пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200007
27.12.2000

Юбилей Сергея Ковалева

   

Сергей Адамович Ковалев родился 2 марта 1930 года в г.Середина-Буда Сумской обл.(Украина) в семье железнодорожника. В 1954 - окончил биофак МГУ. Биофизик, специалист в области нейронных сетей. Жил и работал в Москве. Опубликовал более 60 научных работ; в 1964 г. защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата биологических наук.

С середины 1950-х гг. принимал участие в борьбе против т.н. "учения Лысенко" - антинаучной доктрины, господствовавшей в советской идеологии и поддерживаемой партийной властью.

Первым актом правозащитной активности Ковалева стало организованное им в начале 1966 г. коллективное письмо сотрудников Института Биофизики в защиту писателей А.Синявского и Ю.Даниэля, осужденных за "антисоветскую пропаганду". С 1968 г. Ковалев примкнул к возникавшему тогда движению в защиту прав человека в СССР и вскоре стал в этом движении заметной фигурой. Когда в мае 1969 г. была создана Инициативная группа защиты прав человека в СССР - первая в стране открыто действующая независимая правозащитная общественная ассоциация, в состав этой группы вошел и Ковалев. Вследствие этого осенью того же года был уволен с должности заведующего отделом межфакультетской лаборатории математических методов в биологии МГУ.

Ковалев был одним из тех людей, благодаря которым борьба советских диссидентов за гражданскую свободу приобрела характер открытой и ненасильственной деятельности, апеллирующей к духу и букве права. Как и большинство его товарищей, Ковалев считал соблюдение прав человека, прежде всего - гражданских прав личности, ключевым условием общественного развития. В соответствии с реалиями советской действительности, в качестве основного такого права и одновременно главного средства борьбы за другие индивидуальные и коллективные права Ковалев рассматривал свободу слова, осуществляемую "явочным порядком", с помощью специфически советского варианта неподцензурной печати - т.н. Самиздата.

С 1971 г. Ковалев становится одним из редакторов "Хроники текущих событий" - машинописного информационного бюллетеня советских правозащитников, выходившего с 1968 г. с интервалом в полтора-два месяца. Тогдашние наблюдатели и сегодняшние исследователи отмечают необычайную в условиях полуподпольного функционирования точность, ответственность и полноту информации о нарушениях прав человека, содержащуюся в этом издании. А.Д.Сахаров, не участвовавший непосредственно в подготовке "Хроники", неоднократно заявлял, что считает ее самым главным делом правозащитников. "Хроника", как и Инициативная группа, а позднее - Хельсинкское движение, была центром, вокруг которого консолидировалось правозащитное и другие родственные ему по методам и принципам действия движения - религиозные, национальные и иные. В частности, при решающем участии Ковалева правозащитники наладили постоянные контакты с движением литовских католиков и с грузинскими диссидентами.

В конце 1972 года издание "Хроники" под давлением Комитета госбезопасности было приостановлено, однако? год спустя редакторы приняли решение возобновить издание. 7 мая 1974 года три члена Инициативной Группы - С.Ковалев, Т.Великанова и Т.Ходорович созвали пресс-конференцию для иностранных журналистов, где заявили, что отказываются впредь подчиняться шантажу и берут на себя ответственность за дальнейшее распространение "Хроники". Там же журналистам были представлены три новых выпуска бюллетеня.

Ковалев успел принять участие в подготовке еще четырех номеров "Хроники". Один из них, 33 - специальный выпуск, посвященный исключительно узникам политических лагерей, объявлению 30 октября 1974 г. Днем политзаключенного в СССР (с 1991 г. это официально признанный День памяти жертв политических репрессий). С.Ковалев участвовал в пресс-конференции на квартире А.Д.Сахарова, где было объявлено о Дне политзаключенного и передал иностранным журналистам этот выпуск.

В сентябре 1974 г. в Москве была образована советская секция "Международной Амнистии" - первый случай открытия на территории СССР филиала международной организации, независимого от официальных властей, и Сергей Адамович вошел в состав этой группы.

28 декабря 1974 г. Ковалев был арестован по обвинению в "антисоветской агитации и пропаганде". Центральным пунктом обвинения было участие в издании "Хроники текущих событий"; ему также инкриминировалось распространение информационного бюллетеня литовских католиков - "Хроники Литовской Католической церкви" и "Архипелаг ГУЛАГ" А.Солженицына. В декабре 1975 года суд в Вильнюсе приговорил Ковалева к 7 годам лагерей строгого режима и 3 годам ссылки. Виновным себя Ковалев не признал, последнего слова на суде был лишен.

Арест и осуждение Сергея Адамовича вызвали длительную кампанию протеста как в СССР, так и за рубежом, где был создан общественный Комитет защиты Сергея Ковалева. В этот Комитет вошли видные биологи, математики, юристы из разных стран мира.

Наказание Ковалев отбывал в Скальнинских (Пермских) лагерях, в ссылку был отправлен на Колыму.

По отбытии срока ссылки он поселился в г.Калинине (ныне Тверь), т.к. возвращаться в Москву ему было запрещено.

В годы перестройки принимал участие в различных общественных инициативах: входил в оргкомитет Международного гуманитарного семинара (декабрь 1987 г.), участвовал в создании пресс-клуба "Гласность", в учредительном съезде общества "Мемориал" (в 1990 г. избран сопредседателем этого общества). В 1989 г., по рекомендации А.Д.Сахарова, назначен сопредседателем с советской стороны Проектной группы по правам человека при Международном фонде за выживание и развитие человечества (впоследствии - Российско-американская группа по правам человека). В рамках Проектной группы Ковалев разработал законопроект "О чрезвычайном положении", который впоследствии был принят Верховным Советом России в качестве Закона РФ. Тогда же вошел в воссозданную Московскую Хельсинкскую группу.

В декабре 1989 г. Ковалев, по настоянию Сахарова, выдвинул свою кандидатуру на Съезд народных депутатов РСФСР и в марте 1990 г. был избран от одного из московских округов уже в первом туре голосования.

1-й Съезд народных депутатов выдвинул Сергея Ковалева в члены Верховного Совета РСФСР, в Комитет по правам человека ВС РСФСР, утвердил его в должности Председателя этого Комитета и, ex officio, члена Президиума Верховного Совета.

На посту Председателя Комитета по правам человека Верховного Совета РСФСР (позднее - РФ) Ковалев, вместе со своими коллегами по Комитету, разработал Российскую Декларацию прав человека и гражданина (декабрь 1990 г.) - рамочный документ, определяющий будущие конституционные нормы Российской Федерации в области прав человека. Декларация была принята Съездом народных депутатов России в начале 1991 г. Основываясь на этой Декларации, Ковалев, войдя в Конституционную комиссию Съезда, сформулировал основные статьи соответствующего раздела ныне действующей Конституции России.

Кроме того, в период своего существования (июнь 1990 г. - сентябрь 1993 г.) Комитет по правам человека под председательством Ковалева разработал и провел через ВС ряд законов. Наиболее важные из них:

Закон "О реабилитации жертв политических репрессий" (октябрь 1991 г.);

Закон "О чрезвычайном положении" (1991);

Законы "О беженцах" и "О вынужденных переселенцах";

поправки и дополнения к Исправительно-трудовому кодексу РФ (1992 г.).

Комитет также участвовал в подготовке и экспертизе многих законопроектов, провел ряд слушаний по проблемам, затрагивающим права человека в России и других странах.

По инициативе Ковалева Президент России подписал осенью 1991 г. Указ об амнистии, освободивший из заключения сравнительно небольшой контингент оставшихся узников бывших политических лагерей.

С осени 1991 г. Ковалев - председатель российской делегации в Комитете по правам человека ООН; в сентябре 1991 г. он - сопредседатель советской делегации на Московском совещании стран-участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В феврале 1993 г. был назначен членом Президентского совета. Входил также в ряд комитетов и комиссий, созданных как исполнительной, так и законодательной властью ad hoc (как, например, комиссия ВС по передаче на государственное хранение архивов КПСС и КГБ, комиссия МИД РФ по въезду и выезду и т.п.)

В 1993 г. Ковалев принял активное участие в создании движения, а затем партии "Выбор России" (ныне - "Демократический выбор России"), был избран председателем движения и членом Политсовета ДВР.

После роспуска Верховного Совета в сентябре 1993 г. Ковалев был назначен Председателем созданной президентским Указом Комиссии по правам человека при Президенте РФ.

Комиссией по правам человека под руководством Ковалева совместно с МИД РФ была разработана "Федеральная программа действий в области прав человека", подготовлены и опубликованы сводные доклады Президенту РФ "О соблюдении прав человека и гражданина в РФ" за 1993, 1994 и 1995 г.г., проведен ряд слушаний, налажена работа с жалобами граждан. Комиссия разработала проект закона "О парламентском Уполномоченном по правам человека".

Как Председатель парламентского комитета, а затем - Президентской Комиссии, неоднократно выезжал в горячие точки СНГ и России: Нагорный Карабах, Приднестровье, Таджикистан, зону осетино-ингушского конфликта. Полученная в ходе поездок информация анализировалась, обобщалась и представлялась общественности, парламенту и Президенту. В декабре 1993 г. Ковалев был избран депутатом Государственной Думы РФ по одномандатному округу. В январе 1994 г. Госдума избрала Ковалева первым российским Уполномоченным по правам человека.

В декабре 1994 г., с началом военных действий в Чечне, Ковалев резко выступает против политики Кремля в этом регионе. Он, во главе группы депутатов и представителей общественных организаций, отправляется в район боевых действий, собирает информацию о происходящем и прикладывает максимальные усилия для того, чтобы эта информация получила широкую огласку. В дни штурма Грозного Уполномоченный по правам человека и его группа находятся в городе, и к их оценкам, транслируемым средствами массовой информации, прислушивается вся страна. Ковалев призывает российскую общественность приложить все усилия для того, чтобы остановить войну. Энергичные и мужественные действия Ковалева и его товарищей в огромной мере способствовали формированию у значительной части российского населения антивоенных настроений. Ковалев оказывается в центре общественного внимания как наиболее последовательный и бескомпромиссный критик чеченской политики Кремля. В декабре-январе несколько ведущих российских газет объявляют его "человеком года".

Одновременно Ковалев направляет Правительству и Президенту РФ ряд меморандумов и обращений, пытаясь убедить их прекратить военные действия и перейти к мирному урегулированию кризиса.

До марта 1995 г. он, почти без перерыва, в районе боевых действий: обследует т.н. "фильтрационные лагеря", созданные МВД РФ для задержанных чеченцев, собирает сведения о российских военнослужащих, оказавшихся в чеченском плену, об истинном характере боевых действий с обеих сторон, о положении гражданского населения. Обо всем этом Ковалев сообщает журналистам на многочисленных пресс-конференциях. При поддержке общества "Мемориал" и ряда других общественных организаций создается Миссия Уполномоченного по правам человека на Северном Кавказе (с марта - Миссия общественных организаций под руководством С.А.Ковалева).

Одновременно Ковалев публично высказывает свою точку зрения на предстоящее вхождение России в Совет Европы. Поддерживая это вхождение, он считает необходимым более активное участие СЕ в урегулировании чеченского кризиса, контроль за выполнением Россией взятых на себя обязательств в области прав человека.

В марте 1995 г. Государственная Дума сместила Ковалева с поста Уполномоченного по правам человека Российской Федерации. Основная причина - его "про-чеченская", по мнению Думы, позиция. С весны и, особенно, с лета 1995 г., почти всеобщая поддержка Ковалева средствами массовой информации (за исключением официоза и органов крайних националистов) и общественным мнением, сменяется более сдержанными, а иногда и критическими отзывами. Он, однако, все еще остается Председателем Комиссии по правам человека при Президенте РФ, членом Президентского совета и главой российской делегации в Комитете по правам человека ООН.

В июне 1995 года, с началом кризиса заложников в Буденновске, Ковалев вновь вылетает на Северный Кавказ. По поручению премьер-министра Черномырдина он активно участвует в переговорах с руководителем террористов Басаевым, договаривается об условиях освобождения заложников и о начале мирного урегулирования в Чечне. Вместе с несколькими депутатами и журналистами отдает себя в руки террористов в качестве гарантии их безопасного возвращения на свои базы.

В декабре 1995 г. Ковалев вновь избран депутатом Государственной Думы от своего округа. В январе 1996 г. вошел в состав российской делегации на Парламентской Ассамблее Совета Европы по квоте фракции "Яблоко".

5 февраля 1996 подал в отставку с поста председателя Комиссии по правам человека при Президенте РФ и из других президентских структур; опубликовал в "Известиях" открытое письмо Президенту Ельцину, в котором обвинил последнего в отступлении от демократических принципов и возложил на него ответственность за бездарную и кровавую политику в чеченском вопросе. С этого момента и до начала 1997 г. не занимал никаких государственных постов, оставшись рядовым членом Государственной Думы и Европейского парламента.

С начала 1997 г. - член государственной комиссии по проведению, согласно президентскому Указу от 7 ноября 1996 г., Года согласия и примирения.

С весны 1997 г. - президент общественного Института прав человека.

В апреле 1997 г. в Гамбурге вышла на немецком языке книга "Полет белой вороны" - воспоминания Ковалева.

В декабре 1999г. вновь избран в Государственную думу по партийному списку Союза правых сил. С началом второй кавказской войны Ковалев- один из немногих видных политиков, стремящихся добиться ее прекращения.

Сергей Адамович Ковалев - фигура, вызывающая сегодня в российском обществе самые противоречивые и даже полярные оценки. Особенно эта поляризация мнений усилилась с началом чеченской войны. До этого момента Ковалев в большой российской политике не был слишком заметной фигурой (характерно, что в списках на интернирование, подготовленных ГКЧП в августе 1991 г., фамилия Ковалев стоит на последнем, 24-м месте и вписана кем-то от руки).

С декабря 1994 г. Ковалев пользуется огромным авторитетом у демократически настроенной российской интеллигенции. В ряде публикаций его даже называли "совестью нации" - эпитет, которого удостаивался раньше только, кажется, А.Д.Сахаров.

В то же время многочисленные сторонники "государственного" и "прагматического" подходов к проблеме прав человека в России считают его беспочвенным идеалистом, чья бескомпромиссность принесла обществу больше вреда, чем пользы (образец такого рода критики опубликован в статье члена Комиссии по правам человека при Президенте Ельцине политолога А.Кивы). Националисты разных толков вообще считают Ковалева одним из главных врагов нации - не только из-за его конкретных высказываний и поступков, обличающих в нем "ненавистника всего русского", но, главным образом, из-за его последовательного "западничества" в области права и политики, его приверженности классической либеральной теории, последовательного отрицания идей особого русского пути и державных ценностей. Впрочем, в 1995 г. "врагом нации" его публично назвал в своем телевыступлении и министр обороны (теперь уже бывший) П.Грачев. Позднее один из националистических функционеров, некто Веденкин, также в телеинтервью, выразил желание лично всадить Ковалеву пулю в затылок.

Что касается "молчаливого большинства" российского населения, то здесь затруднительно дать какие-то оценки. Если верить некоторым опросам общественного мнения, проводившимся в Москве в конце 1995 и в 1996 гг., он пользуется здесь значительным доверием - большим, чем большинство ведущих политиков страны. Это подтверждается и уверенным выигрышем Ковалева на выборах в Думу в декабре 1995 г. Однако, нет никаких данных, по которым можно судить о популярности Ковалева в провинции или даже о том, насколько известно там хотя бы его имя.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори