилось восстановление жилых объектов. Согласно программе восстановления во второй этап вошли:

– восстановление 436 объектов социальной сферы (246 объектов сферы образования, 105 – здравоохранения, 62 – теплоснабжения, 23 – водообеспечения и водоотведения),

– восстановление 1189 многоквартирных жилых домов,

– восстановление 2000 частных жилых домов – так называемая «программа 2000 домов». В рамках этой программы хозяевам выдаются стройматериалы, а ремонтные работы они должны осуществлять своими силами,

– строительство 111 новых частных домов взамен полностью разрушенных в населенных пунктах Дебальцево, Углегорск, Иловайск, Зугрэс и Шахтерск. В рамках этой программы строят четыре типа домов (32, 42, 54 и 84 м кв) в зависимости от количества людей, которые были зарегистрированы на постоянное место жительство в разрушенном доме,

– строительство трех многоквартирных жилых домов взамен не подлежащих восстановлению.

На начало июля 2016 г. в ходе второго этапа программы восстановления завершены работы на 334 объектах социальной сферы и по 564 многоквартирным домам.

В ходе выполнения программы «2000 домов», по предварительным данным будет восстановлено больше домов, чем планировалось вначале – предположительно 3728 домов.

Завершено строительство 111 новых частных домов (взамен разрушенных) в городах Дебальцево, Углегорск, Иловайск, Зугрэс и Шахтерск, при этом на сэкономленные при строительстве этих домов средства начато строительство еще 18 частных домов в Пролетарском районе Донецка.

В настоящее время идет утверждение перечня объектов (как социального значения. так и жилого фонда) для восстановления на третьем этапе.

В Центре управления восстановлением ДНР (орган, контролирующий процесс восстановления) нам были представлены заметно отличающиеся цифры:

Всего на территории, контролируемой властями самопровозглашенной ДНР, были разрушены или повреждены 2574 объектов социальной сферы и жизнеобеспечения. Из них 4 не подлежат восстановлению, требуется строить их заново. 366 объектов уже восстановлены.

Что касается жилого фонда, то на настоящий момент выявлено 10 тысяч жилых зданий, которые пострадали в 20 населенных пунктах (имеется в виду крупные населенные пункты, – как например город Дебальцево с примыкающими к нему шестью селами). В это число входят и одноэтажные частные, и многоквартирные многоэтажные дома.

По-видимому, разница в цифрах восстановленных объектов, которые представляют Минстрой и ЦУВ, объясняется тем, что ЦУВ включает в свою статистику лишь те объекты, на которые полностью составлена вся документация по строительству и ремонту и где специалисты этого ведомства завершили проверку проведенных работ. Таким образом, между завершением работ по восстановлению и официальным признанием ЦУВ объекта восстановленным есть определенный временной лаг, и в статистику ЦУВ пока не включены многие объекты, уже учтенные Минстроем как восстановленные в ходе второго этапа.

Сходные программы существуют и в самопровозглашенной ЛНР. Например, в рамках программы «100 домов» осуществляется строительство новых частных домов взамен разрушенных в населенных пунктах Новосветловка, Хрящеватое, Чернухино, Георгиевка, действует программа «2000 домов» и т.п. Из-за отсутствия аккредитации мы смогли посетить на территории самопровозглашенной ЛНР только два населенных пункта, сильно разрушенных в ходе боевых действий, – Новосветловку и Хрящеватое. Ранее, в ноябре 2014 г., представители ПЦ «Мемориал» посещали эти населенные пункты и писали об их разрушении. Теперь мы можем отметить заметные успехи в восстановлении разрушенных социальных и жилых объектов в этих населенных пунктах.

Новосветловка. Разрушенный в августе 2014 г. и восстановленный в 2016 г. корпус больницы

Новосветловка. Разрушенное в августе 2014 г. и почти восстановленное здание гимназии в 2016 г. В сентябре 2016 г. тут начнутся занятия

Объем работ по восстановлению в самопровозглашенной ДНР впечатляет. Посещая населенные пункты, участники мониторинговой миссии осматривали восстановленные школы, больницы, жилые дома (в том числе получившие очень сильные повреждения), а также видели вновь построенные в рамках программы «111 домов» частные домовладения.

Углегорск. Дом, построенный в рамках программы «111 домов»

Углегорск. Детский сад № 63 – восстанавливается. В его здание были попадания мин в крышу, в стены. На момент посещения города членами мониторинговой миссии восстановительные работы были почти закончены. Остались внутренние отделочные работы. Восстановление планировали закончить в мае, но из-за перебоев со строительными материалами сроки завершения перенесены

Дебальцево. Один из восстанавливаемых многоквартирных домов на ул. Ленина. В ходе боев в январе-феврале 2015 г. в него было несколько артиллерийских попаданий, обрушились перекрытия двух этажей

В г. Дебальцево жители многоквартирных пятиэтажных домов, разрушенных в ходе боев в январе-феврале 2015 г., а затем восстановленных весной 2016 г., вспоминали пословицу: «Не было счастья, да несчастье помогло». По их словам, с начала девяностых годов прошлого века их дома совсем не ремонтировались, коммуникации обветшали, трубы прорывало, крыша протекала от дождей. Теперь их дома не только восстановлены, но в ходе ремонта заменены на новые все водопроводные и канализационные трубы, сантехника, оконные рамы и даже двери.

Впрочем, множество многоквартирных домов ещё ждут восстановления

Углегорск. Как нам объяснили, в ходе своего наступления отряды сепаратистов выбивали артиллерийским огнем засевших на верхних этажах многоэтажек украинских снайперов

Все собеседники, как из числа официальных лиц, так и из числа обычных жителей, отмечали, что основной объем восстановительных работ осуществляется за счет помощи из России. При этом следует отметить также вклад в восстановление Международного Комитета Красного Креста и чешской гуманитарной организации «Человек в беде», хотя их вклад составляет значительно меньшую часть по сравнению с помощью России (по оценке чиновников, с которыми мы беседовали, - около 3%).

Впрочем, неоднократно нам сообщали, что в последнее время намеченные сроки восстановления все чаще срываются из-за задержек с поставками стройматериалов.

Нельзя не отметить и то, что программы восстановления включают прежде всего многоквартирные дома и в известной степени частные домовладения, разрушенные на 50% и более. Да и то, в большинстве случаев владельцам пострадавших домов предоставляют стройматериалы (не всегда в достаточном объеме), а ремонтные работы они должны осуществлять собственными силами. Для очень многих пожилых людей, живущих на пенсию, это представляется невозможным.

Углегорск. Вера Федоровна Данилина (слева), 76 лет, проживает с мужем, 78 лет. В феврале 2015 г. снаряд разорвался в хозяйственной пристройке к дому, повредил стены жилого дома и, по-видимому, электрическую проводку. Вскоре произошел пожар в основном жилом доме. Пожилые люди просили власти дать материал, чтобы хотя бы перекрыть сгоревшую крышу. Им отказали, ссылаясь на то, что дом пострадал не от боевых действий, а от пожара. Сейчас они проживают с разрешения соседей в их доме пока те в отъезде.

Её 76-летней соседке Нине Степановне Гаврилюк (справа) выделили стройматериалы для ремонта её поврежденного обстрелами дома. Но как ей своими силами проводить такой ремонт, она не понимает

К сожалению, уровень разрушений таков, что при нынешних темпах восстановления частного сектора для полного его завершения могут потребоваться годы. При самом оптимистическом сценарии, если пользоваться данными, предоставленными Минстроем ДНР, на ремонт сильно поврежденных 3728 домов частного сектора уйдет год. На ремонт остающихся 13414 поддающихся ремонту домов уйдет ещё почти четыре года. Но на самом деле поврежденных и разрушенных домов может быть заметно больше – как уже указывалось, обследование жилого сектора не доведено до конца.

Согласно тем же данным, 1793 частных дома не поддаются восстановлению. За год вместо разрушенных будет построено 129 домов. Если не снижать темпов, то для строительства ещё 1664 домов понадобится 12,5 лет.

В ЛНР в одном селе Новосветловка 850 домов частного сектора были либо полностью разрушены, либо сильно повреждены . При том, что ремонт поврежденных 13 многоквартирных домов завершается (один дом не подлежит восстановлению), из домов частного сектора к маю 2016 были отремонтированы 16 домов, ещё 25 были построены заново. Очевидно, что для того, чтобы восстановить весь жилой фонд в поселке понадобится еще много времени и средств.

Будет ли продолжена программа восстановления? Сможет ли Россия, учитывая развивающийся в её экономике кризис, поддерживать нынешние масштабы помощи?

Ответов мы не знаем.

Но в целом ситуация существенно иная, чем в Украине, где вообще отсутствуют государственные программы восстановления разрушенных домов частного сектора. В тех случаях, когда такое восстановление имело место (например, в Сартане), оно осуществлялось за счет спонсорства либо частных промышленных предприятий (Металлинвест), либо зарубежных, в том числе и неправительственных гуманитарных организаций (Представительство ЕС в Украине, Danish Refugee Council, «Люди в беде», «Каритас-Германия»). Увы, в отличие от самопровозглашенных республик, Украина не может рассчитывать на помощь из России.

Следует также отметить, что большинство разрушений в ряде населенных пунктов (Углегорск, Дебальцево, Иловайск, Новосветловка, Хрящеватое, Никишино и др.) было причинено действиями сил ДНР-ЛНР (а также российскими войсками) в ходе их наступательных операций. В ходе разговоров с ними этот факт признавали и официальные должностные лица ДНР. Тут (за исключением Никишино) интенсивно идет восстановление.

Село Никишино

Однако программы восстановления практически не затрагивают районы, прилегающие к линии разграничения, как в Донецке, так и в других населенных пунктах. Так, например, поселок Октябрьский, прилегающий к бывшему Донецкому аэропорту, представляет собой зону сплошного разрушения. В поселке «1-я площадка» (Донецк) уже два года нет питьевой воды, многие жители зимовали с выбитыми окнами. Эти районы составляют разительный контраст с центром Донецка, и этот контраст очень остро ощущается жителями окраинных районов.

Центр Донецка

Окраина Донецка, поселок Октябрьский

В одну из квартир дома № 6 по ул. Туманяна (пос. «1-я площадка») 18 июля 2014 года попала мина. Во многих квартирах дома вылетели стекла, были повреждены оконные рамы. Никакой помощи пострадавшим со стороны властей не было. С тех пор окна в квартире № 18, где проживает одинокая 80-летняя Леонида Якубовна Куприянова, затянуты полиэтиленовой пленкой, закрыты одеялами и картоном. Так она и прожила две зимы. Её пенсия составляет 2300 руб. Власти заявляют, что дома на «1-й площадке» будут ремонтироваться лишь тогда, когда наступит твердый мир и прекратятся перестрелки

Своеобразность ситуации заключается в том, что эффективно восстанавливаются преимущественно те населенные пункты, которые были разрушены в результате действия сил ДНР-ЛНР и российских войск, и в меньшей степени восстанавливаются жилые массивы, пострадавшие от огня украинской артиллерии.

В отличие от российской практики, а также от восстановительных работ в Южной Осетии мы ни разу ни от кого не слышали утверждений о расхищении поступающих для восстановления стройматериалов. Еще более удивителен тот факт, что при строительстве новых 111 частных домов вместо разрушенных были сэкономлены средства, которые теперь направлены на строительство дополнительных 18 домов.

Вынужденные переселенцы

Проблема людей, вынужденно покинувших места своего постоянного жительства из-за боевых действий достаточно масштабна. Тем не менее в самопровозглашенной ДНР отсутствует какой-либо статус вынужденного переселенца или внутри перемещенного лица, дающий право на социальные выплаты или льготы. При содействии Уполномоченного по правам человека в ДНР люди этой категории размещаются в пунктах временного размещения (ПВР).

Согласно информации, представленной на сайте Уполномоченного по правам человека в ДНР, в настоящее время в ДНР официально насчитывается более 8404 вынужденных переселенцев, в том числе 2140 несовершеннолетних. Из них 3253 человек, включая 636 несовершеннолетних, проживают в пунктах временного размещения. 5151 человек, в том числе 1504 несовершеннолетних, разместились у родственников или знакомых, у некоторых из переселенцев есть возможность снимать временное жилье.

На территории, контролируемой властями самопровозглашенной ДНР, было создано 86 ПВР, из них 60 функционируют (в городах Донецк, Макеевка, Харцызск, Зугрэс и др.), 26 остаются в резерве. В настоящее время в действующих ПВР имеется 2146 свободных мест.

Участники мониторинговой миссии посетили один из ПВР в Донецке, расположенный в дом № 6 по ул. Розы Люксембург. Тут всего проживают 495 человек, из них 120 – люди, у которых на территории, контролируемой властями ДНР нет никакого жилья, даже и разрушенного. Это, в основном, жители населенных пунктов, расположенных в той части Донецкой области, которая контролируется властями Украины. Кто-то из них был активным организатором проведения референдума в мае 2014 г., кто-то – участником боевых действий, некоторые были взяты в плен или арестованы, а затем обменяны на украинских военных, захваченных в плен формированиями ДНР. У этих людей нет никаких перспектив переселиться из ПВР. Многие из обитателей этого ПВР живут тут уже 2 года.

Комнаты, где размещены вынужденные переселенцы, предназначены для проживания от четырех до восьми человек. В комнатах имеется мебель, постельные принадлежности. Размещенным здесь людям предоставляется бесплатное питание. За проживание и услуги ЖКХ они не платят. Есть вода, электричество, на каждом этаже – кухня с электрическими плитами, на которых можно готовить еду. Однако из-за большой нагрузки они часто выходят из строя, и переселенцы вынуждены ремонтировать их за свой счет.

Детей переселенцев без препятствий принимают в школы и детские сады.

Тем не менее существуют серьезные проблемы. С июня 2016 года российская гуманитарная помощь, ранее ежемесячно выдаваемая всем переселенцам, предоставляется только пенсионерам (с пенсией до 2100 руб.), семьям с детьми до трех лет, многодетным семьям, инвалидам I и II групп.

Медицинское обслуживание формально бесплатное, но на самом деле, по словам обитателей ПВР, за все надо платить. Даже когда по вызову приезжает «Скорая помощь», то переселенцам часто отказывают в госпитализации.

У переселенцев значительно больше проблем с трудоустройством, даже чем у постоянных жителей.

Школьное образование

В ряде посещенных участниками мониторинговой миссии населенных пунктов мы обследовали школы, говорили с учителями и директорами. Это позволяет нам сделать некоторые обобщения.

Здания многих школ в большей или меньшей мере пострадали от артиллерийских обстрелов.

Занятия в школах прекращались, как правило, лишь в период наиболее интенсивных обстрелов или в тех школах, помещения которых были сильно повреждены.

Занятия в школах, в большинстве случаев возобновлялись при первой возможности.

Здания большинства пострадавших школ были отремонтированы в приоритетном порядке. В ряде случаев директора говорили нам, что раньше даже и не надеялись, что их школы хоть когда-нибудь будут в таком хорошем состоянии. Лишь в нескольких школах занятия не возобновились из-за того, что здания получили слишком сильные повреждения или находятся слишком близко к линии разграничения конфликтующих сторон.

Дебальцево. В здание школы № 6 было несколько артиллерийских попаданий. В феврале 2015 года снаряд реактивной установки залпового огня «Ураган» разрушил перекрытия с третьего по первый этажи посредине главного корпуса. Здание полностью восстановлено, в ней идут занятия

Дебальцево. Здание школы № 7 пока не восстановлено

Углегорск. В здание школы № 42 в период боев за город в январе-феврале 2015 г. было шесть артиллерийских попаданий. Здание пока не восстановлено

В Углегорске пока функционирует одна школа № 41, в стенах которой было два пролома от артиллерийских попаданий, повреждена крыша. Здание отремонтировано, в нем идут занятия, однако школа переполнена

В 2015 году министерство образования ДНР утвердило новую школьную программу. В настоящее время преподавание в школах ведется, в основном, по российским учебникам; в 2015 году в школы поступили учебники из России в достаточном количестве.

Педагогический состав укомплектован, жалобы на нехватку учителей нами не отмечены. Учителя получают заработную плату своевременно, без задержек.

Число часов, отведенных на преподавание украинского языка и литературы резко сокращено. Например, украинской литературе отведен один час в неделю.

Число украинских классов в школах резко сократилось. Лишь в двух из обследованных нами школ сохранилось по одному украинскому классу, в остальных, в том числе и бывших украинских – ни одного.

Отчет Министерства образования и науки ДНР за 2015 год сообщает, «в Донецкой Народной Республике полностью удовлетворены потребности населения в языке обучения. Если в 2014 году в дошкольных образовательных учреждениях воспитывалось 10,5% детей на украинском языке, 89,5%  на русском, то в 2015 году 100% детей, по желанию родителей, воспитываются на русском языке».

В средней школе такого «окончательного решения языкового вопроса» достичь не удалось:

«В 2015–2016 учебном году открыты 6780 (97%) классов с русским языком обучения, в которых обучаются 125984 (98%) учащихся, и 170 (3%) классов с украинским языком обучения, в которых  2358 (2%) обучающихся.

Для сравнения:

В 2014–2015 учебном году было 4723 (65%) класса с русским языком обучения, в которых обучались 99202 (71%) учащихся; 40519 (29%) учащихся обучались в 2496 (35%) классах с украинским языком обучения.

Так, количество русских классов увеличилось на 2057, украинских классов уменьшилось на 2326.

В Донецкой Народной Республике работают 431 (88%) общеобразовательных организаций, осуществляющих образовательную деятельность только на русском языке (без украинских классов), и 3 (1%) общеобразовательные организации, осуществляющие образовательную деятельность только на украинском языке (без русских классов). В 54 (11%) общеобразовательных организациях ДНР образовательная деятельность осуществляется как на русском, так и на украинском языках».

Заслуживает внимания и предусмотренное «базисным планом» распределение часов (в неделю) на русскую и украинскую словесность (язык и литературу):

класс

русские школы

украинские школы

русская
словесность

украинская
словесность

русская
словесность

украинская
словесность

1

6

3

4

5

2

8

3

6

5

3

8

3

5

6

4

8

3

6

5

5

8

4

7

5

6

7

3

6

4

7

6

3

5

4

8

6

3

5

4

9

5

3

4

3,5

За исключением 1 и 3 классов украинских школ всюду преподаванию русского языка уделяется значительно больше времени.

В этом отношении ситуация в школах на территориях Донецкой и Луганской областей, находящихся под контролем властей Украины разительно отличается. Тут соотношение русских и украинских классов в школах до начала вооруженного конфликта и в 2015–2016 годах практически не изменилось. Члены мониторинговой миссии зафиксировали это в ходе посещения ими школ, об этом же свидетельствует и официальная статистика по Донецкой области.

 

2014–2015

учебный год

2015–2016

учебный год

Украинских школ

327

321

Русских школ

76

54

Двуязычных школ

213

186

     

Украинских классов

5345 (61%)

4862 (62%)

Русских классов

3386 (39%)

2924 (38%)

Сегодняшняя ситуация с обстрелами

К моменту нашей второй поездки ситуация в зоне конфликта на востоке Украины ухудшилась: по данным ООН, в июне 2016 года жертвами конфликта по обе стороны разграничительной линии стало рекордное за последние десять месяцев число мирных жителей. Об этом сообщалось в докладе Управления по координации гуманитарных вопросов ООН.

За период с 1 по 30 июня Управление Верховного комиссара ООН по правам человека зафиксировало 69 случаев, когда мирные жители пострадали в ходе конфликта. Из них 12 – со смертельным исходом, еще в 57 случаях мирные жители получили ранения. При этом 14 человек получили ранения, а 5 человек погибли, подорвавшись на установленных минах или неразорвавшихся снарядах. Авторы доклада утверждают, что обстрелы велись «из различных артиллерийских систем, включая калибры, запрещенные Минскими соглашениями».

В ходе второй мониторинговой поездки по территории, неподконтрольной властям Украины, члены миссии, посетили 16 мест, куда в период конец мая – начало июля 2016 г. падали мины или снаряды, нанося ущерб гражданским объектам. Такие случаи происходили на западных окраинах Донецка (ул. Ленкоранская, ул. Туманяна, ул. Шахтерской Славы, ул. Преподавателей, ул. Селидовская, ул. Бирюзова), на западной и северо-западной окраинах Докучаевска (ул. Комсомольская и ул. Ленина), на западной окраине Горловки (ул. Фадеева, ул. Покидько), в Макеевке (ул. Тухачевского). В исследованных нами случаях повреждения получили многоквартирные и частные дома, три мирных жителя были ранены (одна женщина, 77 лет, и двое мужчин), один мужчина, 53 года, погиб.

Оставшиеся от взрывов воронки, следы осколков на стенах, сами подобранные нами осколки, характер разрушений, рассказы очевидцев ясно указывают на то, что в ходе обстрелов с украинской стороны применялось вооружение, которое, согласно Минским соглашениям, должно быть отведено от линии разграничения конфликтующих сторон (артиллерия, минометы). Случаев массированных ударов или использования систем залпового огня нами зафиксировано не было.

Воронка от взрыва мины, произошедшего в ночь на 28 мая 2016 г. во дворе дома № 12 по ул. Ленкоранская (Донецк, пос. «1-я площадка»)

Воронка от взрыва мины, произошедшего в ночь на 28 мая 2016 г. вблизи дома № 7 по ул. Шахтерской славы (Донецк, пос. «1-я площадка»). Стена дома посечена осколками, часть окон выбиты, осколок пробил железную дверь

След от взрыва мины на ул. Шахтерской славы в ночь на 28 мая 2016 г.

В ночь на 28 июня 2016 г., по-видимому, мина взорвалась в огороде за домом № 4 по ул. Преподавателей (Донецк, пос. «1-я площадка»)

Осколки посекли стены, крышу, выбили стекла в этом доме и соседнем, № 2, пробили металлическую ограду и железные ворота, перелетев улицу, посекли крышу дома № 9

Воронка от взрыва снаряда примерно в 100 м. от жилых домов на ул. Преподавателей. Снаряд прилетел в начале июня 2016 г.

В час ночи на 24 июня 2016 года у входа в детскую поликлинику, расположенную на первый этаже дома № 35а по ул. Бирюзова (Донецк) взорвалась, предположительно, мина 120-мм миномета. Повреждено крыльцо, выбита железная дверь, вылетели оконные стекла, кое-где вместе с рамами, осколками побита стена, потолочное перекрытие выступающей из многоэтажного дома части поликлиники сместилось и образовалась щель между потолком и стеной. В результате помещение детской поликлиники требует капитального ремонта. Пока детей врачи принимают в других кабинетах центра

В ночь на 29 июня 2016 г. в крышу дома № 12 по ул. Селидовская (Донецк) попала мина. В результате были ранены проживающие в нем 77-летняя Александра Гавриловна Христюк и её сын Александр Иванович Христюк, 53 лет. Обоих доставили в больницу, где Александр Иванович умер. Другая мина попала во двор соседнего дома № 10

В ночь на 5 июля около 23:20 мина упала и взорвалась во дворе многоквартирного двухэтажного жилого дома № 20 по ул. Степаненко (Донецк). Мина попала в автобус, который его водитель, проживающий в этом доме, поставил рядом у гаражей. Мина пробила крышу и разворотила карданный вал. Двое мужчин, проживающих в доме, в это время входили в подъезд, оба были ранены осколками.

Характер повреждения автобуса, сила взрыва, от которого не пострадали некоторые оконные стекла в доме, небольшой размер осколков (фото) указывают на то, что это была мина калибра 82 мм. На это же указывает и найденное оперение от взорвавшейся мины, фотография которого появилась в интернете. В связи с этим ряд украинских комментаторов высказали в своих публикациях предположение, что выстрел был произведен с позиций сил ДНР, т.к. 82-мм миномет якобы имеет недостаточную дальность стрельбы, чтобы достичь ул. Степаненко с украинских позиций. Между тем траектория снаряда определяется достаточно уверенно – со стороны н.п. Пески, а максимальная дальность стрельбы такого миномета, 4 км, как раз укладывается в расстояние до линии разграничения

Очевидно, что, несмотря на подписанные в Минске соглашения, обстрелы из тяжелого оружия продолжаются с обеих сторон. Хотя гражданские объекты не являются целью таких атак, нередко именно они несут наибольший урон. Все такие случаи происходили вблизи (не далее 4–5 км) от линии разграничения конфликтующих сторон. В Горловке примерно в 250 м от того места, куда 24 июня упали несколько мин, оказался расположен штабной военный объект, который, по-видимому и был целью стрельбы. Во всяком случае вблизи него на улице – большая воронка от взрыва снаряда.

Места недавних обстрелов, посещенные участниками мониторинговой миссии

Жители некоторых микрорайонов Донецка, расположенных недалеко от линии разграничения, жаловались на то, что в непосредственной близости от их домов в темное время суток располагаются самоходные артиллерийские установки (САУ), которые ведут стрельбу по территории, контролируемой украинскими силами. Нам сообщали, что такое происходит в Куйбышевском районе (поселки «1-я площадка», «2-я площадка», «Октябрьский») и в Киевском районе (ул. Бирюзова). Жители боятся, что ответный огонь неизбежно приведет к новым разрушениям и гибели гражданского населения. В одном случае мы четко зафиксировали место, где ранее (в начале июня) располагалась батарея из четырех САУ, которая, по словам свидетелей из числа местных жителей, вела на протяжении 40 минут огонь в западном направлении (примерно в сторону пос. Красногоровка). Мы зафиксировали следы гусениц на песке и в траве, ясно видные места, где стояли и откуда вели огонь САУ.

Местные жители рассказали нам также, что написали письмо на имя главы ДНР А.Захарченко с просьбой пресекать случаи стрельбы из жилых массивов. Однако это письмо они хотят передать лично Захарченко, боясь, что в противном случае письмо не дойдет до адресата, а по отношению к ним последуют репрессии. Пока добиться встречи с главой ДНР им не удалось.

В связи с вышесказанным считаем важным отметить два обстоятельства:

– в ходе мониторинговой поездки в пос. Красногоровка (находится на территории, контролируемой властями Украины), членам мониторинговой миссии местные жители также рассказывали о случае стрельбы (из миномета) украинскими военными в сторону Донецка из жилого массива.

– жители Донецка, рассказывающие о ночной стрельбе из жилых массивов, говорят об этом тихо, и просят нигде не называть их имен и даже конкретного места жительства. Они очень боятся репрессий по отношению к ним за такие рассказы со стороны членов вооруженных формирований ДНР. «Если вы на нас укажете, то они к нам придут и всех убьют» – говорили членам мониторинговой миссии местные жители одного из окраинных поселков Донецка.

В то же время на территориях, контролируемых властями Украины, обвинения в адрес украинских военных, подчас абсурдные, подчас справедливые местные жители зачастую высказывают громко, не скрывая своих имен и места жительства, иногда под камеру, не опасаясь за последствия. В беседе с жителями Красногоровки во время мониторинговой миссии по подконтрольной Украине территории мониторы услышали следующее описание ситуации с обстрелами с территории Красногоровки: «Техника стоит между домов, стреляет, затем переезжает на другое место и снова стреляет. Люди слышали от других, что те видели, как стреляли возле общежития на ул. Ленина 20 июня. То же самое на Солнечной ул. Стреляют из минометов. В районе бывшего предприятия «Маяк» раньше стояла воинская часть. Сейчас там ее уже нет, но военные выезжают туда и оттуда стреляют. А «ответка» со стороны ДНР летит по жилым кварталам. Вообще стрельба идет с обеих сторон». Подтвердить истинность этой информации мониторам не удалось.

Основные выводы и рекомендации по результатам мониторингового визита и анализу ситуации на неподконтрольной украинскому правительству территории Луганской и Донецкой областей

• На территориях самопровозглашенных республиках «ДНР» и «ЛНР» на востоке Украины их органами, осуществляющими де-факто властные функции, созданы условия, крайне затрудняющие для неправительственных организаций работу по мониторингу на этих территориях ситуации в области соблюдения прав человека и норм международного гуманитарного права, социально-экономического положения гражданского населения.

• Благодаря значительным финансовым вливаниям из российского бюджета социально-экономическая ситуация в самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» с весны-лета 2015 года заметно улучшилась и уже не находится на грани гуманитарной катастрофы. Тем не менее, социально-экономическое положение основной массы населения остается весьма тяжелым, некоторые категории населения выживают только благодаря гуманитарной продуктовой помощи, поступающей из Украины и России.

• В самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» осуществляются масштабные программы восстановления как многоквартирных, так и наиболее пострадавших частных домов. Безусловно, это стало возможным лишь потому, что основной объем восстановительных работ осуществляется за счет помощи из России. Тем не менее, к сожалению, масштабы разрушений на этих территориях таковы, что при сохранении нынешних темпов по самому оптимистическому сценарию для полного восстановления поврежденных домов частного сектора в «ДНР» потребуется более пяти лет, а на строительство новых взамен не поддающихся восстановлению – более двенадцати лет.

• Несмотря на то, что здания многих школ в большей или меньшей мере пострадали в ходе вооруженного конфликта от артиллерийских обстрелов, занятия в школах возобновлялись при первой возможности. Здания большинства пострадавших школ были отремонтированы в приоритетном порядке.

Преподавание в школах в настоящее время, в основном, ведется по российским учебникам, которые поступили из России в достаточном количестве. Педагогический состав укомплектован, жалоб на нехватку учителей нами не зафиксировано; учителя получают заработную плату своевременно, без задержек. При этом следует с сожалением констатировать, что в школах «ДНР» наблюдается процесс практически полного вытеснения преподавания на украинском языке. В 2015 году министерство образования «ДНР» утвердило новую школьную программу, в рамках которой число часов, отведенных на преподавание украинского языка и литературы, резко сократилось и даже в украинских классах на русский язык выделено гораздо больше времени, чем на украинский. В системе дошкольного образования в «ДНР» украинский язык уже полностью вытеснен.

• Представляется, что ответственное правительство в той чрезвычайно сложной ситуации, которая сложилась в Донецкой и Луганской областях Украины, обязано в первую очередь думать о выполнении долга перед наиболее уязвимыми группами населения, в частности, пенсионерами. Власти Украины были обязаны организовать возможность получения пенсий теми людьми, которым они причитаются, на подконтрольных им (законным властям) территориях, не ставя никаких дополнительных условий. Это снизило бы остроту проблемы, по крайней мере, для тех пенсионеров, которые имеют пенсионные карточки.

• Существующий порядок прохождения и проезда через немногочисленные контрольные пункты въезда-выезда (КПВВ), определенный украинской стороной, а также оборудование и квалификация персонала на пунктах приводят к возникновению многочасовых очередей при практическом отсутствии бытовых условий. Это неизбежно порождает претензии в адрес властей Украины, независимо от политических воззрений, а также способствует проявлению коррупции среди украинских пограничников и таможенников.

После посещения нескольких КПВВ на линии разграничения в Станице Луганская, Золотом, Марьинке, Зайцево, Гнутово мониторы отмечают, что условия и осуществление перехода через эти пункты существенно различаются и требуют почти повсеместного улучшения. Логистика пропускных пунктов требует очевидного усовершенствования с тем, чтобы свести к минимуму время ожидания пересечения линии разграничения,  увеличить количество инспекторов, реагировать на увеличение очереди увеличением пропускной способности, создавать нормальные условия для людей, пребывающих в очереди. Необходимо устранить причины для жалоб со стороны пересекающих линию разграничения в КПВВ жителей Донецкой и Луганской областей, проживающих как на подконтрольной, так и на неподконтрольной украинскому правительству территориях.

Только в КПВВ Гнутово процесс пересечения линии разграничения на автомобилях и пешком был отлажен и занимал незначительное время (до одного часа для едущих на автомобиле и 20-30 минут для пешеходов).  КПВВ «Гнутово» может служить позитивным примером правильно построенной логистики.

Кроме того, необходимо упразднить необоснованно жесткие ограничения перевоза (переноса) продуктов питания и иных предметов потребления через линию разграничения, которые неизбежно порождают коррупцию.

• Хотя проблема людей, вынужденно покинувших места своего постоянного жительства из-за боевых действий достаточно масштабна, тем не менее в самопровозглашенной ДНР отсутствует какой-либо статус вынужденного переселенца или внутри перемещенного лица, дающий право на социальные выплаты или льготы. Вопрос социальной защиты этой группы населения требует анализа и решения.

• Очевидно, что, несмотря на подписанные в Минске соглашения, обстрелы из тяжелого оружия продолжаются с обеих сторон. Хотя гражданские объекты не являются целью таких атак, нередко именно они несут наибольший урон. Населенные пункты не должны подвергаться обстрелам. Категорически неприемлемы провокации с использованием в качестве прикрытия населенных пунктов, когда обстрелы противника умышленно осуществляются с территории населенного пункта с целью вызвать ответный огонь.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Соотношение цен в мае–июле 2016 г.

 

Донецк (в руб)

Донецк (в грн)

Харьков

буханка хлеба

от 8 до 15 руб

от 3 до 5,7 грн

3–9 грн

сок апельсиновый 1л.

150 руб

57 грн

15 грн

яйца

40 руб

15,2 грн

12 грн

Лук (в июле)

27 руб

10,3 грн

6 грн

лук молодой

40 руб

15,2 грн

10 грн

Морковь (в июле)

30 руб

11,4 грн

5 грн

Картофель (в июле)

20–40 руб

7,6–15,2 грн

3–6 грн

картофель молодой в мае

80 руб

30,4 грн

12 грн

помидоры в мае

80 руб

30,4 грн

25 грн

Помидоры в начале июля

40–80 руб

15,2–30,4 грн

10–25 грн

огурцы

40–60 руб

15,2–22,8 грн

10–25 грн

кабачки

30 руб

11,4 грн

7,8 грн

баклажаны

70 руб

26,6 грн

5–10 грн

яблоки

60-90 руб

22,8–34,2 грн

12–15 грн

свинина

250 руб

95 грн

80 грн

говядина

230 руб

87,4 грн

75 грн

телятина

360 руб

136,8 грн

110 грн

сахар

55 руб

20,9 грн

15 грн

Сыр «Комо»

369 руб

140 грн

110 грн

Молоко 2,5% жирн. 1 л

34 руб

12,9 грн

10–12 грн

Сметана (1 кг)

115 руб

43,7 грн

30 грн

Творог

100 руб

38 грн

25 грн

колбаса п. к., кг

140 руб

53,2 грн

60 грн

Сало, кг

120 руб

45,6 грн

47 грн

Курица, кг

120 руб/кг

45,6 грн

37,5 грн

филе куриное, кг

210 руб

80 грн

55 грн

куриные бедра, кг

156 руб

59,3 грн

45 грн

Мука, кг

14 руб

5,32 грн

7,1 грн

Масло сливочное, кг

200 руб

76 грн

61 грн

Масло подсолнечное, л

73 руб

27,74 грн

26,56 грн

чай 40 пакетиков цейлонский (Riston)

116 руб

44,8 грн

40 грн

творожок Даниссимо

41,8 руб

15,9 грн

7–9 грн

Сыр плавленый «Хохланд» 4 сырка 0,14 г

150 руб

57 грн

30 грн

Рис, кг

50 руб

19 грн

16,25 грн

Крупа гречневая, кг

95 руб

36,1 грн

33 грн

Крупа овсяная, кг

32 руб

12,16 грн.

12,1 грн

водка «Хортица», 0,5 л

360 руб

136,8 грн

55 грн

Бензин

43–45 руб/л

16,3–17,1 грн

21–23 грн


 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори