пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200017
27.12.2000 | А.Попович, г. Макеевка

Откат, или как репрессировали реабилитационные комиссии

   

В двух крупнейших городах Донбасса — Донецке и Макеевке, в структуре местной власти оказались „лишними“ комиссии по вопросам восстановления прав реабилитированных. Их вывели из штата Советов и предложили работать на общественных началах.

Почти десять лет назад первым составом народных депутатов Украины был принят Закон УССР „О реабилитации жертв политических репрессий на Украине“.

„Верховный Совет Украинской ССР, — записали они в преамбуле закона, — осуждает репрессии и отмежевывается от террористических методов руководства обществом, выражает соболезнование жертвам необоснованных репрессий, их родным и близким, провозглашает намерение неуклонно добиваться восстановления справедливости, устранения последствий произвола и нарушений гражданских прав, стремится обеспечить посильную на это время компенсацию материального и морального ущерба, причиненного незаконными репрессиями реабилитированным и их семьям, и гарантирует народу Украины, что подобное никогда не повторится, что права человека и законность будут свято соблюдаться.“

И далее в ст.9 этого закона узаконивалось создание советами народных депутатов штатных комиссий по вопросам восстановления прав реабилитированных, Положение о комиссиях было утверждено Советом Министров Украины. И ныне действует Постановление Кабинета министров № 112 от 18 февраля 1993 г., возлагающее на исполнительный комитет и секретариат местного совета организацинно-техническое и финансовое обеспечение их деятельности.

В Донецкой области, как констатирует председатель областного совета В.Янукович в своем письме № 64-6 от 28.02.2000 г., направленном городским головам и председателям районных советов, в комиссии обратилось свыше 45 тысяч граждан с заявлениями и письмами, более 22 тысяч приняты на личном приеме. Пострадавшим от политических репрессий или их наследникам выплачены денежная компенсация в сумме 500 тыс. гривень, возвращено 47 домостроений.

В дальнейшем комиссиям совместно с органами внутренних дел предстоит провести большой объем работы по рассмотрению архивных материалов и выдаче необходимых документов гражданам, которые были подвергнуты административному выселению, ссылке или высылке, раскулачиванию с изъятием домостроений и имущества. На этом аспекте руководитель области заостряет внимание городских голов, так как из 176 тысяч крестьянских хозяйств в 30-е годы было раскулачено каждое четвертое, а комиссиями пока рассмотрено лишь около 5 тысяч. Поэтому в письме звучит настоятельная просьба укрепить комиссии квалифицированными кадрами, включить в их состав необходимое количество штатных работников.

Но в Макеевке и Донецке все было сделано с точностью до наоборот. Областные руководители со своими просьбами приходят и уходят, а наметившиеся тенденции остаются, даже больше того — набирают силу, становятся реальностью. А реальность сегодняшнего дня такова.

За все десять лет действия закона он не претерпел каких-либо существенных изменений и дополнений. Сыграв в свое время огромную политическую и моральную роль в демократическом оздоровлении общества, он практически ничего не дал бывшим репрессированным в плане материальной компенсации причиненного ущерба. Ибо вступил в силу другой закон — инфляционного механизма.

„Не сработали“ те статьи, которые предусматривали восстановление прав реабилитированных на получение отобранных при применении репрессии квартир: до сих пор существуют немыслимые очереди на получение государственного жилья, а самого получения фактически нет, и очереди не продвигаются. В фикцию превратились льготы на бесплатное и внеочередное медицинское обслуживание, троекратное исчисление стажа содержания в местах лишения свободы в зачет трудового стажа до сих пор никому не нужно, ибо пенсия исчисляется в размерах от минимальной до максимальной точек отсчета. 50% скидка на оплату жилищно-коммунальных услуг все равно не дает многим возможности платить без субсидий.А наибольшая компенсация за 10, 15, 20 лет принудительного содержания в тюрьмах, лагерях и психиатрических больницах составляет . 562,5 грн., за изъятое домостроение и имущество во время раскулачивания — 487,5 грн. при условии, что факт компенсации подтвержден архивными документами. Если подтвердить его удалось только свидетельскими показаниями, а архивные документы не сохранились, то компенсационная выплата составит 112 гривень 50 копеек. Потому многие реабилитированные и их наследники, получая такую компенсацию от государства, расценивают ее как насмешку, и, в очередной раз униженные и оскорбленные, отказываются ее получать.

За бортом законодательного поля, вообще без каких-либо льгот и выплат остались вдовы тех, кто был расстрелян в 37-38 годах или умер в застенках ГУЛАГА, а так же их дети, обездоленные и разбросанные по сиротским приютам большой страны с клеймом „сын или дочь врага народа“ в биографии. Они до сих пор ждут дополнений и исправлений к Закону. Правда, некоторые уже не ждут, ушли в мир иной, не почувствовав вкуса той самой восстановленной справедливости, о которой почти 10 лет назад заявили в преамбуле к Закону первые народные депутаты Украины. Не дождались.

Тенденцию столичного забвения Закона чутко улавливают чиновники на местах, безошибочно находя самое слабое звено в жесткой цепи административного аппарата. И избавляются от него под команду о сокращении штатов.

Однако это не решает проблему экономии бюджетных средств на финансирование бюрократической машины. Ведь комиссия по вопросам восстановления прав реабилитированных — это всего один, редко два штатных сотрудника на 9-11 членов комиссии, работающих на общественных началах, то есть одна-две оплачиваемые должности на весь город, причем далеко не самые высокооплачиваемые. Зато сократив их, можно сохранить в штате одну-две "нужные единицы" и отчитаться о проделанной работе, и, что самое главное, — можно создать прецедент. Теперь, если большие города обойдутся без штатных сотрудников в комиссиях по вопросам восстановления прав реабилитированных, то в маленьких и подавно можно сократить. Такова тенденция. Такое продолжение дела, о котором так громко и гордо заявили первые демократически избранные народные депутаты Украины десять лет назад.

Комментарий „ПЛ“:
Проблема, поднятая в статье, кажется нам очень важной. В Харькове тоже сократили единственную штатную ставку в городской комиссии. Просим наших читателей сообщить нам, как обстоит дело в других городах.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори