пошук  
версія для друку
16.06.2017 | Настя Первомайская

Путевой дневник. В гости в «ЛНР»

836654391c2c8a9150b75956fc0c8785
   

Из родного Луганска я выехала летом 2014 года. С того времени дома была всего три раза.

Нынче, чтобы проведать родных нужно преодолеть целую вереницу трудностей и неудобностей.
В этот раз для пересечения линии разграничения я выбрала наиболее оптимальной по территориальной расположенности КПВВ в Станице Луганской.

Из Харькова до Лисичанска, можно добраться поездом, который находится в пути в среднем 6 часов. Один из которых отправляется утром, второй вечером. Цена билета составит люкс – 380 грн, купе – 126 грн, а плацкарт – 85 грн.

Дальнейший путь до Станицы Луганской – маршрутное такси. Стоимость билета составит – 200-250 грн.

Итого от Харькова до Станицы Луганской можно добраться минимум за 350 грн.

Далее – собственно сам Контрольно-пропускной пункт въезда – выезда «Станица Луганская».

Слухи о том, что переход через линию разграничения занимает полдня, а то и целый день в моем случае не нашли  своего подтверждения. Трудностей при пересечении ЛР не возникло ровно никаких. Время прохождения линии разграничения от момента занятия очереди перед украинским КПВВ до прохода на нулевой блокпост составил 1 час.

На тот момент, когда я добралась на КПВВ (около 7 утра), очередь из желающих попасть на оккупированную территорию составляла около 200 человек. Пропускные процедуры, которые зависят от расторопности пограничников, осуществлялись достаточно быстро, и уже через 30 минут я прошла КПВВ и вышла на т.н. «ноль».

У поста т.н. «ЛНР» очередь отсутствовала полностью. Поэтому переход в общей сложности занял один час моего времени. Со стороны ОРТДЛО также функционирует «таможенный пункт», который собой представляет закрытые от посторонних глаз вагончики, в которых проверяют документы. В принципе мало чем эта «таможня» отличается от украинской. Разве, что смотрят на тебя как на врага и придираются по поводу и без.

До сих пор самым наболевшим остается при переходе линии разграничения в этом направлении – взорванный еще в начале 2015 года автомобильный мост. Переходя по нему, думаешь только о том, чтобы он сейчас не рухнул вниз. Для стариков это поистине своеобразная и неизбежная полоса препятствий. Деревянные настилы, по которым скачут вверх и вниз старики, дети и молодые мамочки с колясками – издевательство над людьми в чистом виде. Мост нуждается в срочном ремонте!!!

Пройдя пункт пропуска, на «лнровском» «нуле» встречают таксисты и водители маршрутных рейсов, которые готовы отвезти в любую точку оккупированной Луганщины: «Девушка, проходите, отвезу по городу, за город, куда попросите, кроме Украины». Проблем с тем, чтобы добраться до «столицы ЛНР» Луганска тут нет. Из Луганска до 18.00 вечера в принципе можно добраться в любой город. А вот после 18.00 – проблема. Транспорт замирает до утра.

Стоимость проезда на частном автомобиле составляет 50 рублей с человека от Станицы Луганской до квартала 50-лет СССР в Луганске. Водитель набирает 4 человека и в течение 10 минут ты уже в Луганске.

Есть и более экономный вариант – проезд на рейсовом автобусе. Здесь цена вопроса - 10 рублей в дневное время суток и 30 рублей - если время близится к закрытию КПВВ. О комфортности такой поездки говорить не стоит в принципе. Маршрутку водитель набивает живым грузом до того состояния пока конечности пассажиров не начинают торчать из окон. Продолжительность поездки на автобусе 20 минут.

Следующая точка моего маршрута – Луганск. Депрессивный, абсолютно пустой от людей и цивилизации некогда областной город… Серость и пустота некогда живого и благополучного большого города давит на мозг неподъемным грузом… И это среди белого дня! После 22.00 в городе встретить людей или проезжающий  автомобиль нереально. Комендантский час. Это при том, что в мирное время после 10 часов вечера студенческий город только оживал.

Особой достопримечательностью оккупированного Луганска стал когда-то один из самых больших ресторанов сети «Mafia». С началом оккупации, боевики просто обнесли ресторан колючей проволокой поверх высоченного бетонного забора. Утопичное в общем зрелище…

Магазины и то, что осталось от торговых центров, кафе и рестораны работают, но не все, из тех, которые работали в мирное время. Цены раза в полтора выше, чем в Украине.

В целом, Луганск возвращается к мирной жизни. Восстановлена большая часть все поврежденных жилых домов, дороги ремонтируют, школы, детские сады и институты функционируют, коммунальные предприятия работают.

Пенсионеры говорят, что пенсии выплачивают вовремя: «Пенсии платят, только вот ее не хватает даже на продукты, а ведь нужно еще «коммуналку» оплачивать, т. к. в случаи долга могут отрезать свет, газ... На Украине оформлял пенсию. Теперь езжу каждые два месяца, но так и не платят, постоянно придумывают какие-то новые аргументы, чтоб не дать то, что заработал тяжелым трудом... А последний раз вообще сказали, что мы вас оштрафовали на полгода, поэтому хватит к нам ходить. Придете через полгода. Никому мы не нужны…» - говорит мой сосед, дядя Ваня.

Зарплаты в госучереждениях и на бюджетных предприятиях платят. Но всегда с задержкой и сумма зарплаты чаще всего – минимальный минимум... Средняя зарплата – 3500 рублей. Но люди рады и этим крохам.

Еду к родственникам в Краснодон. Проезд от Луганска до Краснодона - 47 рублей. Блокпостов внутри городов и на въездах – выездах из населенных пунктов нет. Чего не скажешь про украинскую территорию. До той же Станицы Луганской от Харькова их 8!

По пути моего маршрута печально известные Хрящеватое и Новосветловка. На сегодняшний день поселки по большей части восстановлены. Хотя то же здание новосветловского ДК восстановлению не подлежит. На въезде в Хрящеватое стоит сгоревший танк.

Краснодон. Сегодня город серый, мрачный и также как и Луганск абсолютно пустой. Редко можно встретить улыбающегося человека по городу.

Краснодон всегда был шахтерским городом. С началом боевых действий и оккупации, как следствие остановкой всех работающих шахт, в городе царит тотальная безработица. Шахтеры, те, кто остались, выходят на предприятия 2-3 раза в неделю. Все шахты города работают только на откачку воды и минимум – добыча угля, который некуда и некому продавать.

Из подслушанного.

Вечер. Сижу на лавочке. Перевариваю все то, что увидела и услышала. Рядом гуляют дети: мальчик лет 13 и девочка лет 7. Их детский разговор подтянул комок к моему горлу… В таком возрасте они говорили не о мультиках и детских играх, не о школе. Они говорили о войне...

Мальчик рассказывает подружке, что раньше жил в Изварино, когда война началась. Говорил, как прятался в подвале, как сидел дома один и пытался дозвониться маме. А мама была на работе и бахало сильно. Говорил о том, как собирал вещи по дому и побежал прятаться в подвал. Он был один. Совсем один. Ему тогда было 10 лет.

Девочка другу своему тоже рассказывала, о том, что они с мамой тоже прятались в подвале и «было очень страшно»...

У меня мурашки по рукам пробежались. В Краснодоне не было боевых действий (кроме «Изваринского котла» в 2014 году), но эти дети помнят в мельчайших подробностях то, что им пришлось пережить.

Двое бабушек около подъезда жалуются, что в последнее время участились кражи. Одна другой говорит, что даже рассаду с огорода выкапывают и уносят.

Вечером в Краснодоне также пусто и безлюдно, как и в Луганске. Комендантский час. Как говорят на улицах, после 23.00 на улице лучше не показываться, т. к. заберут в комендатуру и придется сидеть там до утра.

От таксистов узнала, что сейчас поменяли коменданта города, и если раньше некоторые службы такси проплачивали коменданту, чтоб иметь возможность работать ночью, то новый страж порядка взятки не берет. С «новой властью», жалуются таксисты даже 300-400 рублей заработать в день – большой прогресс. Один из таксистов рассказал, что он решил, не смотря на запрет, все-таки выехать в ночь - «семью ж надо чем то кормить», его остановили и забрали водительское удостоверение. Самого водителя отправили в комендатуру и держали там до утра. Водительские документы вернули через два дня.

Рынок в маленьком городе – всегда показатель благополучия местных жителей. Иду на рынок в Краснодоне. Есть все. Абсолютно все: продукты питания, бытовая химия, корма для животных, вещи. Вопрос в том, что покупают по минимуму. Жалуются на цены, на отсутствие продаж и продавцы и покупатели.

По поводу установления каких-нибудь признаков государства. В городе начали работать нотариусы, которые за определенную плату предоставляют услуги, как и раньше. Другое дело, что все нотариальные действия могут быть принятыми только в «ЛНР» либо соседней «ДНР» и больше нигде.

Суды. Не работают по-прежнему, кроме уголовного. Кроме того, очередной раз «власти» непризнанной республики улучшили жизнь своим согражданам, перерубив жителям любые возможности использования любых украинских документов, которые выдавались после 14 мая 2014 года (день принятия «конституции «ЛНР»).

Для многих, кто остался на оккупированной территории это обыкновенный тупик.

Вывод из этой моей поездки в «молодую республику» только один: чем дальше в лес, тем страшнее представить, что будет дальше. Но все же еще осталась какая-то очень отдаленная надежда, что все это просто сон, который прервется, как только открыть глаза…

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори