пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200007
27.12.2000 | А. Юрченко, пгт Черноморское

Станут ли наши суды по-настоящему независимыми от коррупции?

   

(Начало в "ПЛ" №5)

Истец заявил, что если коллегия считает, "что необходимо провести служебное расследование", то она должна, руководствуясь статьей 320 ГПК, вынести об этом частное определение.

Но коллегия огласила лишь резолютивную часть определения о том, что дело снимается с рассмотрения и направляется в Главное управление юстиции для проведения служебного расследования.

Как установил истец впоследствии, коллегия 17.03.99 г. огласила резолютивную часть определения с одним текстом (что дело направляется в ГУ юстиции), но в мотивированном определении написала другой текст.

В определении от 17.03.99 г. написано: "Суд, рассматривая замечания истца по делу на протокол судебного заседания от 18.01.99 г. удостоверил правильность замечаний, изложенных в п. 21 заявления, а именно то, что 18.01.99 г. оглашалась резолютивная часть решения. Коллегия обращает внимание на то, что в материалах дела отсутствует резолютивная часть решения, в связи с чем дело подлежит возвращению в суд для дооформления. Руководствуясь ст. 306 ГПК, судебная коллегия определила: дело снять с кассационного рассмотрения и возвратить в суд для дооформления".

Но ссылка коллегии на статью 306 ГПК несостоятельна, поскольку речь в этой статье идет о разрешении судом ходатайств и заявлений лиц, участвующих в деле, а не о возможности и порядке снятия дела с рассмотрения и возвращения его в суд "для дооформления".

Никто не заявлял ходатайства о снятии дела с рассмотрения. Истец, наоборот, просил рассмотреть дело по существу.

По основаниям статьи 312 ГПК решение суда подлежало безусловной отмене в связи с грубыми нарушениями судом норм материального и процессуального права, в связи с неполным выяснением обстоятельств, имеющих значение для дела, не доказанностью обстоятельств, которые суд посчитал установленными и несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Коллегия вышла за пределы своих полномочий, предусмотренных статьей 311 ГПК "Полномочия кассационной инстанции", в которой говорится: "суд, рассмотрев дело в кассационном порядке, вправе своим определением:

оставить решение без изменения, а кассационную жалобу или представление - без удовлетворения;

отменить решение полностью или частично и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей или в другой суд первой инстанции;

отменить решение полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения;

изменить решение или постановить новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права".

Из процитированного видно, что нет у коллегии полномочий снимать дело с рассмотрения.

Следует отметить безответственное отношение к своим обязанностям докладчика по делу Н.Шестаковой, которая фактически не провела подготовку дела к его рассмотрению в кассационной инстанции.

В соответствии с установленным порядком подготовка дела в суде кассационной инстанции осуществляется членом кассационного суда - докладчиком по делу, который производит следующие действия:

- изучает дело (определяет предмет спора, проверяет правильность квалификации спорных правоотношений, доводы кассационной жалобы и т. д.);

- принимает меры по обеспечению дела дополнительными материалами;

- разрешает вопрос о возможности рассмотрения дела в срок, определенный судом первой инстанции;

- в случае переноса рассмотрения дела извещает об этом лиц, участвовавших в суде первой инстанции;

- включает дело в списки дел, подлежащих рассмотрению кассационным судом.

В заявлении Верховному суду Крыма от 18.02.99 г. истец писал, что в судебном заседании по рассмотрению замечаний на протокол судья удостоверила замечание на протокол о том, что в судебном заседании ею была оглашена лишь резолютивная часть судебного решения.

Если бы Н.Шестакова изучила дело, изучила бы доводы кассационной жалобы и дополнение к ней, то она бы увидела, что в деле нет резолютивной части решения (которое должно приобщаться к делу в соответствии с ч. 4 статьи 209 ГПК).

Но она не заметила отсутствия в деле резолютивной части решения, т. е. не устранила недостатки подготовки дела, допущенные в суде первой инстанции, не приняла мер по обеспечению дела дополнительными материалами, а посчитала, что депо можно рассматривать в кассационной инстанции в срок, определенный судом первой инстанции.

Если бы она добросовестно отнеслась к своим обязанностям, то она должна была принять меры к переносу рассмотрения дела в кассационной инстанции и обязана была известить об этом стороны по делу.

А откуда истец мог знать, что судья не приобщила к делу резолютивную часть судебного решения?

Не зная об этом, истец приехал на заседание коллегии и при даче объяснения попросил коллегию, чтобы она посмотрела, есть ли в деле резолютивная часть решения.

Если бы истец не попросил коллегию об этом, то она, пожалуй, и не заметила бы нарушения судьей требований части 4 статьи 209 ГПК.

Итак, коллегия 17.03.99 г. огласила в судебном заседании резолютивную часть определения, указав, что дело снимается с рассмотрения и направляется в ГУ юстиции для проведения служебного расследования.

Считая, что дело направлено в ГУ юстиции, истец 9.04.99 г. направил письмо начальнику ГУ юстиции по данному вопросу.

В письме истцу от 27.05.99 г. первый заместитель начальника ГУ юстиции М. Трошина сообщила, что "данное дело для проведения служебной проверки не поступало" и, что "депо было снято коллегией с кассационного рассмотрения и возвращено в Черноморский райсуд для "дооформления".

Она сообщила также, что "10.04.99 г. дело поступило в Черноморский райсуд, а после дооформления 27.04.99 г. дело повторно направлено в судебную коллегию для рассмотрения 19.05.99 г."

Прибыв на заседание коллегии 19.05.99 г., согласно извещению о слушании дела, истец попросил коллегию (председательствующий Корольков И.П., докладчик по делу Берзиньш В.С., судья Архипова И.А.) дать ему посмотреть дело.

Он увидел, что дооформление заключалось в том, что к делу была приобщена резолютивная часть решения суда и объяснение секретаря судебного заседания, которая неправильности написанного в протоколе судебного заседания объясняла своей неопытностью. Объяснения же судьи в деле не было.

Следует отметить, что состав коллегии по сравнению с коллегией, снявшей дело с рассмотрения, изменился: в составе коллегии были новый председательствующий и новый докладчик по делу, которые, естественно, не знали о том, что происходило в судебном заседании коллегии 17 марта, т.е. не знали какое определение на самом деле оглашалось в этом заседании, не знали, что в оглашенной резолютивной части определения речь шла о направлении дела в ГУ юстиции.

Коллегия 19.05.99 г. рассмотрела дело с грубым нарушением ГПК: 1.

Проигнорировала доводы кассационной жалобы истца и его объяснения в заседании коллегии; 2.

Проигнорировала доводы, изложенные в заявлении истца в коллегию от 18.02.99 г. по замечаниям на протокол; 3.

Проигнорировала доводы, изложенные в заявлении истца в коллегию от 19.02.99. г. по "сравнительному анализу" представителя ответчика; 4.

Нарушила требования статьи 310 ГПК, согласно которой обязана была по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам проверить законность и обоснованность решения суда как в обжалованной, так и в не обжалованной части, поскольку коллегия не связана доводами кассационной жалобы и обязана проверить дело в полном объеме;

5. Нарушила требования статьи 312 ГПК, проигнорировав основания к отмене решения суда и передаче его на рассмотрение в суд первой инстанции, а именно:

- неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела;

- недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела;

- несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела;

- нарушение или неправильное применение норм материального или норм процессуального права.

6. Нарушила требование статьи 313 ГПК, не заметив, что суд первой инстанции неправильно истолковал статью 7 Гражданского кодекса".

7. Проигнорировала требования статьи 314 ГПК, поскольку судом первой инстанции были нарушены нормы процессуального права (что привело к неправильному разрешению дела);

8. В определении коллегии не приведены доводы истца, что позволило голословно утверждать, что "доводы истца фактически сводятся не к распространению ответчиками не соответствующих действительности сведений, а к его несогласию с тем, что выступление опубликовано не полностью, а в сокращенном виде".

Но это надуманный вывод коллегии, не основанный на материалах дела, в частности, на исковых требованиях истца, которые коллегия проигнорировала; 9.

Коллегия проигнорировала доводы истца, которые он приводил в пояснении, в своей речи в прениях и в реплике после прений в суде первой инстанции (тексты этих выступлений истца в судебном заседании приобщены к делу);

10. Коллегия проигнорировала доводы истца, изложенные им в опровержении публикации, которое он направлял в редакцию (копия его имеется в деле);

11. Написанное в определении коллегии, что "данные выводы суда соответствуют материалам дела, фактическим обстоятельствам, требованиям законодательства" - это общие фразы, не подкрепленные ссылкой над конкретные материалы дела.

На самом же деле, как раз все наоборот: выводы суда не соответствуют материалам дела, фактическим обстоятельствам и требованиям законодательства.

12. Коллегия сделала неправильный вывод, что текст статьи является кратким изложением выступления истца. Это явно видно, если сопоставить тексты, имеющиеся в деле.

13. Вывод коллегии, что "В статье также не содержится сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца с точки зрения соблюдения законов, общепризнанных правил и принципов морали", не соответствует обстоятельствам дела и имеющимся в нем материалам.

14. Ссылка коллегии на статью 6 Закона "О печатных средствах массовой информации (печати) в Украине" некорректна и не имеет отношения к предмету спора.

Истец согласен с тем, что "Деятельность печатных средств массовой информации - это сбор, создание, редактирование, подготовка информации к печати и издание ее".

Но, кроме статьи 6, в законе есть и другие статьи, на которые не обратила внимание коллегия.

Например, статья 3 закона, в которой говорится, что запрещается вмешательство в личную жизнь граждан, посягательство на их честь и достоинство.

Не обратила внимание коллегия и на статью 26 закона, в которой говорится, что журналист обязан предоставлять для публикации объективную и достоверную информацию.

Не обратила коллегия внимания и на статью 37 закона, в которой говорится, что редакция обязана в срок, не превышающий одного месяца со дня поступления требования об опровержении, письменно известить заявителя об отказе в публикации опровержения с указанием мотивов (чего редакция не сделала);

15. В определении коллегии написано, что "суд удостоверил правильность замечаний истца на протокол судебного заседания от 18.01.99 г.".

Но это не соответствует действительности, поскольку судья удостоверила только одно из 22 замечаний на протокол, да и то сделала это в судебном заседании по рассмотрению замечаний (отказалась это сделать до судебного заседания и удостоверила замечание в судебном заседании вынужденно, поскольку и ответчики подтвердили правильность замечания). 16.

В определении коллегии написано, что "впоследствии резолютивная часть, ошибочно не подшитая секретарем, приобщена к материалам дела". На самом деле, резолютивная часть решения была не подшита намеренно, а довод коллегии надуман.

О том, что резолютивная часть решения была приобщена к делу задним числом, коллегия не указала. 17.

Из определения коллегии не усматривается, что дело в коллегии рассматривалось и 17 марта. Коллегия огласила в судебном заседании лишь резолютивную часть определения. Дело долго удерживалось в коллегии и лишь 27.07.99 г. поступило в Черноморский райсуд.

Получив в райсуде копию определения, истец, считая его явно необоснованным и незаконным, обжаловал решение суда и определение коллегии в порядке судебного надзора.

Но об этом - после рассмотрения жалобы надзорной инстанцией, поскольку она еще до сих пор не рассмотрена.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори