пошук  
Публікації › Бюлетень "Права Людини"201032
№32
2010

Бюлетень "Права Людини"

Політика і права людини

22.11.2010 | Инна Сухорукова

Страшная сказка

   

В одном черном-черном городе есть черная-черная улица, на этой черной-черной улице есть черный-черный дом. В этом черном-черном доме есть черная-черная комната. Так начиналась детская сказка – страшилка, которую знает несколько поколений.  Во всяком случае, от послевоенных до наших дней.

Но, оказывается, это  совсем не детская сказка. Сколько этих черных улиц, с черными домами и комнатами было в моем городе при злом волшебнике Сталине? Сколько ученых, священников, просто хороших, просто людей замучено в них? Всех не пересчитать, хотя, слава Богу, в последние десятилетия в независимой Украине пытались и сейчас пытаются узнать о каждом замученном. Но не все имена, к сожалению, сохранились. А вот черных улиц, черных домов и черных комнат, к сожалению, сколько угодно. Сколько райотделов милиции в городе? И в них пытают и мучают людей, добиваясь признательных показаний. Совсем, как в средние века или в мрачное советско-сталинское средневековье. Сколько в городе прокуратур, где покрывают эти пытки, эти зверства, этот ужас? Сколько судов в городе, где  полностью игнорируют все доказательства о невиновности человека и о том, что признание в совершении преступления у него вырвано под пыткой? И ему выносят обвинительный приговор, обрекая на долгие годы мучений в нашей отечественной уголовно-исполнительной системе, пребывание в которой уже само по себе является жестоким обращением, а то и пыткой.

А еще в нашем городе проходят выборы. И в какой-то черной комнате подсчитывают и подтасовывают их результаты, и мэрами, и депутатами становятся не те, за кого голосовали горожане. А черные комнаты судов, говорят, что все хорошо и правильно.

Но даже в таких страшных местах люди ищут правду. И на стенах бывшей советской пересыльной тюрьмы по решению Харьковского горисполкома в 2005 году появляется мемориальная доска, посвященная Иосифу Слепому, уникальной исторической личности. Иосиф Слепой – последний в советские времена митрополит Украинской греко-католической церкви, основатель Львовской богословской академии, гуманист и последовательный сторонник независимости Украины. Конечно, он был арестован в 1945 году сталинскими «соколами», его пытали и мучили целый год в застенках НКВД. Не только в моем городе были черные комнаты, а и во всей Черной стране Советов. Приговорили к 8 годам заключения, которые он отбывал в мордовских лагерях. Потом ссылка в Сибирь. Во время «оттепели» его выпустили и попросили даже написать Историю  Украинской католической церкви. Москва захотела тогда наладить отношения с Ватиканом, но потом охладела к этой идее, и Иосифу Слипому в его 67 лет дают новый срок и по этапу через Харьков отправляют опять в Мордовию. Но это становится известно за границей, и во всем мире начинается движение  за освобождение выдающегося человека. По настоянию Папы Римского Иоанна ХХIII и президента США Джона Кеннеди советское правительство вынуждено отпустить митрополита. После чего он живет еще много лет (до 1984 года) в Ватикане, развивает Украинскую греко-католическую церковь, пишет книги, исторические и богословские. В 1992 году его останки привезли из Рима и торжественно перезахоронили в Соборе Святого Юра в присутствии миллиона верующих.

Мемориальная доска с именем этого праведника висела в одном черном-черном городе, где она почему-то помешала коммунистам – потомкам его  мучителей и какому-то  психформированию, именующему себя «Протославянское единство». Они подали в суд на решение прежнего исполкома. А так как в черном-черном городе и новый  исполком стал ему под цвет, суд решил, видимо, всем грозить, как он привык это делать и когда кого-то пытают, и когда кого-то выбирают. Он отменил решение  старого исполкома го том, что имя праведника должно быть увековечено. Не для Черного города такая роскошь. Но новый исполком не спешил исполнять это решение. Тогда за дело взялись коммунисты, комсомольцы и «Протославянское единство». В один черный-черный день они,  буквально на глазах у прохожих и находящейся рядом милиции, сорвали мемориальную доску, растоптали ее ногами и уничтожили.

Но никто этим особенно не заинтересовался. Все думали про черный день выборов.

Вот такие истории случаются в ХХI веке!

И жутко становится мне, и противно: неужели мы все обречены сидеть в этих черных советско-постсоветских городах-болотах и боятся их страшных черных комнат и черных-черных душ, которые здесь поселились?

Політика і права людини

29.11.2010 | Мирослав Маринович
джерело: ucu.edu.ua

Підприємницький Майдан: виклик владі чи урок для всього суспільства?

   

Уже кілька днів поспіль у Києві вирує підприємницький Майдан. Вирішення проблеми зависло в повітрі, а тому знаків запитання не поменшало. Радше навпаки.

В історії України вічеві майдани – це здебільшого наслідок глухоти керманичів. Це сигнал суспільству про те, що зворотній зв’язок від народу до влади або ускладнений, або відсутній взагалі. В цьому увиразнюється завдання, вирішити яке має передусім влада.

За комуністичного режиму засадничим елементом управлінської культури було табу на те, щоб «іти на поводу у вулиці». На цій засаді були вишколені цілі покоління радянської еліти – і, як бачимо, пострадянської також. Утім, не будемо спрощувати: отим гордовитим «не поступлюся» відзначаються також деякі керівники й загалом демократичних держав.

У згаданому табу проявляється візія, яка видається привабливою для багатьох правителів: народ (а тим більше протестний мітинг) – це лишень натовп, який керується стадними інстинктами та підвладний масовим психозам. Смішно, мовляв, прислухатися до думки натовпу. Значно краще використати особливості його психології, щоб дискредитувати протест, а тоді й узагалі зламати його.

Проте є й інша візія стосунків між владою і народом, у якій народ – це єдине джерело влади, а державна адміністрація – це слуги народу, яким він делегує частку своїх суверенних повноважень. І коли державні службовці не чують голосу єдиного носія влади – народу, або ж ігнорують його, вони втрачають моральне право представляти цей народ і підважують легітимність своїх повноважень.

У ці дні й навіть години, коли у владних кабінетах України зважують, яку з двох згаданих візій обрати, спільнота Українського католицького університету закликає керівництво держави рішуче порвати з антагоністичними традиціями минулого. Ми переконані: коли влада прислухáється до думки народу й має мужність заради суспільного миру відступити від уже задекларованих, але таки помилкових рішень, вона виявляє не слабкість, а навпаки – велику духовну силу.

Не менш важливу духовну силу виявляє і народ, коли своїм справедливим акціям непокори надає цивілізованого характеру. Ми горді й щасливі з того приводу, що підприємницькому Майданові вдалося загнуздати перші відчайдушні пристрасті, які вилилися в одиничний випадок деструктивних дій. Хай не «прославиться» Україна вуличними побоїщами, якими так рясніє суспільно-політичне життя нашої планети!

В особі тих, що стоять сьогодні на Майдані, ми вітаємо опору громадянського суспільства – клас незалежних підприємців, які пізнали ціну свободи й вагу особистої громадянської відповідальності. Ми солідаризуємося з їхньою громадянською відвагою, а також із тими їхніми вимогами, в основі яких лежать принципи соціальної справедливості, взаємного партнерства та солідарності. Ми – за прийняття такого Податкового кодексу, який не ставитиме на межу банкрутства цілу групу людей. Кодекс, якого очікує сьогодні українське суспільство, має відображати прощання держави з орієнтацією на каральне адміністрування й прощання суспільства з орієнтацією на патерналізм держави.

А ще ми хотіли б сказати Україні, що всією університетською спільнотою просимо Бога простерти Свою правицю понад Майданом та оберегти зібраних там людей від усякого лиха. Ми просимо в Бога також мудрості для наших державних керманичів. Нехай вийде Україна з нинішніх випробувань духовно сильною і просвітленою!

Мирослав Маринович,

віце-ректор Українського католицького університету,
колишній в’язень брежнєвських таборів

27 листопада 2010 року

Катування та жорстоке поводження

19.11.2010

Сотрудники Киевского РОВД г. Харькова пытали человека. В возбуждении уголовного дела отказано.

   

19 ноября 2010 года, в 12:00 в помещении Харьковской правозащитной группы состоялась пресс-конференция с участием Якова Строгана, которого пытали сотрудники Киевского районного отделения милиции г. Харькова, и представителей Харьковской правозащитной группы – адвоката Айгуль Мукановой и Инны Захаровой.

Инна Захарова, Яков Строган, Айгуль Муканова

Айгуль Муканова: Яков Строган вчера обратился в Харьковскую правозащитную группу, сказал, что его жестоко избивали, пытали, вымогали деньги сотрудники милиции, которые после того, как он пытался возбудить уголовное дело против них, пытались купить его молчание. После того, как он отказался брать деньги, они стали запугивать, угрожать ему. Мы собрали эту пресс-конференцию, чтобы объявить, что ХПГ принимает это дело и будет работать с этим человеком, и в случае, если с ним или с кем-нибудь из членов его семьи что-то случится после этих угроз, то, естественно, первое подозрение падёт на тех людей, которые ему угрожали. Это официальное заявление нашей организации.

Яков Строган вместе с женой и двухмесячным ребёнком живет в Харькове. Вечером 15 августа 2010 года у него произошёл конфликт с соседом по подъезду. Очевидцы могут подтвердить, что Строган не был инициатором, а только один раз отбросил в сторону соседа. Сосед упал и порезался осколками пивных бутылок, которые сам же перед этим и разбил. Ночью к Строгану приехали сотрудники милиции, во всяком случае, они так назвались и потребовали открыть дверь.

Яков Строган: «Ночью приехали ко мне сотрудники милиции. Естественно, они представлялись всего лишь словесно, якобы сотрудники милиции, они не в милицейской форме были, в гражданской форме были. Мало того, что они ломали целую ночь двери – это подтверждают соседи, полностью весь подъезд, имеется фотография, двери погнуты, замок скурочен. Двери я не открыл, это было после двенадцати ночи, двери я до шести утра не открыл. Они до четырёх утра ломали двери. В час ночи отключили свет, как мне, так и соседям, обесточили полностью щитовую. Естественно, соседи подняли потом скандал, соседям они включили потом свет. Я остался с маленьким ребёнком до утра без электроэнергии вообще».

Когда Строган вызвал по телефону милицию, ему ответили, что милиция уже выехала. В 6 часов утра Строган открыл дверь.

Яков Строган: «Вломились в квартиру два человека в гражданском, без каких-либо предъявлений удостоверения, кто они. Собирайся и поехали с нами. На вопрос, куда поехали и кто вы такие … вы потом узнаете, мы говорят, с милиции. Я говорю: что случилось? По вчерашнему делу там, по драке».

Якова отвезли в Киевское районное отделение милиции. Там он написал объяснительную о событиях, которые произошли накануне вечером. А потом приехал начальник, прочёл объяснения Якова и приказал подчинённым «вывезти его в лес и эта собака должна написать все объяснения, те, которые нужны». После этого милиционеры надели на Строгана наручники, набрали в бутылки воду, посадили Строгана в автомобиль «Нива» голубого цвета, принадлежащий одному из сотрудников милиции. После этого вышел начальник и сказал: «Езжайте за мной, следуйте к моему дому, я вам передам какое-то устройство. Что за устройство это я уже потом ощутил на себе в лесу».

Милиционеры вывезли Якова в лес.

Яков Строган: «Он мне сразу предложил: давай так … чтоб потом не получилось, что будешь битый там, ещё что-нибудь. Давай так: вот тебе –ящик открывает – в ящике там несколько видов ножей. Я сразу не понял, что вообще от меня хотели. Он говорит: ты должен подписать бумагу, а дальше мы дополним. Что за бумага? Ну, в том, что ты пытался убить человека, это ты заранее готовился, ты брал нож – открыл мне ящик, там видов ножей было, ну, с десятка полтора, ну, разного вида, там какие-то напильники. Выбирай себе всё, что хочешь, подпишешь бумаги, мы сами остальное всё допишем. Я отказался. После чего они на руки намотали ленту, сверху надели наручники. Сначала наперёд застегнули, один говорит другому: „Ну что же ты наперёд застегнул, застёгивай назад, так же ему руки хоть ломать можно будет“. Отвели от машины, сбили с ног, один сел сверху, полностью всем весом на спину, а второй, наступая ногой на голову, ломал назад руки».

Строган несколько раз терял сознание, его отливали водой, и снова требовали подписать заявление, но он отказывался. Тогда милиционеры сняли с него одежду, оборвав пуговицы, подключили электрическое устройство, которое назвали «трансформатором», присоединяли проводами к самым чувствительным местам на теле, подавали напряжение. Строган снова терял сознание, его снова отливали водой. Всё это продолжалось в течение нескольких часов. Наконец, после очередной потери сознания милиционеры не смогли привести Якова в чувство и залили ему в горло нашатырный спирт, так что Строган получил серьёзный ожёг внутренних органов – Строган до сих пор продолжает принимать лечение. Яков сообщил мучителям, что он сердечник и что у него удалена одна почка, поэтому он может не выдержать таких пыток. Возможно, это и остановило милиционеров от дальнейших действий.

Яков Строган: «Когда привезли из лесу, прятали в потайной комнате возле паспортного стола на Натальи Ужвий ещё трое суток, на четвёртые сутки перевезли в другую потайную комнату».

Во время отсутствия мужа жена Якова приходила в милицию узнать, что с ним, но ей говорили, что его здесь нет. Потом всё-таки приняли передачу с едой и одеждой. А потом потребовали у жены 10 тыс. долларов – только после этого его отпустят. В конце концов, «она объяснила, что денег не будет, я не дам. Если хотите его посадить, сажайте, а суд всё решит». Строгана отпустили с уговором: «Иди, ищи деньги, и чтоб в 7–9 утра принёс». Строган договорился, с товарищем, что тот даст 4 000, больше нет, на что ему сказали: «Так ты за сутки нашёл 4 тысячи, найдёшь и остальные», уменьшили сумму до 7 тыс. и потребовали, чтоб он принёс их на следующий день. Но он больше туда не пошёл, а снял побои, обратился в СВБ, а затем в прокуратуру о возбуждении уголовного дела. На вопрос о том, почему он не обратился в милицию, Яков Строган говорит, что смысла не было – он ведь и так был в милиции, и привёл слова милицейского майора, сказанные его жене: «Смысла никакого не будет обращаться, только стоит где-то объявиться, он просто пропадёт навсегда».

29 октября прокуратура Киевского района отказала Строгану в возбуждении уголовного дела, однако постановления об отказе он до сих пор не получил, хоть и подал уже несколько заявлений с просьбой выдать ему его на руки.

Айгуль Муканова: Мы в первую очередь сейчас ставим вопрос о том, что у сотрудников милиции действует чётко налаженная схема похищения людей и вымогательства денег. Подробности, о которых говорит Яков, просто невозможно придумать. Такие моменты, когда они надевали наручники, они перед этим под наручники наматывали ленту, чтобы не было синяков. Это всё было приготовлено заранее. В машине была камуфляжная форма, в которую они переодевались. Я так понимаю, чтобы не запачкаться. У них был прибор, с помощью которого они пытают. И у них была вода с собой и нашатырный спирт, с помощью которых они приводили в чувство. Это всё заранее приготовленные вещи. Мне становится жутко. Получается, что работает чётко налаженная схема, по которой сотрудники милиции вот так безнаказанно действуют и совершают такие ужасные вещи. И я просто хочу попросить граждан Харькова: если с вами произошло такое, подобный случай, или с вашими родственниками, пожалуйста, сразу обращайтесь. Если бы за эти четыре дня супруга обратилась к нам, возможно, мы успели бы что-то сделать. К нам приходила информация о случаях, когда люди просто сломались, они просто не выдержали этих пыток, они подписали заявления, они дали деньги и, естественно, они не захотели дальше расследовать эти ситуацию. Во-первых, будьте осторожны, во-вторых, сразу сообщайте. В СБУ, в прокуратуру звоните, нам. Когда вы получаете на руки постановление об отказе возбуждении уголовного дела, вам обязательно нужно обжаловать в семидневный срок этот отказ в суд, не в прокуратуру вышестоящую, а в суд. Далее, если суд отказал, то вы обжалуете в апелляционный суд. Если процедура прекратилась, то тут уже прямое обращение в Европейский суд.

Инна Захарова: Кроме всего прочего заметьте: это всё происходит в лесу, куда может зайти кто угодно. Ну, любой прохожий, мы с вами, можем, выгуливая собаку, попасть в лес, и это всё увидеть. И этого никто не боится. Значит, существует отработанная система, которая действует и которая не вызывает страха у тех, кто её исполняет. И вот это самое страшное, потому что простой гражданин, особенно гражданин, у которого есть судимость или который каким-то образом имел неприятности с законом, он вообще является гражданином третьего, четвёртого, пятого, шестого сорта, на которого в любой момент можно повесить любое преступление. Поскольку, даже если вы увидите, что что-то такое случилось и поднимите крик, вам быстро скажут, что тут что-то вы не поняли, или не увидели и т. д. и т. п., потому что они знают прекрасно, как отреагирует на это прокуратура. И вот это самое страшное.

Айгуль Муканова предполагает, что ход событий в данном случае будет такой: будет несколько отказов, и очень мало шансов, что прокуратурой всё-таки будет возбуждено уголовное дело, и что оно будет расследовано и передано в суд. «Два года будут эти качели, а потом мы будем обращаться в Европейский суд. Там не нужно ожидать исчерпания по делам о пытках. Это первый вариант. Второй вариант, что, всё-таки, прокуратура займётся этим делом, оно будет расследовано, будет приговор и люди, которые это сделали, будут наказаны».

Подготовил В. Бацунов

 

См. также:

В райотделе Харькова выявлена тайная комната пыток (видео)

Майстер-клас катувань від харківської міліції

Доступ до інформації

17.11.2010 | Галя Койнаш
джерело: www.kyivpost.com

Меню Хорошковського: Королівський краб та реформи на закуску

   

В Україні будь-яку інформацію зараз ретельно приправляють. Наприклад, найбрудніші вибори за останні 5 років подають як свіже досягнення демократії. Але годувати європейських депутатів узялись по-іншому.
Про дорогий обід, влаштований головою СБУ Валерієм Хорошковським, в "La Maison du Cygne" в Брюсселі чимало написано в Україні. Зрозуміло, що як захід, так і інформація про нього призначалися для обраних, тому довелось діставати рештки із статті, написаною англійською мовою у виданні "EUobserver", та й з інтерв’ю з одним із запрошених.
В Україні цікавились, цілком слушно, звідки взялись кошти на захід, та й як проковтнули не тільки розкішні страви, але й версію української дійсності, подану господарем. Важко розділити задоволення, висловлене деякими коментаторами, зокрема й Миколою Княжицьким, мовляв, євродепутати не дали себе ні переконати, ні підкупити.

Навряд чи сподіватись, що шановні депутати звідти вийшли ситі та обдурені. Пан Хорошковський просто побажав «обмінятися з гостями поглядами щодо реформ у секторі безпеки України у контексті євроінтеграції, а також щодо ситуації після нещодавніх місцевих виборів".
Слова заспокоюють своєю бездоганною демократичністю, так само як і фрази, на які звертав увагу ще один євродепутат, який на початку тижня зустрівся з Хорошковським. «У нього добрі манери. Він каже такі речі як: «Я розумію. Я бачу вашу проблему. Я матиму це на увазі».
Президент і його адміністрація не менш затято переконували представників іноземних держав у своїй відданості демократичним цінностям та розпачі прикрим «непорозумінням» після оприлюднення Меморандуму Ректора Українського католицького університету про відвідини УКУ представником Служби безпеки України. Водночас Хорошковський в інтерв’ю українській газеті жодного непорозуміння не вбачав та фактично виправдав подібні «візити».

Можливо, Хорошковський дуже переконливо повторяє «я розумію», проте діяльність слецслужби за його керівництва дедалі більше нагадує прийоми радянського КДБ.

Спостерігались подібні розбіжності, так би мовити, в перекладі щодо затримання 26 червня в аеропорту "Бориспіль" керівника київського офісу Фонда Аденауера Ніко Ланґе через кілька тижнів після оприлюднення критичної статті Ланґе про перші 100 днів президентства Януковича. Німеччину, та й Захід загалом, годували тими самими словами про прикрі непорозуміння.
Тим часом в країні відбулась серія доволі зловісних зустрічей щодо ««питання діяльності в Україні недержавних, некомерційних фондів, що координуються відповідними посольствами», а СБУ відмовилась повідомляти про причини заборони, але фактично ствердила, що СБУ не пускала Ланґе через небезпеку для України.
Можливо, Валерій Хорошковський дуже переконливо повторяє «я розумію», проте діяльність слецслужби за його керівництва дедалі більше нагадує прийоми радяньского КДБ.  Це «профілактичні бесіди» з громадьскими чи поліітичними активістами,  стеження, зокрема й за іноземними журналістами, та особами, з якими вони зустрічаються, взяття з блогера письмової обіцянки, що той більше не критикуватиме Президента «в різкій формі», й скандальне затримання та відкриття крімінальної справи проти історика Руслана Забілого.

Не слід забувати, що в перші роки Володимир Путін теж справляв вельми позитивне враження за кордоном, у той час, коли вдома придушувалась свобода слова, та представники ФСБ осіли в усіх органах влади. 

Нам не кажуть, чи за столом обговорювались подібні дії СБУ, однак за словами одного із присутніх, члена Європарламента від Великобританії, Чарльза Теннока, той «спитав у Хорошковського про конфлікт інтересів, адже він окрім праці в СБУ є й медиа-магнатом, власником телеканалу «Інтер», й також членом Вищої Ради Юстиції».  Зрозуміло, що розкішна кухня не надто сприяє гострій полемиці, але важко гадати, що тема вичерпана завдяки вмілої  відповіді «політика» та повній відсутності додаткових запитань.  Можливо, Валерій Хорошковський не напряму веде свій медиа-холдинг, але його головний телеканал є одним із наймогутніших провладних каналів в Україні, який регулярно посідає перше чи друге місце в антирейтингу кількості порушень стандартів інформаційної журналістики, зокрема й замовчувань суспільно важливої інформації.

Стурбованість явним конфліктом інтересів, коли Голова СБУ є й членом Вищої Ради Юстиції, яка призначає та звільняє суддів, недвозначно висловила Парламентська Асамблея Ради Європи.  Абсолютно незрозуміло, який ще «тиск з боку міжнародної спільноти» знадобиться, допоки не усунуть оцю кричущу загрозу судовій незалежності. Та й чому думку українських громадян вперто не враховують.

Пан Теннок стверджує, що він був гостем Посольства України в Королівстві Бельгія, хоча посольство повідомило інтернет-виданню Главком, що ніяких рахунків ані Посольство ані Місія України при НАТО в Бельгії не оплачували.

Можна припустити, що «PR-агенція "Glocal Communications", яка надсилала запрошення, знає, які саме послуги вона надає та хто їх оплачує.  Накопичилось багато запитань щодо зусиль з боку цієї досить темної ПР-агенції та нинішньої влади з вибілювання свого іміджу, ймовірно коштом платників податків.  Тих самих громадян, до речі, чиї голоси звели нанівець шляхом фальсифікацій на місцевих виборах та люб’язних суддів.

Не завадило би й євродепутатам поцікавитися про джерело фінансування, адже, якщо їхня розкішна вечеря оплачувалась Хорошковським, то це стовідсотково не із зарплати голови СБУ.  Пан Теннок слушно зауважує, що в Україні, на відміну від інших європейських держав, «голова секретної служби займається політичними справами», проте це не є за бажанням, а ні тим паче на користь українському суспільству.

Звернули увагу на Брюссель напередодні Саміту ЄС-Україна не тільки представники влади. Незважаючи на нескінченний потік слів щодо розуміння, враховування зауважень та повної підтримки доступу до публічної інформаціїї, парламент, і саме президентська «Партія регіонів», не проявляють бажання втілити слова в дії та ухвалити надзвичайно важливий законопроект про доступ до інформації. Тому журналісти та громадські діячі звернулись до президента Європейської Ради Германа Ван Ромпея з проханням «порушити на найвищому рівні питання щодо зобов’язання української влади перед українським суспільством та міжнародними організаціями, зокрема ПАРЄ, ухвалити закон "Про доступ до публічної інформації"»

Члени європейського парламенту дієвіше допоможуть Україні, якщо уникатимуть заходи, спрямовані на надання видимості демократії,  й підтримуватимуть українських громадян з відстоюванням права на інформацію та демократичний вибір.

Правоохоронні органи

25.11.2010
джерело: www.helsinki.org.ua

МВС: Не виноватые мы! Они сами пришли!

   

Саме так можна трактувати відповідь, що надійшла до УГСПЛ з Міністерства внутрішніх справ України щодо подій в Харкові в парку Горького. «Учасники акції протесту своїми навмисними діями заважали робітникам виконувати свої функції, блокували рух будівельного транспорту, демонстративно заходили до небезпечних зон падіння зрізаних дерев, чим наражали на небезпеку себе і оточуючих», звітує Міністерство.

МВС продовжує звинувачувати мітингувальників, що захищали парк, у порушенні ст. 39 Конституції України (право на мирні збори). Адже ті, мовляв, не повідомили органи влади та місцевого самоврядування про свої дії.

Міністерство також гордо інформує про те, що під час зазначених подій стосовно 28 порушників міліціонерами було складено протоколи про адмінпорушення. За що тільки не були покарані захисники парку Горького: дрібне хуліганство, порушення порядку проведення зборів і мітингів, непокора законному розпорядженню працівників  міліції.

Стосовно побиття невідомими в чорному захисників парку при бездіяльності міліціонерів в листі зазначено, що за результатами службового розслідування «наряди міліції діяли в межах законодавства та відповідно до обстановки, яка склалася».

Надзвичайно цікавим є і наступний абзац: «Проте, за окремі недоліки в організації службової діяльності із забезпечення охорони громадського порядку ряд керівників Дзержинського РВ Харківського МУ ГУМВС притягнуто до дисциплінарної відповідальності».

На жаль, кого саме і за які недоліки покарали в листі не йдеться.

Повний текст листа МВС можна знайти тут:

1 сторінка - МВС!

2 сторінка - МВС2

3 сторінка - МВС3



Жертви політичних репресій

25.11.2010 | Виктор Колесник

Лишённые права на жизнь и даже права быть погребёнными и помянутыми потомками… (причины и последствия Голодомора)

   

Коллективизация проводилась против воли миллионов, вопреки желанию подавляющего большинства крестьян. Учитывая, что СССР в конце 20-х годов представлял собой крестьянскую страну (крестьяне составляли 120,7 млн. чел. или 82% населения страны), то можно утверждать, что коллективизация проводилась вопреки воле народа.

      В. Тихонов подчеркивал, что “к началу массового раскулачивания в деревне, после всех разделов хозяйств имелось не менее 26,0 млн. крестьянских дворов. К концу кампании – в 1934 г. – осталось 23,3 млн., 2,7 млн. крестьянских хозяйств – более 10% общего их числа – исчезло с лица земли. Раскулачивались, как правило, крупные хозяйства, имеющие от восьми и более десятин посевов (десятина – 1,093 га). Число душ в среднем на такую семью составляло от 7 до 9 на Украине и от 9 до 10 человек в России”[1]. Далее автор утверждает: “Если принять среднюю цифру по стране в целом 7,5 души на хозяйство, то это означает, что не менее 20 млн. человек сельских жителей были изгнаны из своих сел, отлучены от своих домов и своей земли”[2]. Для всех раскулаченных это был колоссальный стресс, а надежда выжить была весьма призрачной. Крестьяне и ранее не очень уважительно относившиеся к советской власти, настроенные по отношению к ней недоверчиво, подозрительно, критически и весьма скептически, возненавидели эту власть. Причем не только те, кто попал под пресс раскулачивания, а и многие другие, поскольку у всех раскулаченных были родственники, друзья, знакомые, приятели, избежавшие подобной участи, но хорошо понимающие всю абсурдность, глупость и несправедливость проводившейся политики. Массовое неприятие коллективизации, возмущение, негодование довольно часто перерастали в  различные формы протеста и даже вооруженные выступления и восстания. В марте 1932 г. на основе анализа практики проведения коллективизации М. Рютин подготовил весьма объемный документ под названием “Сталин и кризис пролетарской диктатуры” (платформа “Союза марксистов-ленинцев”), в котором подчеркивал, что “дутые потемкинские “успехи” коллективизации были достигнуты за счет невероятного террора в отношении основных масс деревни, что в стране прошла волна невиданных крестьянских восстаний середняцко-бедняцких масс, восстаний, в которых во многих случаях участвовали члены партии и комсомольцы, восстаний, которыми порой руководили члены партии с 1918 г., а в одном случае даже районный уполномоченный ОГПУ. Лишь крупных восстаний с тысячами участниками в каждом  в этот период по СССР было более 500, а мелких и того более”[3]. В статье “Кого считали кулаком в 1924-1925 годах?” А.Солопов проанализировал постановление СНК СССР от 21 мая 1929 г. “О признаках кулацких хозяйств, в которых должен применяться кодекс законов о труде” и сделал вывод о том, что “принятое постановление не только не прояснило, а, наоборот, усугубило вопрос и привело к всплеску протестов крестьян, вплоть до вооруженных восстаний. В 1929 году по стране было зарегистрировано около 1300 мятежей[4].

      Любое восстание вне всякого сомнения представляло опасность для существующего в СССР политического режима. Но особая опасность исходила из Украины и Кубани. Во-первых, потому, что именно на Украине  и на Кубани было больше всего зажиточных крестьян. Во-вторых, на Украине и на Кубани во время гражданской войны и даже после ее официального окончания было оказано наиболее массовое и ожесточенное сопротивление советской власти. В-третьих, в начале 30-х годов наиболее массовыми были крестьянские волнения именно на Украине и на Кубани. Так, например, в 1930 г. количество  крестьянских волнений составило: на Украине – 4098, в Центрально-Черноземных областях – 1373, на Северном Кавказе – 1061, на Нижней Волге – 1003[5]. Таким образом, из 7535 волнений 5159 произошло на территории Украины и Кубани. В-четвертых, политика “украинизации”, проводившаяся на Украине и в местах компактного проживания украиноязычного населения за ее пределами (в том числе на Кубани), дала свои плоды в виде роста национального самосознания. Показательным является тот факт, что в станице Полтавской на Кубани в начале 30-х годов кубанские казаки пели песню “Ще не вмерла Україна…”[6] Одновременно с проявлением недовольства коллективизацией и советской властью на Украине все чаще высказывалось сожаление о том, что Украина не смогла отстоять свое независимое государство. А далее следовал логический вывод о необходимости воссоздания самостоятельного украинского государства. Идея украинской государственности витала в воздухе (подобную идею в разных вариациях приходилось слышать многократно на Украине даже в годы застоя среди разных категорий граждан, хотя тогда это было небезопасно). В-пятых, руководство СССР было убеждено, что Союз без Украины существовать не может[7]. В-шестых, в случае перерастания отдельных выступлений и восстаний во всенародное массовое крестьянское восстание (исходя из сложившейся ситуации, такое развитие событий представлялось советскому руководству вполне реальным), его подавление могло оказаться чрезвычайно сложной задачей. При этом удержать Украину в составе Союза при неблагоприятном развитии событий было бы невозможно. Особенно с учетом возможной помощи восставшим на Украине со стороны Польши, которая небезосновательно опасалась СССР и была заинтересована в его ослаблении, а также активности польских спецслужб, которую они проявляли на украинском направлении (о чем хорошо было известно ОГПУ). В Оперативном приказе по ГПУ УССР № 2 от 13 февраля 1933 г. указывалось, что ударно-оперативная группа “раскрыла контрреволюционное повстанческое подполье на Украине, которое охватило до 200 районов, около 30 железнодорожных станций и депо, ряд пунктов приграничной полосы. В процессе ликвидации установлена связь с заграничными украинскими националистическими центрами (УНР, “УВО”, УНДО) и польским Главштабом”[8]. Сейчас сложно судить о том, насколько соответствуют действительности указанные данные, ибо хорошо известно, что многие подпольные антисоветские организации придумывали сами органы ОГПУ, а затем НКВД и МГБ. Вместе с тем следует учитывать и то, что как репрессивные органы были заинтересованы в фабрикации дел (прежде всего с целью оправдать свое существование, особое положение и предназначение), точно так же органы, проводившие реабилитацию, заинтересованы были в замалчивании фактов противодействия советской власти и тем более организованного сопротивления. Ведь официальная пропаганда утверждала, что весь советский народ был беззаветно предан Стране Советов и ВКП (б).

В случае отрыва Украины от СССР существование последнего оказалось бы под большим вопросом. Именно поэтому восстание в любом регионе Союза можно было бы просто подавить, но восстание украинских крестьян, объединенных идеей  создания своей государственности, могло повлечь за собой катастрофические последствия для всего советского политического режима.

      Только учитывая все вышеуказанные факторы можно понять смысл опасений И. В. Сталина, высказанных им в телеграмме к Л. Кагановичу от 11 августа 1932 г.: “Самое главное сейчас Украина. Дела на Украине из рук вон плохи. Плохо по партийной линии… Плохо по линии советской. Чубарь – не руководитель. Плохо по линии ГПУ. Реденсу не по плечу руководить борьбой с контрреволюцией в такой большой и своеобразной республике, как Украина”. А далее следует вывод: “Если не возьмемся теперь же за исправление положения на Украине, Украину можем потерять”[9]. Возникает вопрос: как же можно потерять Украину в канун 15-й годовщины Советской власти и на 10-м году существования Союза ССР, мощного государства с многомиллионными Вооруженными Силами? Но, как оказывается, вождь-то писал своему соратнику вполне серьезно и искренне, а оснований для опасений было более чем достаточно. Далее в том же письме И. В. Сталин прямо указывает на причину своей озабоченности: “Имейте в виду, что Пилсудский не дремлет, и его агентура на Украине во много раз сильнее, чем думает Реденс или Косиор. Имейте также в виду, что в Украинской компартии (500 тысяч членов, хе-хе) обретается не мало (да, не мало!) гнилых элементов, сознательных или бессознательных петлюровцев, наконец – прямых агентов Пилсудского. Как только дела станут хуже, эти элементы не замедлят открыть фронт внутри (и вне) партии, против партии. Самое плохое это то, что украинская верхушка не видит этих опасностей. Так дальше продолжаться не может”[10]. Ранее, а именно 26 апреля 1932 г., И. В. Сталин в записке к С. В. Косиору  уже высказывал обеспокоенность делами на Украине: “Если судить по материалам, похоже на то, что в некоторых пунктах УССР советская власть перестала существовать. Неужели это верно? Неужели так плохо дело с деревней на Украине? Где органы ГПУ, что они делают?” К тому же И. В. Сталину неоднократно докладывали, что руководство  компартии Украины “заражено национализмом” и он соглашался с такими оценками.

      Таким образом, по мнению И. В. Сталина, особую опасность на тот момент представляли не просто противники режима, не просто кулаки, не просто безликие крестьяне, а именно те из них, которые осознали себя национальной общностью. А таковыми были прежде всего украинские крестьяне как носители идеи украинской национальной государственности (по терминологии И. В. Сталина, “сознательные или бессознательные петлюровцы”). Именно поэтому политика “украинизации” как процесс возвращения украинского общества к истокам своей культуры и расширения использования украинского языка в разных сферах жизнедеятельности была существенно ограничена на территории Украины и резко прекращена в местах компактного проживания украинцев на территории других союзных республик. Эти меры фактически были синхронизированы с мерами по подавлению крестьянства путем лишения их средств к существованию.

      Искусственный характер голода, организованного в СССР в 1932-1933 гг., подтверждается многочисленными фактами. Особый характер голода, организованного на Украине и на Кубани, был предопределен, во-первых, запретом покидать соответствующую территорию. Во все века в случае продовольственных затруднений крестьяне перемещались в более благоприятные регионы, где обменивали вещи (семейные реликвии и т. п.) на продукты или устраивались на временную работу, а, заработав мешок зерна, возвращались и таким образом спасали своих родных. Цинизм советского режима состоял в том, что он запретил покидать территорию Украины. Тех же, кому удавалось вырваться за пределы республики чаще всего принудительно отправляли обратно, обрекая на голодную смерть, либо в лагерь. Во-вторых, на Украине и на Кубани был введен продовольственный штраф за неисполнение плана хлебозаготовок. А поскольку указанные планы были завышены, то и конфискация всего продовольствия приобрела массовый характер. Именно таким образом советский режим лишил значительное количество украинских крестьян средств к существованию. В-третьих, на Украине были стратегические запасы зерна (под Киевом, под Барвенково и др.), а также изъятое зерно, сваленное на многих сортировочных станциях. Цинизм советского режима состоял и в том, что это зерно гнило и прорастало, а в окрестных селах умирали от голода колхозники и единоличники, женщины и мужчины, старики и дети… И никто не мог принять решение о том, чтобы выдать это зерно голодающим, так как за любым подобным шагом следовали репрессии. В Купянском районе Харьковской области председатель колхоза с целью облегчить страдания голодающих и умирающих односельчан разрешил выдать по несколько килограммов гниющей свеклы. Вскоре его арестовали и из лагеря он не вернулся. В-четвертых, лишение украинских крестьян и кубанских казаков остатков продовольствия произошло одновременно с прекращением “украинизации”. Именно таким образом советский политический режим однозначно дал понять, что любое возвращение к украинским историческим и культурным корням как основе украинской идеи создания собственной государственности является недопустимым и контрреволюционным.

О масштабах трагедии на Украине свидетельствуют многочисленные документы и воспоминания. Приведу лишь два документа. В докладной записке начальника Харьковского областного управления ГПУ УССР от 5 июня 1933 г., направленной начальнику ГПУ УССР В. Балицкому, указывается, что в связи с продовольственными затруднениями в Харьковской области увеличилось количество возбуждения уголовных дел в связи с… людоедством. И если на 1 марта 1933 г. таких случаев было 8, то на 1 июня их количество увеличилось до 221. Учитывая, что это латентное преступление, можно с уверенностью утверждать, что в действительности таких случаев было намного больше (и это только в одной Харьковской области!). Оказавшись свидетелем массовой, ежедневной, жуткой и страшной гибели от голода родственников и односельчан, испытывая дикий ужас от неминуемой смерти, безысходности и отчаяния, крестьяне осознавали, что их не только лишили права жить, но и права быть отпетыми и похороненным по-христиански в соответствии с вековыми традициями, что несомненно усиливало их страдания. В связи с недоеданием люди теряли человеческий облик, их охватывали умопомрачение, апатия, безразличие, страх, ужас и безумие. Ужас усиливался и от того, что многие люди не имели уже сил не только передвигаться в поисках чего-либо съедобного, но даже и шевелиться, а жизнь еще теплилась в их телах. В той же докладной записке утверждается, что в селе Волчья Яма Балаклейского района Харьковской области за последние два месяца умерли 800 человек, что составляло треть всех жителей. Но ведь люди умирали и до того, и после!

Многие исследователи обращают внимание на особый характер голода 1932-1933 гг. именно на Украине. В. Тихонов, анализируя голод 1920-1921 гг. указывает: “Никогда ранее и ни разу позднее (за исключением искусственно созданного голода на Украине в 1932-1933 гг.) основные регионы страны не испытывали таких несчастий”[11]. В той же работе автор обращает внимание на то, что “не менее жестокими мерами отбирали продовольствие на Украине. Пухнущие от голода люди пытались пробраться в смежные области РСФСР, Белоруссии. По указанию Сталина и Молотова на границах против них выставляли заградотряды, ловили, возвращали назад, на мучения и голод, на смерть”[12]. Об этом же свидетельствуют и многочисленные воспоминания очевидцев.

Но обратимся к документам. В Сообщении от 31 марта 1934 г. Центрального управления народнохозяйственного учета СССР о естественном движении населения в 1933 г. (документ предназначался для служебного пользования) указывается следующее: “Интересно произвести сопоставление превалирующей роли Украины в отрицательном приросте сельского населения по Союзу с данными сельскохозяйственного учета… по некоторым республикам процент уменьшения населения по данным учета с.х. налога далеко неодинаков и в значительной мере корреспондирует результатам учета движения населения (по Белоруссии на 0,4%, по РСФСР на 3,65%, по Украине на 13, 6%, а по Закавказью (без Азербайджана) даже увеличение на 1,2%; всего из 5,6 млн. уменьшения населения по данным с.х. налогового учета по всему Союзу на Украину (с 20% населения СССР) падает  более 3 млн”[13]. Таким образом, составляя всего лишь пятую часть населения Союза, уменьшение населения УССР составило 54% от общих (общесоюзных) потерь. Получается, что на 4/5 населения Союза (без Украины) приходилось 46% уменьшения населения! Такой вывод был сделан не “националистами” и не в начале ХХI века, а московскими специалистами из Центрального управления народнохозяйственного учета СССР еще в марте 1934 г. При этом следует иметь в виду, что сельскохозяйственный налог взимался одновременно и с колхоза (либо совхоза), и с колхозного двора либо со двора единоличника. Возможно не все из тех 5,6 млн. погибли от голода, кому-то видимо удалось найти работу на промышленных предприятиях, стройках, железной дороге и т. д. Однако таких в условиях всеобщей подозрительности и массового доносительства вряд ли могло быть много. С потерей главы семьи большинство домочадцев были обречены. Есть множество свидетельств (и документальных, и воспоминаний очевидцев) о том, что от голода погибали целыми семьями. Но кому-то все же удавалось выжить. Поэтому, применяя подход академика В. Тихонова (который он использовал для вычисления количества жертв раскулачивания), следует умножить 4,6 млн. (предположим, что 1 млн. крестьян удалось найти работу в городах и поселках и тем самым спастись) на 4 (В. Тихонов умножал на усредненный показатель 7,5, но мы предполагаем, что части членов семьи погибшего от голода плательщика сельхозналога удалось выжить). Получим в итоге 18,4 млн. жертв голода в масштабах всего Советского Союза, а 54 %  составит 9,9 млн. Это ли не свидетельство колоссального удара прежде всего по сельскому населению Украины, которое было носителем и хранителем традиционной украинской культуры.

Не менее важно обратить внимание и на результаты такого уничижительного удара. Во-первых, в искусственно созданной атмосфере всеобщей подозрительности многим повсюду мерещились националисты. В этот период на Украине можно было угодить в категорию националистов (и соответственно поплатиться за это лишением свободы) лишь просто высказав озабоченность о сокращении сферы использования украинского языка, либо даже за распевание украинских частушек на вечерницах. В таких условиях желание вспоминать об украинском независимом государстве (как в историческом аспекте, так и в плане возможной перспективы) было искоренено на многие годы вперед. Во-вторых, параллельно со свертыванием “украинизации”, развернулись преследования деятелей украинской культуры и особенно писателей и поэтов. В одном только 1934 г. из 193 членов Союза писателей Украины было репрессировано 97. Но ведь репрессии осуществлялись и до, и после 1934 г. А в ноябре 1937 г. “в честь 20-летия Октябрьской революции” в Соловецком лагере были расстреляны более 100 представителей украинской творческой интеллигенции (хотя изначально были приговорены к различным срокам лишения свободы). Украина лишилась элиты “украинской по духу” процентов на 80, а может быть и на все 90! И только единицам удалось выжить в ГУЛАГе и вернуться к литературному творчеству (Например, Остапу Вишне). В-третьих, несмотря на то, что образ жизни и соответственно прирост населения среди восточных славян – русских, украинцев и белорусов – будто бы должен был быть одинаковым, статистические данные демонстрируют удивительнейший феномен. Так, если по итогам переписи населения СССР 1926 г. в стране проживало 77,7 млн. русских, 31,1 млн. украинцев и 4,7 млн. белорусов, то по итогам переписи населения СССР 1939 г. русские составляли уже 99,5 млн., украинцы – 28,1 млн., белорусы – 5,2 млн. Обращает на себя внимание тот факт, что через 13 лет количество русских увеличилось почти на 21,8 млн. чел., количество белорусов – на 500 тыс., а количество украинцев не только не увеличилось, но даже уменьшилось на 3 млн. (и это через 6 лет после голодомора!). Получается, что количество русских возросло на 22%, белорусов – на 9,6%, а количество украинцев уменьшилось на 9,6%. Вот вам пример “развития наций и расцвета их национальных культур в советский период”. Если бы темпы прироста украинцев были такими же, как и русских, тогда численность украинцев должна была бы составлять в 1939 г. 39,8 млн. чел. Однако в действительности она составила 28,1 млн. чел. Таким образом, потери украинцев, обусловленные голодом начала 30-х годов и связанным с этой трагедией замедлением темпов прироста населения, составили 11,7 млн. чел.

И от этого удара, организованного “эффективным менеджером” совместно с исполнителями всех уровней, украинцам так и не удалось оправится. Если в 1926 г. в масштабах СССР украинцев было в 2,4 раза меньше, чем русских, то через 13 лет в 1939 г. украинцев было уже в 3,5 раза меньше. В дальнейшем несмотря на присоединение Западной Украины, Буковины, Закарпатья (что существенно увеличило численность украинцев), это соотношение оставалось приблизительно таким же и в 1989 г. составило 3, 2.

Так был ли голод на Украине в 1932-33 годах? Да, несомненно! Был ли это голодомор? Судя по документам – да! А вот носил ли он характер геноцида? Каждый решает сам. Но только вот ёрничать над могилами и памятью невинно убиенных голодом людей не стоит. Точно также не надо высказывать обид и сарказма по поводу установленных памятников и крестов жертвам голодомора, по поводу свечей, зажжённых в минуту скорби. Важно понять, что палачи, организовавшие голод и уничтожившие миллионы людей страшной мученической голодной смертью, лишили их не только права жить, но и права быть погребенными по-человечески, а также права быть помянутыми. Родственники погибших от голода в течение многих десятилетий не имели права приходить на могилы своих родителей, детей, братьев, сестер и поминать их, что в свою очередь усиливало страдания переживших ту страшную трагедию. И сейчас, раздражительно восклицая: “Хватит!.. Надоело!.. Сколько можно вспоминать о голодоморе?..”, очень многие фактически закрывают глаза на правдивое изложение истории (об объективном изучении которой они якобы заботятся), действуя при этом в соответствии с алгоритмом поведения, разработанным организаторами голода. Тем самым фактически подыгрывая палачам, которые как раз очень хотели и делали всё возможное для того, чтобы изъять из памяти народа любое упоминание об этой трагедии, чтобы и современники, и потомки ничего не узнали об этой страшной, обратной стороне так называемой коллективизации.

А какова же юридическая квалификация этого деяния?

В 1932-33 годах миллионы граждан Украины были лишены жизни. Способом совершения этого деяния стало лишение людей средств к существованию (путем изъятия необходимых продуктов питания; лишения возможности добыть продукты питания за пределами соответствующего региона; неоказания помощи голодающим при наличии такой возможности), что однозначно должно быть квалифицировано как особо тяжкое преступление. И никакая государственная необходимость (индустриализация, усиление обороноспособности в условиях окружения недружественными государствами) не может быть оправданием этому злодеянию.

В целях более точной квалификации указанного преступления проведем параллель. Если хулиган в драке наносит удар ножом в жизненно важные органы человека (например, в область сердца или в голову), то утверждение виновного о том, что он якобы не намеревался убивать, не должно повлиять на квалификацию этого преступления именно как умышленного убийства. О его намерении убить человека свидетельствует направление удара и орудие преступления. Теперь относительно интерпретации событий 1932-1933 годов на Украине. Никто из тогдашнего советского руководства не говорил о намерении уничтожить часть именно украинцев и прежде всего украинцев. Подтверждение о подобных намерениях до сих пор не обнаружены и в доступных исследователям документах. Но на практике “уничтожающий удар” был направлен и фактически осуществлен прежде всего в отношении миллионов украинских крестьян, общественное сознание которых питало истоки украинской культуры и основы идеи независимой украинской государственности. Сломав “хребет” украинского крестьянства, остановив процесс “украинизации” и ликвидировав украинскую творческую интеллигенцию (все эти процессы происходили на удивление согласованно и синхронно), советский режим прекратил естественное движение к украинскому национальному возрождению и национальному осознанию, уничтожил ростки возрождающегося стремления к независимой украинской государственности, вынудил многих надолго отказаться от родного языка, забыть историю и культуру предков. Уничтожив значительную часть носителей и хранителей “украинского духа” и “украинской идеи”, существующий политический режим вынудил подавляющее большинство остальных заботиться только о выживании, о поисках форм приспособления к режиму (а не о противостоянии ему) и сформировал тем самым миллионные шеренги конформистов. Фактически режим сломал “украинскую национальную идею” (идею независимой украинской государственности) и тем самым обезопасил себя от мощного украинского национально-освободительного движения и возможного восстания, от опасности развала страны на многие годы вперед.

 


 

 

[1] Тихонов В. У истоков //Погружение в трясину. Анатомия застоя. – М.: Прогресс, 1991. – С. 68.

 

 

[2] Тихонов В. У истоков //Погружение в трясину. Анатомия застоя. – М.: Прогресс, 1991. – С. 84.

 

 

[3] Сталин и кризис пролетарской диктатуры // Реабилитация: Политические процессы 30-50-х годов. – М.: Политиздат, 1991. – С. 345.

 

 

[4] Солопов А. Кого считали кулаком в 1924-1925 годах? // Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты / под ред. В. В. Журавлева. – М. : Политиздат, 1991. – С. 100.

 

 

[5] Голодомор 1932-1933 рр. як геноцид: труднощі усвідомлення. – К.: Наш час, 2008. – С. 139.

 

 

[6] История Красноармейской (Полтавской) 1777-1943 гг. Часть III [Электронный ресурс] : http://stanpoltan.info/?q=node/160

 

 

[7] Подобное ошибочное утверждение позже высказывал и М.С.Горбачев, хотя при наличии политической воли Советский Союз мог продолжить свою историю и после 1991 г. даже в составе двух союзных республик (например, Российской Федерации и Казахстана).

 

 

[8] Голод-геноцид 1932-1933 років в Україні. – С. 297.

 

 

[9] Сталин и Каганович. Переписка 1931-1936 гг. – С. 331.

 

 

[10] Сталин и Каганович. Переписка 1931-1936 гг. – С. 331.

 

 

[11] Тихонов В. У истоков //Погружение в трясину. Анатомия застоя. – М.: Прогресс, 1991. – С. 69.

 

 

[12] Тихонов В. У истоков //Погружение в трясину. Анатомия застоя. – М.: Прогресс, 1991. – С. 85.

 

 

[13] Экспонаты историко-документальной выставки “Голод в СССР. 1929-1934 гг. Новые документы”.

Сообщение ЦУНХУ СССР о естественном движении населения в 1933 г. Подлинник. 31 марта 1934 г. [Электронный ресурс] – http://www.rusarchives.ru/evants/conferences/hunger-f/86.shtml

 

 

 

Вісті з пострадянських країн

27.11.2010 | Наталия Геворкян
джерело:
«Эхо Москвы», «Газета.ру»

«Достали!»

   

А где застой-то? Кущевская(1) — застой? Публикации Навального о коррупции в «Транснефти» — застой? Беспредел ментов(2)  и прокурорских — застой? Избиение журналистов? Наглость «нашистов»(3)? Черные списки убийц Магнитского? Люди, все активнее выходящие на улицу, потому что достали? Перекройка послелужковской Москвы? Раздрай в ФСБ? Информация о российских шпионах, лезущая из всех дыр? Блогерские смешки о пробеге ВВП (В.В.Путина – ВБ) по бездорожью и разгильдяйству? Приморские партизаны? Откровения ментов в YouTube? Письмо из Гусь-Хрустального, только что опубликованное в интернете? Это застой?

Это не застой. Это признаки развала государства. Эти крик о деградации государственной власти, не вызывающей у нормального человека ничего, кроме брезгливого отторжения. Это беспомощная попытка соединить «сверху» несоединимые крайности — разговоры о великодержавном консерватизме с разговорами о необходимости модернизации. Это трещащая под собственной тяжестью вертикаль власти, отчаянно стремящаяся сохраниться и сохранить контроль над всем — от политики до последней-распоследней торговой палатки. Это полная и очевидная дискредитация правящей бюрократии, одуревшей от жадности, распилов, заносов, откатов. Это полное пренебрежение интересами страны, ее развитием, будущим, сохранностью, миром в ней в угоду удержанию власти любой ценой.

Это не застой. Это мрак и полный провал мифа о стабильности. Кущевская показала рабам, что рабство не спасает. Придут и убьют. Рабство в масштабах государства — я сделаю все, как хочет власть, эта ее партия, эти ее губернаторы, эти ее мэры, эти ее менты — черт с ними со всеми, лишь бы не трогали. Но трубы лопаются, в морозы остаются без отопления тысячи людей, плата за коммунальные услуги растет, инфляция съедает пенсии и минимальные зарплаты, нефть не дорожает, местный произвол нарастает, и парни, сбежавшие в лес и отстреливающие ментов, кажутся робингудами.

Не хочется думать о восстании рабов. Не хочется думать о восстании вообще. Но когда даже мой тишайший, интеллигентнейший приятель начинает анализировать, почему вчера он спокойно сидел дома и плевать хотел на всякие протестные акции, а сегодня не может так больше сидеть, то ответ на это самое почему-то оформляется емким: «Достали!».

Это и есть самое точное слово. Достали. И это не застой. Президент не прав. Мы уже проскочили застой. И, на мой взгляд, все его дальнейшие мотивировки не верны из-за неверного посыла. У него нет времени медленно и постепенно. Проблема не в современных электронных счетчиках на выборах, а в системных ошибках, накопленных нынешней властью, низводящих выборы к заранее известному результату. Проблема в злоупотреблении терпением рабов. И в непонимании и отсутствии связи с той частью населения, которая все еще не разучилась думать.

Нельзя создать нормальную партию по щелчку сверху, хотя власти очень хочется оседлать весь электоральный спектр. По щелчку сверху можно создать «ЕдРо» (4), взять парламент и фактически уничтожить саму суть парламентаризма. Медведев 1965 года рождения. Он отлично помнит, как в душе и на кухне издевались над КПСС и выборами в СССР, сохраняя внешнюю лояльность системе и порожденному ею маразму. Плохо кончилось и для КПСС, и для СССР. Не оппозиции, даже если ее выталкивают в маргинальное поле, нужно опасаться. Опасаться стоит реальных маргиналов, тех, кто отрезает таджикам головы, кто убивает с криком «Россия для русских!», нацистов, шовинистов, Кондопоги (5), подбирающейся к Москве. Какое уж тут постепенно…

Опасаться стоит периодически возникающих ситуаций, когда люди вынуждены делать выбор и идти против власти. Даже если местной. Надо снимать губернатора, в чьей губернии бандиты взяли власть и держат в страхе людей, а потом методично их вырезают. Иначе наступит момент, когда люди начнут защищать себя сами, и от бандитов, и от губернаторов, и от соседей, если понадобится. Это называется гражданская война. Не надо ждать, когда очередному журналисту проломят голову, чтобы послать телекиллера к мэру Химок снимать про последнего уничтожающий сюжет. Этого мэра там уже просто не должно быть. Десантники, требующие убрать свалку в Химках и вставшие на сторону защитников Химкинского леса, — нет, не удивляет? Ни о чем не говорит? Сигнал тревоги не загорается?

Время для «постепенно» упущено. У этой власти нет 10 лет, чтобы разрулить ситуацию, к которой она планомерно вела 10 предыдущих лет. И у нее нет запаса прочности, 100 долларов за баррель и запаса терпения рабов. И у Медведева всего этого нет наравне с Путиным. Потому что ребята так организовали власть. Потому что тандем нерушим и неделим, как мы не без труда, но все же усвоили. И поэтому путинские ошибки и промахи автоматически становятся ошибками и промахами Медведева. Когда Путин благодарит за самоотверженный труд «Транснефть» (не важно, до или после появления блога Навального) на фоне опубликованных документов о четырехмиллиардных кражах в госкомпании, это автоматически воспринимается как единая похвала двуглавой власти. Когда Путин любезничает с Якеменко после избиения Кашина, он дискредитирует в том числе и Медведева. За что боролись, на то и напоролись.

В стране нет застоя. И нет времени постепенно демократизироваться, достигая идеала, представленного Сурковым американским студентам. Мне не нравятся рывки, повышенные тона и форсированные темпы. Я нормальный человек, и мне нормальное развитие всегда ближе катаклизмов и хаоса. Но государство в том виде, в котором оно предстает сейчас, со всем тем, что про него невозможно скрыть, даже контролируя все основные СМИ, с почти ежедневными разоблачениями, с выплескивающимся в паблик насилием, с продажными чиновниками, коррумпированными правоохранителями, беззащитными гражданами, обложенными со всех сторон предпринимателями, с экономическими проблемами страны, утекающими из страны деньгами и мозгами — такое государство достало! Это не застой, это глухой ропот, подспудное движение, изумление, иногда шок, и эти эмоции нарастают и способны принять самые разнообразные формы. И у каждого на то свои причины. У тех, кто поплатился за рабство в Кущевской, у тех, кто увидел этот ужас по телевидению и выдохнул: «Что же это…». У рабов и у тех, кто не хочет быть рабами, у тех, кому не хватает пенсии, чтобы заплатить за квартиру, у тех, кому не нравится, когда журналистов бьют и убивают, у тех, кто готов мстить потерявшим совесть ментам, у тех, чьих сыновей калечат и убивают в армии, у тех, кто видит и знает, как бессовестно и безнаказанно раздербанивают государственные средства, у тех, кто рассчитывает на себя и собственную рынду (6) и отказывается платить налоги бессмысленному государству.

Вся эта система, скроенная сверху донизу под нынешнюю власть и ее дружков, достала. Так что постепенно, но неуклонно — это, конечно, похвально. Но время сжалось. Или системные перемены, или всех накроет медным тазом. И мне жаль, если президент этого не чувствует. А он то ли не чувствует, то ли делает вид, что не чувствует. То ли он, то ли они оба? То ли он от себя лично, то ли от тандема? А это как достало, если бы он знал.

 

Для тех, кто не знает. (1) Кущевская -- станица в Краснодарском крае, в которой правящая регионом банда зарезала семью из 12 человек, включая  детей. Вслед за этим стало известно, что банда эта регулярно убивала людей, мешавших ей. Люди из банды заходили в классы местной школы и утаскивали на глазах учителей понравившихся им учениц на предмет изнасилования. Милиция и местное начальство не мешали бандитам.   (2) «Менты» -- презрительное название милиционеров.  (3)«Наши» -- одно из объединений молодежи, созданное властями для борьбы с оппозицией и правозащитниками.   (4) «Ед-ро» -- насмешливое название партии чиновников «Единая Россия», созданной властями по типу КПСС.      (5)   Кондапога – селение в Карелии, в котором случился массовый погром чеченских беженцев.       (6) Рында – колокол в деревнях, для оповещения о пожаре. Сохранился с 19 века. 

25.11.10

 

Міжнародна політика і права людини

27.11.2010
джерело:
Новости NEWSru.com

Hermitage Capital: Европарламент постановил лишить чиновников и силовиков, причастных к делу Магнитского, виз и зарубежных счетов

   

Комитет Европарламента по Международным делам одобрил введение визовых санкций в отношении российских чиновников и силовиков, которые могут быть причастны к гибели юриста инвестфонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского, скончавшегося в московском следственном изоляторе "Матросская тишина" в ноябре 2009 года.

Комитет проголосовал единогласно (50 голосов "за", 0 "против"), сообщили в инвестфонде BBC. Также в решении Комитета говорится о необходимости ареста зарубежных активов этих лиц. Всего речь идет примерно о 60-ти российских чиновниках.

"Европарламент призывает ввести запрет на въезд в страны Евросоюза 60-ти российским чиновникам, причастным к этому делу (Магнитского) и требует от правоохранительных органов стран Евросоюза принятия действий по аресту банковских счетов или иных активов этих российских чиновников находящихся", - сказано в принятой комитетом резолюции.

Среди лиц, которых евродепутаты собираются подвергнуть санкциям фигурирует глава Следственного комитета МВД Алексей Аничин, заместитель генерального прокурора Виктор Гринь и заместитель руководителя Департамента экономической безопасности ФСБ Виктор Воронин. Кроме того, в список входят высокопоставленные чиновники Следственного комитета при МВД, следователи и сотрудники МВД и Генпрокуратуры, следователи и судья, которые были причастны к коррупционной схеме и, как следствие, к убийству Магнитского. Перечень имен был составлен Хельсинкской комиссией в результате сотрудничества с фондом Hermitage, а также с коллегами и родственниками Магнитского, сообщает РИА "Новый регион".

В пресс-службе также отметили, что данная резолюция является частью политики Евросоюза по соблюдению прав человека, и была представлена комитету по международным делам Лаймой Лучией Андрикине. Как передает резолюция, по визовым и экономическим санкциям будет представлена Европарламенту для одобрения в декабре текущего года.

По мнению председателя подкомитета по правам человека Европарламента Хейди Хауталы, факт единогласного принятия резолюции членами комитета по международным делам в отношении введения визовых и экономических санкций свидетельствует о "единстве в поддержке этих мер со стороны всех законодателей Европы, всех стран участниц и всех политических партий Евросоюза".

"Это выражение наших общепринятых ценностей по защите прав и свобод человека, а также подтверждение того, что эти ценности для нас не просто "пустые слова" и что принципы, закрепленные в международных конвенциях о запрете пыток, должны соблюдаться всеми странами участницами конвенций", - подчеркнула Хаутала.

"Список Магнитского" (Предыстория)

Напомним, в сентябре с просьбой запретить въезд чиновникам, которые причастны к смерти Магнитского, к США и ЕС обратились российские правозащитники.

Ранее в апреле этого года в Госдеп США был внесен законопроект, предусматривающий введение запрета на выдачу американских виз для российских чиновников, причастных к смерти Магнитского. Законопроект под названием "О правосудии в отношении Сергея Магнитского" был внесен в сентябре конгресс демократами Бенджамином Кардином и Джеймсом Макговерном. В список вошли 60 имен представителей российских силовых ведомств: ФСБ, МВД, ФСИН, ФНС, Генеральной прокуратуры, а также арбитражных судов.

Возглавлял список руководитель Следственного комитета МВД Алексей Аничин, которого президент РФ Дмитрий Медведев своим указом в январе прошлого года сделал заместителем министра внутренних дел. Аничин был назначен на должность главы Следственного комитета при МВД России в 2006 году тогдашним президентом страны Владимиром Путиным, с которым они вместе учились на юридическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета.

Также в списке оказались заместитель генерального прокурора России Виктор Грин и заместитель главы департамента по экономической безопасности ФСБ Виктор Воронин. Кроме того, в нем фигурирует подполковник ГУВД Москвы, сотрудник департамента экономической безопасности МВД Артем Кузнецов, который вел дело Магнитского. Его Магнитский обвинял в хищении средств из бюджета. Фигурирует в списке и майор Павел Карпов, работающий в Следственном комитете при МВД. Против него также свидетельствовал юрист Hermitage Capital.

Напомним также, что возможность введения аналогичных санкций рассматривали Великобритания и Польша. Глава МИД Великобритании Уильям Хейг заявлял, что "сотрудники иммиграционных служб Великобритании могут отказать им (чиновникам из "списка Магнитского") в получении виз, если они сочтут, что присутствие этих лиц на территории Великобритании будет нежелательным для блага общества".

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский также подчеркивал, что этот случай не может оставить международное сообщество равнодушным. Если бы Варшава поместила этих 60 человек в "черный список", то они не смогли бы въехать не только в Польшу, но и во все 24 страны Шенгенского соглашения.

Дело Магнитского (Справка)

Сергей Магнитский был арестован в ноябре 2008 года по обвинению в уклонении от уплаты налогов. 16 ноября 2009 года он скончался в следственном изоляторе "Матросская тишина". Его смерть вызвала большой общественный резонанс.

СКП РФ возбудил по факту смерти Магнитского уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных статьей 124 (неоказание помощи больному) и статьей 293 (халатность) УК РФ.

По данным двух судебных экспертиз, причиной смерти юриста стала острая сердечная недостаточность. Эксперты подтвердили наличие заболеваний, диагностированных у Магнитского ранее, однако констатировали, что они не находились в острой стадии.

Несмотря на отставки в системе Федеральной службы исполнения наказаний, правозащитники считают, что реальное расследование причин гибели Магнитского проведено не было.

Магнитский утверждал, что его уголовное дело является местью за показания о возможной причастности сотрудников правоохранительных органов к хищению бюджетных средств.

23 ноября 2010 г.

 

Бюлетень "Права Людини", 2010, №32

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори