пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200032
27.12.2000 | Алексей Светиков, г.Северодонецк

Мы — в Польше

   

Варшава для нас началась с аэропорта, значительно более “многосамолетного”, чем родной Борисполь. Иные профили воздушных кораблей на стоянках. К тому же, сразу после посадки начала преобладать польская речь наших попутчиков по рейсу “Украинских авиалиний”. А до этого казалось, что в самолете летят исключительно украинцы. Так что “языковой барьер” возник незамедлительно, и только присутствие все знающего и на всех языках говорящего Сергея Выхриста придает уверенности. И еще удивило полное равнодушие к нам польских таможенников — их было легко не заметить.

В здании аэропорта нас встречают трое: перевод-чик Валентин (житель Ковеля, обучающийся в институте в Люблине,) с ассистенткой, и молодая энергичная особа, похожая на студентку-старшекурсницу, представившаяся руководителем принимающей польской организации. Целую неделю она будет для нас хозяйкой, гидом и ангелом-хранителем. Еще один участник тура — водитель микроавтобуса, ожидающего нас на стоянке. “Великолепная чертова дюжина”, собравшаяся из разных городов двух соседних государств.

Учебный тур начинается с короткой экскурсии по Варшаве. Меня в этом городе поразили контрасты, своеобразное смешение двух миров и двух эпох. Советская эпоха встречала нас мучительно знакомыми образами блочных многоэтажек “спальных” микрорайонов, величественным “памятником Сталина”, как поляки называют помпезный высотный дом в центре города, удивительно похожий на здание на Красной Пресне в Москве, и на здание университета в Харькове, и изрядно разбитыми тротуарами. Новое, идущее с Запада время, бросается в глаза бесконечными рекламными щитами, супермаркетами и автомобильными пробками. На улицах почти не видно российских легковых автомобилей, но несколько раз встречаются “Таврии”.

Наша экскурсия — это пешая прогулка от королевского замка через рыночную площадь к мемориалу памяти Варшавского восстания 1944 года. Вряд ли у организаторов был специальный умысел — стандартное посещение исторического центра столицы. Но раз уж мы у мемориала, то наша хозяйка должна рассказать, как советская армия руками немецких карателей расправилась с “не нашей” армией Крайовой, наблюдая за гибелью патриотов из-за Вислы. По глазам коллег вижу — все эту историю хорошо знают. И все мы дружно делаем вид, что она не касается страны, гражданами которой мы являемся — Украины. Хотя в той войне, пусть и не у берегов Вислы, воевали моя мама, мой отец и трое его братьев. Все они остались живы — повезло. А вот старшая сестра моей матери сгинула в пучине лихолетья. Не в Польше — где-то на территории родной Украины.

Напротив мемориала — костел, привлекающий внимание военной символикой — с двух сторон от входа установлены якорь и пропеллер. Здесь же, на стене, памятная плита, сообщающая, что отец папы Павла ІІ — офицер польской армии. Внутри костела вывешены воинские штандарты, а у входа — список выдающихся побед польского оружия. Ищу знакомые по истории Украины названия. Увы. Не значится здесь Хотин, где в 1621 г. 35-тысячное польское и 40-тысячное войско украинских казаков Петра Сагайдачного разгромили 160-ти тысячную орду турецкого султана Османа ІІ. Зато упоминается битва под Варшавой 1920 года — бесславное завершение польского похода Тухачевского и Буденного.

На обратной дороге мы заходим в костел “Святого духа”. Именно здесь в 1980 году сотоварищи Леха Валенсы по “Солидарности” скрывались от солдат генерала-Президента Войцеха Ярузельского. В старинном здании стоят два ряда деревянных скамеек. Может быть, на какой-то из них когда-либо сидели рядом эти два экс-Президента двух разных эпох. Конечно — это фантазия, но в отличие от Украины, с ее перманентными войнами между левыми и правыми — здесь эта фантазия вполне реальная. Ибо поляки думают прежде всего о единой для всех них Отчизне, а уж потом — об идеологиях и убеждениях.

РУЖЕЦ ВБЛИЗИ ВАРШАВЫ

Первый рабочий день группы прошел в Ружеце — небольшом селе в десятке километров от Варшавы по катовицкому шоссе, которое организаторы представили нам как один из центров агротуризма. Эта новая для Польши сфера деятельности, как и многое другое в последнее десятилетие, пришло благодаря веяниям из Западной Европы, присоединение к которой в рамках ЕС — страстное желание всех поляков, с которыми мы общались. Хотя, убежден, западное происхождение агротуризма достаточно спорно — граждане СССР значительно раньше начали проводить свои выходные в пригородах или удаленных деревнях. Где и воздух почище, и часть продуктов — прямо с грядки. Да и выращены “для себя”, без применения химикатов.

Впрочем, европейский агротуризм вряд ли так полезен для здоровья, как наш садово-огородный, сопровождаемый довольно существенной физической нагрузкой. В Ружеце же наши силы берегли для вечерней дискуссии, и мы слонялись по огромной, площадью 3,5 га, территории агрофермы. Здесь, к нашему удивлению, ничего не произрастает — пустая глинистая земля с большим двухэтажным домом и небольшим искусственным прямоугольным водоемом. В водоеме много рыбы, на берегу складной стул, удочки и наживка для рыбной ловли. Это для нас, туристов. Впрочем, на этот раз “туристами” были общественники-защитники природы, деятельность которых трудно совместима с хобби такого толка. Дом — это, по сути, небольшая гостиница, причем, сами хозяева в нем не живут — у них еще один небольшой дом через улицу. Наше знакомство с семейным туристическим бизнесом протекает динамично и наглядно — обслуживанием группы занимается вся многочисленная семья нашего хозяина. Обед, ужин и завтрак готовят взрослые, накрывают стол две девочки-подростка. И только двое младших сыновей увлеченно гоняют мяч по пустому подворью, напрочь игнорируя заботы взрослых по добыванию злотых.

Вскоре после нашего приезда наступило время обеда, который хозяева постарались приготовить в местной сельской традиции — суп-лапша и своеобразное овощное блюдо. По вытянувшимся лицам гостей хозяева поняли, что эти “туристы” вряд ли ищут экзотики в кулинарии. На ужин появились вполне магазинные колбаса, ветчина, масло и сыр. Агротуризм безусловно должен приспосабливаться ко вкусам своих клиентов.

Что касается других бытовых условий, то они были вполне на уровне. Наша группа и двое представителей варшавских общественных организаций заняли шесть комнат на 2-х этажах, на каждом из которых имеется душевая и туалетная комнаты с вполне приличной сантехникой. Большой холл с камином на первом этаже стал для нас первым в Польше конференц-залом, где происходила встреча с экообщественниками из Варшавы.

Развитие агротуризма в Польше — свидетельство того, что граждане этого государства реально занимаются экологическими проблемами. Известно, что туризм, как вид хозяйственной деятельности, достаточно вреден для окружающей среды так называемых рекреационных зон, поскольку приводит к чрезмерной концентрации в них людей. Бытовые отходы, мусор и сточные воды существенно влияют на состояние таких территорий, которые к тому же обычно имеют повышенную чувствительность к антропогенной деятельности. Здесь также часто оказываются недостаточными ресурсы, например, питьевой воды. Наконец, транспорт, доставляющий людей в удаленные от городов на десятки километров туристические центры, наносит дополнительный ущерб природе.

Агротуризм не вызывает такой большой концентрации населения, а его центры располагаются на более устойчивых к внешним воздействиям территориях. Опирается он на местные, обычно достаточные, природные ресурсы, включая произведенную здесь же экологически чистую сельхозпродукцию. К тому же центры агротуризма обычно не так удалены от городов и поэтому создают меньшие транспортные потоки. Так что агротуризм существенно более экологичен, чем туризм традиционный.

Имеются и чисто экономические преимущества агроферм, и в первую очередь, более рациональное использование трудовых ресурсов за счет совмещения сельхозтруда и деятельности по обслуживанию отдыхающих (особенно с учетом сезонности сельхозработ), а также использование более дешевого продовольствия, воды, энергоресурсов. Наконец, агротуризм идеален для краткосрочного отдыха (отдыха выходного дня), поскольку не требует много времени на дорогу. К сожалению, государственная поддержка развития агротуризма в Польше показалась мне недостаточной: земля под него покупается на общих основаниях, каких-либо налоговых льгот и специального режима кредитования нет. Довольно низкий земельный налог таковым является для всех производителей, что вряд ли достаточно для еще несформировавшегося в стране агротуристического бизнеса. Единственная структура, оказывающая ему помощь, это ассоциация агротуристических предприятий, распространяющая информацию об агротуристических фермах и формирующая тем самым клиентуру.

У наших ружецких хозяев особого процветания мы не увидели — денег на освоение участка у них явно не хватает. Во дворе лежат стройматериалы для расширения домостроения, причем лежат они явно не первый год. Здесь же мокнут под открытым небом три разу- комплектованных автомобиля, и вряд ли у них есть шанс когда-либо поехать. Наконец, кроме агротуризма семья занимается еще одним промыслом — швейным. Что касается Украины, то с этого года агротуризм пришел на благословенную землю Крыма: тамошняя ассоциация фермеров создала ассоциацию агротуризма и планировала принять в самодеятельные мотели первых отдыхающих. Хотя, думаю, что настоящий агротуризм для Луганщины — это будущие агрофермы в приайдарских и придеркульских селах и хуторах. Там удивительно красивые места и одна из наименее загрязненных в Украине территорий. Но будущему луганскому агротуризму не обойтись без помощи и участия региональных властей — слишком бедно наше население, чтобы спрос на этот новый экологичный вид туризма сформировался сам по себе.

ТОЖЕ ЗЕЛЕНЫЕ, ТОЛЬКО ВАРШАВСКИЕ

Общественный институт экологии (ОИЭ) — это не вуз и не научный институт. Так называется варшавская общественная природоохранная организация, входящая в состав Польской Зеленой Сети (ПЗС). Директора института зовут Евой, с ней мы встречаемся в первый день пребывания в Польше, в Ружице. Как и украинские столичные организации, ОИЭ претендует на определенную организационно-координирующую роль в рамках ПЗС, его лидер много рассказывала о работе других организаций, а в штате есть у них человек, занимающийся координацией деятельности организаций “Зеле-
ной сети”. Миф об особенной роли столичных NGO (неправительственных организаций) характерен для всех стран мира, хотя в действительности в демократическом обществе у общественных организаций вышестоящих инстанций не бывает. Поэтому нас больше интересовала собственная практическая работа ОИЭ.

В отличие от многих киевских организаций, варшавянам есть что рассказать, и что показать. Оригинальные и на высочайшем полиграфическом уровне выпущенные плакаты по тематике, которую ведет институт, газета “Два колеса”, эффективные акции, осуществленные самостоятельно или в содружестве с другими NGO — свидетельство серьезной и плодотворной работы.

Руководители ОИЭ работают на безоплатной основе — это их общественная миссия. Но за выполнение двух основных проектов четверо членов организации получают вознаграждение. Двое из них работают над энергетическим проектом, занимаясь пропагандой и лоббированием использования возобновляемых источников энергии (солнце, ветер и вода) и, в виде отдельной проблемы, использования биогаза. Еще двое — работают над транспортной проблемой, включающей два направления: расширения использования роллеров (велосипедов) и снижения скорости автомобильного движения в городах.

В украинском обществе укоренилось не всегда справедливое мнение, что общественники никогда не должны получать вознаграждение за свою работу. Обосновывают это мнение тем, что общественная организация — это добровольное объединение граждан, целью которого является удовлетворение собственной их потребности в общественно полезной деятельности. И человек, работающий не по заданию общества, а по собственному побуждению, не должен требовать за это вознаграждения.

В большинстве случаев это верно, и людей, работающих в NGO, называют добровольцами или волонтерами. Организация создает условия для безвозмездной работы своих добровольцев, но сам их труд бесплатный, а порой члены организации еще и платят членские взносы. Однако при этом следует иметь в виду, что безвозмездная общественная работа — это право, а не обязанность человека, и делается она, когда у человека есть время и желание ее делать. Если же первого или второго нет, то выполняемая добровольцем работа либо подождет другое время, либо другого добровольца.

Увы, это не всегда возможно, и NGO часто должна принимать на себя обязательства по срокам и качеству выполнения работ. И тогда нельзя обойтись только работой волонтеров, требуется на кого-то возложить определенные обязанности. А за обязательный труд полагается платить. Поэтому общественные организации могут и должны оплачивать систематический (пос-
тоянный) и значительный по времени труд, от которого зависит выполнение сложной задачи. Постоянного труда на платной основе требует также организация или руководство взаимосвязанной работой значительного числа волонтеров.

Впрочем, доля зарплаты в расходах на выполнение экологических проектов — невелика, и иногда от нее можно вполне отказаться. А вот обойтись без помещения, связи, расходов на транспорт и полиграфию — невозможно. Денег на это в Польше ОИЭ не находит и финансирует свою деятельность в основном за счет зарубежных грантов. В этом наши соседи не намного опередили Украину. Кроме работы по собственным проектам, ОИЭ принял участие в ряде акций, проведенных другими общественными организациями. Так, вместе с культурно-экологическим обществом Мазовецким (в Мазовецком воеводстве располагается Варшава) осуществляется большая кампания против строительства супермаркетов в городе. Кроме информационно-протестных акций, для этого используется судебное оспаривание решений о выделении участков земли под их строительство.

Такая позиция обуславливается тремя обстоятельствами: 1) под строительство супермаркетов выделяются большие площади земли, на которых вырубаются де-
ревья; 2) тяжелые грузовики, подвозящие товары к супер-маркетам, портят дороги и загрязняют воздух; 3) продажа различных товаров в одном месте приводит к неразумному росту потребления.

Еще одна совместная акция с другими варшавскими организациями — противодействие строительству мусоросжигательного завода, широкая общественная кампания “ПХВ — убийца в вашем доме”. И пусть не удалось добиться отмены строительства первого завода, но от проекта создания еще одного власти столицы уже отказались.

ОИЭ поддержал акцию молодежной организации “Фонд освобождения зверят” (студенты в возрасте 18-24 года), направленную против использования в цирках диких зверей. Листовочная кампания и пикетирования привели к тому, что, например, цирк в Бельско Бяле полностью отказался от таких номеров.

В будущем ОИЭ планирует существенно расширить свою деятельность, увеличив число лиц, работающих по программам, до десяти. Перспективным для себя направлением деятельности здесь считают борьбу за запрещение использования трансгенных сортов растений, включая сою и картофель.

Еще одна общественная природоохранная организация, с работой которой мы ознакомились во время встреч в Ружеце — “бюро помощи экологического лоббирования”. Рассказал о ней ее руководитель Дарек. Бюро было создано несколькими организациями, входящими в систему "Польской зеленой сети", как специализированная сервисная служба. Функционирует как неприбыльная организация, все расходы которой покрываются 21 экологической организацией, которые бюро обслуживает. С другими организациями бюро не работает.

Высшим органом бюро является совет, в состав которого входят представители от обслуживаемых организаций. Совет собирается один раз в год и назначает руководителя, принимает другие решения, определяющие работу бюро.

В организации на постоянной основе работают три человека, один из которых занимается лоббированием, второй — интернет-сайтом и электронной почтой, третий — бухгалтер.

Основная задача бюро — помощь в организации лоббирования тех или других решений в Правительстве и Сейме, а также мониторинг деятельности Правительства и Сейма, затрагивающей экологические вопросы, и информирование о ней местные организации. Важная часть стратегии лоббирования — взаимодействие со СМИ. Благодаря бюро, центральные власти Польши лучше знают общественные экологические организации и их деятельность, а NGO лучше информированы о экологической деятельности властей. Пожалуй, организации, аналогичной бюро помощи экологического лоббирования, в Украине нет — ни по функциям, ни по правовой форме.

ЕВРОПЕЙСКАЯ УНИЯ

26 июня в Варшаве группа встретилась с коллективом института устойчивого развития (ИУС) — негосударственным научно-методическим учреждением, являющимся ведущим в сфере унификации экологического законодательства Польши с законодательством ЕС. Процесс вхождения Польши в Европейский Союз, хотя и обожаем поляками, но требует от государства огромных усилий по устранению противоречий национального законодательства с общеевропейским. Страна, долгое время ориентировавшаяся на СССР, по форме и содержанию правовой практики слишком отличается от стран Западной Европы и теперь должна ее изменить. А для этого только в области экологии и охраны окружающей среды потребуется принять или кардинально переделать несколько десятков законов.

Мониторинг различий экологического законодательства и предложения по его изменению выполняет ИУС в содружестве с 40 другими экологическими организациями, материалы передаются как в Сейм, так и в Страсбург.

Надо отметить, что Западная Европа умело стимулирует и финансирует этот процесс. Так, значительная часть экологических проектов общеевропейского значения финансируется польским правительством за счет средств, которые надлежало передать странам Запада в виде процентов по кредитам. Использовать такой канал наши польские хозяева порекомендовали и нам.

Кроме процесса европейской унии, институт устойчивого развития разрабатывает ряд специальных экологических проблем, таких, как проблема изменения климата и контроля эмиссии парниковых газов, проблемы экологической реструктуризации хозяйства, транспортная проблема, проблема туризма и экотуризма, регионального экоразвития.

В качестве примера может быть приведена деятельность в области контроля изменений климата на уровне региональных проектов.

На 1-м этапе было издано пособие “Наш район охраняет климат”, включающий 14 примеров практики. На 2-м этапе проведены курсы подготовки для чиновников из регионов, с раздачей и освоением пособий. На 3-м этапе был проведен конкурс региональных проектов в области внедрения процессов использования источников возобновляемых энергоресурсов. На 4-м этапе лучшие проекты получили финансирование за счет средств конверсии, то есть процентов за кредиты, которые должно было уплатить польское правительство.

ИУС — одна из старейших профессиональных общественных организаций Польши, она образована 10 лет тому назад деятелями польской Солидарности и экологического польского клуба. Это была единственная из представленных нам NGO, которая не входила в “Зеленую Сеть”.

ВРОЦЛАВ — ДРЕВНЯЯ СТОЛИЦА ПОЛЬШИ

И, кроме того, это один из наиболее архитектурно онемеченных польских городов, существенно отличающихся по виду от других. Еще одна находка организаторов - размещение участников тура в доме встреч иезуитской миссии. Масса впечатлений и новых знаний.

Субъективное мнение — экологические организации Вроцлова наиболее энергичные и деловые среди организаций городов, в которых мы были. И здесь, по-видимому, нет противостояния между польским клубом экологичным и организациями “Зеленой сети”.

А знакомство с городом началось с посещения офиса маршалека сейма Дольношлеского воеводства и рассказа его чиновника о порядке сбора и распределения средств экологических фондов.

Закон предусматривает платежи за загрязнение атмосферы от работы котельных, технологических источников, использования топлива, транспорта, и др. Начисление платежей производит плательщик один раз в квартал, а отдел экологии производит контроль за правильностью начислений и своевременным перечислением средств. В случае несвоевременной уплаты против предприятия возбуждается административный процесс, и при неперечислении средств в течение 14 дней взыскание обращается на имущество.

Плательщик может обратиться к маршалеку с просьбой об отсрочке или отмене платежа, если у предприятия тяжелое финансовое состояние. Если сумма платежей меньше 1145 злотых — заявление об освобождении от платежей может подать любой плательщик. Решение маршалека может быть обжаловано в воеводскую комиссию органов самоуправления, которая состоит из юристов.

Средства за загрязнения окружающей среды зачисляются плательщиком в 4 различных фонда: национальный, воеводский, повитовый и гминовый.

Распределение полномочий между канцеляриями воеводы и маршалека равны примерно 80:20, тем не менее, при маршалеке имеется наблюдательный совет, состоящий из его представителей и представителей NGO.

ПРОБЛЕМЫ, НАД КОТОРЫМИ РАБОТАЮТ ПОЛЬСКИЕ ЭКОЛОГИ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БИОМАССЫ

По нашему мнению, энергетическое использование биомассы через получение биогаза — особенно актуально для Украины. Последняя является великой сельскохозяйственной страной, с колоссальной площадью высококачественных сельхозугодий. Крайне неэффективная энергетика государства из-за преобладания немобильных энергомощностей АЭС и парогенераторных ТЭС, приводит к частым технологическим отключениям потребителей, к проблемам в работе энергосистем. Единственный способ разрешить проблему — изменение структуры генерирующих мощностей за счет создания более мобильных.

Создание биогазовых установок для теплоэлектроснабжения сельскохозяйственных регионов позволяет разрешить эту задачу с наименьшим объемом инвестиций. Одновременно решаются еще две важнейшие эколого-экономические задачи: сокращение расхода природного газа и угля, и переработка вредных отходов животноводства с получением ценного органического удобрения — компоста. Для успешного решения этой задачи Украина нуждается как в знаниях, технологиях, так и в инвестициях. Поставка оборудования биогазных установок в порядке инвестирования или лизинга, лоббирование такой программы и соответствующая образовательная программа могли бы быть серъезной основой сотрудничества Северодонецкой городской экологической ассоциации “Зелений світ” и других природоохранных NGO Луганщины.

ТРАНСПОРТАЯ ПРОБЛЕМА

Еще одна серьезная экологическая проблема, которой занимаются польские экологи: — автотранспорт и ущерб от него окружающей среде. Основные виды деятельности ОИЭ в этом направлении: издание плакатов, пропагандирующих велосипед: издание газеты “Два колеса”; лоббирование в органах местной власти решений по строительству велосипедных дорожек. Для осуществления такой деятельности в национальном масштабе в Польше создана специальная коалиция, названная “Транспортный круглый стол”.

Другое направление транспортного проекта, — это лоббирование в органах местной власти (на уровне воеводств и гминов) ограничения снижения скорости автомобильного движения до 50 км/час. По подсчетом польских специалистов количество погибших в автокатастрофах снизится при этом на 2000 случаев в год.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори