пошук  
версія для друку
Про ХПГ › ЗМІ про нас
14.04.2017 | Валентина Троян, Дмитрий Тузов
джерело:
hromadskeradio.org

Полиция не всегда выезжала на место преступления в зоне АТО, — правозащитница

   

Харьковская правозащитная группа детально изучала ситуацию. О результатах рассказывает юрист Наталья Охотникова.

«Что касается неподконтрольных территорий, то там очень часто похищают людей, в частности, таксисты, эти преступления никак не расследуются. В один день пропали 3 или 4 таксисты в Луганске. Один был найден мертвым почти сразу, судьба остальных неизвестна.

Что касается „серой зоны“ подконтрольной территории Донецкой и Луганской областей, к сожалению, мы вынуждены констатировать, что там тоже не все хорошо в расследованиях. Потому что все это происходило с 2014-го года, и во время массовых неизбирательных обстрелов, которые попадали на территорию мирных городов на территорию, где жили мирные граждане, правоохранители не проявляли, по нашему мнению, достаточной активности и определенных шагов по расследованию. Они не всегда вовремя выезжали на место преступления, более того, они не всегда туда даже выезжали», — рассказывает Наталья Охотникова.

Правозащитница отмечает, что на сегодняшний день ситуация улучшилась, но больше по Донецкой области.

«Что касается Луганской области, там совсем все плохо, особенно нас беспокоит Станица Луганская. Этот населенный пункт со всех сторон проблемный. Во-первых, в 2014-м году он „ходил“ туда-сюда — был оккупирован, потом украинские войска его освободили. Там были массовые ранения, смерти. Это даже элементарно не фиксировалось, не говоря уже о том, чтобы провести надлежащее расследование», — отмечает правозащитница.

Наталья Охотникова акцентирует внимание на том, что не всегда преступления на подконтрольной территории Донецкой и Луганской областей правоохранительные органы хотят квалифицировать как преступления, связанные с АТО.

«Всяким образом пытаются скрыть связь определенных событий с АТО. Если мы говорим об убийствах и ранениях, то всеми правдами и неправдами, особенно в 2014-м и 2015-м годах, старались в свидетельстве о смерти написать, что это бытовая травма или сердечный приступ. Я лично держала документы женщины, убитой снарядом во дворе собственного дома, а в свидетельстве о смерти в графе причина было написано — взрыв, не связанный с производством. Там есть графа «военные действия», но не она была подчеркнута, то есть как будто у нее дома произошел взрыв газового баллона. Соответственно, ее семья не может претендовать на какие-то выплаты компенсаций.

«В 2014-2015 годах это было массово, и только когда гражданское общество стало обращать на это внимание, количество таких случаев уменьшилось», — говорит Наталья Охотникова.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль