пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"199926
29.12.1999

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВА «МЕМОРИАЛ»

   

17 сентября 1939 года начался так называемый «освободительный поход Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию».

Относительно нравственной, юридической и исто­рико-политической оценки этого события не может быть двух мнений. Советский Союз стал соучастником на­цистской агрессии против Польши и фактическим союз-ником Гитлера на начальном этапе Второй мировой войны.

В польско-российских отношениях вторжение 17 сентября открыло очередную трагическую главу. За ним последовали: массовый террор на захваченных терри­ториях, Катыньское преступление, постыдное бездейст­вие советских войск на Висле в дни Варшавского вос­стания 1944 года, навязывание полякам, после пяти лет германской оккупации, правительства, угодного Крем-лю, насильственная советизация Польши. Поляки, как и другие народы, загнанные в «социалистический лагерь», полностью испытали на себе все ужасы тоталитарного коммунистического режима. И даже те репрессии, которые проводились руками польской госбезопас-ности, польское общественное мнение не без осно­ваний ставило в счет также и Москве.

Груз прошлого до сих пор лежит на отношениях между двумя странами. И он становится не легче, а тя­желее от того, что нынешнее руководство Российской Федерации, — правопреемника Советского Союза, — предпочитает отмалчиваться. Мы считаем, что ему необходимо публично и в полной мере дать оценку событиям 1939 г. и их последствиям, назвать пре­ступления преступлениями. Необходимо также, чтобы свою ясную оценку дали правительства Ук­раины и Беларуси. Между тем на Украине в этом году власти решили отметить день 17 сентября как «60-летие воссоединения украинского народа». Празднование это-го дня как радостного исторического события с нашей точки зрения является верхом некорректности по отношению и к Польше, и к жителям собственной страны. Ведь на Западной Украине помнят, сколько несчастья и крови принесли им «освободители». Многие там (и не только там) рассматривают 17 сентября как трагическую, траурную дату.

Отсутствие официально заявленной позиции по этим вопросам со стороны России не только ослабляет надежды на улучшение отношений с Польшей и другими странами, подвергшимися советской агрессии в 1939-1940 гг., но и дезориентирует российское обществен­ное сознание. Так, в большинстве учебных пособий по новейшей истории о соответствующих событиях гово­рится глухо, или же эта тема вообще замалчивается; в некоторых учебниках до сих пор воспроизводятся ста­рые советские оценки.

Возможно, молчание правительства России, равно как и основных российских политических лидеров, объясняется нежеланием «бередить раны». В таком случае, они совершают серьезную ошибку: именно эта «фигура умолчания» является одной из важных причин сегодняшней настороженности наших ближайших сосе­дей по отношению к России.

Что же касается российского общества, то, увы, значительная его часть равнодушна к проблемам, по­рожденным событиями 1939‑1940 гг., воспринимая их как чисто исторические, не имеющие никакого отноше­ния к сегодняшнему дню. Многие граждане России да-же не осознают этих проблем и способны лишь на недоуменно-горестный вопрос: «За что же нас так не любят?»

В то же время мы не закрываем глаза и на то, что в Польше и других соседних с Россией странах сущест­вуют силы, которые используют трагедии прошлого в собственных политических интересах, настойчиво по­вторяя при этом тезисы об «исторической вине русских перед поляками (литовцами, венграми и т.д.)», «извечной опасности, грозящей с Востока» и т.п.

В этих обстоятельствах особенно повышается от­ветственность тех общественных структур, которые по­нимают, что историческая память народов — не пустая абстракция. Сегодняшнюю Европу объединяют не толь-ко экономические связи и близость политических идеалов, но и общая память о прошлом. Ведь общая память — это отражение общей судьбы европейских народов в национальном сознании каждого из них. Это в равной мере касается и Запада, и Востока.

Одной из основных задач общества «Мемориал» является прорыв через идеологические завалы и на­ционально-патриотические комплексы — к исторической правде. К правде, которую нельзя подменять любого толка мифами.

В частности, мы полагаем, что представления об исторической вине одного народа перед другим, по меньшей мере, неточны. Всем нам пора научиться раз­личать понятия «вина» и «ответственность».

Руководители Советского Союза, принимавшие, — сначала в сговоре с германскими нацистами, а затем и вполне самостоятельно, — преступные решения, имев­шие трагические последствия для народов соседних стран, в том числе поляков, — несомненно, виновны в тех конкретных злодеяниях, которые были совершены по отношению к Польше и ее гражданам, а также по отношению к ряду других народов Европы. Виновны в конкретных преступлениях против человечности также и непосредственные исполнители преступных приказов. Степень вины этих людей может быть определена лишь в индивидуальном порядке, соразмерно деяниям каж­дого из них. Однако, основных виновников преступле­ний 1939 и последующих лет уже нет в живых, и гово­рить о судебном воздаянии за их преступления — в большинстве случаев поздно.

Что касается народов Советского Союза и, в част­ности, народов России, то, по нашему мнению, термин «вина» к ним неприменим, тем более, когда речь идет о новых поколениях.

Другое дело, что никто не может освободить нас, граждан России, какой бы год рождения не значился в наших метриках, от гражданской ответственности за те злодеяния, которые творились от имени нашей страны, когда бы это ни происходило: 60 лет назад или в последующие годы.

Понятие гражданской ответственности подразуме­вает для «Мемориала» не столько биение себя в грудь и посыпание головы пеплом, сколько планомерную и сис­тематическую работу по изучению и осмыслению прош­лого, а также, в той степени, в которой это сегодня еще возможно, преодолению его последствий. По отноше­нию к Польше и ее гражданам эта ответственность вы­ражается, в первую очередь, в усилиях, направленных на решение исторических и правовых проблем, связан­ных с массовыми репрессиями на территориях, ото­шедших к СССР в 1939–1940 гг. или подпавших под советский контроль после войны.

Нельзя воскресить расстрелянных и умерших, не вернуть выжившим утраченного здоровья, ничем не компенсировать пыток, издевательств и надругательств над человеческим достоинством, не исправить искоре­женных судеб миллионов узников и ссыльных.

Но остается долг памяти перед всеми жертвами репрессий: нельзя допустить, чтобы их имена канули в безвестность, имя каждого должно быть названо.

Остается долг перед выжившими: Россия должна обеспечить им выплату компенсаций, хотя бы в тех символических размерах, какие предусмотрены для жертв политических репрессий — граждан самой Рос­сии.

Остается наш долг перед будущими поколениями — выяснить правду о прошлом, осмыслить ее и рассказать о ней нашим детям.

Общество «Мемориал» действует во всех этих на­правлениях с момента своего основания. Нашим много­летним партнером в этой работе является варшавский Центр «Карта», и совместно с ним мы сделали не так уж мало. Разумеется, предстоит сделать еще больше, и мы рады, что в Польше у нас есть ответственные коллеги и единомышленники. Мы убеждены, что это сотрудничест­во должно быть продолжено. Мы рассматриваем нашу совместную работу как вклад в становление нормаль­ных, основанных на доверии взаимоотношений между будущими поколениями наших народов.

Правление Международного общества «Мемориал»

Москва, 14 сентября 1999 г.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори