пошук  
Публікації › Бюлетень "Права Людини"199931
№31
1999

Бюлетень "Права Людини"

Хроніка

29.12.1999

СКАРГА НА НЕПРАВОМЕРНІ ДІЇ МІЛІЦІЇ ТА СПІВРОБІТНИКИ СБУ М. ПЕРВОМАЙСЬКА

   

До Харківської правозахисної групи звернувся Закернічний Володимир Григорович — лікар-гінеколог з міста Первомайська, Луганської області. Автор листа повідомляє, що працює в Первомайській міський лікарні, має загальний трудовий стаж 32 роки, є інвалідом ІІІ-ї групи. Не зважаючи на хвороби і передпенсійний вік, Володимир Григорович — суспільно-активна людина, і саме через це, за його словами, на нього почався тиск з боку правоохороних органів м. Первомайська. Цьку-вання почалося відразу після його виступу на мітингу медиків, які бастували через несплату заробітної платні. Закернічний скаржиться, що міліція та співробітники СБУ м. Первомайська порушують Конституцію і закони Ук-раїни. Ми направили лист-запит до Луганської обласної прокуратури з проханням провести прокурорську перевірку і повідомити нас про її висновки.

Хроніка

29.12.1999 | Оксана Прядко, г.Черкассы

ПРЕКРАЩЕН ВЫХОД В ЭФИР ЧЕРКАССКОЙ НЕГОСУДАРСТВЕННОЙ АВТОРСКОЙ ТЕЛЕПРОГРАММЫ «СТУДИЯ-2»

   

25 сентября впервые не вышла в эфир передача черкасской негосударственной авторской телепрограммы «Студия-2». По словам ее директора Александра Марченко, эфирного времени «Студию-2» необоснованно лишила ОГТРК, по каналам которой транслировались передачи «Студии-2». Как объяснил Александр Марченко, уже несколько недель ОГТРК препятствует выходу в эфир «Студии-2», мотивировав это сначала задолженностью программы за эфирное время. После того, как «Студия-2» выплатила свои долги, речь пошла о некачественных видеокассетах «Студии-2», хотя — как считает Александр Марченко — «мы сами несем ответственность за все проблемы нашего эфирного време-ни».

18 сентября в программе АТВ «Студия-2», в сюжете о кандидатах в президенты А.Ткаченко и А.Морозе на 20 минут была приостановлена трансляция. В ответ на составленный акт и письмо-запрос «Студии-2» директор ОГТРК Михаил Калиниченко сообщил, что аппаратная ОГТРК останавливается на профилактику и посоветовал обратиться в другую телекомпанию.

Директор «Студии-2» Александр Марченко считает, что отказ в трансляции, на самом деле, вызван не техническими, а политическими причинами: «мы никого из кандидатов в президенты не поддерживаем и предоставляем абсолютно всем кандидатам равные возмож-ности. Мы хотим, чтобы люди сделали свой выбор са-мостоятельно».

По мнению Александра Марченко в случае со «Студией-2» имеет место политический заказ и приказ директора ОГТРК Михаила Калиниченко не давать эфир «Студии-2».

Об этом Александр Марченко сообщил на заседании общественной комиссии по вопросам соблюдения конституционного права граждан на свободу слова, которое состоялось 27 сентября в Черкасском городском совете. Председатель комиссии горсовета по свободе слова, секретарь горсовета Анатолий Джоболда заявил, что «информация о противоправных действиях руководства государственной областной телерадиокомпании направлена в Верховную Раду и всем кандидатам в Президенты — членам каневской четверки». Кроме того, комиссия приняла решение направить аналогичные решения в Генеральную прокуратуру и Национальный совет по радио и телевещанию.

15 октября помещение ОГТРК пикетировали представители избирательного штаба «каневской четверки» и кандидата в президенты Натальи Витренко. Пикетирующие добивались восстановления трансляции телепрограммы «Студия-2» и протестовали «против систематических нарушений Законов Украины «О выборах Президента Украины», «Про информацию», «Про сред-ства массовой информации (прессу) в Украине», «Про телевидение и радиовещание», но им так и не удалось встретиться с директором ОГТРК Михаилом Калини-ченко.

И, поскольку конфликт остался неразрешенным, 22 октября «Студия-2» получила в горисполкоме раз-решение на проведение акции «Уличное телевидение»: «разместили на площади специальный экран и начали показывать сюжеты, которые по вине ОГТРК не выходят в эфир, — комментирует А.Марченко. — Одновременно шло общение со зрителями: каждый прохожий мог высказать свое мнение — все это проектировалось на экран. Видимо, «Уличное телевидение» кому-то при-шлось не по вкусу. Через час пришли пожарные и отключили нам энергию. Мы снова включили рубильник, т.к. у нас есть разрешение горисполкома на проведение акции «Уличное телевидение». Когда поднялись в сту-дию, увидели, что все двери опечатаны А 23 октября мы увидели, что двери охраняет милицейский пост: два подполковника! Были и пожарные в высоких чинах. Они сказали, что у нас отсутствуют огнетушители и поэтому помещение опечатано. Нам разрешили вынести личные вещи и аппаратуру. Мы весь день простояли под дверями».

Попытки прибывших на место журналистов узнать у представителей УМВД, чем вызваны такие меры безопасности, ни к чему не привели. Правоохранители отказались отвечать на вопросы.

Черкасский медиа-клуб готовит очередное (второе за последние две недели) обращение в Совет Европы о нарушениях конституционных прав граждан на свободу слова на Черкасщине. Как сообщил секретарь Черкасского горсовета А.Джоболда, это обращение будет поддержано городской депутатской комиссией по свободе слова.

Окружная избирательная комиссия территориального округа № 195 также разделяет мнение сотрудников «Студии-2» и о том, что их проблемы «вызваны независимой позицией, занятой накануне выборов». Комиссия признала факт нарушения руководством Черкасской ОГТРК п.16 ст.33 Закона Украины «О выборах президента Украины» и ст.6 и 20 Закона Украины «О деятельности СМИ» (постановление № 10 от 4.10.99). Комиссия обратилась в прокуратуру с просьбой расследовать факты нарушений законов руководством ОГТРК и привлечь виновных к ответственности. Ответной реакции прокуратуры пока не последовало.

Хроніка

29.12.1999 | Дмитро Гройсман, м.Вінниця

ПОГРОМ КИЇВСЬКОГО ГЕЙ-КЛУБУ

   

Україна першою з республік колишнього Радян-ського Союзу скасувала кримінальне покарання за доб-ровільні сексуальні контакти між особами однієї статі. Відповідну дискримінаційну статтю Кримінального Кодексу було анульовано ще влітку 1991 року. Проте правозахисні організації, що опікуються захистом прав сексуальних меншин, систематично повідомляють про факти принижень і тиску, від яких потерпають гомо-сексуалісти в Україні. Випадок, про який повідомило 23 жовтня інформаційне агентство «Київ-Гей-Телетайп», є першим фактом відкритого і брутального фізичного тиску на геїв, і тому, на нашу думку, вартий широкого розголосу і розслідування.

За повідомленням Володимира Зварича — націо-нального експерта програми АнтиСНІД Всесвітньої Організації Охорони Здоров’я — 22 жовтня близько третьої години ночі в київський приватний гей-клуб «Клітка» увірвалися четверо співробітників київського УБОЗу в супроводі 15 міліціонерів. Відвідувачів клубу обшукали, поставивши обличчям до стіни. Правоохоронці пояснили свої дії тим, що «в клубі відбуваються несанкціоновані дії і цим порушується Закон України «Про організацію мітингів». Всім присутнім в клубі погрожували примусо-вою психіатричною експертизою.

Як повідомили нам потерпілі, поведінка працівників міліції відзначалася особливою зухвалістю. Під час так званого «рейду» міліціонери пили пиво, що належало бару клуба «Клітка», зрозуміло, що про плату за це пиво навіть не йшлося. Міліція здійснила відеозйомку всіх присутніх без їхньої згоди. За повідомленнями, в ході рейду було побито Ігоря Федотова — одного з засновників клубу «Клітка».

Принизливий фарс тривав до 6 години ранку і завершився тим, що міліція склала список присутніх і відпустила всіх, а приміщення клубу опечатали. Особливо тривожним є той факт, що після побиття в п.Федотова конфіскували близька 1100 доларів США і примусили його підписати свідчення, що ці гроші буцімто належать Соціалістичній партії України і призначені для фінансування передвиборної кампанії Олександра Мороза. Будемо сподіватися, що і керівництво київського УМВС не забариться з принциповою оцінкою дій своїх співробітників, які своїми вчинками поставили ще одну брудну пляму на міліцейському мундирі.

Вибори

29.12.1999 | Р. Романов, г.Севастополь

УКРАИНЦАМ ПРЕДСТОИТ ВЫБОР МЕЖДУ ДНЕМ ВЧЕРАШНИМ И ПОЗАВЧЕРАШНИМ

   

31 октября в Украине состоялся первый тур прези­дентских выборов. Как и ожидалось, борьбу за самое высокое кресло в государстве продолжат действующий президент Леонид Кучма и главный коммунист страны Петр Симоненко.

Кандидаты из правого лагеря оказались в аутсай­дерах. Главным игроком на их электоральном поле ока­зался Леонид Кучма. Собственно, именно такой сцена­рий и был разработан специалистами по пиару — рос­сийскими имиджмейкерами, обслуживающими Кучму. Помпезная предвыборная кампания Леонида Данило­вича принесла свои плоды в виде полученных им 36,5% голосов. За последние два месяца практически все серьезные культурные мероприятия проходили исклю­чительно «под патронатом Президента Украины».

В предвыборной кампании Кучмы был задейство­ван весь государственный аппарат снизу доверху. Включая участковых инспекторов, собиравших подписи в его поддержку, налоговую администрацию, внезапно обратившую свой взор на структуры, обслуживающие конкурентов президента. Главы местных администраций открыто занимались агитацией в пользу Кучмы, а сами структуры исполнительной власти на местах фактически превратились в предвыборные штабы Кучмы.

Кроме того, нынешние выборы в Украине прохо­дили в условиях небывалого с 1991 года контроля со стороны исполнительной власти над средствами ин­формации. Все государственные СМИ были захвачены командой Кучмы и использовались в предвыборных це­лях. Другим кандидатам получить доступ к широкой ау­дитории через общенациональные теле- радиоканалы было практически невозможно.

Оценивая результаты своей работы в Украине, большинство миссий международных наблюдателей (Совет Европы, ОБСЕ, Международный Республиканс­кий Институт и др.) заявили, что им не удалось обнару­жить серьезных нарушений в день голосования, однако предвыборная кампания проходила со значительными нарушениями демократических процедур, главным об­разом со стороны действующей власти.

Негосударственная телекомпания СТБ, решившая освещать предвыборную ситуацию в Украине не таким образом, как это было выгодно команде Кучмы, под­верглась преследованию со стороны государственных структур. В различных регионах Украины еженедельно происходили закрытия газет, телерадиокомпаний, арес­товывались и изымались предвыборные листовки ос­новных конкурентов Леонида Кучмы.

Роль средств информации оказалась действи­тельно очень важной. В тех немногочисленных ре­гионах, где все же в этих условиях продолжали рабо­тать оппозиционные СМИ, результаты голосования диаметрально отличались. Так, избиратели в Днепро­петровской области в своем большинстве поддержали Леонида Кучму, однако в городах Никополе и Марганце Днепропетровской области, где один из коммерческих телеканалов чаще других показывал руководителя со­циалистов Александра Мороза, результаты оказались такими:

Мороз А.А.  — 45503 (55,56 %)

Кучма Л.Д.  — 11217 (13,69% )

Симоненко П.Н.  —  8840 (10,8 % )

С самого начала именно Александр Мороз был определен президентской командой в качестве наибо­лее опасного конкурента, поскольку его умеренно левые взгляды не позволяли построить Кучме кампанию во втором туре выборов на противопоставлении «курса реформ» «коммунистическому реваншу». Желание Кучмы избавиться от Мороза во втором туре было нас­только сильным, что даже обеспечив нейтрализацию последнего (Мороз стал лишь третьим), Президент снял с занимаемых должностей губернаторов Винницкой, Полтавской и Кировоградской областей, где Мороз ока­зался впереди.

Сейчас большинство экспертов склоняется к тому, что Кучма без труда сможет победить Петра Симоненко во втором туре, который должен состояться 14 ноября. Главная опасность для Кучмы — это недостаточная активность избирателей. Так, при явке на выборы 35%, по прогнозам директора Центра политических иссле-дований Михаила Погребинского, победу может одер-жать Симоненко.

Однако, сюрпризы могут ожидать Кучму и с пра­вого фланга. Ошиблись те, кто автоматически прибав-лял Кучме во втором туре голоса всех кандидатов, исповедующих антикоммунистическую идеологию. Так, влиятельная партия «Реформы и Порядок», возглав-ляемая Виктором Пинзеником, поддержавшая в первом туре лидера Руха Геннадия Удовенко, заявила о том, что призывает не голосовать ни за одного из вышедших во второй тур кандидатов. По их мнению: «Если при власти останется нынешний президент, то государством фактически будут руководить олигархические кланы. Если выберем Симоненко, то будем содействовать воз­вращению Украины не только к коммунистической им-перии, но и к феодальным формам хозяйствования».

Вибори

29.12.1999 | М.Коробко, м.Кривий Ріг

ЯК КРИВОРІЗЬКА ВЛАДА ОРГАНІЗУЄ «ДЕМОКРАТІЮ»

   

Вранці 10 листопада на виборчу дільницю N25 31-го виборчого округу завітав співробітник Тернiвського райвідділу внутрішніх справ м. Кривого Рогу. Він зажа-дав від Голови дільничної виборчої комісії Миколи Коробка списки виборців, які не брали участі в голо-суваннi під час першого туру. Як з’ясувалося, мiлi-цейська служба взяла на себе місію iз забезпечення явки виборців на голосування у другому турі. Аналогічні вимоги були поставлені перед усіма Головами дільнич-них комісій, принаймні 31 округу.

Всупереч Закону «Про вибори Президента України» влада втручається в роботу комісій. Голова Тернiвської районної Ради Станiслав Стриженко намагався скликати засідання виборчої комісії дільниці N25 без відома Голови комісії. Під виглядом засідання самодіяльної громадської ради за участю заступника Голови райради у Тернiвському райвиконкомі від Голів дільничних комісій вимагали звітів про стан підготовки до голосування.

Відділ охорони здоров’я Криворiзького мiськви-конкому розіслав у лікарні формуляри на дві сторінки. Головні лікарі пiд суворі попередження зобов’язані дати в них інформацію — який відсоток голосів за кого буде віддано в цих закладах.

Практика правозахисту

29.12.1999

ОБРАЩЕНИЕ СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ГРУППЫ

   

Председателю Севастопольского город-ского Совета Пархоменко В.М.

Председателю Севастопольской город-ской государственной администрации

Жунько Л.М.

Октябрьский переворот в России оставил крова­вый след в истории человечества. Организованные влас­тями массовые голодоморы, репрессии, коллекти­визации и депортации нанесли неизмеримый ущерб нашему народу. Даже война с фашистской Германией унесла меньшее количество жизней, чем война больше­вистских властей с собственным народом.

Огромные потери за годы советского режима по­нес Крым. После окончательного установления власти большевиков в Крыму на полуострове началось массо­вое истребление местного населения. Десятки тысяч человек были уничтожены за несколько недель красного террора.

Следующим масштабным преступлением комму­нистического режима в Крыму стала принудительная депортация крымских татар, греков, немцев, армян и других населявших Крым народов. В результате этих человеконенавистнических акций большевистского ру­ководства Кремля десятки тысяч человек погибли, а сотни тысяч лишились Родины, средств к существова­нию, своей истории и культуры.

За прошедшие с момента провозглашения Неза­висимости Украины и распада Советской империи 8 лет в общественном сознании наших сограждан не произо­шел перелом, не осознаны трагические последствия более чем 70-летнего безраздельного господства ком­мунистической системы в стране. К нашему глубокому сожалению, до сих пор годовщина большевистского бунта в России отмечается в Украине в качестве нацио­нального праздника. Кроме того, советская символика до сих пор «украшает» государственные учреждения. Особенно сильно это заметно в нашем городе.

Считаем необходимым установление в централь­ной части города мемориала памяти всех жертв совет­ских репрессий. Из государственных учреждений города должна быть убрана советская символика, а также портреты руководителей советского государства, чьи имена непосредственно связаны с кровавыми репрес­сиями против своего народа: Ленин, Сталин, Дзер­жинский и другие.

Обращаемся к вам с предложением немедленно начать работы по восстановлению исторических наиме­нований улиц Севастополя, чтобы жителям нашего го­рода не приходилось краснеть и объяснять туристам почему так много улиц, проспектов, площадей Севасто­поля носят имена советских палачей. В качестве пер­вого шага предлагаем и настаиваем на переименовании мало о чем говорящего названия площади «Вос-ставших» в площадь Нумана Челебиджихана — из­вестного поэта и просветителя, первого президента Крымскотатарской республики и Муфтия мусульман Крыма, зверски замученного большевиками на этом са­мом месте в бывшем здании Севастопольской тюрьмы.

6.11.1999 г.

Роман Романов, Исполнительный директор Севастопольской право-защитной группы

У недержавних організаціях

29.12.1999 | О. Букалов, м. Донецьк

ЧЕРГОВІ ЗБОРИ УКРАЇНСЬКИХ АМНІСТЕРІВ

   

Відбулися чергові Загальні Збори Української асоціації «Міжнародна Амністія» (УАМА). З 6 по 8 лис-топада представники майже 30 амністійних груп України обговорювали в Ялті зміни до Статуту, нову структуру керівних органів та новий порядок їх об-рання, розробляли плани роботи на найближчий час. Тепер Національний Комітет (НК) УАМА буде складатися з пятьох осіб — Голови, скарбника та керів-ників трьох Робочих груп – по викладанню прав лю-дини, по роботі в своїй країні та по кампаніях. З ог-ляду на різні підходи до вирішення проблем внут-рішнього життя організації, збори йшли напружено, але змогли прийняти необхідні рішення. Головою організації на наступний дворічний термін обрана Світлана Харитонова — керівник школи з Дрогобича. Вона досвідчений амністер та єдина в нинішньому складі НК, хто входив до складу НК при створенні УАМА в квітні 1994 року. Керівниками робочих груп обрані Ніна Кусайкіна з Харкова, Григорій Алєйніков з Мелітополя та Андрій Павлишин зі Львова. Всі троє вперше увійшли до складу НК. Редактором амністійного бюлетеню «Контури» став Андрій Погорєлов з Києва.

Найближчим заходом УАМА стане кампанія по Конвенції з прав дитини, десятиріччя якої відмічається 20 листопада нинішнього року.

Погляд

29.12.1999 | В. Речицкий, г. Харьков

УКРАИНСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОСТИ

   

Предлагаем вашему вниманию доклад, представленный на международном форуме «Конституционное правосудие в пост-коммунистических странах». Форум проводился Центром консти-туционных исследований в Риге 11-12 ноября. На нем рассмат-ривались вопросы, затрагивающие проблемы институциональ-ного строительства в восточноевропейских странах и способ-ствующие процессу расширения связей между этими странами, установлению рабочих отношений и обмену опытом, накоп-ленным за прошедшее десятилетие. Основной акцент был сделан на предоставлении актуальной и разносторонней информации об успехах и неудачах на пути развития конституционализма в странах бывшего коммунистического блока.

Мой доклад представлен под названием, которое может вызвать неоправданные ожидания аудитории. Поэтому оговорюсь, что в сообщении затрагиваются лишь аспекты философии конституции, причем с явным осознанием трудностей в определении понятия «сов-ременный контекст». Очевидно, что по истечении трех лет, прошедших с момента принятия Украинской кон-ституции, пока можно говорить лишь о соответствии или несоответствии Конституции эмоциональным граж­данским ожиданиям. Проще говоря, если у конституций существует нормативный вектор, то в ходе социальной практики удачная или неудачная его нацеленность выяв­ляется. Если украинскому обществу присуща конструк­тивная или деструктивная динамика, то теоретически существует возможность ее сопоставления с вектором Конституции. На анализе их соотношения можно было бы построить данное сообщение.

Однако проблема возникает уже в том, что цели общества в демократических условиях избираются и преследуются спонтанно, на основе множества мало предсказуемых факторов, в то время как Конституция обычно составляется из нормативно фиксированных ценностей, к тому же описанных в терминах неметафо­рического языка. Как принято считать, спонтанность должна обеспечивать конституционная категория сво­боды. Однако именно этот главный гарант социальной динамики демократического общества в Украинской конституции отсутствует. Попытка Международного кон­ституционного форума в Новой Гуте зимой 1996г. внес-ти не инструментальное понятие, а именно категорию свободы в официальный проект Конституции была соз-нательно отвергнута национальным квазинаучным сооб-ществом. Вместо этого в Конституцию проникло мно-жество малоподвижных и потому малоприменимых норм. С точки зрения правовой философии это может быть описано как неприятие либеральной схемы пра­вового регулирования, предложенной Д.Ролзом: в кон­ституциях фиксировать высшую ценность и гарантии свободы, а тактические, в том числе экономико-рас­пределительные принципы и права помещать в текущем законодательстве.

Приведу лишь несколько примеров неудачного, с моей точки зрения, национального конституционного нормирования:

1. Жизнь и здоровье человека признаются «наи-высшей социальной ценностью» в ст. 3 Конституции Ук-раины. Но, если состояние физической жизни есть действительно высшая ценность, то жизнь солдата не может быть принесена в жертву для «защиты суверени­тета и территориальной целостности Украины» и тем более свободы нации. Ведь в конституционной иерар­хии ценностей первые две расположены ниже «жизни человека», а последняя не указана вообще. Кроме того, право на жизнь (и вытекающие отсюда риски) у солдата по своему объему не может быть меньше, чем у граж-данского лица на основе принципа равенства конститу­ционных прав, записанного в ст.21 Конституции Ук­раины.

2. «Какое бы то ни было насилие над ребенком... преследуется по закону» на основе ст.53 Конституции, что делает правонарушителями всех родителей, заби­рающих детей из песочника против их воли.

3. «Каждый обязан не наносить вред природе» сле­дуя предписаниям ст. 66 Основного Закона, но все во-дители, поворачивая ключ в замке зажигания своего автомобиля ежедневно делают это.

4. Суды прямо названы в Конституции органами государственной власти, что в случаях гражданских ис­ков к государству ставит их в положение судьи в соб­ственном деле.

5. На основе ст. 15 Конституции «никакая идеоло­гия не может признаваться государством как обяза­тельная», что формально избавляет государство от не­обходимости следовать также идеологии Конституции.

6. Право каждого «на достаточный жизненный уро­вень для себя и своей семьи», записанное в ст. 48 Ос­новного Закона, в украинской практике существует пре-имущественно как право быть объектом уравнитель­ного распределения. Как выражение либерального принципа «неравенства, выгодного всем» (Д.Ролз) оно не работает, поскольку политическая власть в Украине ведет себя подобно крупье в общенациональном ка­зино, который контролирует не столько соблюдение правил игры, сколько суммы выигрышей ее участников. История опального премьер-министра Украины в этом смысле мне представляется достаточно иллюстратив­ной.

7. Обеспечение экономической и информационной безопасности объявлены в ст. 17 Конституции одновре­менно и «функцией государства», и «делом всего ук-раинского народа». В итоге общественность естест­венным образом наталкивается на 15 только конститу­ционных ограничений свободы слова.

Замечу, что вышеизложенное я упоминаю лишь для того, чтобы передать общее настроение украин­ского Основного Закона.

Если согласиться, что процветание общества обеспечивает работа, творчество и инновации, то мож-но признать, что Конституция Украины специальным об-разом на них не нацелена. В ней явно превалируют охранительные ценности и потому нет места ни «коллек-тивному воображению» О.Тоффлера, ни «обществу рис-ка» У.Бека. Именно поэтому порой возникает чувство, что украинский Основной Закон, как и некоторые дру­гие конституции посттоталитарных стран, написан не в парадигме современности. Конституция проникнута чаяниями весьма умеренных добродетелей и нази-дательна по своей литературной манере. Ее дизайн рассчитан не на социальную пассионарность, а на «за-ботливое, как бабушка, правительство». Между тем, требования украинского модерна заключаются практи­чески в обратном. Как некогда заметил Й.Хейзинга, чтобы попасть в яблочко, нужно целиться несколько вы-ше. Иными словами, социально-экономического про-цветания не достигнуть прямыми заботами об иму­щественном благосостоянии.

Социально-экономический успех Украины, кото­рого всем нам столь не достает, предполагает, в пер­вую очередь, творческое поведение человека в усло­виях нестесненной свободы, гарантированной демокра­тией и адекватной правовой системой. Свободное творчество охватывает широкую сферу активности в современном обществе от создания новых научных кон­цепций до конструирования моды, интеллектуальных и просто поведенческих образцов. Предполагается, что сюда попадают также отдельные случаи нешаблонного поведения индивидов. Используя философский словарь Ж.Бодрийара, можно сказать, что в прогрессирующих обществах всегда доминирует «спираль символичес­кого, предшествующая реальности». Характерно, что у Р.Барта творчество выступает экономикой «исступ-ленного расточения», то есть социально-экономичес-кий прогресс парадоксальным образом противостоит этике накопительства.

Важным представляется подчеркнуть также сле­дующее. Если, как писал З.Бжезинский, в уходящем веке господствовали дебаты относительно социальной организации общества и наилучших способов достиже­ния внешнего благосостояния, то сегодня мы нахо-димся в начале грандиозных дискуссий относительно личностного и внутреннего измерения человеческой жизни. Именно сегодня возникают новые типы чело-веческого поведения, а вслед за ними и новые типы личности, новые маверики («maaverics») и новые представления о харизме. Как проницательно заметил А.Пятигорский, мы наблюдаем наступление эры ода­ренных фигур, далеких от искушений «всенародной славы». Однако появление таких личностей возможно лишь в атмосфере подлинно нестесненной свободы.

В более широкой постановке вопроса социально-экономический прогресс требует не столько социально-экономических прав, сколько правовой инфраструктуры свободы, которая предполагает пугающую многих кон-вертируемость социальных ценностей в товар, право­вую репрессию ксенофобии и конкуренцию круп-номасштабных индивидуальных стратегий. При этом в культурном пространстве любого общества неизбежно акцентируются вопросы о значении синтетической (ру-котворной) среды, стиля и конкретной идеологии жизни не только социальных групп, но и отдельных людей. Кроме этого, юридическое обеспечение социально-эко-номического прогресса предопределяется еще и тем, что между социальным творчеством, демократией и правом в силу их собственной природы органически складываются непростые отношения.

К сожалению, еще и сегодня в посттоталитарных странах «жизненно напряженная личность, решающая вопрос своей судьбы» (М.Мамардашвили) остается в известном пренебрежении со стороны философии кон­ституционного права. Между тем, отношения между техникой и живой волей человека уже давно вышли за пределы только политического выражения социальной реальности. Если в прежние времена «магия была мос­том, соединявшим фантазию и технологию» (Ж.Эл-люль), то в современном обществе борьба между экономической мега-машиной, с одной стороны, и идеальной сферой человеческого воображения, с дру­гой — стала неизбежным аспектом правовых представ­лений о справедливости. Поскольку эта борьба неуст­ранима, она нуждается в адекватных юридических обо­лочках. Имея сравнительно недавно приобретенное «право свободы» современный человек нуждается уже и в «праве творчества».

Хотя в философии права общая тенденция, по-ви­димому, именно такова, в современных посттоталитар­ных странах становится все более заметным противоре­чие между объективными закономерностями социально-экономического прогресса и правовым регулированием творческой сферы. Почти типичным стало здесь избы­точное нормирование информационных процессов (вплоть до государственных попыток контролировать INTERNET). В настоящее время в отдельных странах региона (России, Украине) создано массивное законо­дательство об информации, которое рассматривает информацию не как особо ценное для активного обще­ства «количество непредсказуемого, содержащееся в сообщении» (А.Моль), а как особо важный ресурс госу­дарства. Хотя формально в этих странах цензуры не существует, растущие попытки контролировать инфор­мацию, фильтровать ее потоки трудно не заметить.

Очевидно, что за этими внешне субъективными проявлениями властных прерогатив стоит более глубо­кое недопонимание как лидерами, так и экспертами сути процессов, обеспечивающих социально-экономи­ческое продвижение. Более того, в переживших бархат­ные революции странах все чаще наблюдаются пока спорадические попытки «бюрократического реванша».

Поскольку новые идеи, культурные образцы, нова­торские типы профессионального и иного поведения, уникальные психологические установки и подходы к ре­шению проблем создаются творческим меньшинством, лик мира действительно преображается горсткой пер­воначально разобщенных людей, считал Э.Ионеско. То обстоятельство, что прогресс обеспечивают «немногие, переубеждающие многих» (Ф.Хайек), требует конститу­ционной защиты «культурно чувствительных» зон об-щества. Ведь именно на этих территориях опасно про-являет себя избыточное нормирование государства, именно здесь особенно болезненно сказываются пос­ледствия «гнета демократических решений». Именно поэтому органическое противостояние традиционного законодательства, как рычага государства, и необходи­мости сопротивления вмешательству власти и демокра­тии в творческую область, пространство спонтанной инициативы хотелось бы здесь выделить. Поскольку новые конституции, как об этом свидетельствует при­мер Украины, часто устаревают уже на старте, важным стимулом социально-экономического прогресса в пост­тоталитарных странах могли бы стать вспомогательные правовые средства. Именно в этом качестве важной представляется идея международной «Конвенции о за­щите интеллектуальной свободы».

Так или иначе, обращаясь к международному пуб­личному праву, или оставаясь в рамках национальных правовых систем, мы должны подвергнуть критике при­вычную однополярную структуру правового регулирова­ния творческих процессов в обществах переходного типа. С этой целью новые конституции представляется целесообразным рассматривать не как вершины тради­ционных правовых пирамид, а как уникальные по своей возможной роли гаранты творческой свободы и куль­турного многообразия. В этом качестве регулирующий потенциал конституций должен использоваться со сто­роны их возможностей по воспроизводству «рукот-ворной спонтанности» — некоего синтетического слепка или отражения органического строя природы. Конечно, при этом старые правовые системы как бы транс-формируются из однополярных в биполярные, где на полюсе свободы гражданского общества естественным образом оказывается конституция, а на полюсе госу-дарственного порядка — традиционное законодатель-ство. Поскольку изначально задать требуемую меру по-рядка и свободы в социальной системе невозможно, биполярная правовая конструкция будет провоцировать постоянный конфликт свободы и порядка, конститу­ционные суды будут «спасать» гражданскую свободу и все, что из нее следует. Конечно, такая трансформация добавит забот конституционным трибуналам, но она же упорядочит социальную динамику и экономический рост, за который все равно приходится многим платить.

Если вектор социально-экономического прогресса предопределяется интеллектуальными усилиями инди­видов, которые создают различного рода образцы и модели, стили и способы мышления, поведенческие примеры и прочие интеллектуальные искушения, то по своей направленности он существенно отличается от построенного на демократии вектора государственной политики. Обычно после того как интеллектуаль­ные об­разцы и установки на будущее создаются новаторами, они выставляются на социальное обозрение для оценки и выбора. Как говорил Ж.Бодрийар, мир функциониру­ет постольку, поскольку поддается интеллектуальным искушениям. Новые образцы и установки выставляются на интеллектуальном рынке, где спрос и предложение определяются неисчислимым количеством факторов.

По-видимому, там, где нет сознания, искушение новым осуществляется через внешность, оболочку, ви-димость, поверхность. Там же, где сознание и душа присутствуют — искушение осуществляется через ис-кусственное, внутреннее, придуманное, наконец, вооб-ражаемое. Искушение новым, интеллектуальный соб-лазн становятся чрезвычайно сильными при сильном интеллекте. Можно даже сказать, что они увеличивают-ся пропорционально силе интеллекта. В этом смысле мы можем допустить, что так называемой силы воли в культурном смысле не существует. Вместо этого удоб-нее говорить о силе культурного искушения и силе интеллекта, способного воспринимать новизну.

Поскольку вектор даже либеральной демократии определяется волей большинства, постольку демокра­тия не способна на большее, чем совершать выбор среди образцов, созданных творческим меньшинством в рамках социально-экономического прогресса. Однако в посттоталитарных странах данная схема отношений даже экспертами воспринимается неоднозначно. Нао­борот, представление о демократии как об исклю-чительной причине социально-экономической динами-ки является характерным преувеличением в таких стра-нах, как Украина.

Если это принять, то становится понятным, почему у более искушенных обществ обнаруживается столь сильный интерес к созданию гарантий невмешательства в творческую сферу не только прямых агентов госу-дарства, но и представителей демократии. Главным результатом действия этих гарантий следует считать возможность постоянного снабжения общества инфор­мацией как количеством непредсказуемого в сообще­нии. Поэтому создание и поддержание атмосферы го­товности общества и его членов к непредсказуемости и новизне следует считать важнейшей правовой гаран­тией социально-экономических прав.

Говоря более специально, мы должны создать или восстановить систему достижения первичных «пред-демократических» решений экспериментального типа, которые бы затем предопределяли вторичные «пост-демократические» решения практического типа. Как это очевидно, речь идет не о сокращении или сужении демократии, а всего лишь об оснащении ее эффек­тивным рынком образцов на будущее. Ведь дар демо­кратии не творческий, а селективный. Демократия умеет выбирать из уже созданного. Конечно, подобная система отношений по своим приоритетам факульта­тивно противостоит привычным функциям государства: обеспечению социальной защиты и порядка, политичес­кой стабильности и даже личной безопасности. Но если социально-экономические права мы ставим выше ста­бильности, то у нас фактически нет выбора. И без того любое государство нуждается в сдерживании, ведь и не слишком консервативная власть из-за своей хроничес­кой воли к регулированию обычно требует, чтобы даже наука входила в русло «нормального» развития. Кроме того, как не раз напоминали идеологи либерализма, и в наш век государство не только продолжает быть ар­битром, но остается также сильнейшим игроком, кото-рый ради уверенности в результате переписывает правила игры по ходу действия.

Впрочем и без всего этого, как говорила С.Зонтаг, у новаторов должно быть право заступать за огражде­ния, ведь они обязаны «искушать новым сам порядок вещей». Таким образом, социально-экономический прогресс, как основная динамическая ценность общест­ва, должен быть предохранен от чрезмерной политичес­кой предсказуемости и организационной стабильности посредством специальных нормативных актов. С.Хан­тингтон верит в третью волну демократии: в качестве выхода из ситуации я вижу разработку международной «Конвенции о защите интеллектуальной свободы». Ра-зумеется, положение могла бы улучшить и какая-либо национальная «Информационная конституция».

Погляд

29.12.1999 | В.Березин, г. Артемовск

«Выборные» соображения

   

Цитата дня:
Не хочу жить на коленях!
Где ты — нынешний наш Ленин?

(«Коммунист Донбасса» 1.11.99)

Мне бы хотелось поделиться с Вами своими «выборными» соображениями. Я глубоко убежден, что в августе 1991-го года путч был в Москве и России. Украины он почти не коснулся. Те же люди остались на тех же местах. И вот, наконец, спустя 8 лет у нас проис-ходит нечто подобное. «Демократ» Кучма «душит» кон-серваторов-коммунистов. Еще чуть-чуть и он запретит эту зловредную партию.

Только почему так противно? Почему такая уве­ренность, что будь конкурентами кучмистов не КПУ, а, например, РУХ, все стены были бы обклеены антибан­деровскими лозунгами? Неужели все продается, и все наши святыни для большинства людей пустой звук? Во что же мы все превратили?

Все развалили и все растоптали.
Взяли из жизни и нежность, и звон.
Долго плясали, топтали и били,
Пили, растлили и выгнали вон.
Были рабами и будут рабами.
Сами воздвигнут и сами сожгут.
Господи Боже, свершишь ли над нами
Свой самый главный, решительный суд?

(Дон Аминадо, по памяти)

Лучше мы расскажем о нашей поездке в Германию.

WENDLAND — СТРАНА «ЗЕЛЕНЫХ»

Активно работая по предотвращению планов раз-мещения радиоактивных отходов (РАО) в соляных вы­работках в Артемовске, экологический центр «Бахмат» и «МАМА-86» добрались до «зеленых» Германии. Это якобы там, в Нижней Саксонии (край Wendland) в Горлебене существует положительный пример такого «могиль-ника». После телефонного знакомства с нами и нашими проблемами активисты вендландскго НГО «Гражданская инициатива в защиту природы» любезно пригласили нас изучить ситуацию на месте и принять участие в Осенней Общегерманской Антиатомной Конференции. Таким об-разом у нас появилась уникальная возможность не только получить необходимую информацию, но и, как бы изнутри, познать одно из самых развитых Зеленых движений планеты.

Увиденное превзошло все ожидания. Мы попали в фантастический край. Здесь все — «зеленые»! Всего в Wendland (край Люхоу-Данненберг) проживает 15 тыс.жителей.

В антиатомной «Гражданской инициативе в защиту природы» состоит 2 тыс. человек! Все дороги обвешаны антиатомными лозунгами и плакатами, на домах такие же знаки и эмблемы, то и дело мелькают автомобили с антиатомными символами. Народ за свои деньги ус-танавливает огромные ветряки (на 40-метровой вер-шине одного из них нам удалось побывать), солíечные батареи, ездит на электромобилях. В этом регионе чрезвычайно развит культ старины — древних ты-сячелетних домов, деревьев, церквей. Видимо поэ-тому, задолго до Чернобыля, еще в 1977 году все жители поднялись против так любимого нами в прош-лом «мирного атома». Да и как уважающий себя вендландец позволит перевозить атомные грузы и устраивать ядерный могильник на земле своих предков? Борьба велась и ведется не на жизнь, а на смерть. Люди ложатся на дороги, железнодорожные полотна. Полиция здесь враг N1. Очень многие активисты НГО побывали в тюрьмах. Однако, и это очевидно, бла-годаря таким действиям по всей Германии, это государ-ство движется к полному отказу от развития атомной индустрии. И Антиатомная Конференция, которая сос-тоялась 22-24 октября в городке Данненберг, это под-твердила. Около трехсот «лохматых детей природы» на эти три дня оккупировали местную гимназию. Все добирались за свой счет, уплатив оргвзнос 30-50 DM. Ночевали в классах в спальных мешках. Питались по походному — кухня под открытым небом, грубая пища, шведский стол. Огромная выставка-продажа значков, эмблем, брошюр, листовок и плакатов радовала глаз. Из всех участников Конференции я оказался один в пиджаке и галстуке (конференция же!), да еще с видеокамерой. Вероятно поэтому возникали небольшие недоразумения (думали, что я из полиции). На Конфе-ренции были приняты заявления и обращения (в т.ч. к Президенту Кучме — против захоронения РАО в соли), проведено несколько театрализованных акций, решено «всем миром» двинуть на Берлин и окончательно добить атомную программу Германии. Этот штурм Берлина запланирован на 13 ноября и называется «Герхард, мы идем!». Его символом стал трактор на Брандербургских воротах. Это означает, что большинство участников — люди из сельских районов и они приедут своим ходом. Кстаòи, будут штурмовать не только тракторами. На этот день только из Вендланда на Берлин организаторами акции заказано 15 поездов.

Мы чувствовали, что здесь собрались единомыш-ленники. Мы видели, как горели их глаза, как тепло встречались выступления своих собратьев. Кстати, на-ше выступление было воспринято не менее эмоцио-нально. Видимо, помогла общая беда и маленькое чудо — классный немецкий члена нашей команды — Юли.

Оказывается, что такие конференции проводятся в Германии дважды в год и каждая решает конкретные задачи, работает эффективно и продуктивно. Кроме конференции, было очень много встреч с учеными, спе-циалистами, представителями НГО, было посещение подземной соляной шахты в Горлебене (то, что там складируют РАО — полный бред, немцы давно от этого отказались), ужин с руководителем фракции «зеленых» Нижнесаксонского ландтага Ребеккой Гармс.

Чем больше мы узнавали «зеленых» Германии, тем грустнее становилось за наше природоохранное движе-ние. Как похожи они на нас в 88-91 годах, таких лох-матых, недоорганизованных, верящих в свое дело, ис-кренних и неиспорченных грантами, дрязгами, офиса-ми и оргтехникой...

Неужели прав был Ридкер — экономист из Ва-шингтона, который сказал мне что нельзя сравнивать «зеленых» Германии и Украины, как нельзя сравнивать состояние общества двух стран? Я уверен, что пред-посылок в Украине для общего эко-движения даже больше. Уверен, что у наших ЭКО-НГО большое буду-щее. Главное, что на подходе новое поколение «зеле-ных». Уже стучатся в двери «бахматые дети природы».

Погляд

29.12.1999 | Є.Харин, м.Київ

СПОТВОРЕННЯ ДЕМОКРАТІЇ

   

 «Шагают бараны в ряд, бьют барабаны
Кожу для них дают сами бараны.»
(В. Высоцкий)

Демократія впала на нас зненацька. Після деся-тиліть тоталітаризму скористатися цим належним чином було дуже важко, це зрозуміло. Перші вибори до Вер-ховної Ради Союзу показали це досить яскраво. Ті, хто мали отримати перемогу, не отримали її через брак досвіду, сміливості. Було ясно, як день, що симпатії на-роду цілком були на боці демократів (хоча по великому рахунку демократами їх називати не можна). Якби ви-борча кампанія велась чесно, перемога була б на боці демократів. Компартійна номенклатура була впевнена в своїй перемозі і тому порушувала виборче законо-давство не так нахабно, як зараз.

Відразу після виборів панувало в суспільстві два протилежних почуття: ейфорія — у прихильників де-мократів і розгубленості у номенклатури. Підстав для ейфорії у демократів не було. Потрібна була дуже вели-ка робота по відновленню справедливості в виборах і покаранню порушників. Це було дуже важливо, але ті з демократів, хто виграв вибори, були задоволені пере-могою, а тих, хто програв, підтримувати було нікому. Інтелігенція, сіль землі, здатна була на сильні і красиві слова, але не на діі. Згадаймо Юрія Візбора «А честь должна быть спасена мгновенно». Не було в суспільстві, та і зараз нема, відчуття честі та бажання ії захищати.

Це головна вада народу та його поводиря — інте-лігенції, яка дозволяє «тим», хто був, залишитися при владі. Здається, що «ті» приватизували не тільки всю народну власність, але і владу. Тільки вони змушені сплачувати передвиборні шоу, щоб показати світові, що у нас демократія.

На перших виборах в Україні номенклатура пос-міливішала, а демократи набралися досвіду в вибор-чому процесі. Однак безглузде по суті пояснення ЦВК, що порушення суттєво не вплинуло на результати виборів, влаштувало демократів. Так спокійніше, не тре-ба нічого робити, відповідальність лежить на номен-клатурі. Я від багатьох демократів чув таку прис-тосуванську думку. Комуністи не вміють керувати і самі на наступних виборах програють — навіщо щось зараз робити? В той же час Рух зібрав величезну кількість документів про порушення на виборах, але жодних дій не відбулося: ні судових процесів, ні інших проявів спротиву. Хворобу фальсифікацій залишили без ліку-вання. В свідомості ж народу відбилося уявлення — при владі демократи. Це певним чином пояснює, що ре-зультати виборів, які оприлюднили, суттєво відрізнялися від тих, що були в свідомості народу, вони ж знали за кого вони проголосували.

Це спричиняє погіршення рівня життя і зріст невдо-волення демократами, про що свідчить падіння рейтінгу Руху. Номенклатура не тільки збагачувалась сама, але й спокушала демократів, почавши це робити автомобі-лями, що були призначені не депутатам. Багато хто спіймався на цю вудку. Створилися партії, але дій і ак-цій, які б реально захищали права народу не було: — були речі та заяви. Чи входить в функції ЦВК давати оцінку, наскільки суттєво вплинули порушення. Серйозна людина не може мати сумнівів, що будь-яке порушення впливає суттєво, якщо не на результат виборів, то на подальше життя суспільства і, як правило, негативно. Тому будь-якому порушенню повинна бути дана право-ва оцінка з суворим покаранням порушників.

Говорити ж про несуттєвий вплив порушень на ре-зультати виборів без детального розслідування причин може тільки той, хто не хоче розкривати дій порушників.

Всю історію виборів на Україні супроводжують серйозні порушення і відсутність реакції на ці пору-шення. Повертаючись до сьогодення бачимо безліч по-рушень і реакцію на рівні констатації. Жодного протесту ні з боку громадян, ні з боку Парламенту, ні з боку прокуратури.

Сьогодні, після першого туру маємо вибір Кучма — Симоненко. Це нагадує мені вибір засудженим до страти способу страти. Або сокирою відрубати голову (шлях назад до комунізму), або розстріляти (вибір подальшого кримінального занепаду). Я впевнений, як-що б в Україні знайшлися сили, здатні примусити судову владу чесно і об’єктивно розглянути це питання, то в другому турі за Л.Кучму проголосувало б значно менше виборців. Чи суперники Кучми порушували законо-давство про вибори і бояться самі? Таке розслідування важливе не тільки тому, що треба покарати порушників, але й тому, що досконале знання порушень, дозволить поставити заслін для них. Невже треба кілька разів нас-тупати на ті ж самі граблі? Тим більше, що занепад суспільства прийняв таких загрозливих форм.

Зверну увагу на дві обставини.

1. Проблема з зайвими бюлетенями.

Це дуже проста можливість для страшенних фаль­сифікацій. В той же час нема жодних проблем виго-товляти потрібну кількість бюлетенів, обмежену кількістю виборців на дільниці і відповідного обліку цих бюлетенів. Нема складності визначити осіб, що відповідальні за виникнення ситуацій з зайвими бюлетенями.

2. На кожних виборах бюлетені доставляють в ви-конкоми: це чорна діра, де можуть відбутися будь-які порушення.

Настав час висновків та пропозицій.

Хочу спитати кандидатів, які програли, керівників партій та суспільних формувань, хто розмірковує зараз, кого ж вигідніше підтримувати, — чи є серед Вас ті, хто здатен на вчинки заради власного народу: чи усві-домлюєте Ви, що влада набуває вищої кваліфікації шахрайства, розробляє такі види зброї, як зомбування, проти яких демократія буде безсилою? Можна перед-бачити, чому Л. Кучмі закортіло мати двопалатний пар-ламент. При існуючій депресії та безпорадності народу і при такій високій кваліфікації виборчих шахраїв, обрати вищу палату парламенту кишеньковою великої праці не буде вимагати. Я повірив би в щирість намірів Леоніда Даниловича, якби він організував власну виборчу кам-панію без порушень. Побоююсь, що соціальна депресія набула такого стану, коли подальше падіння рівня життя можна трактувати, як зростання, а та меншість, яка ро-зуміє, що відбувається, порозлазиться меж людьми, мов мишенята, — хто до Штатів посуд мити тим панам, хто поповнить табір депресивно хворих, а тих активних, здатних боротися залишиться так мало, що суттєвої загрози режиму це не становитиме.

Так що питання до кандидатів, які програли, партій та Парламенту: — здаємося? Чи боремося?

Схема дій може бути така. Заяви в суд по всіх ін-станціях, аж до Європейського суду, акції громадянської непокори до виконання рішень і покарання всіх винних у виникненні цієї колізії.

Погляд

29.12.1999 | О.Туменко, м.Кировоград

ДЖЕНТЛЬМЕНИ ЧУЖИХ ЛИСТІВ НЕ ЧИТАЮТЬ

   

Порядній людині не місце біля дверної шпаринки. Вона не опуститься до таємного підглядання чи підслуховування, бо поважає інших і розраховує на повагу до себе та захист своєї гідності, збереження таємниці осо-бистого життя з боку держави. Це елементарна форма цивілізованого суспільства. І в діючому Кримінальному кодексі статтею 131 передбачена відповідальність за порушення таємниці листування та повідомлень, що пе-редаються засобами зв’язку.

Проте життя швидко змінюється. За 3-5 останніх років набуло поширення застосування для таких дій спе-ціальної електронної фото- та відеотехніки. Вона дозво-ляє таємно підслуховувати на значній відстані, викону-вати таємний відеозапис у темряві, в найінтимніших ситуаціях. Цим займаються не тільки люди з хвороб-ливою цікавістю, збочені, а й небезпечні злочинці. І безкарно, тому що відповідальності за це не перед-бачено.

Очевидне, що кримінальний закон відстав від життя. І в проекті Кримінального кодексу України, який подано на розгляд Верховної Ради Кабінетом Міністрів, ця проблема не вирішена. Тому пропоную доповнити проект статтею такого змісту:

«1. Незаконні збір, отримання, зберігання, вико-ристання, розповсюдження (або інші операції) інфор-мації про особу, вчинені з використанням електронних чи інших науково-технічних засобів та технологій без згоди особи — об’єкта інформації, караються штрафом від 25 до 35 неоподаткованих мінімумів доходів гро-мадян або виправними роботами строком до одного року, або арештом на строк до шести місяців.

2. Ті ж дії, вчинені повторно, або ті, що спричинили тяжкі наслідки, або відносно двох і більше осіб, або осо-бою, котра скоїла інший умисний злочин, або збір ін-формації про статеве життя особи, караються позбав-ленням волі на строк до 3 років.

Така норма сприятиме оздоровленню моральної атмосфери суспільства. Ситуація тотального стеження не гідна України.

Погляд

29.12.1999 | В. Михайленко, г. Харьков

РЕСУРСНАЯ КАТАСТРОФА, НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

   

Настоящая статья является попыткой предложить стройную систему ценностей и ориентиров, которая помогла бы разобраться в вопросах соотношения прав человека и нации.

В конце XX века человечество оказалось перед це­лым комплексом проблем, которые можно свести к од­ной — проблеме исчерпания ресурсов. При этом под ресурсами следует понимать все, что человечество ис­пользует для жизнеобеспечения и развития. В частнос­ти, ресурсами являются здоровье и работоспособность населения, а также возможности биосферы обезврежи­вать за единицу времени определенные количества сбрасываемых вредных веществ. Мы сегодня оказались перед угрозой глобальной ресурсной катастрофы. По сути стоит вопрос о том, будут ли люди жить на нашей планете или уйдут во тьму истории. Перед правом че­ловечества на выживание отступают на второй план все остальные права, свободы и ценности.

Предотвратить ресурсную катастрофу можно, лишь непрерывно наращивая темпы научно-технического и производственно-технологического прогресса. Именно быстрый научно-технический прогресс приводит к тому, что количество доступных человечеству ресурсов не уменьшается, а непрерывно возрастает. Поэтому внед-рение новой техники и технологий — необходимое усло­вие выживания человечества, а научно-технический прог-ресс, обеспечивающий непрерывное приращение всех видов ресурсов, становится самоцелью.

Сегодня ни один серьезный историк не осмелится отрицать эволюционный характер исторического про­цесса. Однако, эволюционна не только история, как целое. Развиваются эволюционным путем и все ее под­системы, в том числе и три важнейшие: средства про-изводства, морально-психические качества работ­ников, производственные отношения.

Известно, что движущей силой любой эволюции является естественный отбор наилучших качеств сис­темы, который реализуется в процессе конкуренции между собой независимых субъектов-носителей данной эволюции. Следовательно, чем больше имеется конку­рирующих единиц и чем больше их независимость друг от друга, тем полнее конкуренция и тем быстрее отби­раются и закрепляются наилучшие качества. Многие специалисты-системоаналитики уже давно отметили ус-коряющийся характер эволюционных процессов, ко­торый объясняется увеличением числа субъектов дан­ной эволюции и повышением уровня их независимости.

Применительно к эволюции средств производства можно сказать, что наиболее быстро они развивались бы в обществе, имеющем бесконечное число полностью независимых предприятий. Потребности ускорения эво­люции техники как раз и вызывают с течением времени увеличение числа предприятий и повышение уровня их независимости от внешних воздействий.

Однако, техника сама по себе не способна рабо­тать. Техника является лишь средством производства в умелых и трудолюбивых руках. Важнейшим (хотя и не единственным) субъектом эволюции морально-психи­ческих качеств трудящихся является человеческая лич­ность. Следовательно, чем большее число трудящихся включено в процесс равной конкуренции и чем выше уровень их независимости друг от друга, а также от ра­ботодателя и государства — тем скорее выраба-тывается наилучшее отношение к труду, позволяющее успешно использовать сколь угодно сложную технику. Поэтому борьба за соблюдение прав и свобод личности — это неосознанное понимание полезности макси-мальной свободы личности для технического и тех-нологического прогресса.

В то же время нужно осознать, что повышение свободы личности само по себе не создаст нужного отношения к труду. Для воспитания высокоморального труженика, так же, как и для повышения уровня его свободы, необходимо постоянное совершенствование производственных отношений. Субъектом производ­ственных отношений является национальное государст­во. Следовательно, для ускорения развития производ­ственных отношений требуется увеличение числа неза­висимых государств. Поэтому право и обязанность каж­дого народа создать свое независимое государство должны стать признанным приоритетом международной политики.

Таким образом, права человека и права народа — равнозначные исторические ценности. По сути, это две стороны одной и той же медали, поскольку в равной мере обеспечивают прогрессивное развитие нашей ци­вилизации. В некоторых конкретных случаях, однако, на первый план могут выступать те или иные права, в за­висимости от ситуации. Так, в стабильных независимых государствах первостепенное значение приобретает за-щита прав человека от посягательства на них прежде всего со стороны государственного аппарата. Украина, однако, национально стабильным государством к сожа­лению не является. У нас по-прежнему существует уг­роза исчезновения украинского языка, который один только и может консолидировать страну и закрепить ее независимость. В этих условиях право коренного на­рода на сохранение своего языка, а фактически — право на самосохранение, выступает приоритетным по отношению к тем правам человека, которые этому про-тиворечат. Еще острее вопрос соблюдения прав наро-дов на собственную государственность стоит в России.

Заканчивается XX век, а с ним вместе уходит в прошлое исторический феномен многонациональной империи. От того, сумеет ли человечество избавиться от остатков имперской психологии и признать приори­тетность не только прав человека, но и прав нации на государственную независимость, зависит, останется ли оно жить на планете.

Комментарий «ПЛ»:
Соотношение прав человека и прав народов — по-видимому, самый «гремучий» в области прав человека (ложное понимание этих понятий стало причиной новейших балканских и кавказских войн). Поэтому можно только приветствовать какие-либо попытки анализа этой чрезвычайно сложной проблемы.

На наш взгляд, не вполне корректно считать субъек-том производственных отношений национальное госу-дарство. Таким субъектом является любая корпорация или фирма. Более того, исторический опыт свидетель-ствует, что чем больше государство вмешивается в экономику, тем она менее эффективна. Поэтому тезис о необходимости увеличения числа независимых госу­дарств для ускорения развития производственных от-ношений представляется весьма сомнительным, так же как и утверждение об обязанности каждого народа создать свое независимое государство.  До такого государства надо еще дорасти, а что получается, когда независимое государство создается на неподго-товленной почве, можно хорошо  увидеть на примере Чечни. Да и не потому ли Украина стагнирует в своем болоте, что независимость свалилась нам на голову преждевременно (и, увы, не только благодаря нацио-нально-демократическому движению, а в первую оче-редь из-за решения коммунистического большинства Верховной Рады отделиться от России, где произошла августовская революция)?

Трудно согласиться также с В.Михайленко в том, что только украинский язык может консолидировать страну и закрепить ее независимость. Реалии наши таковы, что Украина двуязычная страна и будет такой оставаться, а независимость укрепится прежде всего за счет роста гражданского общества, что в то же время не исклю-чает протекционистских мер в отношении украинского  языка, который действительно нуждается в поддержке.

Е.Захаров
Жертви політичних репресій

29.12.1999 | Ааду Олль, г.Таллинн

СПЕЦСЛУЖБЫ ЭСТОНИИ И БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

   

 (Начало в № 20, 21)

После советской аннексии все государственные структуры Эстонии, в том числе и спецслужбы, были расформированы, а их персонал почти поголовно унич­тожен. После восстановления независимости их приш­лось создать заново. Участие в этом лиц, имеющих опыт работы в соответствующих советских органах, ес­тественно исключалось, а других опытных людей почти не было. Поэтому создание органов безопасности произошло с трудностями и ошибками, которые посте­пенно преодолевались.

В настоящее время в сообщество спецслужб Эс­тонии входят:

- Полиция безопасности, созданная на основании закона, действующая на основании Основного положе­ния и подчиненная министру внутренних дел. На поли­цию безопасности возложены функции контрразведки, расследование преступлений против государства, кор­рупции, организованной преступности, крупномас-штабных экономических преступлений;

- Служба информации (внешней разведки);

- Служба правительственной связи;

- 2-й отдел штаба оборонительных сил (военная разведка).

Законом о следственно-розыскной деятельности предоставлены права заниматься этой деятельностью, кроме полиции и полиции безопасности, в пределах своей компетенции таможне, пограничной страже, во­енной полиции и департаменту мест заключения.

Координацией деятельности всех спецслужб за­нимается координационный директор Государственной канцелярии.

Подготовлен проект закона о спецслужбах Эсто­нии. Этим законом устанавливаются структура, вза-имосвязи, функции, подчиненность, права и обязан-ности всех спецслужб Эстонии. Проект находится в производстве и в ближайшее время будет представлен Рийгикогу.

В Рийгикогу имеется комиссия по надзору за дея­тельностью полиции безопасности и следственно-розыскной деятельностью, на которую возложен парла­ментский контроль за всеми спецслужбами.

Состояние преступности

Т.к. криминальная статистика во время оккупации была засекречена, нельзя привести конкретных цифр, но все же уровень уличной преступности был весьма низок. Высока была степень коррупции среди правящей партийной элиты, советской номенклатуры и бюрокра­тии. Милиция сравнительно успешно справлялась с уличной и бытовой преступностью. Сложнее была си­туация со служебными преступлениями и коррупцией, борьба с которой была возложена на КГБ. Для ведения дела о коррупции, когда привлекались лица, отно­сящиеся к номенклатуре, требовалось разрешение со­ответствующей партийной инстанции и зачастую винов­ники несли лишь партийное наказание в виде выго­вора и перевода на другую работу.

После восстановления независимости кримино­генная ситуация изменилась к худшему по ряду причин:

ухудшение материального положения определен-ных слоев населения,

рост безработицы, особенно среди лиц неэстонс­кого населения, потерявших высокооплачиваемую ра­боту на предприятиях военно-промышленного ком­плекса, которые не могут найти новую из-за незнания эстонского языка,

неопределенность положения иммигрантов совет­ского времени, вызванная потерей ими статуса при-вилегированного слоя общества,

упразднение советских и создание эстонских пра­воохранительных структур и связанный с этим опреде­ленный период неэффективных действий,

открытие границ, расширяющее возможности для некоторых видов преступлений и т.д.

До 1994 года преступность быстро возрастала, за­тем этот рост несколько снизился, а по некоторым ви­дам тяжелых преступлений (убийства и изнасилования) в 1994-96 г.г. заметно даже некоторое их снижение, хотя количество многих других, например наркопре-ступлений, продолжает расти. Высок также уровень экономических преступлений. Их расследование часто затягивается на недопустимо долгие сроки из-за низ-кого уровня и неопытности следствия. Было несколько громких скандалов, связанных с коррупцией.

Заключение

За годы советской тоталитарной оккупации Эстон­ское государство и народ понесли тяжелые потери. Все институты государства были упразднены и заменены советскими оккупационными органами власти. Потери населения в результате физического уничтожения, де­портации в Россию и побега на запад достигают чет-верти от довоенного населения. Путем этнических чис­ток изменен этнографический состав населения – доля эстонцев в общем количестве снижена с 97 % до 64 %. Коллективизацией развалено сельское хозяйство и раз-рушен традиционный уклад сельской жизни. Развитие экономики не соответствовало нуждам Эстонии. По сравнению с соседними странами, например с Фин­ляндией и Швецией, с которыми Эстония по своему экономическому развитию до Второй мировой войны находилась приблизительно на одном уровне, она от­брошена на несколько десятков лет назад. Пожалуй, самым тяжелым наследием является происшедшая под влиянием коммунистической идеологии девальвация общечеловеческих моральных ценностей и этических устоев народа.

По стечению многих счастливых случайностей, бла-годаря выдержке народа и руководителей, ломка ок-купационного режима и восстановление независимос-ти Эстонии произошли без пролития крови. Удалось избежать беспорядков и кровопролития и в дальней-шем, в ходе восстановления законного порядка и вос-создания государственных структур.

Ликвидация советских спецслужб произошла без эксцессов, но их основные архивы и документация были вывезены в Россию, туда же выехали многие руководи­тели и сотрудники, а в Эстонии вероятно оставлена тай-ная агентура, подчиненная соответствующим россий-ским службам.

Эстонские спецслужбы были фактически созданы с самого начала на пустом месте с большими затрудне­ниями, вызванными отсутствием специалистов и опыта. Сейчас эти затруднения в основном преодолены.

Исследованием оккупационного периода и прес-туплений коммунистического тоталитарного режима в Эстонии занимаются многие государственные и об-щественные организации. Опубликованы и готовятся публикации, отчеты и выставки на эти темы, создается музей.

Возбуждено несколько уголовных дел по факту со­вершения преступлений против человечества, но след-ствие по ним затруднено тем, что нет в наличии всех документов, а виновники выехали.

К настоящему времени в Эстонии восстановлен конституционный порядок и все государственные струк­туры. В основном создано стабильное открытое об-щество с действующими демократическими свободами и порядками. Однако для полного преодоления тяже-лого оккупационного наследия во всех сферах жизни общества и экономического отставания требуется еще много времени и усилий.

Вісті з пострадянських країн

29.12.1999 | Д. Гройсман, м.Вінніця

«ВИЗНАННЯ ЛЮБОЮ ЦІНОЮ: КАТУВАННЯ В РОСІЙСЬКІЙ МІЛІЦІЇ»

   

Вінниця, 10 листопада. «Катування в Росії набули сьогодні розмаху епідемії», читаємо у доповіді відомої правозахисної організації «Human Rights Watch», що її було опубліковано минулого тижня. Сама доповідь, обсягом 150 сторінок, є результатом двохрічного дослідження, і містить фрагменти інтерв’ю, проведених із кількома десятками жертв катувань, з різних регіонів Росії.

«Жертвами катувань в Росії може стати будь-хто — не має особливого значення наскільки важкий злочин міг скоїти затриманий міліцією громадянин». Про це сказав на презентації доповіді про катування в Росії Кеннет Рос — виконавчий директор Human Rights Watch.

Згідно з оцінками деяких російських експертів, жертвами катувань, жорстокого або принизливого по-водження стають 50 відсотків затриманих російською міліцією.

Найбільш поширеним видом катувань в російській міліції залишається жорстоке побиття, яке триває довгий час. Удари завдаються кулаками, ногами і міліцейськими кийками по голові, п’ятам і області печінки та нирок жертви. Широко застосовується катування «сло-нік», під час якого на людину одягають протигаз і спе-ціальним клапаном перекривають доступ повітря. Пові-домлялося також про катування «ластівка» і «конверт», що вони описувалися ще у радянських підпільних хроніках переслідувань інакодумців. Тепер катування перестали бути привілеями опонентів політичного ладу в Росії, а стали буденною практикою правоохоронців. В доповіді Human Rights Watch читаємо і про сумнозвісну «пресхату», і про модернове катування — електрошоком. В доповіді повідомляється про кілька випадків, коли катування спричиняло смерть людей.

Жертвами катувань все частіше стають і непов-нолітні: жертвою жорстокого побиття став п’ятнадця-тирічний єкатеринбурзький підліток Олег Фєтісов, якого підозрювали у крадіжці куртки однолітка.

Вказуючи на всю серйозність проблеми катувань в Росії, правозахисна організація дає свої рекомендації по боротьбі з поширенням катувань. Так, організація закликала уряд Росії створити комісію у складі представників правоохоронних відомств, правозахисних організацій, Уповноваженого Державної Думи з прав людини і інших експертів з метою розробити план боротьби із кату-ваннями. Звернуто увагу уряду і на необхідність рефор-мування прокуратури з метою розмежування наглядових і слідчих функцій між самостійними і незалежними ін-станціями. Правозахисна організація також звернулася до країн Заходу не допускати виділення ресурсів і об-ладнання для потреб російських сил безпеки, які винні в порушеннях прав людини.

На жаль, Україна не може пишатися відсутністю ка-тувань. Правозахисні організації вже давно критикують українську владу за незначний поступ у справі гуманізації правоохоронних органів. Тому, думаю, Українському уряду не завадить уважно ознайомитися, а можливо, і виконати рекомендації Human Rights Watch.

Вісті з пострадянських країн

29.12.1999 | Х. Радуев, г. Грозный

«ОЩУЩЕНИЯ ПРИ БОМБАРДИРОВКЕ...»

   

Бомбардировщики обычно прилетают ночью, как правило, когда люди засыпают крепким сном. Вчера бомбили Сержень-Юрт, в полночь. В момент, когда просыпаешься от рева пикирующего штурмовика, чув-ствуешь себя живым, но захороненным в могиле. Понимаешь, что встать и бежать куда-то уже поздно, да и бессмысленно. Яркий всполох свидетельствует о том, что бомбы упали где-то рядом. Затем бьет ударная волна, летят стекла, падают оконные рамы. Вместе с косяками отваливаются двери.

Но это еще не конец. По крайней мере, для тебя. И вновь тобой овладевает тоскливое чувство приго-воренного к смерти. Но вот время исполнения при-говора отложено — на сколько, не знает никто, даже штабной офицер в Москве, который уверенно ставит кресты на карте Чечни, определяя новые цели для летчиков.

Но для 32 жителей селения Элистанжи все позади. Вчера два фронтовых бомбардировщика снесли здесь с лица земли почти всю центральную улицу. Погибших  хоронили ночью, из-за опасений повторных бомбежек. Центр села представляет сейчас из себя большую раз-валину. Сельчане говорят, что под развалинами еще могут находиться убитые.

Среди жертв ковровой бомбардировки много де-тей от 3 до 11лет. В одной семье погибли 8 человек. Российская авиация между тем и сегодня продолжает бомбить Чечню. В оперативный штаб постоянно посту-пает информация овоздушных налетах практически из всех районов республики...

(Материал предоставлен Группой Правозащитная Сеть)

Міжнародна політика і права людини

29.12.1999
джерело:
07.11.1999, Братислава (Словакия)

ОБРАЩЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБЩЕСТВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА К ПРАВИТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

   

Ввиду положения в Чечне Международный Совет Международного Общества Прав Человека (МОПЧ), заседавший 6-го и 7-го ноября 1999 г. в Братиславе, обратился к правительству Российской Федерации со следующими требованиями:

- прекратить обстрел гражданских объектов и мирного населения,

- открыть границы для беженцев,

- обеспечить беспрепятственную доставку гумани-тарной помощи беженцам из Чечни.

В случае невыполнения этих требований Прави-тельством Российской Федерации, Международный Совет МОПЧ обращается с просьбой к :

- Совету Европы: рассмотреть вопрос о приос-тановлении членства Российской Федерации в Совете Европы,

- Европейскому Союзу: заморозить оказание финансовой помощи Российской Федерации (за исклю-чением гуманитарной помощи).

Международное Общество Прав Человека — общественная организация, созданная в 1972г., в Гер-мании. Оно объединяет национальные секции в 34-х государствах мира. Основой деятельности МОПЧ яв-ляется Всеобщая Декларация Прав Человека и отказ от применения насилия.

Бюлетень "Права Людини", 1999, №31

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори