пошук  
Публікації › Бюлетень "Права Людини"199935
№35
1999

Бюлетень "Права Людини"

Хроніка

29.12.1999 | Алексей Светиков, г.Северодонецк

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЛИСТОВКУ, ВЫПУЩЕННУЮ В СЕВЕРОДОНЕЦКЕ

   

В Северодонецке начался уголовный процесс, ко-торый вполне можно считать сенсационным: по заявле-нию Президента Украины Л.Кучмы суду предан Алек-сандр Анатольевич Пушкин по ст.125(2) и 126 Уголов-ного кодекса Украины. Летом этого года А.Пушкин, воз-главляющий местный горком комсомола, издал листов-ку, названную им «Боевым листком», в котором крепко досталось местным властям и контролируемым ими СМИ. Естественно, что комсомолец мимоходом зацепил и Л.Кучму, причем, по утверждению обвиняемого в суде, он всего лишь пересказал то, что летом (то есть в период избирательной компании) о Л.Кучме писали все оппозиционные газеты. Что-то насчет преступного ре-жима и т.д. Более того, выступившие в суде свидетели как один утверждали, что в листовке речь шла именно о режиме, и ни слова не говорилось о Л.Кучме персонально.

Милиция быстро установила преступника, а про-куратура провела следствие, однако в суд дело было передано лишь после приезда в Северодонецк в конце октября Президента Л.Кучмы. Неизвестно при каких обстоятельствах, но именно тогда Президент подписал заявление о привлечении к уголовной ответственности «клеветника» А.Пушкина, поручив представлять свои ин-тересы в суде местному адвокату А.Н.Симейко.

В ходе судебного заседания 10 декабря прокурор потребовал для А.Пушкина 1 год лишения свободы ус-ловно и 14 декабря суд должен был вынести приговор. Увы, подсудимый в суд не явился. Зато было много те-лежурналистов, которым с удовольствием давали ин-тервью представитель Л.Кучмы и прокурор. По мнению последних преступник не осознал тяжести содеянного и не должен рассчитывать на снисхождение. Так что теперь Пушкин вполне может сесть. Как политический преступ-ник?

Хроніка

29.12.1999 | Александр Букалов, София — Донецк

СЛУЖЕНИЕ В ТЮРЬМАХ — БОГОУГОДНО

   

Предлагаем Вашему вниманию короткую информацию о Конгрессе религиозных организаций, работающих в тюрьмах. Конгресс состоялся в Софии 6-10 сен-тября 1999 года.

Международная ассоциация тюремного служения — МАТС (Prison Fellowship International — PFI) возникла два десятилетия тому назад. Она объединяет рели-гиозные организации, которые работают в тюрьмах, оказывая прежде всего духовную помощь заключенным. Шестой Конгресс PFI состоялся в начале сентября в Софии. На нем собрались около 750 представителей из 109 стран мира. В число участников входили не только активисты PFI, но и руководители тюремных админи-страций, представители неправительственных организа-ций. Из НПО Украины на Конгресс был приглашен «Донецкий Мемориал».

Целью конференции организаторы определили на-мерение «вновь подтвердить свою миссию служения Иисусу Христу среди заключенных, бывших заключен-ных, их семей и жертв, и трудиться ради справедливости и правосудия», а также обменяться опытом, знаниями и идеями.

В обращении к участникам Конференции вице-президент Болгарии Тодор Ковальджиев сказал: «Я понимаю, как человечна и как в то же время трудна ваша миссия: найти верные слова для утешения человека, который нарушил не только человеческие, но и Божии законы; показать ему, что его душа не погибла навечно; дать ему надежду на второй шанс — указав путь к примирению во Христе».

Основателем PFI является Чак Колсон — бывший советник Президента США Никсона. Чак основал PFI, выйдя из тюрьмы после семимесячного заключения в связи с причастностью к Уотергейтскому делу. Два года назад его преемником стал Майкл Тиммис, юрист и предприниматель. Он отметил, что «в конце столетия, мы видим войны, несправедливость и обострение проб-лем больших городов всего мира. Более, чем когда-либо мы ощущаем нужду в примирении, а истинное при-мирение может быть достигнуто только через отно-шения человека с Богом».

На Конгрессе было много незабываемых и трога-тельных выступлений. В полной тишине огромный зал слушал рассказ Ким Пхук, вьетнамской женщины, ко-торую в 1972 году запечатлел фотокорреспондент: де-вятилетняя испуганная обнаженная девочка бежит от разрывающихся за ее спиной американских бомб с напалмом. Этот снимок обошел весь мир. Сейчас Ким жи-вет в Торонто. Ей 35 лет, она жизнерадостная общительная христианка, которая простила тех, кто унич-тожал ее страну. Она рассказала о своей необычной встрече с координатором того самого налета, во время которого была уничтожена ее деревня и пострадала она сама. Ким не смогла полюбить своих врагов, как сове-тует Господь. Однако она научилась их не ненавидеть.

Отмечая особенности работы PFI в Восточной Ев-ропе, региональный директор Европейского отделения организации Иван Сотиров отметил, что здесь «многое достигнуто благодаря восстановлению традиций заботы о заключенных, бывших заключенных и их семьях. Сегодня здесь нет почти ни одной тюрьмы, где не ощуща-лось бы христианское присутствие, куда не приходили бы капеллан или волонтер, где не было бы часовни или молельной комнаты. Архипелаг ГУЛАГ побежден любо-вью и состраданием Христа. И радостно слышать, когда мужчины и женщины вслед за Солженицыным благо-дарят тюрьму, ибо именно там они нашли Бога!»

Действительно, тюрьма — это вряд ли то место, в котором заключенный может измениться, если оставить его наедине с собой. Большинство участников Конг-ресса убеждены, что если с ним рядом есть кто-то, кто может донести до него слова спасения и примирения, — то он будет спасен.

Национальные организации PFI созданы во многих постсоциалистических странах: Армении, Грузии, Лат-вии, Эстонии, Болгарии, Польше, Румынии, Молдове. В России, Беларуси и Украине в настоящее время места лишения свободы посещают представители религиоз-ных организаций. Быть может, в скором времени они тоже создадут национальные ассоциации Тюремного служения? Для тех, кто намерен побеждать Архипелаг ГУЛАГ любовью, у нас пространства, колоний и зак-люченных более чем достаточно.

Вибори

29.12.1999 | Лили Хайд

НАБЛЮДАТЕЛИ КРИТИКУЮТ ПРЕЗИДЕНТСКУЮ КАМПАНИЮ В УКРАИНЕ

   

Прошедшие в воскресенье выборы в Украине при-вели к переизбранию Президента Леонида Кучмы. Пос-ле первого тура, две недели назад, международные на-блюдатели объявили о том, что они выявили ряд не-достатков в проведении голосования, которые, однако, по их мнению не оказали существенного влияния на результаты голосования. Лили Хайд сообщает о том, что 16 ноября 1999 г. в Киеве — местные и между-народные наблюдатели объявили о том, что второй тур президентских выборов был отмечен большим коли-чеством нарушений, чем первый. Комитет Избирателей Украины (КИУ), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совет Европы (СЕ) выпустили совместное заявление, в котором обратили внимание на ряд обстоятельств. В частности, они отме-тили многократное голосование, принуждение студен-тов и солдат к участию в голосовании по спискам, чрез-мерное количество лиц, находившихся на избиратель-ных участках и не имевших на это права, в том числе, представителей Службы безопасности Украины (СБУ). Однако указанные организации заявляют, что наруше-ния не были массовыми.
Основные критические аргументы эти организации приберегли для избирательной кампании.
Они отметили увеличившееся вмешательство мест-ных государственных администраций (МГА) в избира-тельный процесс. Также они обратили внимание на так называемые «добровольные отставки» нескольких пред-седателей МГА после первого тура выборов в регио-нах, где оппоненты Кучмы получили больше голосов, чем полагалось.
Заявление ОБСЕ, выпущенное вчера, указывает на то, что эти отставки «имеют особое значение при оп-ределении степени вмешательства МГА в президент-скую кампанию».
Ханна Северинсен, бывшая на протяжении нес-кольких лет докладчицей от Парламентской Ассамблеи СЕ по Украине, использовала сильные выражения, осуждая нарушения украинского избирательного зако-нодательства и международных соглашений. Она обща-лась с журналистами на пресс-конференции в Киеве, в которой она участвовала вместе с другими наблюда-телями:
«Проведение кампании ухудшилось в промежутке между двумя турами. Ни нечестная кампания, ни попыт-ки запугивания, ни злоупотребления властью не могут умалить того факта, что на выборы пришло впечат-ляющее количество избирателей. Украинские люди показали свое доверие демократическим процессам. Неприкрытая пристрастность государства в избиратель-ном процессе может скоро уничтожить это доверие. Показательна «добровольность» отставки трех област-ных губернаторов между первым и вторым турами, именно в тех областях, где, не оправдав надежд, избиратели отдали свои голоса не в пользу действующего Президента. Из собранных избирательными участками 99%, 98% голосов отданы за другого кандидата».
Наблюдатели от ОБСЕ и Северинсен утверждают, что они были свидетелями многократного голосования, особенно в Западной Украине, где Кучма по офи-циальным данным получил по 96 и 98% в некоторых регионах. Северинсен утверждает, что некоторые изби-рательные участки регистрировали избирательную ак-тивность свыше 100%. Так же в Западной Украине сту-денты, проживавшие в общежитиях, принуждались к участию в голосовании. Победе Кучма во многом обя-зан поддержке молодежи и Западной Украины, в то время как коммунист Петр Симоненко лидировал в русскоговорящих Восточной Украине и Крыму.
ОБСЕ ссылается на задокументированные факты сбора голосов в поддержку Кучмы милицией и органи-зованное принуждение государственных служащих ме-дицинских и учебных заведений. КИУ заключает, что нарушения государственными должностными лицами в день голосования избирательного законодательства, были делом рук отдельных председателей МГА, бояв-шихся потерять работу, как три невезучих губернатора. ОБСЕ представила телекс от МВД в МГА. Телекс тре-бовал от МГА сообщить в МВД о митингах и сборе голосов, которые они должны были организовать в под-держку Кучмы и определиться с точной цифрой голосов в пользу Кучмы.
Представитель миссии ОБСЕ в Украине Саймон Осборн утверждает, что доказанное нарушение изби-рательного законодательства государственными орга-нами, особенно милицией, которым полагалось бы обес-печивать соблюдение законодательства — является наиболее тревожным аспектом избирательных наруше-ний. Он также выступал на общей пресс-конференции наблюдателей: «Один из важнейших моментов, которые мы должны учитывать — это то, что так много людей имели возможность нарушить закон и остаться безнака-занными. Я думаю, что такое положение не является убедительным аргументом развития демократии в этой стране».
Наблюдатели заявляют, что большой разрыв в ко-личестве голосов, отданных за Кучму и Симоненко оз-начает, что результаты выборов вряд ли можно немед-ленно поставить под сомнение, несмотря на под-тасовки и нечестную избирательную кампанию. И ОБСЕ, и СЕ утверждают, что они уже поставили в известность украинские власти о результатах своих наблюдений, и продолжат практику организации собраний для обсуж-дения доклада ОБСЕ. Осборн похвалил украинский Центризбирком за то, что тот уже отреагировал на мно-гие рекомендации ОБСЕ по первому туру голосования. Но представители как ОБСЕ, так и СЕ были явно разо-чарованы тем открытым пренебрежением международ-ными советами, которое продемонстрировало украин-ское правительство.
Представитель СЕ Джон Хартланд говорил о том, что и его организация, и ОБСЕ наблюдают уже за третьими выборами в Украине, и регистрируют ухуд-шение их демократичности. «Для нас важен тот факт, что некоторые замечания, сделанные представителями СЕ и ОБСЕ до первого тура и сейчас, не принимались во внимание в этой стране, например, МГА. И это – большая проблема. Их результаты будут влиять, я в этом уверен, на отношение СЕ к Украине. Делегации от СЕ, присутствовавшие во время первого и второго ту-ров выборов, старались сделать все от них зависящее для улучшения обстановки, но, к сожалению, она только ухудшается.»
Украина не обязана учитывать замечания ОБСЕ или СЕ и уже продемонстрировала пренебрежение кри-тикой СЕ. Парламентская Ассамблея неоднократно уг-рожала Украине исключением из СЕ за неспособность провести правовую реформу, отменить смертную казнь и защитить независимые СМИ. Но Украина до сих пор не выполнила требования СЕ.

Перевод с английского И.Лещины


Катування та жорстоке поводження

30.12.1999

ПЫТКИ В УЧРЕЖДЕНИЯХ МВД ЛУГАНСКОЙ ОБЛАСТИ

   

Общественный комитет защиты конституционных прав и свобод граждан провел пресс-конференцию в Луганске. Опыт комитета в его контактах с гражданами позволяет сделать вывод, что пытки — это обычная, рутинная практика в мили­ции при дознании задер-жанных. Можно предположить, что по крайней мере два фактора вызывают пытки — низкий профессионализм дознавателей и следователей и коррупция в право-охранительных органах.

Существует мощный барьер на пути рассле-дования этих фактов и привлечения виновных к от-ветственности — корпоративная аморальная взаимо­выручка правоохранителей по принципу «ворон ворону глаз не выклюет». Причина — отсутствие всякого об-щественного кон­троля в сфере правоприменителъной практики. С другой стороны, ни в милиции, ни в про-куратуре, ни в судах никто не боится уронить честь мун-дира, честь офицера и потому не стремится к очищению своей про­фессиональной среды от случайных людей, подрывающих авторитет власти.

Украина ратифицировала в 1997 г. Европейскую конвенцию по правам человека; это обязывает нас, сог-ласно статье 9 Конститу­ции Украины, применять ее нор-мы как часть национального законода­тельства, а прак­тику Европейского суда по правам человека инкорпо­рировать в качестве толкования Конвенции в право­применительную практику страны. Этого еще нет — к сожалению, такие правоохранители, как прокурор Швачко в Красном Луче, об этом ничего не знают.

Комитет считает нетерпимо опасным уровень кор-рупционно-пыточной практики в правоохранительных органах области и полагает необходимым:

а) проинформировать об имеющихся у нас фактах Президента Украины, Правительство, Уполномоченного по правам человека, Генерального прокурора, Верхов­ный Суд, Конституционный Суд, Совет национальной безопас­ности и обороны, Верховную Раду, на­родных депутатов Украины от регионов, госадминистрацию об-ласти, неправительственные правозащитные организа-ции Украи­ны, Совет Ев­ропы, международные органи-зации — Международную Амнистию, Всемир­ную органи-зацию против пыток, Адвокаты без границ, Хель-синкский Фонд по правам человека;

б) подготовить материалы о недопустимо низких профессио­нальных качествах прокуроров и судей для передачи в Высший Совет юстиции Украины;

в) обеспечить правовое сопровождение имею-щихся у нас ма­териалов вплоть до Европейского суда в Страсбурге. На пресс-конференции были обнародованы следующие факты о жертвах насилия:

1. Жовтан Анатолий Васильевич, г. Луганск, 16 линия, 19/51.

27.11.98 г. задерживался по подозрению в при-частности к убийству Заскалько Ю.М. и был направлен в ИВС Ленинского РОВД.

27 и 28 ноября с ним проводились дознавательные действия. При этом применялись милиционерами Уще-повским Р.Р., Сербиным О.М., Кияницким К.В., насилие и унижающие личное достоинство действия — длительные избиения, подвешивание в наручниках в мучительной позе, удушение противогазом, поджигание интимных частей тела, введение палки в прямую кишку и др.

С многочисленными  травмами, переломом ребер и сотрясением мозга Жовтан А.В. пролежал в больнице 42 дня.

Против милиционеров возбуждено уголовное дело о превышении власти, оно находится сейчас в Ленин-ском райсуде. Характерная особенность: вопреки тре-бованию процессуального закона (ст. 147 УПК) сле-дова­тель не отстранил их от должности, и они имели полную возможность влиять на ход и результат след-ствия, запугивая свидетелей и самого потерпевшего.

2. Лазаренко Сергей Иванович, г. Красный Луч, м-н 3, 17/16.

09.06.1999 г. задержан на квартире по месту жи-тельства оперативным работником Краснолучской ми-лиции Василенко по подозрению в краже имущества на частной квартире 04.03.99г.

В ИВС Краснолучского ГОВД милиционеры Васи-ленко, Попета, Васицкий, Слободенюк, применяя наси-лие, содержали Лазаренко С.И. 37 суток подряд. Все это время его избивали, заставляя его взять на себя преступления, которых он не совершал, в том числе убийство. Результат работы «дознавателей» — черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, ушибы грудной клетки, перелом нижней челюсти, многочисленные ушибы, ссадины. По требованию сокамерников к нему трижды вызывали скорую помощь. Врачи указывали на необходимость госпитализации, однако этого не было сделано, что привело к стойкому расстройству здоровья — нагноение кости челюсти, усыхание левой руки. Как тяжкий преступник, он до сих пор находится под арестом. И все это время прокурор г. Красный Луч Швачко не принимал к рас­смотрению многочисленные жалобы как самого пострадавшего, так и его матери — в возбуждении уголовного дела им было отказано. В это же время милиционеры-насильники, не привле-ченные к ответственности и не отстраненные от долж-ности, неоднократно применяли угрозы, моральное дав-ление как на пострадавшего, так и на его семью, чтобы они отказались от попыток привлечь их к ответ-ственности. Обращения ма­тери Лазаренко в областную прокуратуру, в областное управление МВД, к Гене-ральному прокурору, к Министру ВД, к Уполномочен-ному по правам человека никакого результата не дали.

З. Маслов Тарас В., г. Красный Луч, ул.Репина, 10

Задержан на улице вместе с другом Максимом по, как потом выясни­лось, сфальсифицированному заявле-нию об их причастности к якобы имевшей место попытке изнасилования. Это было 24.07.98 г.

В кабинете начальника уголовного розыска Кос-тюка В.П. при допросе Тараса и Максима избивали. Ве-чером того же дня их отпустили. Была пятница, и сразу освидетельствовать у медицинского эксперта Тараса не удалось — было поздно. В субботу и воскресенье Тарас был дома, чувствовал себя очень плохо, а в понедель-ник утром скончался. Все попытки привлечь к ответ-ственности виновных не имели последствий. Прокурор города Швачко В.П. отказал в возбуждении уголовного дела — «за отсутствием события преступления». Пос-мертное освидетельствование показало, что имели мес-то следы побоев, внутреннее кровоизлияние в кишеч-нике и мозговой оболочке.

4. Водолазов Владимир Самуилович, г. Красный Луч, м-н 2, 22/46.

02.04.99 г. был арестован дома и препровожден в ГОВД. Там же, во время допроса в кабинете № 16 он скончался. Судмедэксперт Овчинников указал: сер-дечная недостаточность. Когда его привезли из морга, род­ные не могли узнать — все тело в синяках, крово-подтеках, кисти рук счесаны до костей. Были явные при-знаки жестоких избиений. До ареста он был здоров, на сердце никогда не жаловался.

По факту смерти возбуждено уголовное дело, од-нако родным ничего неизвестно о ходе следствия и его результатах.

5.Зинченко Дмитрий Николаевич, г. Красный Луч.

02.06.99 г. арестован дома по подозрению в при-частности к краже иму­щества. 05.06.99 был избит на допросе милиционером Василенко. Вы­зывалась скорая помощь, однако освидетельствовать на предмет побоев работники милиции запретили. Экспертиза была про-ведена лишь 20.06.99 г. Вторично его допрашивали в милиции 11.08.99г. и опять применялись пытки с учас-тием зам.начальника милиции Ковбасы.

По этим фактам было направлено более 20 жалоб в различные надзорные инстанции. Результат — нуль.

Армія

30.12.1999

ЗАЩИТА ПРАВ ПРИЗЫВНИКОВ И ВОЕННОСЛУЖАЩИХ С ПОГРАНИЧНЫМИ ПСИХИЧЕСКИМИ ОТКЛОНЕНИЯМИ, ПАТОЛОГИЯМИ ХАРАКТЕРА И ДРУГИМИ ДУШЕВНЫМИ РАССТРОЙСТВАМИ

   

Від редакції: Ми вирішили надрукувати доку-менти, які надіслали нам наші колеги з російського фон-ду «Право матери» . Цей фонд було створено в Росії у 1990 році для захисту громадянських прав військово-службовців строкової служби та членів їх сімей. В бю-летені фонду, що має аналогічну назву «Право матері», часто з’являються матеріали, які є актуальними і для України. Нижче наводимо тексти резолюції конференції, що відбулася в Волгограді і мала мету привернути увагу суспільства до призову в армію психічно хворих.

Читачі «ПЛ» певно пам’ятають, що ми неоднора-зово порушували цю болючу проблему. Харківська об-ласна спілка солдатських матерів проаналізувала звер-нення до спілки за період 1998-99 р.р. і констатує, що серед 20 солдатів, що самовільно залишили місце служби, 14 скаржилися на нервово-психічно розлади. Після наших  звернень до Міністерства оборони 11 із них було комісовано саме з психіатричними діагнозами. І майже всі вони ставали першими жертвами неста-тутних відносин у військових частинах. Крім того у всіх випадках каліцтва, самогубства або вбивства солдатів строкової служби своїми ж товаришами по службі, один, або обидва учас­ники конфлікту мали порушення форм поведінки чи пси­хічні розлади різного рівня.

Таким чином, військовослужбовці з порушенням психіки — дуже небезпечне соціальне явище. Нажаль, призов психічно хворих не поодинокі випадки, а буденне явище. Тому програма, яку почали запроваджувати в Росії за участю фонду «Право матері» була б корисною і актуальною і в Україні.

Представленный материал взят из брошюры, изданной по мате­риалам конференции «Защита прав призывников и воен-нослужащих с пограничными психическими от­клонениями, па-тологиями характера и другими ду­шевными расстройствами». Конференцию провели 20 апреля 1999 г. Волгоградское Бла-готворительное Об­щество имени Л.С. Выготского совместно с Об­щест­венной организацией родителей военнослужащих «Ма-теринское право» в рамках долговременной бла­готворительной программы Общества им. Выготского «К ОРУЖИЮ, БОЛЬНОЙ!» при финансовой поддержке Института Открытого Общества. В конференции приняли участие лидеры обществен­ных организаций правозащитной направленности, пред­ставители законодательных и исполнительных органов власти, призывных комиссий, армей-ские и гражданские психологи, психиатры, эксперты и журна-листы. Особо следует отметить широкое представительство меди-цин­ских учреждений и военных из различных родов войск.

В 1995 году в Волгоградское Благотворительное Об­щество помощи детям имени Л.С. Выготского, как в един­ственную в регионе общественную организацию, защи­щающую права подростков и молодежи в сфере психиче­ского здоровья, обратились правозащитники из организа­ции «Материнское право» за помощью в ор­ганизации не­зависимой психиатрической экспертизы для военнослу­жащих, ставших жертвами или инициа-торами тяжелых конфликтов в армейской среде из-за расстройств психи­ки. Такая помощь была организована через медико-психологический Центр «Нейро», являю-щийся основным исполнителем программ Общества. Помощь предостав­лялась на благотворительных нача-лах до 1999 г., когда был получен грант Института От-крытое Общество.

В настоящее время Программа «К оружию, боль-ной!», выполняемая Обществом им. Выготского, вырос-ла в ус­тойчивое движение общественного взаимо­действия и социального партнерства, одобрена Адми-нистрацией города и области, поддержана отечествен-ными и между­народными благотворительными органи-зациями. Это по­зволяет надеяться на продолжение и развитие програм­мы и после завершения работы по гранту.

Острота проблемы

По данным материнских организаций, более 80% об­ращений за помощью связано с жалобами солдат на пре­дельно угнетенное настроение либо на безудержную аг­рессивность. Эту статистику подтверждают военные пси­хологи, указывая, что 18% военнослужащих необ-ходимо срочно отправлять из частей в связи с их не-адекватными реакциями и общим состоянием психики.

Многие подростки имеют выраженные расст-ройства, сформировавшиеся в детстве или подрост-ковом возрас­те. Социальная группа таких «особых» под-ростков слабо дифференцирована и считается прак-тически здоровой, поэтому они идут служить в армию на общих основаниях. Далее, попадая под пресс высо-кой психо-физической нагрузки, неуравновешенная, па-тологически организованная психи­ка не находит адек-ватных способов реагирования, адап­тационные меха­низмы истощаются, жизнь в армии стано­вится опасной, происходят острые поведенческие срывы.

Другая группа военнослужащих — те, кто приоб-ретают расстройства психического здоровья по причине тяжких преступлений, происходящих в воинских частях, и сопро­вождающихся травмами головы или изощрен-ными изде­вательствами. Армия скрывает связь заболе­ваний с про­хождением службы.

Нестойкая психика «опасного» солдата, владею-щего оружием, — огромная и трагическая проблема для армии. Пренебрежение ею влечет за собой страшные, непопра­вимые последствия — самоубийства, издева-тельства, убийства сослуживцев. Потерять сына или знать, что он стал убийцей сына другой обезумевшей от горя матери, — одинаково страшно. Рассказы матерей — сплошная боль, вопиющая о фактах нарушений прав человека в армии.

Молодой человек «с характером», резко отли-чающийся от сверстников отклонениями в поведении, должен слу­жить в армии со многими защитными ог-раничениями или быть освобожденным от нее.

Цепочка помощи

Родители военнослужащего обращаются за помо­щью в организацию «Материнское право». Вопросы дальней­ших отношений с армией каждого из подо­печ-ных прихо­дится решать, собрав воедино все силы, ор-ганизовав цепочку помощи в экстренном порядке, т.к. государствен­ные и армейские медицинские психиат-рические учрежде­ния принимают больных за злостных симулянтов, диагно­стируют состояние больного вне соответствия с его тяже­стью. Конфликт разрастается, возникает необходимость независимой психи­ат­ричес-кой экспертизы.

Для обеспечения права военнослужащего с ду­шевны­ми расстройствами на освобождение от службы или осо­бое внимание в армии, Центр «Нейро» на ос-нове аппарат­ной и компьютерной диагностики проводит доказательную психоневрологическую и психологи-ческую экспертизу, определяя характер, остроту, нап-равление и степень возможной декомпенсации и агрес-сии. Результаты экс­пертизы оформляются заключением, в сомнительных случаях больной направляется для ста-ционарного обсле­дования.

Опираясь на заключение экспертизы, военно­служаще­го и его родителей консультируют независимые юрист и психолог, определяя рекомендации и право-защитный маршрут, которые помогают ему правильно сформулиро­вать свои права и построить отношения с военной проку­ратурой. Далее заключение медиков и рекомендации юриста предоставляются в государст-венные органы и в независимые общественные орга-низации, которые кон­тролируют ситуацию и обес-печивают правовое сопровож­дение. В случае конфликта интересов государства и во­еннослужащего достоверная объективная экспертиза со­стояния нервно-психического здоровья военнослужащего служит основанием для воз-буждения судебного дела о защите его прав. Решение суда, как правило, бывает в пользу больного.

Осознание

Нарастание частоты и тяжести адаптационных сры­вов у военнослужащих заставляет общество обратить на эту проблему самое серьезное внимание. Осознание про­блемы запускает в действие механизмы социаль­ного партнерства между общественными организа-циями и во­енными ведомствами, приводит к право-защитной практи­ке разрушения стереотипов каратель-ного отношения ар­мии к военнослужащим с душевными расстройствами. Это заставило обратить внимание и на качество работы призывных комиссий.

Источники расстройств душевного здоровья у мо­ло­дежи многозначны — средовые, эндогенные, объек-тивные, субъективные и пр. Однако для армии очень важно во­время заметить данные расстройства у под-ростка и вы­делить будущего призывника, поставив под особый кон­троль прохождение им призывной комиссии, т.к. подав­ляющее большинство случаев неадекватной агрессии в армии падает на военнослужащих с рас-стройствами ду­шевного здоровья, которые обнаружи-вались у них еще в «благополучные» доармейские вре­мена. За прошедшие годы в военных органах появи-лась трагическая статисти­ка ошибок военных комиссий, предуведомленных Цен­тром «Нейро» о состоянии пси-хического здоровья военно­служащих, поэтому к заклю-чениям Центра относятся с большим вниманием, чем раньше. Армейские психологи, в свою очередь, подни-мают вопрос о проведении силами Общества им. Вы­готского и Центра «Нейро» экспертизы военнослужащих по их направлениям, до прохождения присяги, чтобы компенсировать дорогостоящие ошибки призывных ко-миссий.

У недержавних організаціях

30.12.1999 | 3 грудня 1999 року, Пуща Водиця

ЗАЯВА УЧАСНИКІВ КОНФЕРЕНЦІЇ «СВОБОДА ВИБО-РУ»: УРОКИ ТА ПЕРСПЕКТИВИ НА МАЙБУТНЄ»

   

Ми, учасники Коаліції «Свобода вибору» відзна-чаємо успішність та велику соціальну значимість діяль-ності Коаліції громадських організацій «Свобода вибо-ру». Коаліція досягла поставленої мети — сприяти проведенню чесних і справедливих виборів. Діяльність Коаліції стала безпрецедентним фактом об’єднаної співпраці 268 неурядових організацій з усієї України задля утвердження основ демократичного розвитку.

Ми вважаємо за необхідне продовжити співпрацю громадських організацій, об’єднаних в Коаліцію «Сво-бода вибору», діяльність якої спрямована на вирішення головних проблем, що стоять перед суспільством: роз-виток демократії, ринкової економіки, розбудова правової держави. Коаліція і надалі буде сприяти прове-денню чесних та справедливих виборів.

Діяльність Коаліції має базуватися на засадах по-запартійності, плюралізму, відкритості та прозорості.

У своїй діяльності Коаліція утримується від заяв та оцінок від імені всіх учасників.

Усі організації — члени Коаліції «Свобода вибору» є рівноправними, жодний з учасників не підпорядково-вується іншому та не виражає інтереси та позиції інших.

Для забезпечення механізму співпраці між учас-никами Коаліції створюється Координаційна Рада та Секретаріат.

Кожна з організацій може започаткувати новий напрямок діяльності Коаліції, об’єднавши навколо цього напрямку усіх або частину членів Коаліції «Свобода вибору» та інших партнерів.

У недержавних організаціях

30.12.1999

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

   

В г.Макеевке учреждено городское общественно-молодежное правозащитное объединение «ОАЗИС-2000» — Общество Альтернативной Защиты Истины и Справедливости. Цели объединения — правозащитная деятельность, прежде всего защита социальных прав человека. Учредители объединения — Литвиненко Борис и Никитина Елена. Вместе с другими неравнодушными к правозащитной деятельности лицами они надеются, что вся последующая работа этого объединения сможет положительно влиять на положение людей, живущих в атмосфере бесправия и произвола чиновников всех рангов и мастей.

Организация стремится установить надежные и долговременные связи с другими правозащитными ор-ганизациями, прежде всего в Украине.

Дополнительную информацию можно получить по адресу: 86150, Донецкая обл., г.Макеевка, кв-л Шах-терский, дом 15, кв.106.

Дисиденти і час

30.12.1999

АНТИРАДЯНСЬКА КНИЖКА

   

(Сергій Білокінь. Масовий терор як засіб державного управління в СРСР (1917-1941 рр.). Джерелознавче дослідженя. К.: Київське наукове товариство ім. Петра Могили. — 448 с.)

Василь Овсієнко, м.Київ

У Музеї Тараса Шевченка 25 листопада представ-лено працю всього попереднього життя Сергія Білоко-ня. Вона, на мою думку, знаменує, що настав час не-емоційного, немітинґового, а суворо наукового осмислення нашого недавнього минулого, з якого ми так тяж-ко виходимо — з непоправними втратами.

Книга присвячена пам’яті світлих людей, що стали жертвами колишньої системи. «Кілька моїх добрих друзів, з ким я був близький, — пише С.Білокінь, — у різні роки убито. Багато кому з дуже добрих знайомих вкорочено життя під претекстом читання й «розпов-сюдження» книжок, котрі тоді читали й давали читати далі ми всі. Це була робота тієї самої відомої колишньої установи, — тепер вона, здається, не існує. Своїми злочинами, спрямованими проти близьких мені людей, брутальністю, з якою вона повелася зі мною, вона зро-билася моїм особистим ворогом».

Ця книжка є справді антирадянською і справді анти-комуністичною — за радянських часів жорстоко карали за куди меншу правду про ту владу.

Мені важко в цій рецензії обійтися без публіцис-тики, як її послідовно уникає С.Білокінь: кожне його суд-ження прив’язане до конкретного факту. У книзі 2400 посилань на документи. Він ніде не переказує джерел, а цитує їх з усіма помилками. Він не перекладає тексти, російську термінологію та назви репресивних органів (ГПУ, НКВД, КГБ). Як сумлінний науковець, С.Білокінь досліджує свій предмет (а саме — механізм нищення людей) по-науковому скрупульозно. Але коли читаєш розділи «Добір людей для майбутнього суспільства» (с. 147-156), «Ліквідаційні класифікації» (156-160), а потім заглянеш у кінець книжки (с. 346-359) і дізнаєшся, що основна маса людей, які чинили терор, були малогра-мотні, самоуки або з двокласною освітою, то думаєш, що ця скрупульозно, по-науковому розроблена теорія нищення людей дісталася їм якимось езотеричним спо-собом. Та не від Бога, а від Сатани. А вони були лише слухняними її провідниками. Бо як можна навіч бачити, що механізм, ґвинтиками якого є й вони, неминуче ви-нищить і їх самих, — але залишатися в ньому, не повстати проти нього?

Кандидат філологічних наук (1978) Сергій Білокінь добре відомий українським науковим колам і громад-ськості. Він належав до наймолодших шістдесятників: ще підлітком був вхожим до майстерні художниці Алли Горської, яка його щиро любила. Починаючи з 1969, Сергій Білокінь опублікував дослідження про кількох репресованих діячів української культури — Степана Таранушенка, Михайла Бойчука, Людмилу Старицьку-Черняхівську, Федора Ернста, Василя Базилевича, Ве-роніку Черняхівську та інших. Після провалу путчу ГКЧП, коли напіввідкрилися архіви колишнього КГБ, з листо-пада 1991, С.Білокінь простудіював півтори тисячі слід-чих справ, протоколи Політбюро ЦК КП(б)У, багато спо-гадів репресованих. На презентації автор з ноткою зас-луженої втіхи сказав, що в двобої з архівною службою СБУ він таки переміг, бо його шлях до тих архівів був нелегким. Праця робилася не так за підтримки, як усу-переч бажанням СБУ, у боротьбі за окремі документи.

Натепер відкриті для дослідників тільки слідчі спра-ви тих репресованих, які згодом були реабілітовані. «Де-ла оперативного наблюдения», «дела оперативной раз-работки» (досьє) досі закриті, хоча давно вже втратили своє оперативне значення. Це показала сама СБУ, опублікувавши оперативні справи М.Грушевського і О.Довженка. А звичайний дослідник досі не може одер-жати циркулярів цього відомства, його наказів. Досі не визначені законом строки секретності. Усе залежить від ставлення архівного чиновника до конкретного дослід-ника. Досі вказують: читайте ось до цієї сторінки і не далі. Два місяці тому автор пішов до колишнього Парт-архіву уточнити якусь деталь, а завідувачка читальним залом із задоволенням сказала: «А цей фонд уже не видається».

Хитрування довкола архівів КГБ почалися з сере-дини 50-х років. І ось чому. У секретній для радянського народу (та не для світу) доповіді на ХХ з’їзді КПРС М.Хрущов сказав, як несправедливо репресували «чес-них комуністів» Рудзутака, Ейхе, Тухачевського, натякнув, що за вбивством Кірова проглядає тінь Сталіна. Але ні словечка він не сказав про методи колективізації, про знищення селянства, діячів культури, письменників, свя-щеників. Тобто з цим усе було правильно.

У середині 50-х років здійнялася хвиля реабілітації. Реабілітовували таких бандитів, як Тухачевський (він придушував селянські повстання — «антоновщину» на Тамбовщині — застосовуючи ґази, хімічну зброю). Вих-валяли Затонського, який запровадив «коллективную от-ветственность» за реальні чи уявні злочини: за них від-повідала не лише конкретна людина, а й її оточення. Іменами реабілітованих або й не репресованих злочин-ців поназивали вулиці (Урицького, Постишева, Косіора, Воровського, Фрунзе, Котовського, Артема, Петров-ського), їм поставили пам’ятники (Г.І.Петровський, па-м’ятник якому бовваніє на вул.Грушевського в Києві, перше ніж стати «всеукраїнським старостою», разом з Д.Курським і В.Бонч-Бруєвичем підписав 5 вересня 1918 року «Постанову Совнаркому про червоний терор» — він тривав до 1991 року).

Під хвилю реабілітації 50-60-х рр. вдови деяких ре-пресованих письменників теж виклопотали її (Зеров, Ку-ліш, Курбас). Причому, їх реабілітували як «чесних кому-ністів». Хто носив печать «націоналіста» — не міг бути реабілітованим.

Автор проаналізував справи декількох реабілітованих чекістів. Перед тим, як бути репресованими, вони знищили людей, які згодом виявилися невинними і теж були реабілітовані. Отже, влада реабілітувала явних зло-чинців — поруч з їхніми жертвами. Злочинців реабілі-товують досі: на с.367 опубліковано довідку від 09.06.1997 (з тризубом!) про реабілітацію Сергія Пустовойтова, який до арешту 23 липня 1937 року був начальником від-ділення СПО УГБ НКВД УССР. Розстріляний. А цей Пустовойтов керував цілою фабрикою фальшування справ проти української інтеліґенції!

Головна думка книги: заперечити пануючу в сучас-ній історіоґрафії думку, що в усіх тих злочинах винна одна особа — Сталін. У роки горбачовської «гласности» навіть писали, що Сталін був психічно хворий і що, мов-ляв, спалахи репресій в СРСР відповідають перебігу його хвороби. Так прищеплювалася думка, що якби на місці Сталіна був, скажімо, Каменєв чи Кіров, то репресій не було б. Під час останньої виборчої кампанії нас намага-лися переконати, що нинішні комуністи «не такі». Нас-правді ж комуністична ідеологія, де б і коли б вона не застосовувалася на практиці, передбачала винищення частини населення, непридатної для будівництва комунізму.

Якщо німецькі окупанти, сказав на презентації С.Бі-локінь, могли оточити квартал, захопити всіх людей і розстріляти кожного десятого чи й усіх — то це був грубий, примітивний терор. Російські народники свого часу вже ходили далі: вони висували ідею знищити всіх людей, старших 25 років — як носіїв неправильної, на їхню думку, свідомости. Спадкоємці тих «бомбістів» (по-сучасному — терористів) — більшовики — здійснили свій план зміни свідомости населення на глибоко науковій основі, знищуючи не все населення, а лише його час-тину. Він ґрунтувався на марксистсько-ленінській теорії класової боротьби. Усю внутрішню політику влади комуністів автор зводить до двох напрямків:

1) формування нової породи людей — будівників комунізму,

2) ліквідація тих частин населення, які з якихось причин не можуть бути будівниками комунізму.

Українці з їхньою глибокою реліґійністю, індивідуа-лізмом, приватновласництвом, прив’язаністю до свого клаптика землі явно не годилися як матеріял для будів-ництва комунізму — і на це вказували високопоставлені радянські чиновники. Ми підлягали знищенню як нація. Рештки українського народу мали стати матеріялом для створення «нової історичної спільноти — радянського народу», основою якого мали стати російська людність, мова, культура. Увійти в комунізм українцем не можна було. А принаймні 38% виборців України, які прого-лосували за комуніста П.Симоненка, досі не розуміють, що вони обирали собі смерть. Якби цьому «насєлєнію» — не приведи, Господи! — ще один голод і ще один раунд репресій, то рештки його проголосували б за комунізм на 99%...

Автор досліджує, як з перших днів існування радян-ської влади за ініціативою і під керівництвом Леніна методами обліків, анкетування і паспортизації було ство-рено могутню інформаційну управлінську систему, яка знала про склад населення все. Усі люди мусили скла-дати автобіоґрафії, заповнювати анкети з десятками за-питань (про соціальне походження, у яких військових формуваннях служили, у яких партіях і громадських ор-ганізаціях були і хто вас туди рекомендував, чи були репресовані, чи мали серед родичів репресованих, чи є родичі за кордоном, чи були хитання щодо правильності лінії партії). По суті, твердить С.Білокінь, це були само-обмови. Маючи цю інформацію, Політбюро ВКП(б) в належний час приймало рішення про ліквідацію тієї чи тієї категорії населення.

2 червня 1937 року розпочалася наймасовіша, єжовська «чистка» суспільства. Цього дня Політбюро ЦК ВКП(б) схвалило документ П 51/94 «Про антирадянські елементи». Операція розпочиналася за наказом НКВД СРСР № 00447 5 серпня 1937 року і тривала до 15 лис-топада 1938. На кожну республіку, область, район були спущені ліміти на репресування за І і ІІ категоріями (І — на розстріл, ІІ — на ув’язнення, співвідношення 3 до 1). Знизу розгорнулося соціалістичне змагання за переви-конання лімітів, висувалися «зустрічні плани» й вимоги збільшити ліміти. Так, нарком внутрішніх справ УРСР І. Леплевський тричі звертався за таким збільшенням.

Українську національну аристократію (дворянство, поміщиків) як клас цілком було знищено ще на 1925 рік. Голодом і «розкуркуленням», засланням до Сибіру знищено кращу частину українського селянства, чим смер-тельно травмовано правічну українську хліборобську культуру. Повністю ліквідовано українське духовенство (УАПЦ). Ліквідовані всі члени Центральної Ради. Усі члени українських громадських організацій і партій (у тому числі Української комуністичної). Знищено майже всю Спілку письменників (з 200, які склали СПУ в 1934, на 1939 залишилося 36). Ніхто з категорії, яка підлягала знищенню, не міг вижити. Через дрібненьке ситечко бу-ло пропущено — прошарок за прошарком — усе насе-лення. Унаслідок цього було знищено найкращу, най-активнішу, найосвіченішу, найпродуктивнішу його час-тину. На розплід залишили покірних «плохих овець», яких «схрещували» з привезеним аґресивним, безбож-ним, «матоязичним насєлєнієм». Одного тільки 1934 року у виморені голодом села східних областей України було переселено 240 тисяч сімей з Росії — це нази-валося «допрісєлєніє». Пройдіться нині центральним, Пе-черським районом Києва — це майже поспіль нащадки енкаведистів та окупантів, завезених сюди «для обру-сєнія края». Тут у 1998 році заледве не пройшов у народні депутати комуніст-росіянин, противник незалежности.

«Зв’язок часів урвався, — пише С.Білокінь, — багато рис нашого часу не випливають з попередньої культури українського народу. Вони не гомогенні... Більшовизм перервав історичні зв’язки. Жоден сучас-ний український міністр, жоден посол в інших країнах, жоден директор установи і підприємства не ведуть свій рід від гетьмана Михайла Ханенка, графа Григорія Милорадовича, полковника Мартина Небаби. Прийшли інші люди, які знають лише по два-три покоління пред-ків. Ніхто не живе в тому самому домі, у тій самій садибі більш як 80 років. Усіх зірвано з місця. Ніхто не має вдома речей далі, як дідусеві чи бабусині. Усе пограбували й понищили чи все пропало під час війни. Рідко хто живе тими самими ідеалами, що його дальші пред-ки. Коріння обрубано, душу нації поґвалтовано» (с.14).

Так створювався «єдиний совєтський народ». По-добається це нам, чи ні, а він був і досі є. Недарма ко-муністи принципово не визнають нас українським наро-дом — тільки «народом України». Ми й справді є тяжко хворе суспільство, яке склалося з недобитків знищених класів, з недобитків українського народу. Наше суспіль-ство має марґінальний характер. Воно позбавлене на-ціонального хребта. Свідомі українці не становлять його основу. Найбільші власники в нас — неукраїнці (один був вибився — зараз сидить у тюрмі за кордоном). Пануюча культура й освіта — неукраїнська. Засоби масової ін-формації — неукраїнські. На значних територіях, у тому числі в столиці, щоб поводитися українцем (принаймні послідовно говорити українською мовою) — потрібно неабияких психологічних зусиль, а то й небезпечно.

Чи не настав час безсторонньо, по-науковому виз-начити, чому так сталося, хто в цьому винен? Не для то-го, щоб виставити рахунки сусідам — ближнім і дальнім, а для того, щоб знати, з ким і які будувати стосунки в майбутньому, чого від кого сподіватися ближчим часом. Дай Боже, щоб чудеса Господні ставалися й на нашій землі і в наш час, але я думаю, що наші сусіди впродовж ближчих 50 років будуть приблизно такими, як і в минулі 500 років. Нинішній спалах мілітаристського психозу в Росії у зв’язку з Ічкерією — тому доказ. В особі Росії нормальну сусідку будемо мати не скоро. Навіть тоді, коли російська імперія розпадеться, росіяни не скоро позбудуться синдрому імперської величі.

Загляньмо в документ «Штатний розклад НКВД на 1937 рік» (с. 346-559) — і виявимо, що його керівництво на всіх рівнях — це майже поспіль євреї. В іншій книзі, «Остання адреса. До 60-річчя соловецької трагедії. Том 2». К.: Сфера. — 1998. С.14, сказано, що в 1935 році 40% складу НКВД УРСР становили євреї. У 1940 — усього 4%. Теж розстріляні, знищивши перед тим най-кращих українців...

І як нам з недобитків, з цієї людської маси, не кра-щої якости, виліпити сучасну європейську націю?

На відродження піде багато десятиліть. Господь нас вихопив з-над самісінької прірви і дав ще один шанс. Якби незалежність нам була дана через років 15-20, то вона була б уже ні до чого (як білорусам). Але пам’я-таймо, що Господь і гнівається на ледачих, і позбавляє їх Своєї ласки. Тож щоб відродження відбулося, пот-рібно надзусиль не одного покоління української еліти, яка щойно починає формуватися.

Як колишній учитель, я виставляю книжці Сергія Білоконя найвищу оцінку. Її вихід у світ — велика подія. Настає час осмислення соціальної й культурної катастрофи нашого народу. Фундаментальне дослідження С.Білоконя (попри невеликий тираж — 500 прим.) ближчим часом стане фактом свідомости української еліти. Але щоб ці знання стали фактом свідомости на-роду, потрібні зусилля великої кількости людей. Хоча, зрозуміло, авторові хочеться й далі працювати в архівах, щоб розширювати фактичну частину дослідження, я таки раджу йому не пошкодувати часу на цикл своїх радіопередач і добиватися до телебачення.

Вісті з пострадянських країн

30.12.1999

ТРЕТИЙ ЭТАП АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ ПО ЛИКВИДАЦИИ БАНДФОРМИРОВАНИЙ НА ТЕРРИ-ТОРИИ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

   

15 декабря по поручению Президента России Бо­риса Ельцина Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Путин провел в Кремле очеред-ное совещание членов Совета Безопасности Рос-сийской Федерации. На повестку дня был вынесен воп-рос «Об основных задачах политики Российской Феде­рации в отношениях с государствами СНГ на совре-менном этапе».

Вторым на повестку дня был вынесен вопрос о «Ходе выполнения антитеррористической операции в Чечен­ской республике». С основными докладами выступили Министр обороны РФ Игорь Сергеев и директор Феде-ральной пограничной службы РФ Константин Тоцкий.

Члены Совета Безопасности РФ обсудили ситуа-цию, сложившуюся при выполнении второго этапа анти-террористической операции по ликвидации бандфор-мирований на территории Чеченской республики, и вы-работали рабочую концепцию по реализации ее завер-шающего третьего этапа. На совещании отмечалось, что населенные пункты горной Ичкерии традиционно яв-ляются моральной и материальной базой поддержки че-ченских террористов и бандитов. Жители этих районов в отличие от чеченцев, населяющих плоскостную Чечню, во все времена имели явно выраженную антисоветскую, антироссийскую сепаратистскую ориентацию на сецес-сию и всегда оказывали помощь различным преступным элементам.

Труднодоступные места горного ландшафта спо-собствуют укрывательству террористов и бандитов, а прозрачный 80-ти километровый участок границы с Гру-зией позволяет им подпитываться иностранными наем-никами, деньгами и вооружением. Констатировалось, что эти обстоятельства будут препятствовать заплани-рованному полному и эффективному уничтожению банд-формирований.

Участники совещания сошлись во мнении, что гор-ные селения чеченцев, составляющие менее 20% всех населенных пунктов Чеченской республики, не пред-ставляют какой-либо значимой экономической или иной ценности ни для данного субъекта федерации, ни для России в целом и должны быть полностью ликвидиро-ваны в секторе Бамут-Зандак-Итумкале. При этом здесь должны быть созданы условия, абсолютно непригодные для проживания людей в последующем, а остаток мир­ных жителей из этой части Чечни следует переселить в ее северные затеречные районы или ассимилировать в других регионах России. Переселенным гражданам бу-дет оказываться помощь в восстановлении утраченного жилья и в трудоустройстве.

В этих целях принято решение блокировать че-ченский участок российско-грузинской границы необ-ходимым войсковым десантным соединением и осуще-ствить надежное перекрытие любых коммуникаций с грузинской стороной.

Одновременно с этим планируется осуществить мероприятия по нанесению интенсивного точечного бомбового и ракетно-артиллерийского удара по укреп-ленным пунктам бандитов и террористов, что будет способствовать инициативному выходу и выталкиванию остатка гражданского населения горных районов по предоставленным гуманитарным коридорам в зоны, контролируемые федеральными войсками. Все естест-венные строения (включая культовые и исторические) горного региона, древние родовые башни, будут при-равнены к объектам укрывательства бандформирований и подлежат тотальному уничтожению. После окончания войсковой операции из этой части республики следует вывезти все строительные и иные материалы. В интересах России необходимо сде­лать этот регион безжизненным и навсегда ликвидировать базис для взращивания новых бандитов и террористов.

Результаты совещания будут доложены Президенту России.

Комментарий «ПЛ». У нас нет доказательств под-линности распространенного в Интернете документа, но, тем не менее, мы решили обнародовать фрагмент, касающийся Чечни, поскольку планы Совета Безопас-ности не укладываются ни в какие моральные и право-вые нормы.

Вісті з пострадянських країн

30.12.1999

РОССИЙСКИЕ ВОЙСКА БЕСЧИНСТВУЮТ В ЧЕЧЕНСКОМ СЕЛЕНИИ

   

Российские войска устроили расправу над мирны-ми жителями. Как сообщает корреспондент Радио Сво-бода Андрей Бабицкий, в чеченском селе Алхан-Юрт действительно произошла страшная трагедия.

Неподалеку от этого селения чеченские ополченцы дали бой и уничтожили значительное количество рос-сийских военнослужащих и бронетехники. Фактически, российская военная группировка под командованием генерала Шаманова отыгралась на мирном населении Алхан-Юрта за проигрыш в этом бою.

Андрей Бабицкий подтверждает, что «военнослу-жащие российской группировки не просто уничтожали, резали людей в Алхан-Юрте, они забрасывали гранаты в подвалы, убивали людей на улицах, за которыми в жилых кварталах села была устроена настоящая охота».

Российские военнослужащие блокировали Алхан-Юрт, никого не впускали и не выпускали в течение нес-кольких дней. И фактически все эти несколько дней они издевались над населением, разрушая дома и убивая жителей.

Корреспондент BBC подтверждает факт бойни в Алхан-Юрте. Появились новые доказательства, под-тверждающие сообщения о том, что российские сол-даты устроили резню в чеченской деревне Алхан-Юрт. Корреспондент BBC видел видеозапись, запечатлев-шую приезд на место события представителя прези-дента в Чечне Николая Кошмана.

На пленке Кошман резко отчитывает российских офицеров, заявляя, что они будут нести личную ответ-ственность за происшедшее. По словам местных жите-лей, был убит 41 человек, среди них и мужчины, и жен-щины, а на пленке показано, как Кошман передает спи-сок жертв человеку, который, судя по всем признакам, является военным прокурором.

Когда BBC впервые обнародовала подробности случившегося, Министерство обороны России назвало эту информацию ложной.

Вісті з пострадянських країн

30.12.1999

СООБЩЕНИЕ НАБЛЮДАТЕЛЬНОЙ МИССИИ ПРАВОЗАЩИТНОГО ЦЕНТРА «МЕМОРИАЛ» В ЗОНЕ КОНФЛИКТА В ЧЕЧНЕ

   

Большая часть беженцев, покинувших Чечню в последние недели — жители Грозного. Показания мир-ных жителей, покинувших город до 14 декабря вклю-чительно, позволяют утверждать, что:

В городе остается большое количество мирных жителей, которые не могут покинуть его либо из опа-сения попасть под обстрел, либо по причине физи-ческой немощности. Так, в Грозном остались пациенты интерната для слепых и глухонемых на ул. 8 марта и приюта для престарелых и психически больных. У всех опрошенных в городе остались родственники или зна-комые.

Существуют два маршрута для выхода жителей из Грозного — северный, из Старопромысловского района на станицу Первомайская, и южный, из Черноречья на село Алхан-Юрт. Все вышедшие из Грозного говорят, что город круглосуточно подвергается бомбардировке и обстрелу. Более опасен, по их словам, северный мар-шрут выхода. Правда, в последние дни в светлое время обстрел города менее интенсивен, чем раньше.

О возможных маршрутах выхода из города мирное население узнает случайно, доходящая до людей ин-формация весьма неопределенна. Листовки, разбро-санные с самолетов федеральных войск, попали только на территорию Заводского района, по большей части занятого промышленными предприятиями.

По словам опрошенных, члены чеченских воору-женных отрядов не препятствовали выходу мирных жителей из города, сообщают о возможных маршрутах выхода, предупреждают о наиболее опасных участках. Многих из опрошенных жителей они подвезли до окраи-ны или помогли перенести вещи. Вместе с тем, есть сообщения об отдельных случаях грабежа оставленных жителями квартир вооруженными людьми.

Беженцы говорят, что МЧС России хорошо органи-зовало доставку жителей Грозного, вышедших в район Первомайской и Алхан-Юрта, в лагеря в районе сел Знаменское и Серноводск соответственно.

В с. Знаменское зарегистрированы 7000 человек, покинувших зону боевых действий. Всего же в Надте-речном районе находятся около 20 тысяч жителей Гроз-ного. МЧС готовило два палаточных лагеря, на 2200 и на 3500 человек. Пока заселен только первый из них, второй может открыться через 5-6 дней. Ожидая своей очереди в палаточном городке, люди ютятся в сараях и других непригодных для жилья помещениях.

В Серноводске находятся около 5 тысяч человек, покинувших Грозный, зарегистрированы 4350. Разме-щены они в бывшем здании сельхозтехникума, которое вмещает не более 3000 человек. Здание совершенно не готово к приему людей — нет печек (хотя газ подведен), отсутствуют кровати, матрасы, горячее питание. Людей пускают к себе ночевать жители поселка.

В лагерях вынужденных переселенцев на территории Ингушетии ситуация несколько улучшилась по сравнению с ноябрем. В лагерях (кроме лагеря в районе села Аки-Юрт) начали работать бани, хотя и редко. Улучшилось медицинское обслуживание, нача-лась учеба в начальных классах школ. По-видимому, удалось избежать опасности возникновения эпидемий, хотя большая часть детей страдает желудочно-кишечными заболеваниями. В настоящее время наибольшее опасение вызывает полное отсутствие в лагерях пита-ния для грудных детей, жизнь которых поставлена под угрозу: у большинства матерей пропало молоко.

Вісті з пострадянських країн

30.12.1999

КОНФЕРЕНЦИЯ «АЛЬТЕРНАТИВЫ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ В КАЗАХСТАНЕ»

   

С 27 по 30 октября в Алматы, Казахстан, состоялась международная конференция «Альтернативы тюремному заключению в Казахстане». Целью конферен-ции была разработка методов применения альтернатив тюремному заключению в Казахстане с учетом существующих условий и инфраструктуры. Участники конфе-ренции детально обсудили современное состояние в уголовно-исполнительной системе страны, условия со-держания заключенных, перемены в законодательстве Казахстана и направления его дальнейшего совершен-ствования.

Среди основных докладчиков конференции были Эндрю Койл, директор Международного центра тюрем-ных исследований (Великобритания), Ахмед Отмани, Президент Penal Reform International, Игорь Рогов, со-ветник по правовым вопросам Президента Казахстана, Александр Зубков, заместитель начальника ГУИН Мин-юста России, Петр Посмаков, директор Комитета уго-ловно-исполнительной системы МВД Казахстана и дру-гие. В конференции приняли участие работники учреж-дений по исполнению наказаний Казахстана, Генпро-куратуры и Верховного Суда страны, представители на-циональных и международных неправительственных ор-ганизаций, в том числе от Украины — «Донецкий Мемо-риал». Ситуация с применением альтернативных санкций в Украине была представлена в докладе проректора Киев-ского института внутренних дел А. Бецы, текст которого был распространен среди участников конференции.

Итоговый документ конференции был принят на заключительном пленарном заседании. Поскольку мно-гие его положения актуальны и для Украины, вниманию читателей предлагается полный текст этого документа.

Вісті з пострадянських країн

30.12.1999

Резолюция Международной конференции «Альтернативы тюремному заключению в Казахстане»

   

Участники международной конференции «Альтер-нативы тюремному заключению в Казахстане», пред-ставляющие межгосударственные организации, госу-дарственные органы Армении, Казахстана, Кыргызста-на, Монголии, Российской Федерации, Таджикистана, Узбе­кистана, международные и местные неправитель-ственные организации, а также международные экспер-ты из Армении, Грузии, Великобритании, Венгрии и Норвегии,

приветствуя проведение в Казахстане данной международной конференции как факт выражения Ка-зах­­станом своих позитивных намерений по реформи-рованию политики в области уголовного наказания;

поддерживая усилия правительства Казахстана по реформе уголовного законодательства в этой сфере, выразившиеся, в частности, в введении в действие в начале 1998 года новых Уголовного, Уголовно-процес-суального и Уголовно-исполнительного кодексов, пре-дусматривающих и существенно расширяющих пере-чень альтернатив тюремному заключению;

признавая позитивную роль Министерства внут-ренних дел Республики Казахстан и, в частности, Коми-тета уголовно-исполнительной системы МВД РК, в ак-тивном и целенаправленном содействии пенитенциар-ной реформе,

считают необходимым рекомендовать прави-тельству Казахстана предпринять ряд мер законо-дательного и практического характера с целью развития и углубления проводимых реформ.

Предлагаемые участниками конференции рекомен-дации основаны на принципах и положениях, сформу­лированных в международных документах, относящихся к политике в области уголовного наказания, прежде всего, в Токийских правилах Организации Объеди-ненных Наций, и ориентированы на тенденции развития уголовной политики и международного опыта различных стран в сфере применения альтернатив тюремному зак-лючению.

ОБЩИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Ускорить ратификацию и обеспечить выполнение международных документов в области исполнения нака-заний, не связанных с лишением свободы.

Ускорить введение альтернативных мер наказания, предусмотренных новым уголовным и уголовно-испол-нительным законодательством, включая своевременное планирование финансовых средств для их осуще-ствления.

Осуществить перевод уголовно-исполнительной системы из подчинения МВД в Министерство юстиции, в том числе следственных изо­ляторов, с тем, чтобы от-делить следствие от органов, исполняющих меры пре-се­чения, в первую очередь, изучив возможности такого перевода следственных изоляторов.

Ускорить процесс введения института суда при-сяжных.

Проводить разъяснительную работу с участием средств массовой информации об отрицательных пос-лед­ствиях широкого применения наказания в виде лишения свободы; формировать общественное мнение в пользу применения альтернативных мер.

С целью расширения возможностей сбора, ана-лиза и обработки статистической и иной информации, касающейся деятельности уголовно-исполнительной системы, рассмотреть вопрос о создании научной ла-боратории по изучению пенитенциарных проблем в Научном центре Академии МВД Республики Казахстан.

Признать целесообразным шире использовать сеть НПО и СМИ для взаимодействия с уголовно-исполни-тельной системой, в том числе через создание центра общественных связей при Комитете уголовно-испол­нительной системы.

Признать целесообразным создание межведом-ственной комиссии по контролю и содействию в реа-лизации предложенных рекомендаций с участием пред-ставителей неправительственных организаций.

Рекомендации практического характера

I. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ:

1.1. Рассмотреть вопрос об обоснованности от-несения в Уголовном кодексе Республики Казахстан не-которых видов преступлений к категории тяжких и особо тяжких.

1.2. Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан изменения и дополнения:

1.2.1. ограничение применения ареста в качестве меры пресечения. Арест должен применяться, как пра-вило, только в отношении лиц, совершивших тяжкие и осо­­бо тяжкие преступления; в случае применения арес-та в качестве меры пресечения в исключительных слу-чаях в отношении лиц, совершивших преступления не-большой и средней тяжести, такие исключительные слу-чаи должны быть прямо предусмотрены законом;

1.2.2. возможность обжалования (опротестования) решения судьи по результатам рассмотрения жалоб на санкцию прокурора на арест и продление срока ареста. Предусмотреть сокращение срока рассмотрения ука-занных жалоб до 7 суток;

1.2.3. запрет допроса подозреваемого (обви-няемого) без участия защитника либо до момента удос-товерения отказа его от защитника в присутствии лица, которое могло быть привлечено в качестве защитника;

1.2.4. дифференциацию сроков применения мер пресечения в зависимости от тяжести совершенного преступления; установление предельно допустимых об-щих сроков применения всех видов мер пресечения в зависимости от тяжести совершенного преступления в ста­дии досудебного производства и в стадии рассмот-рения дела в суде;

1.2.5. установить обязательность проведения проку-рором допроса подозреваемого (обвиняемого) при да-че санкции на арест в отсутствие следователя, веду-щего расследование;

1.2.6. привести содержание части 2 статьи 136 «Ос­нования освобождения лица, задержанного по по-дозрению в совершении преступления» в соответствие с конституционными нормами, провозглашающими прио­ритет прав личности.

1.2.7. принять меры по дальнейшему законода-тельному ограничению института дополнительного рас-следования;

1.2.8. ввести в практику обязательное медицин­ское освидетельствование лиц, в отношении которых из­­бирается мера пресечения в виде заключения под стражу.

1.3. Пленуму Верховного суда Республики Казахстан рекомендовать рассмотреть и обобщить практику:

- рассмотрения дел о возмещении морального вреда;

- применения меры пресечения в виде заключения под стражу и сроков содержания;

- использования института дополнительного рас-следования до тех пор, пока этот институт не будет упразднен.

II.   УГОЛОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ, НЕ СВЯЗАННЫЕ С ЛИШЕНИЕМ СВОБОДЫ

2.1. Осуществить постепенное снижение макси-мальных пределов уголовно-правовых санкций, пре-дусматривающих наказание в виде лишения свободы, за исключением случаев совершения особо тяжких преступлений;

2.2. Практиковать широкое применение взамен лишения свободы уголовного наказания в виде об-щественных работ, предусмотрев, что они могут назна-чаться лишь с согласия осужденного, выполняться на бесплатной основе и при добросовестной работе не по-рождать судимости.

2.3. Наряду с общественными работами применять исправительные работы, предусмотрев возможность их отбывания не только по месту прежней работы, но и по месту  жительства осужденного.

2.4. Признать необходимым введение в действие наказания в виде ограничения свободы.

2.5. Развивать институт освобождения от уголов-ного наказания в связи c примирением с потерпевшим; расширить круг составов преступлений, подпадающих под действие данного института, законодательно опре-делить порядок примирения.

2.6. Реформировать уголовно-исполнительные инспекции, включив их в состав уголовно-исполнитель-ной системы, с переводом на содержание за счет средств государственного (республиканского) бюджета с определением нормативов их штатной численности. Укрепить уголовно-исполнительные инспекции квалифи-цированными кадрами, в том числе психологами.

2.7. Всемерно способствовать привлечению об-щественности к исполнению альтернативных наказаний.

2.8. Разработать и внедрить программы подго-товки правительственных органов и должностных лиц и неправительственных организаций, участвующих в при-ме­нении альтернативных наказаний.

2.9. Рассмотреть введение должности судьи по ис-полнению уголовных наказаний.

2.10. Там, где это возможно, включать службы разрешения социальных конфликтов в систему офи-циального правосудия.

 

III. МЕРЫ ПО ДОСРОЧНОМУ ОСВОБОЖДЕНИЮ

3.1. Существенно сократить минимальные сроки отбывания наказания, дающие право на все виды досрочного освобождения.

3.2. Расширить перечень заболеваний и круг лиц, подлежащих досрочному освобождению по болезни.

3.3. Расширить круг лиц, подлежащих всем видам досрочного освобождения, с учетом пола и возраста осужденных, наличия у них несовершеннолетних детей, иждивенцев и других семейных обстоятельств.

3.4. Рассмотреть возможность расширения перечня условий, при которых администрации учреж-дений могут рекомендовать применение того или иного вида досрочного освобождения.

3.5. Устранить противоречия Уголовного кодекса и Уголовно-исполнительного кодекса, ограничивающие применение досрочного освобождения.

3.6. Рассмотреть вопрос о законодательном зак-реплении и практическом обеспечении рассмотрения в суде всех дел осужденных, по формальным признакам имеющих право на условно-досрочное освобождение, независимо от решения администрации учреждения.

3.7. Государственным органам власти совместно с НПО, учеными и персоналом учреждений необходимо разработать и внедрить программы реабилитации и социальной адаптации освобождающихся лиц, пре­дусмотрев, в частности, принятие соответствующего за-конодательства и введение института социального ра-ботника.

3.8. Осуществлять регулярный контроль за надле-жащим исполнением всех процедур, касающихся услов-но-досрочного освобождения.

3.9. Рассмотреть вопрос о законодательном обес-печении создания и деятельности наблюдательных ко-миссий при пенитенциарных учреждениях, в компетен-цию которых будет также входить подготовка общест-венного заключения в отношении условно-досрочного освобождения осужденного для судебного рассмотрения.

IV. АЛЬТЕРНАТИВЫ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕР-ШЕННОЛЕТНИХ И ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЕ ПРАВО-СУДИЕ

4.1. Создать специализированные суды и системы адвокатской помощи для решения дел по несовер-шеннолетним правонарушителям.

4.2. Ввести в практику применение принципов вос-становительного правосудия как альтернативы тради-ционному наказанию в виде лишения свободы; отказ от уголовной ответственности в связи с примирением сто-рон, как средство освобождения судов от рассмотрения дел по преступлениям несовершеннолетних легкой и средней тяжести.

4.3. Создать реабилитационные центры, рабо-тающие по программе восстановительного правосудия:

4.3.1. Применять уголовное наказание для под-ростков и несовершеннолетних в виде лишения свобо-ды только в случае неэффективности применения прог-раммы восстановительного правосудия и невозможности возвращения ребенка в нормальный круг общения.

4.3.2. Переквалифицировать сотрудников уже дей-ствующих государственных органов, как-то: комиссии по делам несовершеннолетних, органов опеки и попе-чительства, приемников-распределителей для работы в программе восстановительного правосудия с обяза-тельным привлечением психологов и психиатров.

4.3.3. Для больных несовершеннолетних право­на-рушителей создать специализированные лечебные реа-билитационные центры.

4.4. Укрепить взаимодействие неправительствен-ных организаций и других институтов гражданского об-щества и государственных структур по следующим нап-равлениям:

4.4.1. Создание национальной государственной про-граммы по ювенальному правосудию с учетом местных особенностей и традиций.

4.4.2. Принятие закона «О правах ребенка».

4.4.3. Приведение в соответствие действующего законодательства в области защиты прав подростков и несовершеннолетних в соответствие с международными стандартами.

4.4.4. Обучение и подготовка специалистов юве-нального правосудия.

4.4.5. Изыскание и привлечение средств для реа-лизации программы восстановительного правосудия.

4.4.6. Широкое использование СМИ в формиро-вании общественного мнения вокруг проблем ювеналь-ного правосудия, привлечение к сотрудничеству нацио-нальных и международных правительственных и непра-вительственных организаций, благотворительных фондов.

4.4.7. Анализ применяемых программ, информи-рование общественности о проблемах ювенального правосудия.

Вісті з пострадянських країн

30.12.1999

10 лет без Сахарова

   

(Круглый стол в Центральном доме журналистов, 14 декабря 1999 г.)

Сергей Смирнов, г .Москва

Внимание москвичей все предыдущие дни было приковано к митингу «в поддержку Лужкова». Вокруг этого, в общем, довольно заурядного события кипели нешуточные страсти. В Интернете разгорались споры, не станет ли грядущий вторник «черным» в по-литическом смысле, а МВД с полной серьезностью в лице намекало на возможные беспорядки. В инфор-мационной дорожке Lenta.Ru даже появилась (признак времени) анонимка брежневских времен, авторы ко-торой, как некогда доярки и оленеводы, призывали ре­шительного премьер-министра как можно скорее ввести в столице прямое (президентское? нет, видимо, соб­ственное, премьерское) правление. Для обеспечения безопасности, разумеется.

Как-то забылось, что 14 декабря у страны есть еще одна дата. 10 лет назад не стало Андрея Дмит-риевича Сахарова — ученого, политика, демократа, правозащитника, идеалиста. Тогда, в 89-м, его вышли провожать в последний путь сотни москвичей. Кто из них вспомнит эту дату сегодня? Правозащитники пом-нят. 14 декабря они собрались в Центральном доме журналиста на круглый стол по теме «Права человека в России: 10 лет без Сахарова».

Строго говоря, круглый стол не вышел. Получилась пресс-конференция, с длинными выступлениями участ­ников. И как это часто случается с правозащитными мероприятиями последних лет, никакой дискуссии быть не могло, поскольку и в зале, и в президиуме нахо-дились фактические единомышленники. Событие прив-лекло слишком мало внимания и оказалось в тени пред-выборных баталий.

Открыл пресс-конференцию Борис Альтшулер («Право ребенка», МХГ, Центр прав человека) с очень коротким вступительным словом. После него микрофон перешел к Сергею Ковалеву (бывший уполномоченный по правам человека, депутат Госдумы).

«Когда я встречался с Гавелом в 1990 году, — вспомнил Ковалев, — тот сказал: «Да, Сахаров — вот это был бы настоящий и лучший президент России». Но я думаю, что не стал бы. Гавел в Чехии мог стать пре-зидентом, а Сахаров в России не мог. Таково наше общество. К счастью, влияние в стране имеют не только президенты».

Ковалев подчеркнул, что видит настоящее страны в самых мрачных тонах. «Так называемые «враги» снова найдены, и внешний, и внутренний. Внешний — тради-ционный, это Запад. Внутренний — более сложный. Его передовой отряд, авангард — правозащитники. Именно они, по мнению многих, заклятые враги государства, получают деньги с Запада и ведут тут свою подрывную деятельность».

С этим вынужден согласиться и Валерий Борщев, депутат Госдумы от «Яблока». «Государственные органы ведут сознательную борьбу против правозащитников. Так, при перерегистрации общественных организаций чиновники требуют, чтобы в уставах защита прав чело-века была заменена на содействие государству в деле защиты прав человека. И это серьезнейший удар по нашей основной задаче».

Вопросы корреспондентов касались, как и следо-вало ожидать, выборов. «Почему можно и, я думаю, нужно голосовать за Союз правых сил? — задавал сам себе вопрос Сергей Ковалев. — Хотя бы потому, что он объединил людей, которые лучше коммунистов, лучше «Отечества» и всяких там «медведей». Вообще, я всегда говорю, что для колеблющихся есть только три вари-анта голосования: «СПС», «Яблоко» и «против всех».

Франс-Пресс: «Как Вы оцениваете состояние пра-возащитного движения в России сегодня и в более широком смысле — демократии?» (Вопрос, ставший уже традиционным).

Людмила Алексеева (председатель МХГ и Пре-зидент Международной Хельсинкской федерации): «К чести правозащитного сообщества, мы все едины по вопросу о Чечне. Мы связаны более, чем с тысячей правозащитных организаций в регионах страны, и мнения относительно того, нужны военные действия или нет, действительно, разные. Но ни один из тех, с кем мы говорили, не замарал себя поддержкой бомбар-дировок и обстрелов, которые проводятся сейчас. Я согласна с Борщевым в его оценке действий госу-дарства как направленных против правозащитных ор-ганизаций, — добавила Людмила Михайловна. — Пере-регистрацию прошли всего 25 процентов, а три четвер-ти не прошли по разным, часто надуманным причинам. Крашенинников, который был министром юстиции ле-том, заявил, что намерен сократить число общест-венных организаций за счет тех, которые не работают, существуют только на бумаге. Так вот, МХГ перере-гистрировалась полгода! Это мы-то не работаем?! В провинции творится то же самое. Закрывали как раз действующие организации. В таком же положении, кстати, оказались экологи, а с остальными все было нормально. Нет, чиновники ничего не смогут сделать с правозащитным движением. Мы уже состоялись. Но создать серьезные трудности — могут».

Сергей Ковалев также заметил: «Общественные организации, «приверженные праву», вовсе не пере­живают кризис. Напротив, они-то и есть надежда наше­го политического, государственного развития».

Вопрос еженедельника «Алфавит»: «Как бы вы оценили войну в Чечне — как политическое всесилие или общественное бессилие?» (красивая формули-ровка, не так ли?)

Светлана Ганнушкина (Комитет помощи беженцам и вынужденным переселенцам): «Когда мы говорим о демократии, то забываем о том, что мы, в общем-то, благополучные люди. У нас есть крыша над головой и какие-никакие доходы. Свою демократию мы чувствуем, когда нас слушают, снимают, записывают. Но стоит ли наша свобода слова жизней тех, кто гибнет сейчас в Чечне? В этой войне нет двух сторон, российской и чеченской. Есть люди, которые безразличны власти, и которых она считает своей собственностью. Что бе­женцам наша свобода слова? Они не знают, что им пре-доставили коридор для выхода из Грозного. Потому что они напуганы, они сидят в подвалах и боятся выйти наружу, у них нет ни телевидения, ни радио, ни газет. У меня здесь фотографии детей с оторванными руками и ногами. Беженцы стекаются в Ингушетию, но там нет никакого обеспечения. В Слепцовской младенцы умира-ют, потому что там нет детского питания, а у матерей нет молока. Какое им всем дело до нашей демократии? Я только что была в Новгороде. Несколько чеченских семей приехали в этот город и две недели ждали, пока кто-нибудь из начальников их примет. Мне пришлось использовать все силы, звонить в Москву, в Федераль-ную миграционную службу, чтобы они, наконец, сказа-ли, как поступить с этими семьями. И я видела, как юрист новгородской миграционной службы говорил на ухо руководителю этого ведомства: «Что Вы делаете, Вы же знаете инструкцию! Они же чеченцы, враги, им нельзя помогать!» Неважно, что нет никакой инструкции: сознание того, что чеченцы — враги, глубоко засело в обществе. Эта война, как и всякая война, ведет к по-тере нравственности».

Итальянский журнал «Фамилиа Кристиана»: «Воз-можно ли убедить российское общество, что в Чечне нарушаются права человека?»

Сергей Ковалев: «Увы, возможно. Я не оговорился, действительно «увы». Потому что все имеют возмож-ность в этом убедиться, все подозревают, что это так, и все соглашаются. Если я высказываю свою точку зре-ния, то разве я слышу в ответ: «Уважаемый Сергей Ада-мович, Вы не правы! В Чечне не нарушаются права че-ловека!» Нет, я слышу совсем другую логику: «Неува-жаемый Сергей Адамович! Всем известно, что Вы че-ченский прихвостень и защищаете их в любой ситуации. Почему Вы не защищаете русских? По поводу Запада я не нахожу ни одного лестного слова. Запад не хочет играть какую-либо активную роль в прекращении этой войны. «Первую чеченскую» могли остановить Коль и Клинтон, но они этого не сделали, желая сохранить ре-путацию Ельцину. Сейчас происходит похожее. Я ду­маю, что Запад должен оказывать нарастающее давле-ние, не мне учить политиков, как это делается. И давле­ние это должно быть направлено как на федеральное правительство — с тем, чтобы прекратить военные действия в Чечне, — так и на чеченскую сторону — с тем, чтобы покончить с кровавым бизнесом торговли заложниками и добиться гарантий, что в Чечне будет действовать цивилизованное законодательство без пуб-личных казней и усекновения рук-ног. Переговоры с Масхадовым нужны, потому что он единственный леги-тимный президент. Да, он неэффективен, он слаб, но начало переговоров с ним подняло бы его рейтинг. Без начала переговоров обойтись нельзя. Конца этой чеченской кампании нет. Что значат планы российского военного командования воевать до победного конца, после чего в Чечне будут созданы лояльные органы уп­равления и размещен какой-то контингент войск? То, что там будет постоянная, то затухающая, то разгораю-щаяся партизанская война. А партизанскую войну мож­но выиграть только геноцидом».

Ремарка Юрия Савенко (Независимая психиат-рическая ассоциация): «Психиатрам на стол все чаще попадают документы, видеоматериалы, и люди просят узнать, нет ли в них элементов «зомбирования», дав-ления на психику. Так вот, среди этих материалов зна-чительную часть занимают правдивые репортажи о вой-не в Чечне».

В конце пресс-конференции разговор вернулся к Сахарову, и аудитории был показан фрагмент выс-тупления Андрея Дмитриевича на Первом съезде народ-ных депутатов (тот самый фрагмент, где слова акаде-мика «захлопывали» в зале).

Признаюсь, от этой встречи у меня осталось груст­ное впечатление. Смотря и слушая вечером телевизор, я поймал себя на мысли, что мой рассказ о круглом столе на 10-летие смерти Сахарова интернетовские СМИ не опубликуют. В мутном предвыборном потоке сегодня напрочь тонут все остальные новости. Ком-ментатор НТВ в ночной программе новостей первым делом, словно о какой-то сенсации, говорил о митинге сторонников Лужкова в центре столицы. Событии нич-тожном, которому не суждено сыграть никакой роли в российской истории. Материалы о Чечне ограничились новостью о найденном и спасенном летчике сбитого накануне боевиками Хаттаба Су-25. Кнут Воллебек, руководящий ныне ОБСЕ, прибыл с визитом на Север-ный Кавказ (по словам «Радио Россия» только для того, чтобы одобрить борьбу российского правительства с терроризмом). Ни по одной программе нельзя было увидеть ни страдающих беженцев, ни искалеченных детей, фотографии которых принесла Светлана Ганнуш-кина. А потом снова запестрела предвыборная реклама. Наверное, наша свобода слова — такая свобода — и впрямь не стоит жизни людей.

В конце программы НТВ мельком показало про-фес­сионально бесцветного Путина с красными цветами у могилы Сахарова. В этом есть что-то символическое: бывший чекист, ведущий войну на уничтожение против собственных граждан, возлагает венок к могиле быв-шего ссыльного, известного тем, что боролся за мир, прогресс и права человека

Бюлетень "Права Людини", 1999, №35

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори