пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"199926
29.12.1999

БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ ПО Г-НУ ЛУЖКОВУ

   

 (по материалам Общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным пере­селенцам «Гражданское содействие»)

Уже несколько лет в России идет война. В Москве, Волгодонске происходят трагические события, добав­ляющие  к десяткам тысяч погибших в Чечне и Дагес­тане сотни новых, столь же невинных, жертв. Мы ло­жимся спать с чувством страха за своих детей. Мы ждем активных действий со стороны наших властей и правоохранительных органов, мы требуем защиты.

Чем же отвечают московские власти на действия террористов? Уже несколько дней в нашу организацию приходят, звонят, взывают о помощи десятки постра­давших от борьбы с терроризмом по-московски. Это наши постоянные подопечные — вынужденные миг­ранты. Бакинцев мы знаем с 1990 года, сухумцев — с 1992-го, грозненцев — с 1995 г. Они попали под подоз­рение из-за отсутствия прописки — регистрации по месту жительства в Москве. Той самой регистрации, в которой им незаконно отказывали все эти годы. Осно­вываясь на некотором неопубликованном документе органы милиции проводят перерегистрацию тех, кто имеет временную прописку — регистрацию по месту пребывания. По собственному произволу регистрацию могут аннулировать, посчитав, что у кого-то «нет осно­ваний для пребывания в Москве», или обнаружив, что человек находится не по месту своей регистрации. Тем, у кого регистрация закончилась, в ее продлении отка­зывают. Разумеется, основной принцип проверки — эт­нический.

Сотрудники милиции ссылаются на распоряжение Мэра, якобы принятое им 13 сентября с.г. Текст его нам неизвестен, поскольку в ответ на запрос депутата Госу­дарственной Думы В.В.Игрунова Мэрия отказалась выс­лать документ факсом. Есть ли этот текст в отделе­ниях милиции, или, как это было в 1993 году с Поста­новлением №906, оно только в общих чертах «доведено» до исполнителей, мы тоже не знаем.

Однако, как сказали нам в одном из отделений милиции, инструкция: лиц «не той» национальности не регистрировать, из Москвы выдворять, квартиры осво­бождать.

Вот всего лишь три примера активных действий милиции. В общежитии Метростроя по ул. Шолохова 2 уже много лет живут беженцы из Баку, имеющие статус и регистрацию. Два дня назад им на справки о регист­рации был поставлен штамп об ее аннулировании. Ма­лика Такаева, бывший сотрудник Минфина в Чечне, жи­вет в Москве с 1995 года. Была волонтером в нашей организации, уже два года работает на государствен­ной службе в Москве. Малика с сестрой и братом только что вернулась из Нальчика, где скоропостижно скончался их отец. У нее закончился срок регистрации, а продлить ее она не успела. 11 сентября все трое были оштрафованы, а 13 задержаны сотрудниками ОВД «Чертаново-центральное». После задержания их место­нахождение не известно. Сослуживцы Малики наводили о ней справки, мы тоже старались сделать это. Но ми­лиция не дает достоверной информации, посылая из одного подразделения в другое. Удалось выяснить, что Такаевых судили в Чертановском суде. Но где они от­бывают пятидневный срок лишения свободы, остается тайной.

Мать десятерых детей, Пердос Бокова, приехала в Москву из Ингушетии, чтобы положить в Детскую боль­ницу №18 больного ДЦП ребенка. Отец ее детей, Салех Боков, постоянно проживающий в Москве в одноком­натной квартире со второй женой, поместил Пердос с детьми в квартиру друга. Он предполагал присмотреть за детьми, пока мать с больным ребенком будет лежать в больнице. 15 сентября Боковы должны были лечь в больницу. Однако утром этого дня бдительные сотруд­ники ОВД «Люберцы-2» явились к ним на квартиру, ош­трафовали их и отобрали паспорта, требуя немедленно покинуть квартиру. Два дня члены нашей организации объяснялись с ОВД «Люберцы-2», уговаривая отдать паспорта и дать женщине возможность использовать направление в московскую больницу, на которую она возлагала столько надежд. Звонили дежурному по Мос­ковской области, который был необычайно любезен, соглашался и с тем, что изъятие паспортов — незакон­ное дело, и с тем, что чудовищно мешать лечению ре­бенка. Дежурный звонил в ОВД «Люберцы-2», там обе­щали отдать паспорта, Салех ходил за ними, но ему отказывали. Начальник ОВД Владимир Борисович Па­нин требовал немедленного освобождения квартиры. «Сегодня закон — это я.» — сказал он. Похоже, что он прав. К ночи 15 сентября Салех развез семью по зна­комым. Депутат Госдумы Вячеслав Игрунов звонил по «вертушке» в МВД, там тоже обещали, что паспорта будут возвращены. Однако 16 сентября Боковы снова ездили за ними, и снова бесплодно….

Таких историй множество. Не только сотрудники нашей организации и депутаты, но сотрудники милиции тоже тратят на них уйму времени. Если правда, как со­общили 16 вечером новости, что в Москве выявлено уже 20 000 лиц, не имеющих регистрации, то можно себе представить, что у милиции уже нет сил и времени ловить преступников. А сколько труда и средств надо будет потратить, чтобы где-то поместить выдворяемых! Не на свалку же их вести, как калек в августе. Беженцам из Баку ехать некуда. Чеченцам, работавшим при Зав­гаеве на Россию, тоже нет возврата домой.

Но все это, видимо, неважно для московских властей. Зачем ловить бандитов, когда 20 тысяч брюнетов наловили уже и еще могут поймать. «Только скажите, Юрий Михайлович. А уж мы террор в городе наведем». Обещали еще после взрыва 12 июля 1996 года. Только этим террором добавим человеческого горя, а пользы москвичам от него не будет никакой.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори