пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"199914
29.12.1999

ОБ УЧАСТИИ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ

   

По российской Конституции, граждане России обладают не меньшими гражданскими и политическими правами, чем граждане стран с развитой демократией. Избирательные права наряду со свободой слова занимают особое место среди гражданских прав — это права, если можно так выразиться, самого массового использования. Я имею в виду, что право создавать общественные или политические организации, проводить митинги и демонстрации и т.д. использует лишь активная часть граждан, сравнительно небольшая по сравнению с их общей численностью, а избирательное право в той или иной мере использует большинство россиян.

Конечно, почти все мы являемся неопытными, наивными избирателями. Ведь независимо от возраста наш опыт избирателей очень невелик, так как реальные выборы в нашей стране стали происходить совсем недавно. Как и положено неопытным избирателям, мы распоряжаемся своими голосами не самым лучшим образом. Старшее поколение отдает их коммунистам, тормозя тем самым реформы и затягивая муки переходного периода. А младшее поколение не ходит на выборы, предоставляя таким образом определять политический климат в стране, да и условия развития экономики ностальгирующим по прошлому старичкам.

Но неопытность — это не навсегда, это пройдет. Даже за недолгие пять лет существования российского государства кое-какой опыт у нас появился, в частности у правозащитников.

В выборах в исполнительные и законодательные органы власти ведущая роль, естественно, принадлежит не общественным организациям, а политическим партиям. Но правозащитные организации нередко активно участвуют в выборах в качестве наблюдателей за соблюдением правил, установленных Законом о выборах. У правозащитников уже накопился некоторый опыт обнаружения фальсификации результатов голосования и оспаривания этих результатов в суде.

В Перми в 1994 году, во время выборов в Законодательное собрание области, правозащитники обнаружили фальсификации на избирательном участке одного из округов. Они обжаловали результаты выборов в этом округе в суде и добились признания незаконности выданных в этом округе депутатских мандатов. Для этого пришлось пройти все судебные инстанции, включая Верховный суд Российской Федерации: только там удалось добиться решения о недействительности результатов выборов в округе. Кандидаты, баллотировавшиеся в данном округе и получившие депутатские мандаты в результате фальсификации избирательных бюллетеней, вынуждены были уйти со своих постов — правда, это произошло всего за два месяца до истечения срока их мандатов, так как судебные процедуры заняли два с половиной года. То же самое произошло в Челябинске, и с таким же результатом. В обоих случаях удалось добиться отмены мандатов к самому окончанию их срока. Тем не менее борьба nравoзащитников имела смысл. Во-первых, потому, что для yличенных в фальсификациях политиках стало безнадежным делом выставлять свои кандидатуры на следующих выборах, и вообще их политическая карьера была испорчена; во-вторых, разоблачения способствовали тому, что на следующих выборах уже не было попыток фальсификаций: охотники до них знали, что есть организации, которые этого не допустят, разоблачат махинации.

Разоблачение фальсификации во время выборов в Сахалинской области на губернаторский пост оказа-лось менее успешным. Там были сфальсифицированы не бюллетени, а ключевая статья областного Закона о выборах, что дало возможность нынешнему губернатору области Игорю Фарахутдинову занять свой пост. В законе в том виде, в котором он сейчас существует, в пунктах три и шесть 46-й статьи указывается, что победителем на выборах должен быть признан тот кандидат, который набрал простое большинство голосов, т.е. получается, что достаточно одного тура выборов. А в пункте 4 той же статьи значится, что выборы должны проводиться в два тура, если в первом туре ни один из кандидатов не наберет абсолютного большинства голосов, т.е. 50% голосов избирателей, явившихся на выборы, плюс еще один голос. Фарахутдинов собрал в первом туре 39,5% голосов, и второй тур не проводился. Изменения в законе, внесенные в его текст после принятия закона Законодательным собранием, заключались в том, что неясность, создаваемая разночтениями в третьем и четвертом пункте статьи 46-й, позволили Фарахутдинову ориентироваться по обстоятельствам: поскольку он собрал большинство голосов в первом туре, не проводить второй тур. Правозащитный ценгр Сахалинской области в лице члена этой организации Николая Жермаля подал иск с требованием проведения новых выборов, вернее, не состоявшегося в 1996 году второго тура голосования.

Исчерпав все возможности решения дела в России, Николай Жермаль передал его на рассмотрение Европейского суда. Я уверена, что решение Европейского суда будет в пользу правозащитника — однако, до того как оно будет рассмотрено, уже пройдут следующие выборы губернатора и дело потеряет актуальность.

Нужно пояснить, что многие активные правозащитные организации в российских регионах создавались на основе органиэации движения «Демократическая Рос-сия». Это движение было массовым в конце 80-х — начале 90-х годов, еще в СССР, но впослед-ствии усохло до карликовых размеров. Однако люди, входившие в движение в пору его массовости — никуда не делись. Просто они разочаровались в политической активности. Часть из них вернулась к частной жизни. Но многие, оставив политику, нашли себя в правозащитной работе. По моим личным наблюдениям, среди правозащитников, принадлежащих к каким-либо полити-ческим партиям, чаще всего встречаются члены партии или движения «Демократическая Россия». Не случайно и лидер партии «Демроссия», трагически погибшая Галина Старовойтова, была членом МХГ, и лидер движения «Дем-россия» Лев Пономарев состоит в Московской Хель-синкской группе. Есть правозащитные организации, значительная часть активистов которых входит в партию «Демократический выбор России», есть и такие, где многие входят в «Яблоко». Реже встречаются сторонники партии Святослава Федорова, еще реже — поклонники Лебедя, но коммунистов или жириновцев я среди правозащитников не встречала. Но большинство правозащитников, голосуя на выборах за разные демократические партии, формально ни в одной из них не состоят, они, как правило, беспартийные.Это определяет отношение большинства правозащитников к характеру их участия в избирательных кампаниях.

В ноябре 1997 года я присутствовала при обсуждении этой темы на конференции, куда были приглашены лидеры правозащитных организаций из 57 российских регионов. Обсуждение было очень жарким. При этом сторонники участия правозащитников в выборах только в качестве наблюдателей, нейтральных по отношению ко всем кандидатам, оказались в меньшинстве. Большинство выступило за то, чтобы их организация активно поддерживала того кандидата, в случае победы которого правозащитники могли бы улучшить условия своей работы. Они имели в виду прежде всего доступ к информации, доступ к средствам массовой информации, готовность чиновников к исправлению нарушений закона, на которые указывают правозащитники. Во многих регионах уже накоплен опыт поддержки таких кандидатов на разные посты — губернатора, мэра, депутатов Законодательного собрания.

Например, в Иркутской области на выборах губернатора, к сожалению, победил тот, кого хотели федеральные власти и не хотели правозащитники. Но на последовавших за выборами губернатора выборах мэров в четырех городах Иркутской области прошли на этот пост те, кого поддерживали правозащитники. Причем в каждом из городов правозащитники знали, какого кандидата из имеющих шансы выиграть выборы им лучше всего поддерживать. Во всех этих городах действуют общественные юридические приемные, и правозащитникам постоянно приходится обращаться в городскую администрацию, чтобы добиться восстановления нарушенных прав граждан, пришедших за помощью в приемную. Поскольку на пост мэра баллотировались чиновники городской администрации, правозащитники хорошо знали, кто есть кто и кого стоит поддерживать. Кто более других был склонен помогать им при необходимости. Что интересно, и избирателям, и самим мэрам было совершенно очевидно, что своей победой они в большой мере обязаны именно местным правозащитным организациям. Это небольшие организации, не имеющие достаточных материальных средств, но очень активные. Но самое главное — правозащитники, которые реально помогают людям в их бедах, хорошо известны жителям небольшиx городов, у которых они пользуются уважением и доверием. Поэтому именно их выступления в поддержку определенного кандидата могут сильно прибавить тому голосов.

После победы поддержанного правозащитниками кандидата условия работы правозащитных организаций во всех этих городах существенно улучшились, их работа стала намного эффективнее, так как теперь они вхожи в кабинет главного лица в городе, что обеспечивает им режим наибольшего благоприятствования при их обращениях не только к мэру, но и к чиновникам в его администрации.

Что касается участия правозащитников в выборах губернаторов, то мне известен лишь один пример успеха на таких выборах. Но это очень интересный пример — я имею в виду липецких правозащитников.

На первых выборах губернатора в Липецкой области победил коммунист Михаил Наролин. За время своего губернаторства он не только не привлек на свою сторону хотя бы часть своих противников, но восстановил против себя тех. кто на выборах его поддерживал, так как проводил открытую грабительскую политику, допуская к кормушке лишь самое близкое свое окружение. Нет худа без добра. На следующих выборах, которые прошли в апреле прошлого года, стремление убрать Наролина с губернаторского поста стало всеобщим, его не хотели даже коммунисты. Организацию общественных и политических сил к поддержку самого сильного соперника Наролина Олега Королева взяли на себя правозащитники. Им удалось создать удивительное, я бы сказала, уникальное объединение под названием «Липчане». В это объединение вошли все политические партии и почти все общественные организации города и Липецкой области: местная организация «Яблоко», коммунисты, монархисты, еще кто-то плюс более 60 общественных организации, в общем, все, кроме жириновцев, которые поддерживали Наролина. Председателем союза «Липчане» был избран председатель Липецкого общества прав человека Василий Иванович Родионов.

Союз “Липчане” стал формироваться задолго до выборов, и его лидеры вступили в переговоры с Королевым об условиях, на которых они брались оказать ему содействие в его борьбе за губернаторский пост. Эти условия включали обеспечение доступа организаций, участвовавших в избирательной кампании на стороне Королева, к интересующей их информации и обеспечение их помещениями. Такое соглашение было достигнуто. Поработали они на славу — развернули активную предвыборную кампанию, а на время выборов обеспечили наблюдателями все избирательные участки в области, вплоть до самых глухих деревень, но пять-шесть. человек выделили и туда, чтобы не допустить махинации и пользу действующего губернатора. Королев победил!. Он публично признал, что на 50% обязан своей победой поддержке союза общественных сил «Лип-чане». Этот союз не распался после выборов, наоборот — укрепился, теперь и жириновцы просят принять их, а коммунисты, хоть и недовольны порядками, кoтopыe установили правозащитники, и ругают его руководство в мecтной прессе, выходить из союза не хотят. Потому что губернатор Королев «Липчан» очень привечает. Но и Родионов очень старается союз сохранить, потому что сознает, если это не удастся, губернаторская любовь, может быстро остыть.

Но союз существует, и губернатор выполнил свои обещания — снабдил входящие в союз организации помещениями, и не просто с голыми стенами, а с оборудованием. Нo это самое малое, что получили «Лип-чане». Союз предложил губернатору заключить соглашение о сотрудничестве, по которому администрация Липецкой области предоставляет организациям, входащим в союз «Липчане», налоговые и иные льготы, предоставляет возможность публикаций в контролируемых властями области изданиях, обеспечивает доступ к информации, которую они запрашивают для своей общественной и политической деятельности, — обо всем этом был составлен соответствующий нормативный акт. Кроме всех перечисленных благ соглашениe предусматривает, что губернатор будет принимать во внимание результаты общественной экспертизы проектов, принимаемых им нормативных документов, касающихся прав и свобод граждан.

Сейчас Липецкое общество прав человека проводит мониторинг областных законов на предмет их соответствия конституционным правам и свободам граждан. Липецкие правозащитники намерены добиваться отмены или корректировки тех законов и подзаконных актов, которые нарушают права человека. Союз «Липча-не», со своей стороны, обещает поддерживать начинания губернатора, если они не нарушают законы и проводятся в интересах граждан, населяющих Липецкую область, — так сформулировано соглашение, предложенное губернатору.

Опыт липецких правозащитников убедительно показывает, что именно объединение общественных сил дает им возможность влиять и на исход выборов, и на поведение представителей власти в периоды между выборами.

Еще хотелось бы рассказать о попытках вхождения во власть правозащитников путем выставления своих кандидатур на выборах.

Известно, что в 1989 и особенно в 1990 году немало правозащитников оказалось на выборных должностях, особенно в качестве депутатов Верховного Совета СССР, республиканских и местных советов, и это очень помогало им в их правозащитной работе. Однако, в 1993 году и Верховный Совет, и местные советы были распущены, а в законодательные собрания, пришедшие им на смену, правозащитникам пройти не удалось — уже действовали другие правила, и обстановка в стране изменилась, она способствовала вхождению во власть государственных чиновников и руководителей предприятий, а не общественных деятелей. Исключения из этого правила очень редки. Мне известны лишь два человека, одержавшие победу на выборах именно благодаря своей правозащитной деятельности. Широко известный пример — это мэр Владивостока Виктор Иванович Черепков. Он был офицером Тихоокеанского флота и приобрел известность тем, что обнаружил и обнародовал факты издевательств над матросами на острове Русский. Борьба Черепкова с губернатором Приморья Наздратенко длится до сих пор, и большая часть жителей Владивостока горячо поддерживает своего мэра.

Другой пример — политическая карьера Вячеслава Пайдоверова в Республике Мари Эл. Он с большим перевесом победил своих соперников на выборах в городское и республиканское законодательные собрания, после того как приобрел известность активной и грамотной поддержкой пенсионеров и получателей пособий на детей, добиваясь своевременной выплаты пенсий и пособий. Став депутатом, Пайдоверов создал в Йошкар-Оле Общество по правам человека и стал его председателем. Он продолжает активную право-защитную деятельность и в качестве депутата и популярен настолько, что у него есть шансы победить на ближайших выборах президента Республики Мари Эл. Но такие примеры, повторяю, одиночны. Даже очень известным и популярным в своем регионе правозащиникам не удается преодолеть преграды, выставляемые им власть имущими. Так, прекратил борьбу в самом начале выборной кампании Александр Любославский, вознамерившийся было баллотироваться на пост губернатора Иркутской области. Любославский в течение трех лет был уполномоченным по правам человека в этой области и пользуется огромным уважением иркутян, Нo этого в нынешних условиях недостаточно для победы на выборах — нужны большие деньги и содействие правящей элиты.

Другой пример — Валентина Череватенко, председатель правозащитной организации Союз «Женщины Дона». Она выставила свою кандидатуру на выборах мэра в городе Белая Калитва Ростовской области. Союз «Женщины Дона» имеет широкую известность не только в своем регионе, эта организация имеет международную известность, прежде всего благодаря активности во время военных действий в Чечне, с которой Ростовская область соседствует. До сих пор активистки Союза занимаются вызволением из плена российских военнослужащих, розыском пропавших без вести как военных, так и мирных жителей. Соперником Валентины Череватенко от партии власти был директор промышленного предприятия, на котором работает полгорода и где уже давно бессовестно задерживают заработную плату или выдают ее продуктами из заводского магазина, где все втридорога. Несмотря на отсутствие средств на избирательную кампанию, Валентина Череватенко имела реальные шансы победить на выборах и стать мэром Белой Капитвы: Союз «Женщины Дона» большая и хорошо отлаженная организация, которая с энтузиазмом помогала своему председателю. И вот против Череватенко использовали такое средство. Буквально накануне выборов в местной газете появилась статья под названием «Нам не нужен такой мэр». В статье утверждалось, что все рассказы Череватенко о ее работе в Чечне — сплошная ложь, как и рассказы о деятельности Союза «Женщины Дона» по защите прав женщин и детей. Череватенко проиграла выборы с малым отставанием от победителя. Есть все основания полагать, что не будь этой клеветнической статьи, она могла бы стать мэром. Уже год она судится с автором статьи за восстановление своего доброго имени. Судится, преодолевая явную волокиту и всякие юридические подвохи, и конца этому не видно.

Анализируя накопленный в регионах опыт участия правозащитных организаций в избирательных кампаниях, можно сделать такие выводы.

Вряд ли целесообразно правозащитникам в нынешней обстановке выставлять свои кандидатуры на выборах. Кое-где это имеет смысл, разве что на выборах в законодательные собрания. Но правозащитные организации могут успешно поддерживать на выборах тех кандидатов, которые известны им как способные к сотрудничеству с общественностью и неравнодушные к проблемам прав человека. С такими кандидатами следует заключать соглашения об условиях сотрудничества в случае их победы на выборах и помогать им -эти выборы выиграть, используя возможности своей организации и авторитет, приобретенный благодаря правозащитной деятельности. И уж конечно правозащитники должны способствовать проведению честных и демократических выборов. Тут правозащитники могут выступать не только в качестве наблюдателей на избирательных участках, но и в роли просветителей сограждан относительно того, что собой представляет каждый кандидат, баллотирующийся в данном округе. Ведь, как правило, это представители или исполнительной, или законодательной власти, или предприниматели. Во всех случаях правозащитники могут провести предварительное расследование деятельности каждого кандидата (что полезно не только для сообщения избирателям, но и для самих правозащитников, чтобы не ошибиться в том, кого они должны поддерживать). Так, относительно депутатов Государственной думы и местных законода-тельных собраний нужно заранее проверить, как этот депутат голосовал по тем вопросам, которые жизненно важны для определенных групп населения — пенсионеров, беженцев, предпринимателей и т.д. И не нужно тратить силы ни на добывание компромата, ни на хвалебные статьи, достаточно широкого обнародования данных о голосованиях и выступлениях — человек виден насквозь.

То же самое относительно представителей исполнительной власти: какие распоряжения и приказы они подписывали, как расходовали бюджетные средства и т.д. То же самое с предпринимателями — сведения об их бизнесе. Конечно, составление таких досье требует времени и усилий. Но рядовые избиратели вообще не имеют такой возможности. Правозащитные организации именно благодаря тому, что они — организации, могут и должны это сделать. И к этой работе надо приступать уже сейчас. Немедленно.

В заключение скажу о планах Московской Хельсинкской группы в связи с предстоящими выборами в Государственную думу и выборами президента России.

МХГ вместе с независимым информационно-аналитическим агентством «Панорама» и с помощью правозащитных организаций на местах намеревается способствовать выявлению нарушений Закона о выборах во всех регионах Российской Федерации, анализировать эти нарушения и постоянно предавать имеющиеся факты гласности, чтобы ознакомить с этими материалами если не массового российского избирателя, то хотя бы активистов общественных организаций. Это поможет им своевременно распознавать нарушения закона о выборах в своих регионах.

Кроме того, проект предполагает начать подготовку таких досье, о которых я говорила, на как можно большее число кандидатов на предстоящих выборах 1999 и 2000 годов. К сожалению, пока мы еще не нашли спонсоров на этот проект, но я верю, что мы найдем их и сделаем эту работу.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори