пошук  
Права Людини в Україні. Інформаційний портал Харківської правозахисної групи
версія для друку
23.01.2020 | Евгений Захаров
Кримінально-виконавча система

Что случилось в Алексеевской колонии № 25 в Харькове?

Олексіївська ВК-25
   

Предыстория

Алексеевская исправительная колония (ИК) № 25 считается образцовой. Здесь идеальная чистота, хорошие условия проживания, зимний сад, зоопарк, в котором есть даже аллигатор, оборудован клуб, церковь. Постоянная работа, и утверждают, что по сравнению с другими ИК высокая зарплата. Однако осужденные как огня боятся попасть сюда и даже совершают членовредительства, лишь бы этого не произошло.

«Образцовая» колония считается самой страшной в Украине. Здесь малейшее проявление несогласия с чем-либо наказывалось жестокими пытками, здесь невозможно пожаловаться ни на что. Полная зависимость от администрации, тяжелая изнурительная работа в две смены, а иногда даже целые сутки без перерыва доводила до полного изнеможения. Но главное, что осужденным было трудно выдержать, – постоянные издевательства, которые стали нормой. Эта колония была и рекордсменом в стране по использованию статьи 391 Уголовного кодекса Украины, по которой добавляли к основному приговору еще до 3 лет лишения свободы за злостное неповиновение требованиям администрации – 38 приговоров с 2010-го по 2019-й год, из них 6 – максимальный срок наказания. Все они – за отказ от уборки камеры. По свидетельствам осужденных, жертв избивали до тех пор, пока они не писали заявления, что они отказываются от уборки.

А вот что обнаружил Европейский комитет по предупреждению пыток (отрывок из доклада правительству о визите с 1 по 10 декабря 2012 года):

«16. Также источником серьезной обеспокоенности Комитета является ситуация с осужденными в исправительной колонии № 25 в Харькове. Из того, что стало известно делегации, четко следует вывод о том, что ненадлежащее обращение с осужденными мужчинами со стороны сотрудников или осужденных, которым отводится роль помощников пенитенциарного персонала, было далеко не редкостью. Кроме того, множество заявлений о ненадлежащем обращении, полученных от осужденных, содержавшихся или уже освободившихся из колонии № 25, говорят об обращении такой степени строгости, что оно может рассматриваться как пытки (например, тяжелые избиения, часто в сочетании с обливанием осужденных водой под давлением из брандспойта или когда заключённый одет в смирительную рубашку; погружение головы в воду вплоть до состояния удушья; применение наручников, по которым затем бьют молотком, чтобы заставить их подняться до предплечий; сексуальное насилие, подстрекаемое персоналом). Упоминаемое ненадлежащее обращение, в основном, как указывалось, осуществлялось в кабинетах оперативных сотрудников (которые расположены в административном здании) или в помещениях для осужденных, занятых хозяйственным обслуживанием дисциплинарных изоляторов и помещений камерного типа (ДИЗО/ПКТ), или в первом прогулочном дворике при ДИЗО/ПКТ (где, как утверждалось, громко включалось радио, чтобы заглушить крики тех, кто подвергался ненадлежащему обращению).

Особую обеспокоенность вызывают жалобы нескольких осужденных, согласно которым они были специально проинструктированы сотрудниками для нападения или чрезмерного давления на других осужденных. Относительно этих осужденных, как утверждалось, существовала угроза, что в случае отказа от выполнения инструкций персонала, они потеряют шансы на условно-досрочное освобождение, останутся незащищенными от нападения осужденных, которые, возможно, захотят причинить им вред, и/или будут избиты персоналом. В одном случае упомянут осужденный, у которого, как утверждалось, была предварительная договоренность с персоналом о нападении на другого заключенного в обмен на его перевод в другое пенитенциарное учреждение».

Подробнее об издевательствах над осужденными в колонии № 25 можно узнать из двух книг, которые были опубликованы издательством «Права людыны»: «Оставь надежду всяк сюда входящий» и «Харьковский ГУЛАГ».

События декабря 2019 года

В начале декабря ГБР предъявило подозрение одному из заместителей начальника ИК № 25 в злоупотреблении служебным положением, которое заключалось в причастности к перепродаже продуктов питания, которые закупались для колонии за бюджетные средства, о чем мы уже писали. Суд избрал для него меру пресечения – содержание под стражей.

6 декабря в колонии побывал с мониторинговым визитом помощник народного депутата и адвокат ХПГ Владимир Глущенко с мониторами-журналистами ХПГ. Как всегда в 25-й колонии, ни одной жалобы от осужденных не было. Интересно, что когда мониторы около 12 часов посетили палаты санитарной части, где находились осужденные, все делали вид, что крепко спят. Единственный, кто не спал, сообщил, что лечение проходит хорошо, все лекарства в наличии имеются, никаких претензий нет. Однако было заметно, что в палату перед мониторами вбежал так называемый «дневальный» (добровольный помощник администрации). При этом заведующий медицинской частью говорил, что некоторых лекарств не хватает.

Источник в колонии сообщил, что в конце декабря (вроде бы 27-го числа) начальнику ИК № 25было предъявлено подозрение, причины и суть которого неизвестны. Начальника отстранили от работы и назначили первого заместителя начальника исполняющим обязанности (и. о.) начальника колонии. В канун нового года новый и. о. начальника приезжал в колонию уладить конфликт между добровольными помощниками администрации и бригадирами. Вроде бы бригадиры возмущались вымогательством значительных средств помощниками за условно-досрочное освобождение. Новый руководитель колонии пообещал прекратить вымогательство, перевел главного добровольного помощника Шаповалова по кличке «Шульц» в колонию № 100, двух других помощников поместил в ДИЗО. Вся информация, изложенная в этом абзаце, должна быть проверена, поскольку эти данные только из одного источника.

События 3 января

2 января адвокат ХПГ Геннадий Токарев приехал в ИК № 25 для встречи со своим клиентом. Оказалось, что осужденные хотят рассказывать о незаконных действиях администрации и о своих страданиях от этих действий. Поэтому 3 января в колонию приехали с мониторинговым визитом три работника ХПГ – помощник народного депутата Владимир Глущенко и адвокаты Геннадий Токарев и Тамила Беспалая. Все они также являются авторами сайтов и изданий ХПГ. В этот день они успели принять только 21 осужденного, выслушать их и получить письменные заявления. Многие осужденные, которые хотели дать показания, не успели это сделать, и работники ХПГ пообещали приехать после рождественских праздников.

Большинство из них жаловалось на жестокое обращение, совершавшееся различными способами: били по разным частям тела, привязывали скотчем к кровати, душили с помощью пакета на голове, делали «растяжку», пытали электрическим током и т. п. Приводим несколько примеров.

Осужденному М. наносили удары руками и ногами по всему телу, выкручивали руки, после чего связали ноги и руки скотчем, ремнем привязали к кушетке так, чтобы он едва мог дышать, сверху полностью обмотали скотчем, в рот поместили кляп, на голову надели две шапки и держали семь дней в таком состоянии. Все это время его не кормили, только давали чай. В туалет он ходил под себя, от чего у него загноились ноги и ягодицы, а когда его развязали, на этих местах было множество червей, которые ели омертвевшую плоть. После этого М. сказали, что если он расскажет об этом, то умрет в колонии от сердечной недостаточности.

Осужденному Т. связали руки скотчем, заткнули рот мокрой тряпкой, били по ребрам и почкам, пока он не потерял сознание, и так повторялось несколько раз. После того запихнули деревянную палку в анальное отверстие. Такие пытки повторялись и в дальнейшем. В частности, Т. по указанию администрации жестоко избили двое добровольных помощников администрации, в результате чего он совершил попытку суицида.

Осужденного П. раздевали догола, обматывали скотчем руки, оперативник садился на спину, на голову надевали пакет с мокрой футболкой, били по голове, жгли газету на ягодицах, запихивали палку в презервативе в анальное отверстие.

Осужденному К. связали руки скотчем и ударили в живот. Когда он упал после удара, его начали бить руками, ногами и битой, били около 20 минут. Затем оперативник сел ему на спину, а руки завел над головой таким образом, что руки достали до пола. В это время осужденный почувствовал хруст и нестерпимую боль. То есть К. нанесли травму руки, следы которой остались у последнего до сих пор. После всего, осужденного заставили весь день подметать аллею. Издевательства над К., по его утверждению, происходят чуть ли не каждый день и даже несколько раз в день.

Причины таких действий – вымогательство средств (осужденным давали телефоны, чтобы они позвонили своим родным с просьбой перевести средства на определенные банковские карточки, и тогда насилие прекращают), принуждение к вымогательству средств у других осужденных, обнаруженный мобильный телефон, отказ становиться добровольным помощником администрации, этническое происхождения и др.

Осужденные также жаловались на доведение до самоубийства, отсутствие лечения, неадекватную труду зарплату, вымогательство денежных средств у родственников, вымогательство денежных средств за условно-досрочное освобождение и прочее.

Работники администрации были в этот день необычайно вежливые, называли осужденных по имени и отчеству.

События 4–10 января

В 3 часа ночи 8 января бойцы ГБР в масках в полном боевом снаряжении вытащили осужденных, в одних трусах, одеться не дали, завели руки за спину и надели наручники или связали и доставили в штаб. Их положили лицом в пол. Часть осужденных пробыла на улице больше часа (температура воздуха минус 3 по Цельсию). В штабе осужденных заставили ползти на животе по лестнице на верхние этажи – второй, третий и четвертый, – некоторых при этом жестоко били. У всех осужденных сильно ободраны локти, колени и живот. В таком состоянии осужденных продержали с 3:00 ночи до обеда. По данным источника, били в первую очередь тех, кто жаловался работникам ХПГ 3 января. 22 осужденных, сильно избили, заставили написать объяснительные записки, что спецназ ввели в колонию после 6 утра, что они сопротивлялись и препятствовали обыску, и поэтому против них была применена физическая сила и спецсредства, и что они не имеют претензий. После этого часть осужденных, которых заставили писать объяснения, перевели в другие харьковские колонии. Однако в медицинской части колонии осталось много избитых.

Приведенная информация нуждается в проверке и уточнении.

9 января мониторинговая группа ХПГ в том же составе и помощник народного депутата журналист Влад Сидоренко, который приехал из Киева, безуспешно пытались попасть в ИК № 25 для проведения мониторингового визита, подробнее об этом смотрите здесь. Не пустили правозащитников ХПГ с мониторинговым визитом и 10 января в колонию № 43, где они пытались провести осмотр и фиксацию телесных повреждений осужденных, переведенных из ИК № 25. 11 января мониторинговую группу ХПГ снова не пустили в колонию № 25, а также не допустили адвокатов ХПГ для встречи со своими клиентами.

Заметим, что администрация ГУИС Украины охарактеризовала эти события следующим образом:

«По имеющейся оперативной информации группа осужденных отрицательной направленности, отбывающих наказание в государственном учреждении „Алексеевская исправительная колония (№ 25)“ (далее – учреждение), в ближайшее время планировали осуществить мероприятия, направленные на совершение групповых противоправных действий со стороны осужденных, дестабилизацию оперативной обстановки в указанном учреждении, в том числе с помощью криминалитета с воли, а также отдельных связанных с криминалитетом организаций.

08.01.2020 с целью выявления и изъятия запрещенных для использования осужденными предметов, изделий и вещей, а также выявление признаков совершения других противоправных действий и преступлений, в учреждении был организован и проведен общий обыск с привлечением дополнительных сил и средств из других учреждений межрегионального управления, в т. ч. групп быстрого реагирования и территориального военизированного формирования.

В ходе проведения обыска было обнаружено и изъято ряд запрещенных предметов, в т. ч. три мобильных телефона.

В связи с групповыми противоправными действиями, оказанием физического сопротивления персоналу и невыполнением законных его требований, препятствиями проведению обыска, проявлениями буйства, к отдельным осужденных была применена физическая сила и специальные средства – наручники. После применения физической силы и специальных средств осужденные были осмотрены медицинскими работниками. Состояние их здоровья удовлетворительное.

Несмотря на случай группового неповиновения, руководствуясь требованиями статьи 105 Уголовно-исполнительного кодекса Украины и Правил внутреннего распорядка учреждений исполнения наказаний, утвержденных приказом Министерства юстиции Украины от 28.08.2018 № 2823/5, в учреждении согласно приказу начальника Северо-Восточного межрегионального управления по вопросам исполнения уголовных наказаний и пробации введен режим особых условий с 08 января 2020 года, во время которого усиливается охрана, надзор за осужденными, осуществляются другие дополнительные режимные мероприятия».

Все, что мы знаем об ИК № 25 и последние события в ней, противоречит такой точке зрения. Никакого бунта в колонии не было и не готовилось. Создается впечатление, что действия ГУИС продиктованы желанием закрыть рот тем, кто жаловался, и не допустить проведения расследования по этим жалобам.

10 января ХПГ подала заявления о преступлениях, совершенных в 25-й колонии, в Государственное бюро расследований и офис Генерального прокурора Украины.

Мы требуем, в частности, прекратить нарушение Уголовно-исполнительного кодекса и обеспечить возможность осуществлять мониторинговые визиты в учреждения исполнения наказаний в соответствии со статьей 24 настоящего кодекса.


Проект ЕС «Борьба против пыток, дурного обращения и безнаказанности в Украине»


Рекомендувати цей матеріал
При передруку посилання на khpg.org обов'язкове. Думки і міркування авторів не завжди збігаються з поглядами членів ХПГ
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль