пошук  
версія для друку
29.12.1999 | Інна Сухорукова

ЧИ СПРАВДІ ВСЕ ГАРАЗД У «НАЙКРАЩИХ ЧАСТИНАХ ПРЕЗИДЕНТА»?

   

В Харьковскую правозащитную группу, Харь-ковский областной союз солдатских матерей обра-тилась Людмила Ивановна Козлова, жительница г.Харькова. Ее сын — солдат срочной службы Козлов Евгений Владимирович, 1981 года рождения, призван в армию в июне этого года и служит в 1-й роте спецназа Национальной гвардии Украины (в/ч 2243). В своем обращении Козлова Л.И. просит разобраться в безобразиях и беззаконии, которые происходят в части, где служит ее сын. Ниже мы публикуем текст этого письма:
«Беззакония и безобразия, происходящие в этой части, выражаются в следующем:
1. Нетерпимая «дедовщина». Это когда молодых солдат бьют просто так, в любое время дня и ночи, в любом месте, даже, когда те стоят на почетном посту под национальным флагом и гербом. Это, когда от них требуют достать сигареты, продукты и т.д., которые им достать негде и не за что купить. Это, когда их натрав-ливают друг на друга, наказывая всех за одного не под-чинившегося или не исполнившего требование, дейст-вуя по принципу: «Разделяй и властвуй!» Это, когда при медицинских осмотрах все синяки и побои объясняют, как в известном кинофильме: «поскользнулся, упал — очнулся гипс». Все это происходит из-за того, что ничем незанятые старослужащие — «деды», от скуки изо-щряются в издевательствах, моральных и физических, над молодыми солдатами, чтобы скоротать время, ос-тавшееся до «дембеля», и воспитать себе подобную смену, мстящую за пережитые ими обиды, но мстящие не обидчикам, а следующим новобранцам. И так про-должается этот бесконечный конвейер. «Деды» живут, как «паханы» в зоне, где все обязаны беспрекословно выполнять все их требования и прихоти. Приемов изде-вательств много, о них могли бы рассказать молодые, если бы не боялись последствий и последующей мести. Уверена, что командиры всех рангов в этой части знают все это, так как часть не такая уже и большая и все в этой части на виду.
2. Очень плохое питание, скудное, однообразное, от которого у солдат болят желудки, появляется авитаминоз и, как следствие этого, не заживают раны и царапины. А наряд по кухне, чаще всего, воспринимается как наказание, т.к. шеф-повар столовой просто зверь, который может огреть, чем попало, избить за малейшую ошибку и т.д. Бывают случаи, когда их могут лишить и этой ни-щенской пищи по прихоти «дедов», а не подчинившихся — накормить кипящей кашей насильно.
3. Плохое медицинское обслуживание. Солдат с температурой посылают в наряды, на вахту. Многие солдаты заболевают воспалением легких, лимфа-денитом, менингитом и другими заболеваниями, кото-рые не только тяжело протекают, но и дают серьезные осложнения на будущее. В части же оказание даже первой медицинской помощи происходит на очень низ-ком уровне. Не поддерживаются элементарные гигиени-ческие нормы, из-за недостатка воды солдаты редко моются. Одежду в стирку не хотят сдавать, так как обратно можно получить рваные обноски. Из-за того, что не проводится дезинфекция, не гладится белье, солдаты страдают от педикулеза. А ведь сейчас не война и не полевые условия.
4. В роте, где служит сын, процветает воровство. В тумбочках пусто, т.к. все оставленное в тумбочке моментально исчезает. Как бриться, мыться, подшивать воротнички, если все необходимые вещи, которые мы привозили сыну, пропадают моментально. Даже нашив-ки и эмблемы с военной символикой, купленные сами-ми солдатами, спарываются с формы.
5. Настало холодное время года и из-за плохой одежды солдаты мерзнут. Шапки и более-менее при-годные бушлаты им выдают только для вахты на улице — на вышке. Остальные ходят одетые кое-как, в беретах и в рваных без пуговиц бушлатах. Одеть под форму что-нибудь теплое, свое нельзя — не по уставу. Можно купить в части новую одежду, которая разрешена, но нет денег, да и где гарантия, что все это не отнимут или не крадут.
То, что я пишу — не выдумки, не голословные ут-верждения, а то, что я сама видела в части, то, что мне рассказал сын и его товарищи по части и их родители. Старослужащие в этой части рассказывают, что раньше в этой части был порядок. Сейчас от незанятости и безделья, от бездействия комсостава процветает «де-довщина»
Мой сын не бегал от призыва. «Надо — значит надо», — сказал он. — «В жизни армейская подготовка всегда пригодится». После присяги он был доволен и горд, что попал именно в эту роту. Да, служба в спец-назе — не мед, но он был готов к тяжести службы, тре-нировкам, но не к прислуживанию и унижениям. За пять месяцев службы у него отбили всякую охоту служить.
При личных встречах с командирами роты, ба-тальона, политруком я наслушалась от них много кра-сивых заверений и слов. Но реальность совсем другая. Все, что написала в своем письме, могли бы подтвердить многие солдаты и их родители, но они боятся. А я устала бояться заступиться за своего сына. Его забрали в армию, оторвали от учебы, не спрашивая ни его желания, ни согласия родителей. Он должен был исполнить свой долг перед Родиной, и он был готов к этому. Так почему же вместо учебы, тренировок, бое-вой, физической и моральной подготовки он должен терпеть унижение духа и тела. Я не хочу, чтобы он стал дезертиром или вернулся со службы физическим и мо-ральным инвалидом, либо зверем. Он хочет нормально служить в армии, а не быть в таких условиях, как в тюрьме.
Прошу помочь мне перевести сына служить в дру-гую часть, если можно, по месту жительства. Я знаю, что вышел такой указ. Да, армия, как и вся страна переживает тяжелое время, но родители всегда готовы помочь своим детям, а значит и армии.
В этой части служит не только мой сын, и сердце у меня болит не только за него. Помогите навести поря-док в этой части, чтобы Национальная гвардия Украины по-настоящему стала «найкращими частинами Прези-дента», а не только отборной командой для предвы-борного тура по городам и весям с показательными выступлениями десятка отработанных приемов.
Коментар «ПЛ»: З цією заявою ми звернулися до керівництва НГУ в Києві. Нам сповістили, що зараз у цій частині працює представник командування Національної гвардії, який перевіряє це військове угрупування. Йому і доручили розглянути скаргу Козлової Л.І.
Вже через декілька днів керівництво НГУ за результатами перевірки звільнило командира 1-ї роти в/ч 2243. Це не перший випадок коли командування НГУ (і це робить честь командуванню) дуже швидко і опера-тивно реагує на інформацію про нестатутні відносини в військах НГУ. Сподіваємося, що ситуація в в/ч 2243 зміниться на краще, адже нестатутні відносини розкві-тають там, де офіцери нехтують своїми службовими обов’язками, а командування не приділяє належної уваги роботі офіцерів. Нестатутні відносини — хвороба, яку українське військо успадкувало від радянської армії. Позбавитися від цієї хвороби можна тільки спільними діями командування, військових прокуратур, громад-ських організацій і, звичайно, самих солдат та їх батьків, котрі не захочуть терпіти знущань та принижень. На жаль, далеко не всі військові структури налаштовані на такі рішучі міри відносно «дідівщини» та інших негараздів у військових частинах.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори