пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"199928
29.12.1999 | С.Милославский, г.Днепропетровск

ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ ВСЕ-ТАКИ ВЗЯЛИСЬ ЗА «РИОН-КОСМЕТ»?

   

Когда в июле прошлого года в Днепропетровской области рухнула очередная пирамида «Рион-космет» и правозащитное объединение «Антимафия» по просьбе потерпевших взялось отстаивать их права, нам говорили, что делаем это мы напрасно. Общественное мнение настроено против пострадавших, и «Антимафия» ав-торитета себе этим делом не наживет.

И, действительно, участников пирамиды никто не жалел. Их обвиняли в желании «легкой наживы». Те, кто по разным причинам не успел отнести свои деньги мошенникам, умничали задним числом: «ну, как же можно было не рассмотреть?»; и добавляли: «так им и надо»... Когда же потерпевшие стали собираться у здания исполкома, «общественность» подняла брови: «а причем здесь исполком?»...

Вопрос на совете объединения обсуждался 10 часов...

Мы прекрасно понимали, откуда происходит такое «общественное мнение»: условия выживания и конкуренция сегодня такие, что оценка любого явления дается лишь исходя из своих собственных, эгоистических интересов. Например: «вернуть деньги обманутым из бюджета? как бы ни так; ведь это и мои деньги тоже...»

И все-таки «Антимафия» взяла в производство это бесперспективное, на первый взгляд, дело. Мы рассуждали так.

1. На руки потерпевшим выдавали два договора. Первый — о выполнении работы; второй — о залоге. Залог вносился, якобы, за порошок, необходимый для выполнения работы.

Закон Украины «О залоге» перечисляет предметы залога. Это могут быть предметы, имущество... в общем все, что угодно, но только не деньги. Деньги быть залогом не могут.

Да это и понятно. Залогом может быть лишь вполне определенная вещь, со своими, только ей присущими признаками. Она поступает от залогодателя залогодержателю и после выполнения определенных условий возвращается к залогодателю. Чего, понятно, нельзя сказать о деньгах. Деньги не имеют признаков, они обезличены. Залогодержатель может не только владеть таким «залогом», но и распоряжаться им. Например, пустить в оборот (пока идет время залога) и получить прибыль. А это уже не залог, скорее — кредит.

2. Знали ли об этом (да и о других нарушениях) власти, которые разрешали и контролировали деятельность «Рион-космет»? Уверены: знали. Не могли не знать: ведь фирма существовала немного немало 2 года. Тогда почему не приняли мер? Что это? Халатность или что-то более криминальное? Близкое к названию нашей организации.

3. Могут ли потерпевшие надеяться на то, что правоохранительные органы и их братья из спецслужб когда-нибудь поймают мошенников, и те предстанут пе-ред судом? Вряд ли. Хотя слова и произносились гроз-ные: «Интерпол», «в течение десяти суток» и т.д., — мы думаем, всем известны способности наших сыщиков.

Да и потом: есть ли гарантия того, что у пойманных будут при себе все украденные ими деньги и их, эти деньги, можно будет вернуть через суд?..

4. Так ли уж виновны потерпевшие в своей близорукости? При нынешней безработице и материальных условиях жизни, после прочтения таких хвалебных статей (не реклам, а именно статей) в газетах...

5. И, наконец, потерпевшие — никто иные как избиратели всех наших депутатов, кормильцы (посред-ством уплаты налогов) всех наших исполкомов и прочих учреждений. С избирателями и кормильцами случилась беда и они пошли... нет, не к «крестному отцу»; они пошли к исполкому. Ибо до сих пор еще верят нынешней власти и думают, что получат от нее помощь и поддержку. Как это ни смешно.

Среди пострадавших есть разные люди. Есть те, кто успел не один раз «прокрутить» свои деньги. Есть те, кто вложил в «Рион» свободные 100 баксов так, ради очередного, дополнительного заработка. Но, ведь есть и такие, кто влез в это дело от отчаяния, заняв под проценты. И сегодня на активные формы протеста, которые проводят пострадавшие при поддержке «Анти-мафии», приходят именно и только такие.

Так неужели правозащитное объединение останется в стороне?.. И мы предлагаем следующее. Коль скоро местные органы власти либо проморгали, либо что-то другое, но в любом случае, — допустили на своей территории массовое мошенничество, — необходимо создать специальный внебюджетный фонд и помочь наиболее пострадавшим оправиться от этого стресса. Если же через 10 дней, а может быть, лет через 100 или 200, наши доблестные правоохранительные органы и спецслужбы случайно поймают преступников, а наш независимый суд признает в их действиях признаки мошенничества, — пожалуйста, пусть эти ребята вернут часть денег в исполком.

Так, нам кажется, будет справедливо.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори