пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200001
26.12.2000 | А. Букалов, г.Донецк

Смертной казни нет, но проблемы, с ней связанные, остаются

   

Накануне Нового года Конституционный суд Украины принял решение о неконституционности положений нашего Уголовного кодекса, предусматривающих смертную казнь. Безусловно, это очень важный шаг на пути Украины к цивилизованному демократическому обществу. Но мне трудно назвать это событие радостным по ряду причин.

Прежде всего хотелось бы напомнить, что Украина в 1995 году, вступая в Совет Европы, добровольно приняла на себя обязательство ввести мораторий на исполнение смертных казней с момента вступления. Это свое обязательство она до сих пор не выполнила. Сначала, после вступления в СЕ, она полтора года продолжала казнить приговоренных к смертной казни. Нарушая собственные обязательства, она лишила жизни около двухсот человек. Затем - с марта 1997 года - смертные приговоры в нашей стране перестали исполняться без официального введения моратория, как это сделала, например, Россия. Поэтому фактическое неисполнение Украиной смертных приговоров не отменяет необходимости выполнения обязательства ввести мораторий. Именно это упорное нежелание политических сил решать проблему законности смертной казни очень тревожит и удручает. И вот почему.

Отказ и Верховной Рады, и Президента на протяжении более четырех лет ввести официально мораторий на исполнение смертных приговоров является в первую очередь не следствием "неготовности общества" к такому шагу, как любят лицемерно заверять некоторые политики, а фактической неготовностью самих политиков поставить человеческую жизнь выше своих узкополитических интересов. Именно такое распределение приоритетов у наших политиков и является, на мой взгляд, тревожным и опасным для общества. Неловко и даже стыдно читать в уважаемой газете "Голос Украины" в заметке о пресс-конференции Генерального прокурора его слова о том, что Запад "требует" от Украины отмены смертной казни, что это "не тот язык", на котором следует вести разговор с Украиной, и что "поспешность в этом приводит лишь к значительному всплеску кровавой преступности".

Во-первых, мягко говоря, не соответствует мировому опыту утверждение Генпрокурора о "всплеске кровавой преступности" при отмене смертной казни. Ибо на самом деле все обстоит как раз наоборот: мировой опыт свидетельствует, что нет взаимосвязи числа убийств и числа казненных преступников. Даже опыт Украины это подтверждает: прекращение казней в нашей стране в марте 1997 года НЕ ПРИВЕЛО к сколько-нибудь заметному росту убийств. Поэтому выражение о некоем "всплеске" - всего лишь ничем не подтвержденные слова - и не более.

Во-вторых, возможно, высокопоставленный чиновник считает, что требовать от страны исполнения ею же самой добровольно взятых обязательств - "не тот язык". Конечно, мы хорошо знаем, что многие наши политики чаще говорят на ином языке. Для них, как и для Генпрокурора, возможно, предпочтительнее другой, более знакомый им язык: обещать одно, а делать совершенно другое. Но это проблема не общества, а добросовестности этих политиков.

Другим мифом, распространяемым нашими политиками - сторонниками варварского наказания, является утверждение о будто бы "большой стоимости" содержания пожизненно заключенных. Действительно, содержание особо опасных преступников стоит денег. Однако, при этом речь идет всего о нескольких сотнях человек, в крайнем случае, об одной-двух тысячах. На данный момент приговорены к смертной казни и ожидают своей участи около пятисот человек. В то же время ежегодно судами за решетку отправляются МНОГИЕ ДЕСЯТКИ тысяч граждан, совершивших мелкие правонарушения. Их содержание стоит в десятки раз больше. Однако Верховная Рада не спешит с принятием нового, более гуманного Уголовного кодекса. А подготовленный и прошедший первое чтение проект по оценке специалистов кое в чем даже более жестокий, чем существующий, и может привести к еще большему, чем сегодня, переполнению мест лишения свободы. Отчего же в этом случае молчат любители сэкономить на чужих жизнях?

Именно такая непоследовательная, недальновидная и не соответствующая явно популистским декларациям позиция многих наших политиков и лиц из властных структур и является тревожным симптомом. В обществе, которое стремится стать цивилизованным, задача политиков - отстаивать гуманные ценности, "продвигать" общество к восприятию таких ценностей, делать их нормой жизни. Увы, наши политики до сих пор часто действуют с точностью до наоборот. И хотя решение Конституционного Суда по поводу смертной казни - важный шаг на пути гуманизации нашего общества, но этот шаг все-таки сравнительно небольшой. Предстоит еще долгий путь разъяснения гражданам, почему в обществе не должно быть смертной казни. А вот именно этой важной разъяснительной работы наши политики пока не делают.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори