пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"199926
29.12.1999 | А.Павличенко, г.Киев

ПРАКТИКА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПЫТОК В УКРАИНЕ

   

Печальной объективной реальностью в нашем се­годняшнем обществе стало увеличение случаев прояв­ления актов насилия, жестокости, зачастую бессмыс­ленных и в крайних формах. Опять таки стандартными стали оправдательные отговорки со ссылками на отсут­ствие идеалов и общее падение нравов, углубление уровня бездуховности в обществе, растлевающее влия­ние западной масс-культуры, экономические проблемы. Отчасти это может объяснить феномен «обострения» жестокости и насилия в обществе, но в данной статье рассматривается фактор, оказывающий более сущест­венное влияние в предотвращении насилия в межлич­ностных отношениях между людьми. Речь идет о тех силах в обществе, которые призваны по долгу службы поддерживать порядок, следить за соблюдением уста­новленных законом норм, и, в связи с этим, являться образцом порядка и порядочности. Тем более, что та-кие государственные институты — подразделения МВД, СБУ, национальной гвардии — наделены необходимым мандатом власти, который предоставляет им право оказывать определенное влияние на общий уровень правоотношений в обществе.

После распада СССР и провозглашения независи­мости Украиной в 1991 году в качестве части «нас-ледства» от старой советской системы Украина по­лучила прежние структуры правоохранительных орга­нов — МВД, прокуратуру, СБУ, которые во многом еще сохранили и продолжают сохранять обычаи и задачи охранных военизированных ведомств времен прежнего коммунистического государства. Вопрос защиты прав человека никогда не был насущным в работе советских правоохранительных органов, задачи которых своди­лись к политическому и экономическому контролю, под­держанию порядка и предупреждению конфликтов. По-этому установление новых стандартов, которые опи­раются на принципы верховенства права, а не на испол­нение ведомственных инструкций, и ориентирован на права человека и общедемократические ценности, тре-бует устранения «родимых пятен» прошлой эпохи, выполнения принятых международных норм. Принятый в 1992 году Закон Украины «О введении в действие меж­дународных договоров на территории Украины», а также статья 9 Конституции Украины определяют ратифи-цированные международные договоры как неотъем-лемую часть национального законодательства Украины, обязательную к исполнению.

На сегодняшний день права граждан охраняются мощным щитом системы международных договоров — документами ООН: Международный пакт об экономи­ческих, социальных и культурных правах (дата ратифи­кации — 12 ноября 1973), Международный пакт о граж­данских и политических правах (12 ноября 1973), Кон­венция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или на­казания (24 февраля 1987 года), а также основными документами Совета Европы: Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижаю­щего человеческое достоинство обращения или наказа­ния (ЕКПП)- которая была ратифицирована 5 мая 1997 года и вступила в силу с 1 сентября 1997 года, а также Европейская конвенция по правам человека (ЕКПЧ) (вступила в силу с 11 сентября 1997 года). Однако, нес­мотря на это, проблема реальной защиты основных прав человека, среди которых важнейшими следует признать право на жизнь, еще далека от своего оконча­тельного решения.

Вторым по своей остроте и значимости после воп­роса об упразднении института смертной казни в Украи­не является вопрос о борьбе с пытками, которые при­меняются представителями органов власти в местах ограничения или лишения свободы — камерах-клетках райотделов милиции, изоляторах временного содержа­ния, следственных изоляторах досудебного содержания, тюрьмах. Отдельным и очень болезненным вопросом является широкое распространение «дедовщины» в ар­мии, которое, к сожалению, стало неуставной тради­цией, основанной на ментальности и поведении пред­ставителей уголовного мира (очень точным и многое объясняющим в этой связи представляется название одной из публикаций — «Армия или тюрьма: где вы предпочли бы отбыть срок?». «Права людини», Инфор­мационный бюллетень Харьковской правозащитной группы, 1996, № 1).

Приведем ряд примеров.

Факт 1. «10 мая этого года в сверхсекретной об­становке руководство Черкасского СИЗО вывезло из арестантской палаты 3-й горбольницы в морг тело за-мученного Сергея Остапенко. На свиданиях перед смертью арестант рассказывал, что его беспощадно пытали, используя методику пыток под названием «па-мятник»: подвешенного за руки, его часами держали без опоры. Это привело к прекращению кровооб-ращения в руках, и они начали отмирать из-за полной дистрофии сосудов.

Умирал Остапенко страшной смертью — за 1.5 ме­сяца ареста атлет, масса которого была 80 килограмм,  превратился в живой скелет весом 40 килограмм, по­скольку практически не ел в СИЗО: из-за покалеченных в УБОПе от пыток рук, был в состоянии депрессии от осознания неминуемой смерти.

Мать С. Остапенко глубоко убеждена, что арест ее сына был предпринят с тем, чтобы скрыть нанесенные в УБОПе травмы. Арестованного можно было бы спасти, но для этого ему надо было ампутировать обе руки. Поэтому проблему решили очень просто: чем безрукий арестант будет позором для черкасской милиции, пусть он лучше умрет и будет списан на смерть от загадоч­ного диагноза». (Газета «Факты», город Черкассы, ци­тируется по изданию «Права людини», №14 (167), 1-15 июля 1999).

Это один, но далеко не единичный факт грубей­шего нарушения конституционного права (см. статью 28 Конституции Украины — «Никто не может быть под-вергнут пыткам, жестокому, нечеловеческому или уни­жающему его достоинство обращению либо наказа­нию»), норм действующего на территории Украины меж­дународного права (см. статью 3 ЕКПЧ).

Как свидетельствует практика, в своей повседнев­ной деятельности часто сотрудники правоохранитель­ных органов, особенно спецподразделений УБОПа, которые в Украине носят название «Беркут», особой щепетильностью или стремлением соблюдать уста-новленные законом нормы при проведении задержания или в первые часы задержания, не отличаются.

Факт 2. Примерно в 16 часов на трамвайной оста­новке была задержана группа подростков 13-15 лет. Дружинники перепутали их с теми, кто безобразничал неподалеку. Не разобравшись, начали составлять про-токол задержания. Одного из ребят, 14-летнего Ми­хаила, жестоко избили — сломали ребро, разбили го­лову. Опомнившись, сотрудники вызвали «скорую». В больнице выяснилось: сотрясение мозга. После выздо­ровления Михаил был поставлен на психиатрический учет. Другому подростку повезло больше — отделался синяками («Український часопис з прав людини», № 1, 1996 р. Цитируется по изданию «Проти катувань», Харь­ковская правозащитная группа, с. 161).

Факт 3. С сотрясением мозга и выпотрошенными карманами покинул камеру Старокиевского РУВД г. Киева задержанный без оснований при исполнении служебных обязанностей охранник банка «Денди» Юрий Кази-миренко («Киевские ведомости», 9 января 1997 года. Цитируется по изданию «Проти катувань», Харьковская правозащитная группа, с. 167).

Существенной проблемой сегодняшнего дня является неосведомленность многих людей в том, ка­кими правами или процессуальными гарантиями они могут воспользоваться во время и после задержания, и поэтому на практике зачастую отсутствует возможность реализовать такие права или гарантии. В значительной мере в практике работы тех же правоохранительных органов наблюдается открытое пренебрежение установ­ленными и закрепленными в кодифицированных актах правами граждан и способами защиты этих прав. Причиной тому есть отсутствие персональной ответ-ственности за явно незаконную деятельность сотрудников правоохранительных органов. Часто оправданием такому поведению служит достижение «положительного» результата во время следствия (на самом деле раскрывается преступление или просто появляется возможность «закрыть» уголовное дело, преступник «получает по заслугам» и таким образом восстанавливается справедливость без судебного раз­бирательства), а то и просто реализуется определенный корыстный интерес какого-то должностного лица, кото­рое за определенное вознаграждение может способст­вовать прекращению следствия...

Выходом из такого положения может служить рас­пространение информации консультационного харак­тера, которая призвана повышать правовую культуру населения и работников правоохранительных органов, а также установление действенного механизма ответст­венности за здоровье и жизнь лиц, которые лишены свободы. В связи с этим стоит привести пример извест­ного дела Рыбич против Австрии, когда Европейский суд по правам человека принял решение о том, что не господин Рыбич должен доказывать причастность поли­ции к факту физического воздействия на него, а, нао­борот, полиция должна доказать, что она непричастна к нанесению телесных повреждений господину Рыбичу в то время, когда он находился под контролем этой са­мой полиции.

Общий невысокий уровень правовой культуры по­рождает правовой нигилизм, в связи с чем происходит утрата доверия к органам государственной власти и наблюдаются попытки «урегулирования» конфликта не-правовым способом. «...Самосуд над костоломами из черкасской милиции прогнозировался безусловно, и имеются веские основания считать, что милиция не стремится разыскать убийц опера УГРО, убитого летом 1995 за издевательства над невинным черкассчанином» (газета «Факты», город Черкассы. Цитируется по изданию «Права человека», Информационный бюллетень Харьковской правозащитной группы, 1-15 июля, 1999 года).

Среди обязательств, которые Украина приняла на себя при вступлении в Совет Европы, была ратифика­ция Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обра­щения или наказания (ЕКПП). Согласно этому доку­менту, который вступил в силу в Украине 1 сентября 1997 года, Комитет против пыток Совета Европы осу­ществляет визиты в места лишения свободы и после инспекционных поездок составляет рекомендации госу­дарству с тем, чтобы исправить имеющиеся нарушения норм ЕКПП. Важную роль играет и публикация докладов Комитета, в которых представляется реальное состоя­ние дел с правами человека в местах лишения свободы. Комитет уже осуществил два визита в Украину — пер­вый с 8 по 25 февраля 1998 года в 3 города — Днепро­петровск, Харьков и Киев — где члены Комитета посе­тили 23 заведения — СИЗО системы МВД и СБУ, ИВС, ЛТП, психоневрологический диспансер и т.д.

Второй визит состоялся в июле этого года, и на этот раз члены Комитета посетили Центральное управ­ление УБОПа, колонию, и, как обычно, следственные изоляторы в разных районах Киева и в Харькове. Од­нако до сегодняшнего дня результаты осуществленных визитов носят конфиденциальный характер. Государст­во должно дать свое согласие на публикацию такого материала, что является обычной практикой.

Следует отметить, что Комитет в своем сос­тавлении картины о состоянии прав человека в области предотвращения пыток пока не исследовал достаточно большую область, где пытки и унижающее человеческое достоинство поведение или обращение часто являются нормой – речь идет об армии и о таком негативном яв­лении как проявление неуставных отношений.

Факт 4. «...Если «деды» приказывали молодому бойцу «ставить лося», это всегда означало одно — будут бить по голове. А чтобы не было синяков, провинивше­гося заставляли скрестить на лбу ладони. Вот в них и целились. Бывало, что промахивались, и тогда кулак скользил по голове. Если после этого молодой солдат плохо усваивал приказы старослужащего, то начинался второй раунд — «лось на водопое». Скрестив ладони, парень наклонялся вперед — по его голове били теперь уже коленом. После каждого удара надо было говорить «спасибо»... ( «Киевские ведомости», 31 июля 1999 года).

В данном случае свое веское слово сказал суд, и виновные отправились на разные сроки в дисциплинар­ный батальон. Такое решение важно, но намного важ­нее создать условия, когда неуставные отношения стали бы невозможными в условиях прохождения срочной службы молодыми солдатами.

Для решения описанной общественной проб­лемы, как показывает практика, имеющиеся механизмы защиты не всегда достаточны. Поэтому насущной является задача создания новых действенных механиз­мов, включая и судебный, которые защищали бы права человека, служили защитой от насилия и произвола со стороны государства. Действующий с  апреля 1998 года институт Уполномоченного по правам человека при Верховном Совете Украины пока еще не стал, к сожа­ленью, тем органом, который может вмешиваться в конфликт между отдельным лицом и государством.

Очень важной является также информационная политика, которая включает в себя как предание оглас­ке и осуждению фактов пыток и жестокого обращения, так и обучение правовым способам предотвращения таких явлений и борьбе с ними.

Несомненно, необходимо реальное усиление имею-щихся национальных механизмов защиты прав че-ловека, и в этом немаловажную роль должно сыграть формирование здорового гражданского общества, пост-роенного на общечеловеческих ценностях.

Немаловажную роль должны играть также между­народные механизмы защиты прав человека, среди ко­торых важное место занимают Европейский суд по пра­вам человека и Комитет против пыток Совета Европы.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори