пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"199922
29.12.1999

ЛАРИСЕ БОГОРАЗ — 70 ЛЕТ

   

8 августа исполняется 70 лет Ларисе Иосифовне Бо­гораз, одному из родоначальников правозащитного движения в СССР. Ее острый и трезвый ум, доброта, сердечность, неприятие насилия, готовность помочь попавшим в беду хорошо известны всем, кто имел счастье общаться с этой замечательной и удивительной женщиной. Что бы ни проис­ходило – а в ее жизни было очень много горьких и тяжелых минут – Лариса Иосифовна всегда излучает энергию, бод­рость, оптимизм. Харьковская правозащитная группа сер­дечно поздравляет Ларису Иосифовну с днем рождения и желает ей здоровья, удачи, новых книг и статей. Мы печа­таем краткую биографию Ларисы Иосифовны, подготовлен­ную московским «Мемориалом» для международного био­графического словаря диссидентов и дополненную нами.

Лариса Иосифовна Богораз родилась в Харькове  8 августа 1929 года в семье партийных работников, участ­ников Гражданской войны. Она приходится внуча­той племянницей известному ученому-этнографу акаде­мику В.Г.Тану-Богоразу. В 1936 г. ее отец Иосиф Аро­нович был арестован и осужден по обвинению в «троцкистской деятельности». Едва достигнув 18 лет Лариса вопреки желанию матери поехала в ссылку к отцу.

В 1950 г., окончив филфак Харьковского универси­тета, Лариса вышла замуж за Юлия Даниэля и переехала в Москву. До этого она несколько месяцев успела поработать в сельской школе учителем украин­ского языка и литературы. До 1961 г. она работала преподавателем русского языка в школах Калужской области, а затем Москвы. В 1961–64 г.г. — аспирант сектора математической и структурной лингвистики Института русского языка АН СССР; работала в области фонологии. В 1964–65 гг. жила в Новосибирске, препо­давала общую лингвистику на филфаке Новосибирского университета. В 1965 г. Лариса Иосифовна защитила кандидатскую диссертацию (в 1978 г. решением ВАКа была лишена ученой степени; в 1990 г. ВАК пересмот­рел свое решение и вернул ей степень кандидата фило­логических наук).

Лариса Иосифовна знала о «подпольной» литера­турной работе своего мужа и Андрея Синявского; в 1965 г., после их ареста, она вместе с женой Синяв­ского Марьей Розановой активно способствовала пере­лому общественного мнения в пользу арестованных писателей. Кампания в защиту Синявского и Даниэля положила начало систематической правозащитной ак­тивности многих из тех, кто принял в ней участие, в том числе и самой Ларисы Иосифовны.

В 1966–67 гг. Лариса Богораз регулярно ездит в Мордовские лагеря на свидания к мужу, знакомится там с родственниками других политических заключенных, включает их в круг общения московской интеллигенции. Ее квартира становится чем-то вроде «перевалочного пункта» для родственников политзаключенных из других городов, едущих на свидания в Мордовию, и для самих политзаключенных, возвращающихся из лагеря после отбытия наказания, в том числе украинских политзак­люченных и их семей. Лариса сблизилась с украин­скими шестидесятниками, особенно Иваном и Леонидой Светличными и Евгеном Сверстюком. Со Светличными Лариса и Юлий дружили еще с конца 50-х годов, когда Юлий Даниэль переводил стихи украинских поэтов на русский язык.

В своих обращениях и открытых письмах Лариса Богораз впервые ставит перед общественным созна­нием проблему современных политзаключенных. После одного из таких обращений офицер КГБ, «куриро-вавший» семью Даниэлей, заявил: «Мы с Вами с самого начала находились по разные стороны барри­кады. Но Вы первая открыли огонь».

Эти годы — период консолидации многих разроз­ненных ранее оппозиционных групп, кружков и просто дружеских компаний, чья активность начинает перерас­тать в общественное движение, позднее названное правозащитным. Не в последнюю очередь благодаря «окололагерным» контактам Ларисы, этот процесс быс­тро вышел за рамки одной социальной группы — мос­ковской либеральной интеллигенции. Так или иначе, она оказалась в центре событий.

Поворотным моментом в становлении правоза­щитного движения стало обращение Ларисы Иоси­фовны (совместно с Павлом Литвиновым) «К мировой общественности» (11 января 1968 г.) — протест против суда над Александром Гинзбургом и его товарищами. Впервые правозащитный документ апеллировал непос­редственно к общественному мнению; даже формально он не был адресован ни советским партийным и госу­дарственным инстанциям, ни советской прессе. После того, как его многократно передали по зарубежному радио, тысячи советских граждан узнали, что в СССР существуют люди, открыто выступающие в защиту прав человека. На обращение откликнулись десятки людей, многие из которых солидаризировались с его авторами. Некоторые из этих людей стали активными участниками правозащитного движения.

Подпись Ларисы Богораз стоит и под многими другими правозащитными текстами 1967-68 и после­дующих лет.

Несмотря на возражения со стороны ряда извест­ных правозащитников (сводившиеся к тому, что ей, как «лидеру движения», не следует подвергать себя опаснос­ти ареста), 25 августа 1968 г. Лариса Иоси­фовна приняла участие в демонстрации протеста про­тив ввода войск в Чехословакию на Красной площади. Демонстрантов арестовали и осудили по ст.ст 190-1 и 190-3. Лариса получила 4 года ссылки. Отбывала срок в Восточной Сибири (Ирк.обл., пос.Чуна), работала таке­лажницей на деревообделочном комбинате.

Вернувшись в Москву в 1972 г., Лариса Иосифовна не стала принимать непосредственное участие в работе существовавших тогда диссидентских общественных ассоциаций, однако продолжала время от времени выступать с важными общественными инициативами, одна или в соавторстве. Так, ее подпись стоит под т.н. «Московским обращением», авторы которого, протестуя против высылки Александра Солженицына из СССР, потребовали опубликовать в Советском Союзе «Архипелаг ГУЛаг» и другие материалы, свидетельст­вующие о преступлениях сталинской эпохи. В своем индивидуальном открытом письме Ю.В.Андропову она пошла еще дальше: отметив, что не надеется на то, что КГБ откроет свои архивы по доброй воле, Лариса Иосифовна объявила, что намерена заняться сбором исторических сведений о сталинских репрессиях самос­тоятельно. Эта мысль стала одним из импульсов к созданию независимого самиздатского исторического журнала «Память» (1976-1984), в работе которого Ла­риса принимала негласное, но довольно активное участие. Собственно, это была попытка явочным поряд­ком создать уже тогда организацию, сегодня именуе-мую «Мемориалом».

Изредка Лариса Иосифовна публиковала публи-цис­тические статьи в зарубежной печати. Так, в 1976 г. она, под псевдонимом «М.Тарусевич», опубли­ковала (в соавторстве со своим вторым мужем Анато­лием Мар-ченко) в журнале «Континент» статью «Третье дано», посвященную проблемам международной раз­рядки в начале 1980-х. Вызвал общественную дискуссию ее призыв к британс­кому правительству отнестись более гуманно к заклю­ченным террористам ИРА.

В 60-е и 70-е годы Лариса переводила с украинс­кого языка на русский материалы с Украины для «Хроники текущих событий». Вместе с Леонидом Плю­щом она была связующим звеном между российскими и украинскими правозащитниками. Интересно, что когда украинских друзей посадили, Лариса переписывалась с ними на украинском языке. Упомянем еще об одной малоизвестной истории: когда Лариса была на свида­нии с Анатолием Марченко в лагере, тот передал ей от Степана Хмары «ксиву» с указанием тайника, где был спрятан 5-6 номер «Українського вісника». Взяв восьми­летних сына и внука, Лариса поехала во Львов и пере­дала информацию о местонахождении тайника. До сих пор она горюет, что ей не было суждено познакомиться с Васылем Стусом, которого она считает величайшим украинским поэтом ХХ века.

Лариса Богораз неоднократно обращалась к пра­вительству СССР с призывом объявить всеобщую поли­тическую амнистию. Кампания за амнистию политичес­ких заключенных, начатая ею в октябре 1986 г. вместе с Софьей Каллистратовой, Михаилом Гефтером и Алек­сандром Подрабинеком была ее последней и наиболее успешной «диссидентской» акцией: призыв Богораз и других к амнистии был на этот раз поддержан рядом видных деятелей советской культуры. В январе 1987 г. Горбачев начал освобождать политзаключенных. Од­нако, муж Богораз, Анатолий Марченко, не успел вос­пользоваться этой амнистией — он умер в Чистопольс­кой тюрьме 8 декабря 1986 г. после трехмесячной го­лодовки. Этот день можно считать действительным на­чалом так называемой перестройки. Общественная деятельность Ларисы Иосифовны продолжилась в годы перестройки и пост-перестройки. Она принимала участие в подготовке и работе Между­народного общественного семинара (декабрь 1987 г.); осенью 1989 г. вошла в состав воссозданной Московс­кой Хельсинкской группы и некоторое время была ее сопредседателем; в 1993–1997 гг. входила в правление российско-американской Проектной группы по правам человека. В 1991–1996 гг. Лариса Иосифовна — руко­водитель просветительского семинара по правам чело­века для общественных организаций России и СНГ. В настоящее время — пенсионер. Лариса Иосифовна — автор ряда замечательных статей и заметок по истории и теории правозащитного движения.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори