пошук  
версія для друку
11.05.2017 | Юрий Асеев

"Смотрят на нас как на сепаров, выворачивают наизнанку все пакеты, упрекают – мол чё вы шляетесь туда-сюда" - жительница Новоалександровки

   

Очередной мониторинговый выезд сотрудники ХПГ провели в конце апреля. Целью выезда традиционно являлось документирование нарушений прав человека в зоне вооруженного конфликта, сбор доказательной базы для МКС и ЕСПЧ, выявление экстраординарных случаев – ранений и случаев насильственных смертей гражданских лиц, незаконное лишение свободы, разрушения гражданских объектов и другие случаи нарушений прав человека.
В этот раз группа проехала по линии разграничения от Попасной до Майорска.

Попасная

В Попасной местное население настолько привыкло к фоновому шуму перестрелок, что даже дети уже не обращают никакого внимания на близкое стрекотание пулеметов и стрельбу минометов. Родители играют с детьми на детской площадке, переговариваясь о чем-то своем, лишь изредка бросая оценивающий взгляд в сторону канонады. Жизнь течет в привычном русле…

… Недалеко от штаба военной бригады встретили чумазую детвору. Серьезный парень, лет восьми и впечатлительная сестренка, лет шести. С повышенным чувством достоинства приняли от нас скромные подарки, и с таким же достоинством удалились под канонаду стрелкового оружия.


Дальше наш путь лежал в пригород Попасной – в поселок Новоалександровка.

Новоалександровка


С конца 2014 года мы фиксировали сообщения о том, что жители села Новоалександровка оказались заперты между позициями ВСУ и НВФ т.н. ЛНР. Единственная дорога из села выходила на трассу Попасная-Первомайск, как раз между «нулевыми» блокпостами ВСУ и НВФ т.н. ЛНР. Как сообщали местные жители, их не выпускали «ни те, ни эти».

Село оказалось отрезанным от внешнего мира. Жители села не могли ни закупить продукты, ни выехать на лечение, ни получить пенсии и другие социальные выплаты. Такая ситуация продержалась до лета 2016 года, когда после вмешательства активистов, наконец, украинская сторона упростила перемещение местных жителей между Новоалександровкой и Попасной.
И если в 2015 году ряд СМИ очень громко и победно вещали о том, что «еще одно село перешло под контроль Украины», то судьба жителей Новоалександровки почему-то интересовала журналистов намного меньше. Хотя та же Катериновка так же находится в «серой зоне», и проезд в нее неместных практически невозможен. Но если Катериновка расположена «на равнине», то Новоалександровке повезло меньше – она расположена в низине, а позиции ВСУ и НВФ т.н. ЛНР расположены на склонах долины в верхней части. Ни одна из сторон не рискует занять село, ибо его расположение тактически не привлекательно. По этой причине его долго держали «в клещах» обе стороны, обрекая новоалександровцев на прозябание без света, воды, связи, продовольствия, медикаментов и коммуникаций с «большой землей».

По этой причине наша группа и попыталась пройти в село…

Однако наши планы сломала внезапная мощная перестрелка из крупнокалиберного вооружения. Ни в первый день, ни во второй, мы не смогли пробраться в село. Однако на «тропе жизни» мы встретили местных жителей, которые подробно рассказали нам о своей жизни «между двух миров»…

 "Тропа жизни" в Новоалександровке

С осени 2016 года наконец-то нормализовались пропускные процедуры через блокпост на улице Парусовка для жителей Новоалександровки. Были составлены списки тех, кто может проходить по «тропе жизни». Социальные службы в Попасной начали выплату пенсий и пособий, жители смогли ходить за продуктами, в село начали заезжать представители Красного Креста и СММ ОБСЕ.

В селе достаточно много поврежденных обстрелами жилых домов. Нам сообщили как минимум о трех случаях ранений местных жителей осколками и стрелковым оружием. Жалуются люди на непонимание с военными, несущими службу на блокпосту в Парусовке, на этой самой «тропе жизни». «Смотрят на нас как на сепаров, выворачивают наизнанку все пакеты, упрекают – мол чё вы шляетесь туда-сюда», – сетует местная жительница.

Несмотря на стрельбу, новоалександровцы без опаски ходят в Попасную и обратно. Однако, несмотря на наше большое желание пройти в село, командование штаба бригады категорически отказалось пропустить нашу группу…

Троицкое


Дальнейший маршрут нашей группы лежал в село Троицкое.

Мы неоднократно уже посещали его ранее, поэтому в этот раз наша группа уже четко знала к кому нам нужно...

Наш маршрут вывел нас на западную часть села. Посреди улицы стоял шлагбаум. Это был последний блокпост ВСУ. За ним – серая зона. Где-то впереди еще были дозоры ВСУ… Но жители, живущие «за линией», скажут нам чуть позднее в интервью, что «нас отрезали от Украины».

 Территория "за шлагбаумом"

Несколько человек, живущих за шлагбаумом, получили ранения разной степени тяжести. Одна женщина в этот день только приехала из больницы – в начале апреля от обстрела загорелся соседский дом, она выбежала тушить, в доме взорвались какие-то боеприпасы. Очнулась в больнице…

Соседи все как один получили травмы, подорвавшись на растяжках в собственных дворах. В СМИ эти случаи были озвучены примерно так – «ДРГ противника поставила растяжки, в результате чего местный житель получил осколочные ранения». Однако, на самом деле, ситуация выглядит несколько иначе – до позиций противника еще несколько километров, жилые дома находятся вблизи позиций ВСУ, проживают там люди, которым некуда ехать, которые категорически отказались покинуть свои дома. А спустя какое-то время дома оказались заминированы…

Нами были опрошены 5 человек - мать погибшего 26-летнего жителя Троицкого и четверо, получившие ранения. Центр стратегических дел ХПГ вырабатывает правовую позицию по собранным материалам и будет инициировать дальнейшие правовые процедуры в интересах потерпевших…

Новолуганское


Новолуганское встретило нашу группу ярким солнцем. Практически все жители вышли на улицы – кто-то работал в огороде, дети играли в футбол на спортплощадке школы, мужское население восседало в местной «разливайке»…

Сложно было даже представить, что с юго-западной стороны Новолуганского от позиций ВСУ до позиций НВФ т.н.ДНР было всего-то 800 метров.

Где-то на окраине аккуратненько «работал» пулемет. Дети бегали по улицам наперегонки с собакой… Обычный провинциальный городок.

Местные жители улыбаются, девушки гуляют мимо штаба ВСУ, игриво поглядывая на военных. Мало что вообще напоминает о том, что линия разграничения начинается сразу за окраиной поселка. До Светлодарской дуги отсюда – не более 3 километров.
Удивительно, но поселок за три года военного конфликта, практически совершенно не пострадал. На южной окраине "Градом" был полностью разрушен один частный дом. В 2014 году погибло двое жителей поселка.

В настоящий момент в поселке есть и свет, и вода, и газ, и связь, завозятся продукты питания, работают все учреждения и предприятия.

Наша группа пообщалась с родственниками погибших новолуганчан.

Жованка (Зайцево)


Наша группа уже ранее посещала этот населенный пункт. Для продолжения работы по документированию нарушений прав человека в связи с военным конфликтом мы должны были приехать сюда еще раз.

С самого утра наша группа трижды пыталась заехать в Жованку, район села Зайцево, входящего в состав Горловского горсовета. Однако солдат, несший службу на блокпосту на въезде в село, не смотря на указание штаба АТО пропустить нашу группу, находил какие-то нелепые причины, чтобы этого не допустить. И вопрос стоял даже не в нашей безопасности – мимо нас проходили местные жители, неспешно спускавшиеся в село. Но своеволие отдельного бойца, по своему трактовавшего звонки из штаба, все же не позволило нашей группе выполнить поставленную задачу по документированию нарушений прав человека в Жованке. 

Ну, что ж – получится в следующий раз…

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори