пошук  
версія для друку
27.12.2000 | И.Сухорукова, г.Харьков

Ответственность государства перед родителями военнослужащих, погибших в мирное время

   

Владик Харута разбился 2 августа 1986 года, выполняя учебный полет. Это произошло над селом Великий Хутор Черкасской области. Он не дожил трех месяцев до своего 19-летия.

С детства он хотел стать военным летчиком - и делал все, чтобы осуществить свою мечту.

В школе он прекрасно учился, особенно легко ему давались точные науки. Друзья называли его "профес- сором". Он мог легко поступить в любой институт, но вместо этого пошел в военное училище. Первый самостоятельный полет выполнил в 17 лет и 10 месяцев.

Все, кто сталкивался с Владиком - учителя , одноклассники, сослуживцы и командиры говорят о нем с удивительной теплотой и любовью. Вот что пишет школьный учитель Владика Роненко Л.П.:

".Согласитесь, это счастливая судьба, когда рано, очень рано окружающие тебя люди чувствуют, как ты нужен им. .Немногие из ребят умеют организовывать сегодня себя так, чтобы успевать совершенствовать свои физические силы, выносливость, постоянно укреплять свои знания. .Трудно сказать, когда он находил еще время на рисунки, которые не назовешь любительством. В них удивительная кропотливая работа рук, глубина мыслей начитанного человека.

.Обидно, что "право" погибнуть жизнь, чаще всего, дает лучшим ребятам."

Обидно.Обидно и горько до бесконечности. В этой статье речь пойдет действительно о лучших ребятах. Их, к сожалению, уже не вернешь. Остались родители.

Мы не отыскивали специально эти трагические короткие биографии. Мы не старались выбрать лучших. Учитель Владика Харуты, юного летчика, погибшего при выполнении учебного полета, абсолютно прав: погибают самые лучшие. Именем Владислава Харуты названо поле, над которым он погиб. В 500-х метрах от села Великий Хутор на месте гибели Владислава стоит обелиск, который поставили в память трагедии, жители села - свидетели того, что случилось в небе.

В местном краеведческом музее есть уголок, посвященный Владиславу. Всем, кроме одного из его командиров, было понятно, что юноша погиб из-за своего удивительного мужества и обостренного чувства ответственности: он мог катапультироваться, как только понял, что самолет неисправен. Вместо этого - до последнего пытался справиться с машиной. Поэтому, когда заместитель командира полка сказал родителям, что Владик погиб из-за собственной ошибки, которую пытался исправить, - пусть это останется на его совести: в воздухе был курсант, 18-ти лет, который только начинал учиться своей труднейшей профессии. Большинство из тех, кто знал Владика, хранят о нем светлую память и понимают, что курсант совершил подвиг.

Как у нас заведено, родителям Владика никто не ответил, почему разбился самолет, по чьей вине в воздух поднялась неисправная машина? Ведь накануне, во время учебного полета, который должен был выполнить другой курсант, Владик обнаружил в его самолете неисправность, и как дежурный, запретил вылет. Потом говорили, что он просто спас своего товарища, который обязательно попал бы аварию. Но Владимир Григорьевич и Анна Сергеевна, которые пережили страшное горе, могут хотя бы как-то утешить себя мыслью, что их сын погиб, выполняя не только гражданский долг, но и свою любимую работу, без которой он просто не мыслил себя.

Родители, о которых мы расскажем, не имеют даже этого.

Сережа Быков мечтал о военно-медицинской академии. Путь в Военно-медицинскую академию начинался с казармы, его должны были направить в ВУЗ из части. Сережа был призван в 1988 году и попал в военную часть в г.Балтийске Калининградской области. До этого "на гражданке" он окончил с отличием медицинское училище. Родители постоянно получали из училища благодарности за сына. У него было много друзей, он многим помогал, обо многих заботился.

Казалось бы, армия должна была использовать хорошо подготовленного специалиста. Но командир балтийской части решил иначе: "Если такой здоровый лоб будет у меня в медсанчасти, то кто будет на полигоне?" - заявил он. Эту первую в его жизни несправедливость Сергей перенес мужественно. Даже не написал об этом родителям. Просто попросил их прислать учебники, и начал готовиться к поступлению в академию по вечерам. Через 6 месяцев он сдавал вступительные экзамены в округе. Не прошел по конкурсу. Оказалось, что представитель из академии приехал с четырьмя фамилиями солдат, которых должен был увезти в академию. Сережи Быкова среди них не было. Сергей вернулся в часть и стал готовиться к поступлению в следующем году - от своей мечты он отказываться не собирался.

К несчастью для Сережи, которого в части все уважали и ценили: и командиры, и солдаты - начальником штаба стал бывший начальник батареи капитан Трояненко.

Из заявления сослуживца Сережи Хорольского:

.Когда Трояненко бил ребят или орал на них, те, в основном, стояли и молчали, а когда Трояненко придирался к Сергею, тот мог слушать спокойно и убедительными доводами изложить всю суть дела. А так как Трояненко часто был не прав, то в таких случаях он выглядел не совсем удачно. Вот поэтому Трояненко возненавидел Сергея.

Из письма в редакцию газеты "Комсомольская правда", которое написали 15 сослуживцев Сергея:

".Сережа хотел стать военным врачом. Капитан Трояненко начал всячески препятствовать осуществлению планов нашего товарища."

Из письма родителей в Харьковский областной союз солдатских матерей:

".Многое о последних днях и минутах жизни нашего сына осталось невыясненным. Версия командования - самоубийство. Только в этой версии осталось много белых пятен."

Родители Сергея после его гибели приехали в Балтийск и пытались доказать следователю военной прокуратуры, что Сергей никогда не был склонен к самоубийству - он считал это слабостью и говорил, что выход можно найти из любого положения. Кроме того, на голове погибшего сына мать увидела два входных пулевых отверстия. Следствие, которое вела Балтийская военная прокуратура, так и не ответило на вопросы и не рассеяло сомнений матери.

Из письма одноклассников: "Сережа должен был жить, ведь такие люди нам очень нужны!"

Они все должны были жить - и Владик, и Сережа, и Дима Донченко и Саша Глущенко, и Максим, и еще почти 300 юных жителей Харьковской области.

Саша, Дима и Максим погибли уже не в армии бывшего Советского Союза, а Украині, и нам некого винить в их гибели, кроме самих себя. Потому что общество и армия - сообщающиеся сосуды. Хаос и безответственность, которые мы себе позволяем в гражданской жизни, не может не иметь жестоких последствий для вооруженных сил Украины.

Прежде чем рассказать о безвременно ушедших из жизни украинских солдатах - небольшое отступление.

Герои этой истории чудом остались живы. Правда, один из них - сейчас инвалид II-й группы. Назовем одного из них Севой, а второго Андреем (имена, естественно, изменены). Их одновременно призвали - Андрея из села под Черниговом, Севу из Запорожской области. Часть, в которой они служили, была далеко от их родных мест, к тому же, это был взвод охраны, т.е. молодые люди стояли на посту с автоматами. Не нужно говорить, что брать на такую службу можно и нужно только людей абсолютно уравновешенных и психически здоровых. Андрей же здоровьем не отличался. Он рос замкнутым, тихим, почти не контактировал со сверстниками. Правда, при этом он прекрасно учился, очень много читал. Может быть, если бы он пожаловался во время прохождения призывной комиссии невропатологу РВК на свои головные боли, на плохой сон, если бы его родители подошли к психиатру и сообщили, что их сын неконтактный, замкнутый и странный - его хотя бы послали на обследование. Но Андрей считал своим делом отслужить в армии Украины. Характеристики из школы были прекрасными - лучший ученик. Так Андрей попал в армию и получил в руки автомат. Это уже потом, после разыгравшейся драмы, психиатр госпиталя, куда положили Андрея, скажет, что его ни в коем случае нельзя было призывать, т.к. у него наследственные психические отклонения, не настолько тяжелые, чтобы он не мог вести нормальный образ жизни, учиться, но стрессы ему были противопоказаны.

Сева, активный и сильный, тоже шел в армию с охотой. В части старослужащие, которые учили "молодых", выполняя работу офицеров, назначили его старшим. "Если что не так - спросим с тебя!" - так Сева стал надзирателем над своими же друзьями - сослуживцами. Старослужащих он боялся, поэтому, если "молодые" не справлялись - он их просто бил. Особенно доставалось Андрею: в отличие от точных наук физическая подготовка давалась ему с трудом. Он перестал спать, похудел. Однажды, доведенный до отчаяния Андрей, находясь на дежурстве вместе с Севой, выстрелил сначала в своего мучителя, а потом в себя. Пуля прошла в нескольких сантиметрах от сердца, и Андрей чудом остался жив. Что касается Севы, - то он стал инвалидом, т.к. пуля повредила жизненно важные органы. Все, кто знал Андрея, уверяли, что он очень хороший человек, и довести его до такого состояния,, чтобы он в кого-то выстрелил, - нужно было сильно постараться.

Призыв в армию психически неуравновешенного юноши, система воспитания в части, где служил Андрей, - и вот две искалеченные молодые жизни.

К сожалению, с неуставными отношениями мы сталкиваемся постоянно, и очень часто они приводят к трагическим последствиям.

Поэтому члены ОСМУ знают, что очень часто самоубийство молодого солдата - это цепь преступлений против личности, нарушений гражданских прав, пренебрежения общечеловеческими моральными нормами и Уставом воинской службы. Как в случае с Сережей Быковым, это трагические происшествия, которые не захотели или не смогли расследовать до конца.

Молодые и психически уравновешенные ребята не уходят из жизни по собственному желанию - это факт.

Саша Глущенко был надеждой своей мамы - Татьяны. Жизнь не баловала ее - развод с мужем, больные родители. Таня работала воспитательницей в детском саду. Средств хватало только, чтобы сводить концы с концами. А сын Саша мечтал учиться. Хотел после армии стать юристом. В армию пошел с охотой и радостью. Неуставных отношений в части не было. Да и служили там одногодки. Повода к самоубийству у Саши тоже не было. Поэтому Татьяна не верила и никогда не поверит, что в ту ночь на посту ее Саша застрелился. Что произошло на самом деле не знает никто, но выстрел, забравший жизнь Саши, фактически лишил смысла и жизнь его матери.

И опять, как в случае с Сережей Быковым, ей никто не объяснил, что же случилось? Почему молодой, полный сил и надежд юноша, крепкий физически, верующий, вдруг решил покончить с собой? Ведь только накануне он прислал письмо с просьбой прислать очередную посылку - кассеты с музыкальными записями, - передавал привет невесте. В тот роковой день он до дежурства договаривался со своим приятелем из соседней части о том, что они будут делать во время увольнительной, куда пойдут, что купят. Может ли мама, зная об этом, верить, что ее сын застрелился?

Диму Донченко зверски убили старослужащие. Это случилось в части под Одессой. Убили за то, что он, как мог, в одиночку сопротивлялся дедовщине в части.

Во время призыва его мать - Тамара - бегала в РВК, в райсовет, доказывала, что Диму нельзя призывать: он очень хороший, умный, талантливый, но он и дома-то со своими сверстниками не контактировал. Со школьной скамьи дружил с двумя ребятами, такими же как он, серьезными, спокойными. Терпеть не мог шумных компаний, не пил, не курил. В какую обстановку попал этот мальчик, можно представить, т.к. из показаний свидетелей во время суда над Димиными убийцами выяснилось, что старослужащие в этой части постоянно пили после отбоя и, напившись, избивали молодежь. Часть, в которой погиб Дима, давно расформирована.

Прошло несколько лет, родители Димы практически стали инвалидами (хотя официально ни Тамара, ни ее муж инвалидности не имеют, - работать нужно - они непрерывно болеют). Ни одной копейки из назначенной судом компенсации по их иску родители Димы не получили. Убийцы, находящиеся в колонии строгого режима, вряд ли могут платить, а иск к воинской части суд почему-то отклонил, хотя именно беспорядок в части был причиной случившегося.

И вот мы опять узнаем о трех самоубийствах. И опять перед нами сидит женщина с такими глазами, что не дай Бог никому, и говорит о том, каким хорошим мальчиком был ее Максим. И мы видим, что это правда - отличник, потрясенные школьные друзья, потрясенные педагоги техникума - все в один голос твердят: не мог он покончить с собой. Он - умница, оптимист, хотел поступить в юридический институт или Академию МВД - поэтому пошел в армию.

Если бы не эта мечта - спокойно со своим красным дипломом - поступил бы в другой институт. И не новичок - до демобилизации осталось несколько месяцев. Как и в случае с Сережей Быковым, Сашей Глущенко, никто ничего маме не может объяснить. Правда, возобновлено следствие. Дай Бог, чтобы на этот раз следствие пролило свет на трагические события в части (из-за того, что следствие возобновлено, фамилию и место трагедии мы не называем).

Именно трагическая невозможность узнать правду о гибели своих детей в мирное время сплотила в свое время родителей погибших ребят. Мы помним эти пикеты в конце 80-х - начале 90-х годов возле Кремля. Из членов ХОССМ в этих пикетах стояла В.Ф.Зыбина, мать умершего от воспаления легких солдата Юрия Зыбина. Ездила на первые слеты солдатских матерей и Людмила Алексеевна Быкова. Она еще надеялась узнать правду о гибели сына. Однако, общение с другими матерями погибших убедило Быкову и ее мужа, что безответственность и безнаказанность сопровождают большинство трагедий в армии СССР. К сожалению, эта печальная традиция сохранилась и в армии Украины.

Союз солдатских матерей - одна из первых реально действующих общественных организаций и в бывшем СССР, и в странах, образовавшихся после его распада: в России, Украине, Беларуси. В Харьковской области родители погибших стояли у истоков создания организации Харьковского областного союза солдатских матерей. Это потом к ним подключились родители призывников и допризывников. Из тех, кто понимает, что чужих детей не бывает. Нас всех беспокоит отношение общества и власти к тому, что происходит.

Давайте разберемся, как выполняет наше общество, государство свой долг перед родителями, у которых отнято все. 20.12.91

г. ВС Украины принимает Закон "О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей". Этим законом семьям военнослужащих, погибших в мирное время, был предоставлен ряд льгот: улучшение жилищных условий, льготы по коммунальным платежам, по подоходному налогу и другие.

09.04.92 г. принимается Закон Украины "О пенсионном обеспечении военнослужащих и лиц командного и рядового состава органов внутренних дел". В этом законе предусмотрены дополнительные льготы: выход на пенсию родителей погибших на пять лет раньше достижения пенсионного возраста, повышение на 50% минимальной пенсии по возрасту. 23.11.95 г. принимается Закон Украины "О статусе ветеранов войны и гарантиях их социальной защиты", а 22.12.95 г. - дополнение к этому закону.

И вот тут начинается самое интересное. Согласно последнему закону (п.10 II раздела) действие закона распространяется на:

- семьи военнослужащих., погибших (пропавших без вести) или умерших вследствие ранения, контузии или увечья, полученных во время защиты Родины или выполнения других обязанностей воинской службы (служебного долга), а также в результате заболевания, связанного с нахождением на фронте или полученного в период прохождения воинской службы или на территории других государств во время военных действий и конфликтов".

Мы специально дословно процитировали этот пункт Закона, т.к. именно он почему-то стал камнем преткновения в получении льгот для многих родителей погибших. Изощренная фантазия отечественных чиновников зашла так далеко, что в части районов Харьковской области и других областей Украины у родителей стали требовать справки о смерти и предоставлять льготы только тем, у кого в справке значится "погиб при исполнении служебных обязанностей". Нечего и говорить, что родители мальчиков, покончивших жизнь самоубийством, надбавки к пенсии часто лишаются. У родителей погибших даже удостоверения разные. Любому нормально мыслящему человеку ясно, как безнравственно то, что происходит. Ведь за каждым самоубийством чья-то бесспорная вина: или военкоматов, призвавших больных, или офицеров части, допустивших дедовщину, а то и самостоятельно травивших солдат.

Если общество не в состоянии наладить правопорядок так, чтобы наказать виновных, оно обязано отвечать за беспредел! Но как лукаво наше государство уклоняется от своих обязанностей. Читатели, наверное, заметили, что семьи погибших не выделены как особая категория, ни в одном из законов в заголовке. Они постоянно, во всех трех юридических документах, к кому-то приравниваются. Выходит, что отдельной проблемы у нас нет. Это лукавство, изначально заложенное в законодательные акты, и дает право чиновникам на местах вертеть законами, как им хочется.

Сейчас, вообще льготы, которые получали эти родители под вопросом, т.к. чиновники сами решают, кого приравнять к ветеранам, а кого не приравнивать.

В безвременной гибели молодых солдат одного виновника мы уже называли -это наше общество. Это мы миримся с тем, что у нас хаос и неразбериха в экономике, что офицеры получают (если ее еще вовремя выплачивают) нищенскую зарплату, и трудно требовать от них настоящей отдачи. Это мы виноваты в том, что наши избранники не приняли закон о страховой медицине - без этого не существует сейчас ни одна более или менее развитая страна мира. Поэтому в армию попадают больные юноши, которых тут же нужно лечить. И Министерство обороны тратит средства, которых у него нет.

И никто ни за что не отвечает. Вот это, пожалуй, наша основная беда. Ответственность за жизнь молодежи, которая защищает страну - это тест на жизнеспособность молодого государства. Поэтому, если мы не смогли уберечь, сохранить жизнь нашим ребятам - мы навеки в долгу перед их родителями. Мы не можем вернуть им их детей, но должны сказать им правду: как и почему погибли их дети, и, главное, кто конкретно в этом виноват. А еще мы должны сделать так, чтобы родители погибших хотя бы не голодали. Поэтому отменять льготы тем, у кого государство отняло их кормильцев, просто безнравственно. Впрочем, если вместо льгот наше государство может выплатить родителям погибших такую сумму страховки, которую заплатили бы в любой европейской стране, где сохранилась массовая армия, льготы им были бы просто не нужны. Но главное - это принять закон о социальном обеспечении родителей погибших. Ведь до сих пор отдельного закона, относящегося к этой категории граждан, у нас нет.

Почему-то в России, законодатели нашли в себе мужество признать, что есть такая категория граждан - родители военнослужащих, погибших в мирное время и есть ответственность перед ними, и никуда от этого не денешься. Закон РФ так и называется: "Закон Российской Федерации о социальном обеспечении семей военнослужащих, погибших в мирное время". Смысл этого Закона сформулирован четко и ясно: "Родителям военнослужащих, указанных в ст.1 Закона (т.е. погибших в мирное время) предоставляется право получать две пенсии (кроме случаев, когда смерть военнослужащих наступила в результате их противоправных действий)".

Сейчас в Госдуме, по сведениям, полученным от Союза солдатских матерей России, лежит законопроект, предполагающий надбавку в размере 3-х минимальных пенсий. Возможно, у России больше средств, но уж делить родителей в их горе - трудно себе представить нечто более аморальное и противоречащее Конституции Украины, уравнявшей всех граждан в своих обязанностях и признавшей службу в вооруженных силах Украины гражданским долгом.

Мать Сережи Быкова, отец Владика Харуты, мать Георгия Богачева, мать Андрея Полякова, мать Юры Зыбина и другие родители, пережившие страшное горе, все же нашли в себе силы создать в Харькове организацию, которая стала ядром будущего областного союза солдатских матерей.

Недавно в этот союз вступила и Т.Глущенко. Эти родители не хотят, чтобы с другими мальчиками случилось то же, что и с их сыновьями. А еще они хотят, чтобы государство, общество уважало и защищало родителей своих защитников.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори