пошук  
Публікації › Бюлетень "Права Людини"201217
№17
2012

Бюлетень "Права Людини"

Хроніка

01.07.2012

Центр громадянських свобод звинувачує МВС у брехні

   

Центр Громадянських Свобод висловлює глибоке занепокоєння поширенням неправдивої інформації Відділом зв’язків з громадськістю Головного управління МВД України в м. Києві у виправдання неправомірного розгону мирної акції та незаконного затримання Назарія Боярського працівниками міліції.
Так, 1 липня 2012 року у м. Києві по вул. Шота Руставелі мало відбутися фінальне закриття фотовиставки «Права людини поза грою» з нагоди проведення Євро-2012. Фотовиставка, яка композиційно складається із десяти стендів, після офіційного відкриття у Києві мандрувала разом із футбольним чемпіонатом містами Львів, Харків та Донецьк. На прикладах реальних людських історій вона демонструє найважливіші проблеми порушення прав людини в Україні за останні два роки, серед яких: обмеження свободи мирних зібрань та асоціацій, катування та жорстоке поводження в міліції, ідеологічне переслідування та свобода слова, вибіркове судочинство та політичні репресії, бідність та соціальна нерівність.
Партнерами виставки виступили потужні громадські організації, серед яких Українська Гельсінська спілка з прав людини, Харківська Правозахисна Група, Асоціація українських моніторів з дотримання прав людини в діяльності правоохоронних органів, Міжнародний жіночий правозахисний центр «Ла Страда-Україна», Товариство Лева, Центр правових та політичних досліджень «СІМ», Донецький Меморіал, Донецьке обласне відділення Комітету виборців України, Молодіжна Правозахисна Група – Харків, ХОФ «Громадська Альтернатива», ВМГО «Дебатна Академія» та інші.
Оприлюднення правозахисними організаціями дійсного стану дотримання прав людини в Україні та характеристика на виставці відповідних ним статей Конституції України і є на думку речників міліції тими діями, що характеризують дану акцію як «политическую».
Паралельно з фотовиставкою мав стартувати марафон листів підтримки видатному білоруському правозахиснику, кандидату на здобуття Нобелевської премії миру Алесю Беляцькому, який за активну діяльність на посаді голови білоруського правозахисного центру «Весна» та віце-президента Міжнародної Федерації Прав Людини бувзасуджений до 4 років і 6 місяців посиленого режиму з конфіскацією майна. Саме відомий на весь світ Алесь Беляцький і фігурує у поясненні в якості «заключенного иностранного гражданина».
Про проведення мирної акції у формі фотовиставки та збору підписів було заздалегідь повідомлено міську владу, що підтверджується відповідним документом, продемонстрованим працівникам міліції. Попри це та у відсутність будь-яких законних правових підстав, посилаючись на те, що виставка та близько 10 волонтерів, знаходячись на тротуарі, «заважають проїзду транспорту», заступник голови Печерського РОВД В.С.Соцький та його колеги наказали згорнути фотовиставку. Із рук міліції було продемонстровано незавірену копію рішення суду щодо заборони проведення мирних зібрань визначеним у рішенні суб’єктам та з конкретним переліком вулиць, серед яких не значилася вул. Шота Руставелі. Коли організатори вказали на ці неточності, прозвучав наказ «Припинити демагогію», учасники фотовиставки були оточені щільним колоною бригади міліції, які розпочали демонтаж стендів. Правоохоронці відмовилися складати протокол на місці та затримали одного із організаторів акції Назарія Боярського, погрожуючи за те, що організатори «не захотіли домовитися», протримати його у відділку добу. Описані події були зафіксовані на відеокамеру.
У самому Печерському районному відділу міліції Андрію Діденко, координатору програм Харківської Правозахисної Групи, черговий по відділку повідомив, що Назарій Боярський до відділку не був доставлений, про що свідчить відсутність запису у журналі. В той час Назарія протримали близько 40 хвилин на подвір’ї міліції, відмовляючи в реєстрації у зв’язку з тим, що «скоро відпустять». Адвоката до затриманого допустили тільки за півтори години. Складений протокол про адміністративне правопорушення Назарій відмовився підписувати, зазначивши, що з ним не згоден. 2 липня 2012 року о 14 год. в Печерському районному суді м. Києва відбудеться розгляд справи. Інформаційні стенди досі не повернуті організаторам.
Центр Громадянських Свобод буде оскаржувати незаконні дії правоохоронців у суді. Працівників відділу зв’язків з громадськістю Головного управління МВД України в м. Києві закликає сумлінно ставитися до покладеного на них обов’язку донесення до громадян достовірної інформації.
ДОВІДКА: Громадська організація «Центр Громадянських Свобод» була заснована у 2007 році для сприяння демократичного розвитку і утвердження прав людини в Україні та пострадянському регіоні. Завдання організації наступні: захист фундаментальних прав та свобод людини, представництво інтересів громадськості та здійснення громадського контролю над дотриманням прав людини в діяльності органів влади та місцевого самоврядування; робота з молоддю для формування нового покоління молодих правозахисників і громадських активістів; просвітництво та освіта у сфері прав людини та демократії; реалізація програм міжнародної солідарності.

З повагою, Голова Правління
ГО «Центр Громадянських Свобод» О. Матвійчук
01.07.2012
http://helsinki.org.ua.index.php?id=1341203204

Катування та жорстоке поводження

26.06.2012 | Галя Койнаш
джерело: risu.org.ua

Жертви одного вибуху

   

Гучні справи в Україні відрізняються від резонансних скандалів у західних демократіях одним – галас здебільшого залишається галасом. Влада, якщо взагалі реагує, обмежується порожніми обіцянками про «перевірки» чи стверджує, що все законно.

Увага відвертається й від «справи паламарів», хоча за ґратами без вироку майже 2 роки утримуються троє хлопців. Вибух у Свято-Покровському храмі в Запоріжжі 28 липня 2010 р., внаслідок якого загинула літня черниця, та супероперативне «розкриття» цього злочину від самого початку викликали чимало запитань. Вже наступного дня були озвучені в телеефірі наказ Президента негайно знайти винуватих та обіцянка правоохоронців розкрити злочин за тиждень.

Навіть менш ніж за тиждень з’явилися обвинувачені – двоє паламарів храму та брат одного з них. Тільки упевненість правоохоронців у тому, що підрив храму розкрито та вина трьох хлопців доведена, поділяють далеко не всі. Багато що непокоїть, не в останню чергу неправдоподібність версії про учасників «змови» та їхню мотивацію. Дедалі частіше лунає інша версія про конфлікт, пов’язаний з церковною землею. Небажання правоохоронців розглядати цю версію можна приписати більшій поінформованості. Значно важче зрозуміти, чому так мало уваги приділяється алібі, яке повністю спростовує доволі важливу частину версії слідства. Те, що слідчі, схоже, жодних заходів не вживають, аби розшукати ту «неустановлену особу», яка начебто продала одному з підсудних вибухівку, теж, як мінімум, дивує. Наявність первісної версії виготовлення вибухівки вочевидь підриває «свідчення» самих підсудних, що на тлі скарг хлопців про побиття та незаконні засоби впливу не може не турбувати. 

Про все це чимало написано, й може видаватися, що нового, за яким ганяються всі ЗМІ, мало. Але про новий розвиток історії варто згадати, особливо напередодні  Міжнародного дня проти катувань.

На черговому засіданні Жовтневого районного суду Запоріжжя 13 червня суд розглянув висновки Донецького науково-дослідницького інституту судових експертиз. Експерт інституту засвідчив, що підсудні давали свідчення під сильним психологічним тиском. Шкода, що такий надзвичайно незручний висновок не набув широкого резонансу. Можливо, слово «психологічний» тут відіграло роль – це по-перше, не фізичний, по-друге, не надто ясно, що це має означати.

Експерт мав підготувати висновки на підставі всіх записів допитів, й про побиття його не питали. Він дослідив найважливіші елементи дачі свідчень і проведення розслідування, й результат фактично звів нанівець усе слідство та обвинувачення.

Читаємо в одному місці, що більшість запитань «носило закрытый и полу-открытый характер, при этом сам подэкспертный при вопросах, требующих от него конкретизации общего ответа, прямо либо косвенно от дачи ответа уклонялся, это приводило к тому, что лицо, ведущее допрос, осведомленное о конкретных обстоятельствах в силу своего процессуального статуса, ставило вопросы «с опережением», сообщая ту информацию, которую сам Демин С.С. ещё не высказывал в ходе допроса, зафиксированного видеозаписью, предоставленной эксперту».

Навіть один такий момент в розслідуванні в тих країнах, де гучні скандали не закінчуються словами, привів би до зняття обвинувачення, а це далеко не все в експертизі.

Ба більше, про що прокурор волів не згадувати, – це не єдина експертиза. Суд призначив «донецьку» експертизу після того, як у листопаді 2011 р. захист подав клопотання про приєднання до справи експертизи ще одного психолога з Українського бюро психофизіологичних досліджень і безпеки в Луганську. 

Варто пильно прочитати експертизу свідчень Антона Харитонова, одного з паламарів, який, за версією слідства, образився на керівництво храму та захотів помститися.

«Монологическое изложение Харитоновым А.С. показаний, относящихся к расследуемому событию, отсутствует. Ответы подследственного, в большинстве своём, краткие, зачастую содержащие смысловую единицу, заложенную в вопросе допрашивающего. Также, в ответах Харитонова часто звучат выражения, указывающие на вероятностные ответы, а именно: «наверно», «как бы», «вроде бы», «по-моему», за что следователь делала ему неоднократно замечание. Харитонов А.С. в ходе допросов и воспроизведения обстановки, и обстоятельств события, находился на ведомой позиции, что свидетельствует об отсутствии самостоятельности при изложении показаний

Нагадую, це той хпопець, який мав спонукати старшого брата та ще одного паламаря заради помсти вчинити найсерйозніший злочин.

Експертизу з Донецького інституту, датовану 24 квітня 2012 р., суд призначив, але зовсім не поспішав розглядати. Коли нарешті 13 червня дійшло до розгляду, прокурор «не погодився» з висновками. Скаржився, що експерта не викликали до суду, що він, мовляв, не відповів на всі запитання. Та й старший прокурор Андрій Кмєть аж до наступного обвинувачення додумався: «Там були допущені певні некоректні висловлювання, тобто, дані відповіді на такі питання, які не були поставлені судом при призначенні такої експертизи. Тобто, в принципі, можна сказати, що експерт злегка вийшов за межі своїх повноважень».

Записи допитів трьох хлопців можна знайти в інтернеті, разом із висновками експертів. Легко переконатися в тому, хто вийшов за межі своїх повноважень, коли доповнювали відповіді обвинувачених деталями злочину, про які, видається, ті абсолютно не знали.

Значно важче зрозуміти, чому суд дослухався до заперечень прокурора й призначив НОВУ (четверту) експертизу з Київського інституту. Слабо віриться, що результат може сильно відрізнятися. Якби таке, однак, сталося, варто було би все перекласти та запропонувати міжнародним експертам дати свої висновки.

Ясне одне – нова експертиза ще більше затягує процес над хлопцями, коли є всі підстави говорити про серйозні порушення їх права на справедливий суд.

Два роки тому справу вибуху у Запоріжжі узяв на особистий контроль Президент Янукович. Вже більш ніж зрозуміло, до чого це привело органи влади – до глухого куту, із якого не знають, як виплутатися.

Хай задумуються, а тим часом релігійним та правозахисним організаціям доцільно взяти під громадську контроль долю трьох хлопців, які уже два роки сидять у СІЗО та домогтися їх негайного звільнення.

Катування та жорстоке поводження

27.06.2012

Несмотря на отдельные позитивные изменения, проблема остаётся очень тяжёлой

   

26 июня – международный день защиты жертв пыток. Акции, посвящённые этому дню, прошли во многих городах Украины. Предлагаем отчёт о пресс-конференции, которая состоялась в Харькове.

26.06.2012, Харьков – независимый культурный центр «Инди»

Применение пыток – грубое нарушение прав человека и строго осуждается международным правом, в частности, Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом ООН о гражданских и политических правах, Европейской конвенцией по правам человека, которые предусматривают, что «никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, нечеловеческому или такому, которое принижает его достоинство, обращению или наказанию».

Пытки и жестокое обращение в Украине являются системным явлением, что правозащитники неоднократно подчёркивали в своих отчётах, которые используются национальными и международными организациями для оценки общего состояния прав человека в стране.

В пресс-конференции принимали участие:

Евгений Захаров (сопредседатель ХПГ),

Мария Шуталёва (сотрудница общественной приёмной ХПГ).

Евгений Захаров. «Сегодня международный день защиты жертв пыток. В этот день в 1986 году начала работать Конвенция против пыток[1]. Наша организация старается в этот день подвести некоторые итоги нашей работы по борьбе с пытками за год, рассмотреть новые тенденции, новые дела и рассказать об этом журналистам. В 2010–2011 гг. количество жалоб на пытки существенно увеличилось. В 2009 году социологические исследования показали: оценочное число пострадавших несколько более 600 тыс. за год, в 2010-м – около 790 тыс. пострадавших, в 2011-м – 984 тыс. То есть, это количество постоянно росло. Речь идёт о пострадавших от пыток и других видов незаконного насилия в милиции. Именно в 2010–2011 гг. произошло существенное ухудшение условий содержания в некоторых следственных изоляторах, где количество людей гораздо больше, чем количество мест. Это связано с тем, что уголовных дел стало больше, суды принимали больше решений об избрании в качестве меры пресечения содержание под стражей в СИЗО, а мест сколько было, столько и оставалось. При этом уголовно-исправительная система крайне плохо финансировалась, бюджетные деньги, которых и так не хватало, она не получала в полном объёме, получала менее 50% от потребности. Отсюда следует, что было гораздо меньше денег на питание заключённых, на их лечение, что и привело, в частности, к тому, что в 2011 году смертность в местах лишения свободы увеличилась на 45% по сравнению с предыдущим, 2010 годом». Е. Захаров заметил, что в Лукьяновском, Харьковском, Донецком, Крымском, Херсонском СИЗО условия очень плохие: мест гораздо меньше, чем людей. «Поэтому, насколько мне известно, в Симферопольском СИЗО устроили трёхэтажные нары, чтобы у каждого была койка на ночь». Также он сказал, что нужно отдать должное государственной пенитенциарной службе, которая, несмотря на большие трудности с финансированием, завершила «долгострои» – строительство корпусов, которое было начато ранее: в той же Лукьяновке это корпус для женщин и корпус для несовершеннолетних; в этих корпусах условия хорошие. Е. Захаров отметил, что в 2012 году ситуация несколько улучшилась: за 6 месяцев текущего года в приёмную ХПГ с жалобами на пытки и жестокое обращение обратилось 17 человек, а в сеть приёмных Украинского Хельсинкского союза по правам человека (УХСПЧ) – 99 человек. Для сравнения, за первые 6 месяцев 2011 года в ХПГ было 88 таких обращений, а в сети приёмных УХСПЧ (15 приёмных у 15 организаций-членов УХСПЧ) было 241 обращение. Такое существенное уменьшение числа обращений Е. Захаров связывает со следующими факторами: «Во-первых, новый министр внутренних дел Захарченко заявил, – и, похоже, что он действительно этого хочет, – что считает одной из своих важнейших задач искоренить пытки. Во-вторых, прокуратура в 2012 году, собственно, ещё в 2011 году, стала больше обращать внимание на такого сорта жалобы, стала больше заводить уголовных дел, чем раньше. Если раньше это было несколько десятков дел, теперь их количество перевалило за сотню. В-третьих, было принято пилотное решение Европейского суда „Каверзин против Украины“, по пыткам, которое поставило очень жёсткие условия, очень жёсткие требования к украинскому государству существенно изменить и законодательство, и практику с тем, чтобы искоренить пытки. Это решение во многом опирается на наши доклады … утверждается всё то, о чём мы много лет говорили. Например, что одна из причин этого явления в том, что прокуратура не хочет расследовать заявления о пытках в силу внутреннего конфликта интересов: с одной стороны она поддерживает уголовное обвинение, с другой стороны она должна следить за законностью в органах внутренних дел. Поэтому она не заинтересована в том, чтобы „разваливались“ уголовные дела, поскольку в основание приговора положены признания в совершении преступления, полученные насильственным путём». Когда Европейский суд признаёт нарушение права на справедливый суд из-за незаконно полученного доказательства, единственный способ исполнить это решение – отменить все приговоры, что и должен делать высший суд, – заметил Е. Захаров. Также он добавил, что большую роль сыграло обсуждение и принятие нового Уголовно-процессуального кодекса, который содержит в себе довольно много мер против применения пыток. Также обсуждается реформа прокуратуры. Видимо, всё это в комплексе и привело к тому, что обращений с жалобами на пытки стало меньше. Однако точной статистики, к сожалению, нет. Новый омбудсмен В. Лутковская начала визиты в места несвободы совместно с представителями правозащитных организаций – таких визитов было уже немало, а будет ещё больше. Создаётся модель так называемых национальных превентивных механизмов «Омбудсман+»: такими визитами будет заниматься отдельный департамент совместно с правозащитными организациями. Сейчас составляется список мест лишения свободы, в которых больше всего проблем, и именно в эти места лишения свободы будут осуществлены визиты в этом году. «Несмотря на отдельные позитивные изменения, о которых я говорил, в целом, всё равно эта проблема остаётся очень тяжёлой, системной, что и отмечал Европейский суд. Это пилотное решение („Каверзин против Украины“) обязывает государство принимать серьёзные меры. …Если будет политическая воля к тому, чтобы милиция работала иначе и действительно откажется от оценки своей работы по количеству раскрытых уголовных дел, как это было раньше, в принципе, необходимость в насилии на стадии дознания просто отпадёт. Но тогда раскрываемость упадёт до очень низкой цифры, это совершенно неизбежно, потому что иным способом у нас, к сожалению, не умеют, чаще всего, раскрывать преступления. Особенно при той текучке кадров, которая есть в правоохранительных органах и, в частности, в органах следствия».

Мария Шуталёва рассказала о деле Ивана Романова: «Дело связано с психиатрией и насилием в милиции. Кто такой Романов? Я получила разрешение от его матери на то, чтобы говорить открыто, называть его имя, фамилию. Это молодой человек, 1984 г. р., инвалид детства по психическому заболеванию. В июле 2011 года он был избит сотрудниками Киевского райотдела (г. Харькова), которым надо было, по-видимому, „списать“ преступление». М. Шуталёва рассказала, что сотрудники милиции принуждали мать Ивана, Светлану Алексеевну, давать показания против своего сына, чего она не сделала. После избиения И. Романов попал в 4-ю городскую больницу скорой и неотложной помощи г. Харькова с очень тяжёлыми травмами головного мозга. В своей рекомендации врач-нейрохирург написал, что Романов нуждается в дальнейшем стационарном лечении у нейрохирурга, что свидетельствует о тяжести полученных травм. Однако решением суда к Романову была применено в качестве меры пресечения содержание в СИЗО. Камера, в которой он находился, была переполнена, заключённые спали по очереди. «Эти условия назвать приемлемыми невозможно: эти условия можно назвать пытками, мучениями для человека, тем более, для больного человека – заметила М. Шуталёва, – Благодаря определённым действиям следователя, Федоренко Яны Валерьевны, к нему были применены меры принудительного медицинского характера, и, пробыв в СИЗО 7 месяцев, он был отправлен в украинскую психиатрическую больницу со строгим наблюдением в Днепропетровске. Я дважды посетила его там. Первый раз мне не дали возможности с ним встретиться, хотя я являюсь его законным представителем, второй раз удалось встретиться. До помещения в больницу он весил 120 кг, на момент моей встречи с ним – максимум 70, его руки были искорёжены, как при параличе: к нему применяли то лечение, которое ему противопоказано. Мы подали жалобу на действия милиции, прокуратура, естественно, отказала, но 16 января 2012 года наша жалоба на незаконное применение мер медицинского характера была удовлетворена Киевским районным судом. Сейчас проходит рассмотрение всех действий именно сотрудников милиции, оперуполномоченных. … Нами была подана жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на действия следователя Федоренко, и Киевский районный суд (г. Харькова) нашу жалобу удовлетворил. Это решение суда было обжаловано в апелляционный суд. В июне кассационная инстанция вынесла решение о том, чтобы дело Романова отправить на расследование в апелляционный суд. Апелляционный суд в декабре применил неправильную норму закона. … Получилась такая ситуация, что мы как бы перескочили из суда первой инстанции в кассационный суд, потому что апелляция не применила нужный закон и вынесла неправомерное решение. Это дело может быть пересмотрено с учётом всех обстоятельств, которые мы излагаем во всех наших жалобах. Это дело будущего – посмотрим, чем это всё закончится. Ещё хочу добавить: для того, чтобы скрыть от прокуратуры заболевание Ивана, следователь Федоренко забрала историю болезни из 4-й неотложки, … и мы даже имеем справку о том, что история его болезни за таким-то номером изъята старшим следователем Федоренко такого-то числа. То есть провести независимую экспертизу мы вот до теперешнего времени не имели возможности, и только после обращения к начальнику следственного управления эта история болезни была тихо положена на то место, где ей надлежит быть – мы смогли взять копию».

Отвечая на вопросы журналистов, Евгений Захаров сказал, что людей, которые обращаются с жалобами на жестокое обращение, немного. Если сравнивать количество жалоб с оценочным числом пострадавших по результатам проводившихся социологических исследований, «то это только верхушка айсберга. Если мы говорим, что в 2011 году около миллиона пострадавших было, ну, а заявлений 12 тыс. в прокуратуре за полтора года скопилось, то есть обращаются очень немногие. Обращаются в тех случаях, когда эти избиения уже такие, что есть доказательства: человек попал в больницу, увезла скорая помощь из милиции, сняли вот эти побои, телесные повреждения. Как было со Звенигородским, который просто умер, которого вынесли из областного управления и положили около Зеркальной струи, скорая его увезла в неотложку и там он умер. Совпало, что в этот же день, 30 марта 2011 года была коллегия Генпрокуратуры, где было сказано о необходимости борьбы с таким явлениями. И это дело не спустили на тормозах, поскольку началась кампания очередная. И сейчас милиционеры, все трое, уже осуждены по этому делу с довольно большим сроком наказания».

Подготовил В. Бацунов

[1] «Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». Принята резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1984 года.

 

 

 

Свобода мирних зібрань

02.07.2012 | Андрій Діденко
джерело: www.poryad.com

Виставку «Права людини поза грою» ліквідовано міліціянтами в день фінальної гри Євро 2012 (+ВІДЕО +ФОТО)

   

1-го липня 2012 року в Києві мала відбутися фінальна частина мандрівної виставки «Права людини поза грою». Стартувала виставка відкриттям в Києві 8-го червня 2012 року разом чемпіонатом Євро 2012. Під час урочистого відкриття виставки був присутній заступник посла Чехії. Мандрівна виставка успішно відвідала всі міста в яких відбувалися змагання чемпіонату Євро 2012 – Львів, Харків, Донецьк і разом з фінальною грою чемпіонату в Києві мала підсумувати досягнення і негаразди в галузі дотримання прав людини в України.

Метою цієї виставки було привернення уваги світової спільноти до проблем з дотриманням прав людини в Україні. Також під час виставки організатори мали намір зібрати підписи на підтримку білоруського правозахисника, засудженого до чотирьох з половиною років позбавлення волі з конфіскацією майна владою Білорусь за свою правозахисну діяльність, Олеся Беляцького.

Виставка мала відбутися на вулиці Шота Руставелі – враховуючи рішення Окружного адміністративного суду, за яким було заборонено проведення мирних заходів в центральній частині Києва під час проведення чемпіонату Євро 2012 з переліком вулиць, на яких не можна проводити мирні заходи: в згаданому у рішенні переліку вулиці Шота Руставелі немає. Крім того, виставка не мала жодного політичного підтексту, а стосувалася виключно питань порушення прав людини. Виставка мала розпочатися о 15:30 і тривати до 19:00 годині, про що було повідомлено належним чином Київську Міську Державну Адміністрацію.

Проте, фінальна частина виставки так і не відбулася. О 15:30 за зазначеною адресою організатори виставки розгорнули експонати, які мандрували безперешкодно по всіх містах України – разом з футбольним чемпіонатом. Але на заваді стали українські стражі правопорядку в особі представника відомства полковника міліції Володимира Соцького і бійців у камуфляжній формі, в червоних беретах і надписом «міліція» на спині.

Пан Соцький повідомив, що він забороняє проведення виставки, пославшись на рішення Окружного адміністративного суду, зазначивши при цьому, що повідомлення про проведення виставки було, на думку Соцького, з порушенням порядку про проведення мирних заходів, тобто, менше ніж за добу до проведення заходу. Пан Соцький згадав рішення Конституційного Суду, в якому, як на його думку, Конституційний Суд розтлумачив, що є завчасним повідомленням про проведення акції.

Проте, організатори виставки зазначили, що стаття 39 Конституції України гарантує реалізацію права громадян на мирні зібрання. При тому, що навіть неповідомлення влади про проведення мирних заходів не є перешкодою для їх проведення. Завчасне повідомлення представників влади про мирну акцію робиться виключно для того, щоб влада могла забезпечити належну безпеку учасникам акції, а також забезпечити громадський порядок під час її проведення, але зовсім не для того, щоб мати змогу заборонити проведення цього заходу, як про це зазначив пан Соцький (дивіться відео).

Після того, як Володимир Соцький повідомив, що він забороняє проведення виставки і якщо протягом десяти хвилин організатори заходу не припинять демонстрацію експонатів, що засвідчують системні порушення прав людини в Україні, за наказом керівництва в справу втрутилися хлопці в червоних беретах. Вони спритно арештували одного з організаторів виставки правозахисника Назарія Боярського і заштовхали його в міліцейську машину. І, як попереджав пан Соцький, вилучили експонати виставки, а також особисті речі організаторів заходу, не склавши жодного протоколу про вилучення і не надавши жодних законних підстав щодо законності своїх дій.

Назарія Боярського було доправлено до Печерського райвідділу внутрішніх справ, де, за словами міліціянтів, відносно нього мав бути складений адміністративний протокол.

Проте, доправивши Назарія до райвідділу, його майже годину тримали на подвір’ї, не зареєструвавши в журналі реєстрації затриманих і не допустивши до нього адвоката, який прибув одразу до райвідділлу після затримання Боярського.

В райвідділку нас зустрів оперативний черговий Яценко Олексій Миколайович (посвідчення 144842), який повідомив спочатку, що взагалі затриманого Назарія Боярського в райвідділку немає.

Але після того, як ми повідомили, що нам відомо, що він майже годину перебуває на подвір’ї на території райвідділу і що ми вимагаємо показати книгу реєстрації затриманих, в якій зазначено час і підстави для затримання Назарія Боярського, черговий повідомив, що він не зобов’язаний повідомляти нам дану інформацію.

Після цього я одразу зателефонував за номером 102 і повідомив, що мені відомо, що під час проведення виставки «Права людина поза грою» на вулиці Шота Руставелі, о 15:30, працівниками міліції був затриманий правозахисник Назарій Боярський, як на мій погляд, незаконно. Також працівниками міліції були незаконно вилучені експонати виставки та особисті речі організаторів заходу. Таким чином диспетчером лінії 102 МВС після тривалого опитування, хто я такий і чому мене турбує дане питання та який в мене мобільний телефон, було повідомлено, що інформація прийнята.

Буквально за декілька хвилин на мій мобільний зателефонував чоловік і представився капітаном Нєлєповим з центрального управління МВС України, який почав розмову з того, що спитав, чому я його обманюю, що нібито, Назарій Боярський незаконно затриманий і що до нього не допускають адвоката? Коли я звернувся до капітана «пан Нєлєпов», він поправив мене, що він не пан, а товариш і що він гарно поінформований щодо подій, що відбулися, що Назарій Боярський абсолютно законно затриманий відповідно до статті 185.1 Кодекса України про адміністративні правопорушення – «Порушення порядку організації і проведення зборів, мітингів, вуличних походів і демонстрацій», не пояснивши при цьому, яке має відношення мирна виставка про права людини до організації і проведення зборів, мітингів, вуличних походів і демонстрацій.

Назарій Боярський після багатогодинного затримання

На моє питання, на якій підставі представниками міліції під керівництвом полковника Соцького були вилучені експонати виставки та особисті речі організаторів, товариш Нєлєпов лаконічно і впевнено пояснив, що вилучення ніякого не відбулося (хоча пан Соцький саме про вилучення неодноразово наголошував – дивіться відео), а представниками міліції виставку «Права людини поза грою» було ліквідовано, як незаконну.

Див. також: Центр громадянських свобод звинувачує МВС у брехні

 

Жертви політичних репресій

21.06.2012
джерело: www.mignews.com.ua

Найден белорусский катынский список

   

Так называемый белорусский катынский список нашла катыновед, профессор Наталья Лебедева, которая входит в состав Польско-Российской группы по сложным вопросам. В списке, который скрывали 72 года, – фамилии 1996 поляков, вывезенных НКВД в Минск, где они, вероятно, были расстреляны по приказу Сталина и Берии, передает Тут.бай со ссылкой на польскую «Gazeta Wyborcza».

Список был найден в Российском государственном военном архиве. «Давно подозревала, что следы того, что исследователи называют «белорусский катынский список» нужно искать в архивах 15 конвойной бригады войск НКВД, которая в 1940 году размещалась на территории Беларуси и перевозила заключенных в столицу республики», – отмечает профессор.

Лебедева передала польскому изданию список из 1996 фамилий людей, которые были вывезены из тюрем НКВД в Бресте, Пинске, Барановичах, Гродно, Белостоке и других городов на территории, занятой Красной армией до 5 марта 1940 г. В списке, заполненном от руки, – имена, фамилии и отчества заключенных, а также информация, куда и откуда их перевозили.

В целом в Минск с конца марта по июль перевезли 1800 из 1996 человек. По мнению Лебедевой, 99% были расстреляны – в то же самое время, что и офицеры в Катыни, Твери и Харькове, отмечает польский ресурс.

Официальный Минск открещивается от существования белорусского катынского списка. В конце прошлого года Александр Лукашенко заявил, что ни одного поляка в те времена на территории Беларуси не было расстреляно. «Мы подняли все архивы, и не только КГБ, всех государственных структур. У нас ни одного поляка на территории Беларуси уничтожено, расстреляно не было. У нас оказались только пересыльные пункты. Поляки, которые проходили через них, концентрировались, по-моему, в основном в России и, возможно, в Украине. Мы нашли документы, письмо руководителей НКВД о том, что на территории Беларуси нет поляков к уничтожению, что у нас только были пересыльные пункты», – сказал Александр Лукашенко.

Катынский расстрел – массовые казни польских граждан (в основном пленных офицеров польской армии), осуществленные весной 1940 года сотрудниками НКВД СССР. Как свидетельствуют опубликованные в 1992 году документы, расстрелы производились по решению тройки НКВД СССР в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. Согласно обнародованным архивным документам, всего было расстреляно около 22 тыс. польских пленных. В 1990 году советский президент Михаил Горбачев передал польской стороне список 14 552 офицеров польской армии, которые были расстреляны и похоронены на территории СССР – в России и Украине.

Белорусский катынский список – документ, содержащий имена поляков, убитых НКВД на территории Беларуси в 1940 году. По словам польского историка Збигнева Семашко, из советских документов известно о расстреле поляков в Беларуси, так как минский НКВД получил из Москвы расстрельные приказы. Польша безуспешно добивается от России, чтобы этот список был найден. Белорусский список, как отмечает Rzeczpospolita, «является последней катынской тайной», и содержит, по данным издания, имена 3 800 поляков. 

21.06.2012

 

Вісті з пострадянських країн

28.06.2012
джерело: tyzhden.ua

В Росії книги про Бандеру і Голодомор прирівняли до екстремізму

   

В Російській Федерації за зберігання, чи розповсюдження книг про український визвольний рух, націоналізм, чи Голодомор 32-33 років можна отримати тюремний термін. Про це свідчить перелік видань, які розміщені на сайті Міністерства юстиції РФ.

Федеральний список екстремістських матеріалів містить найменування 1271 видання, забороненого в Росії. Поруч  в дужках зазначається підстава заборони на їх поширення на території РФ, зазвичай – це рішення судів.

Із наведеного переліку можна зробити висновок, що переважна більшість видань - це публікації про націонал-соціалізм, національно-визвольні рухи на Кавказі та в Україні. Примітно, що є чимало видань, які не є забороненими в Україні та світі.

Є видання про Голодомор як акт геноциду українського народу, є також матеріали про злочини НКВД, лідера націоналістів Степана Бандеру тощо.

Ось перелік цих книг відповідно до місць у Федеральному списку:

1149. Печатное издание Руслан Викторович Частий «Степан Бандера. Мифы. Легенды. Действительность» 2007 г. (решение Мещанского районного суда города Москвы от 01.12.2011);

1150. Печатное издание Вiктор Роог «Молодь i нацiоналiзм» 2002 г. (решение Мещанского районного суда города Москвы от 01.12.2011);

1151. Печатное издание «Голодомор 1932-1933 рокiв в Украiнi: Матерiали кримiнальноi справи № 475» (решение Мещанского районного суда города Москвы от 01.12.2011);

1152. Печатное издание Юрiй Шаповал, Володимир Пристайко, Вадим Золотарьов «ЧК - ГПУ - НКВД в Украiнi: особи, факти, документи» 1997 г. (решение Мещанского районного суда города Москвы от 01.12.2011);

1153. Печатное издание Владимир Василенко «Голодомор 1932-1933 годов в Украине как преступление геноцида: правовая оценка» 2009 г. (решение Мещанского районного суда города Москвы от 01.12.2011);

1154. Печатное издание Василь Морочко (знов таки помилка, адже справжнє прізвище науковця - Марочко) «Геноцид украiнцiв. Серiя: Голодомори 1932-1933. Голодомор» 2007 г. (решение Мещанского районного суда города Москвы от 01.12.2011);

Що цікаво, всі вони заборонені рішенням Мєщанського суду Москви від 1 грудня минулого року.

Нагадаємо, 18 травня Верховний суд Росії ухвалив рішення про ліквідацію Об'єднання українців РФ та виключення його з Єдиного державного реєстру юридичних осіб.

Після цього МЗС України розповсюдив заяву, в якій було зазначено, що рішення Верховного суду РФ свідчить про упереджене ставлення в Росії до діяльності української діаспори.

9 квітня Міністерство юстиції Росії зареєструвало нову Федеральну національно-культурну автономію «Українці Росії», на установчий з'їзд якої не пустили українських журналістів, а українська діаспора заявляла, що нова організація створюється без її відома.

26 травня 2012 в Москві представники української діаспори прийняли рішення про створення Українського конгресу Росії- всеросійської організації української громади в РФ.

27 червня, 2012

Тиждень

Вісті з пострадянських країн

29.06.2012 | Зоя Ерошок
джерело: www.novayagazeta.ru

Адам Михник: «Общество уже готовится приветствовать свободу»

   

Кто такой Адам Михник?

Сегодня Адам Михник – главный редактор самой популярной польской ежедневной газеты «Газета выборча». Один из лидеров польской оппозиции во времена коммунизма. Человек, стоявший у истоков легендарного движения «Солидарность». Интеллектуал европейского масштаба. На его авторские встречи в Париже собирается вся элита французской столицы. Он абсолютно свой в самых аристократических салонах Лондона. И такой же естественно свой на университетских трибунах Гарварда и Стэнфорда. Или на нашем Валдайском форуме. Или среди польских рабочих. Или в общении со студентами и школьниками.

Его называют первым польским журналистом, человеком, который в посткоммунистической Польше может все. «Financial Times» включила его в список двадцати самых влиятельных журналистов мира.

Когда спрашивают, какой политической ориентации он придерживается, Адам отвечает: гавеловской. Как и Вацлав Гавел, он не причисляет себя ни к левым, ни к правым.

Антикоммунист с огромным стажем вот как пишет о двух факторах, которые реально спасли Польшу от советского вторжения 1981–1982 годов. Первый: рассудительная позиция руководителей «Солидарности» и католической церкви. Второй: политика Ярузельского, который не стремился к кровавой расплате и не провоцировал кровавой реакции реванша. И кто это пишет так о Ярузельском? Тот, кого Ярузельский не раз сажал.

А приезжая в Москву, Михник часто повторяет своим российским друзьям: «Мы должны создавать коалицию против идиотов по обе стороны границы».

Доцент Высшей школы экономики Павел Кудюкин очень точно как-то сказал, что Адам Михник сумел преодолеть старое польское противоречие между «повстанческим романтизмом» с его пренебрежением к соотношению сил, презрением к реальной политике и «позитивизмом», ориентированным на созидательную работу, но при этом все время балансировавшим на грани коллаборационизма с оккупантами. И вслед за Михником польские политики новой генерации сумели синтезировать эти два подхода и вывели свою страну на путь демократического развития.

Опыт, конечно, непередаваем. Но как пример усилия – вдохновляющая штука. Если у нас хватит ума, сил и воображения вдохновиться этим примером усилия.

Свое эссе «Зарисовки из польского ада» Адам Михник заканчивает так: «Мы понимаем всех – всё общество, которое жило негероически. Мы презираем только предателей, но мы уважаем тех немногих, кто дает нам право на национальную гордость. Это они придают нашей жизни смысл и вкус».

Все связано со всем. Поэтому такие люди, как «пан главный редактор» Адам Михник, и нашей российской жизни может придать смысл и вкус. Поэтому так важен, как мне кажется, разговор с ним.

В Советском Союзе Польшу называли «самым веселым бараком социалистического лагеря».

Мое интервью с Адамом Михником тоже проходило очень весело. Настолько весело, что я потом, расшифровывая диктофон, с трудом отыскивала серьезные моменты. Но они – серьезные моменты – были. Просто что-то я выбрала для публикации сейчас, что-то оставила на потом. А еще мой главный редактор сказал, что обязательно в скором времени отправит меня в Варшаву к Адаму Михнику, чтобы продолжить разговор о том, как в Польше осуществлялась «тактика долгого марша и пассивного гражданского сопротивления», как шли к слиянию два потока – интеллектуальной критики и рабочего протеста и что именно из польского опыта может быть полезно и важно сегодня нашему новому протестному движению.

А пока прочтите интервью, которое Адам Михник дал «Новой», приехав неделю назад на два дня в Москву с лекцией о своем кумире – Александре Герцене.

Адам не потребовал визирования этого интервью, сделав всего лишь одну оговорку: «Я бы очень не хотел поучать, что лучше делать русским. Просто буду говорить из своей польской точки, хорошо?»

Итак, Адам Михник для «Новой» – из польской точки.

Совместная цель – достоинство всех

«Во-первых, надо научиться понимать социальные протесты. И – именно как дело прав человека. И если где-то что-то случается, каких-то людей обижают, а у них в одиночку не получается добиться справедливости, надо туда делегировать интеллектуалов… В Тольятти что-то назревает, ехать в Тольятти или куда-то еще. И искать слова в разговоре с „новыми обиженными“, вникать, разбираться, отделять сбыточные цели от несбыточных и помогать, к примеру, беззащитным рабочим делать свои структуры, будь то профсоюзы или что-то другое…

А во-вторых, должна быть совместная цель. И нужно сказать людям: эта цель – достоинство всех. И вот ваше, и ваше, и студентов, и рабочих, и крестьян, и бизнесменов… Диктатор в стране – это только Конституция и Право».

Когда в 1970 году восстали польские рабочие Побережья – интеллигенция и студенты остались безучастными. Правда, гданьские студенты хотели поддержать восставших рабочих, но их заперли в общежитии. Впрочем, это был единичный случай, массовой поддержки со стороны интеллектуальной элиты рабочие-повстанцы не получили. А вот когда уже в 1975 году начались мощные летние стачки и был создан Комитет защиты рабочих (КОР) – оппозиционная интеллигенция и рабочие пошли навстречу друг другу. Но процесс этот был небыстрый и трудный. Рабочие вначале боялись быть защищаемыми. И только будничная, повседневная, тщательная, кропотливая работа, из серии «вот шишечку найду и дальше поползу», как пел Маресьев в одноименной опере на сцене Большого театра, – сломила недоверие. Кстати, это была работа именно польской интеллигенции. Она шла на сближение, на соединение с рабочими. Так может быть, и нашей оппозиционной интеллектуальной элите нужно более активно, осознанно и ответственно включаться в другие социальные слои и работать на то, чтобы политический протест соединить с социальным?!

Как видит Адам Михник «из своей польской точки»: рабочие в России сегодня уже другие, чем двадцать или даже десять лет назад, но социальные протесты у них, пусть еще политически и не оформленные, есть, и опять же шахтеры, нефтяники, газовики – там ведь тоже много чего социального накопилось…

Кстати, когда летом 1980 года началась Польская революция и из стачек рождалась массовая независимая рабочая организация «Солидарность» – среди ее советников-интеллигентов была вся польская оппозиция. От демократических социалистов и христианских демократов до крайних националистов. И, конечно, Михник тоже – среди советников. Между прочим, именно тогда Адам произносит свою легендарную фразу, которую по недосмотру цензуры сразу же печатает наша «Литературная газета»: «С властью можно разговаривать, только приставив ей револьвер к виску». Правда, при этом в Польше все знали: Михник – сторонник переговоров и поиска компромиссов.

О Яцеке Куроне

«Я очень хочу рассказать тебе о Яцеке Куроне.

Яцек был мой самый близкий друг. Самый-самый близкий. Он умер десять лет назад. Мы с ним друзья со студенческих времен, пережили и военное положение, и всё-всё.

Яцек жил, с одной стороны, как Хаджи-Мурат, с другой – как Александр Иванович Герцен, а с третьей – еще как и эсер Савинков Борис Викторович.

Знаешь, как в советских газетах нас с Яцеком вместе рисовали? Вот у дьявола два рога, да? Так один рог был я, а другой – Яцек. А польские коммунисты называли Яцека дьяволом, я же носил почетное звание вице-дьяволенка.

Так вот, когда наша власть в 1975 году решила сурово наказать протестующих рабочих, именно Яцек организовал масштабную акцию – материальной и правовой помощи для тех, кого репрессировали. И вот именно из этой акции родился Комитет защиты рабочих (КОР).

Ровно в это время, следуя примеру комитета защиты рабочих, стали делать свои первые шаги студенческие комитеты солидарности. И возник «Летучий университет». И – сеть подпольных издательств.

Рабочие, студенты и интеллигенция включились друг в друга и стали взаимодействовать.

А сама идея КОР была очень простой. Яцек сформулировал ее так: вместо того чтобы поджигать партийные комитеты, создавай собственные комитеты; вместо того чтобы умолять цензуру о снисхождении, публикуй книги за переделами досягаемости цензуры; вместо того чтобы причитать, что в школах преподают фальсифицированную историю, организуй семинары и учи людей настоящей истории».

Когда боевые отряды аппарата безопасности нападали на семинары «Летучего университета», когда партийные каратисты и боксеры из Академии физподготовки били студентов и преподавателей, многие из нас, рассказывает Адам Михник, ощущали «возрастающую потребность в возмездии». А Яцек настойчиво и твердо повторял: помните, палками мы не выиграем войну с Советским Союзом.

Органы безопасности постоянно организовывали провокации против Яцека. Во время одного из семинаров «Летучего университета» избили сына Яцека Мачея и его жену Гаю.

Когда в декабре 1981 года Адам и Яцек получили очередной срок – два года – это было самое страшное время для Яцека. Умер его отец, умерла любимая жена Гая.

Яцек жутко страдал. Но никто и никогда не слышал от него: вот доведут до предела – и я им еще покажу. Так и не дошел до предела.

Адам признается: «В новой демократической Польше Яцеку очень не нравился капитализм. А кто любит капитализм? Я тоже его не люблю. Но покажите мне, что лучше. Вы ненавидите деньги? Покажите другую модель. Другая модель – это большевизм.

…В конце жизни Яцек был уже очень, очень больной, не говорил все до конца, но продолжал без устали спорить со мной. Например, все время выступал против олигархов. Я говорил ему: «Ну какие у нас олигархи, Яцек, мы же не Россия, посмотри, какие это олигархи…» «Мини-олигархи», – подсказываю я. «Мини-мини-мини, – подхватывает Адам.– Олигархи-топлес!»

В новой Польше Яцек Куронь был министром труда.

Два срока. С 1991 по 1993 год и с 1993-го по 1995-й.

«Яцек был сильный друг рабочего класса. Он каждую неделю как министр труда выступал по телевидению, объяснял, растолковывал. Он был очень чувствительный – Яцек. Знаешь, так чувствовал социальное несчастье… Так кидался всем помочь…

Рабочие его любили. Даже те, кто не любил политику правительства.

Ему удалось много сделать для людей труда в уже капиталистической Польше. Но с точки зрения тогдашнего премьер-министра Бальцеровича, это была (смеется) катастрофа. Потому что Яцек уничтожал бюджет». «Всё тратил на рабочих?» – спрашиваю я. «Конечно! Конечно! Всё на рабочих!» – смеется до слез Михник.

Как лидерам ужиться друг с другом

«И тут я, прости, опять буду рассказывать тебе о Яцеке Куроне. Яцек был умный человек. И он понимал, как на самом деле называется его партия: Польша!

Так случилось, что Валенса был абсолютный кумир в „Солидарности“. И еще был один такой абсолютный авторитет для всех поляков – Римский Папа Иоанн Павел II.

Яцек не был ни католик, ни рабочий… Но он тоже был абсолютный лидер нашего сопротивления, нашего движения! Вот, понимаешь, абсолютный-абсолютный! Он это прекрасно знал. Но он понял, что если будет бороться за свое место, то это станет несчастьем для родины. И он сказал себе: я не буду толкаться между первыми, идите первыми вы.

Борьба амбиций лидеров – это происходило и происходит во всех посткоммунистических странах. Не только в России.

Знаешь, я недавно спросил у одного из лидеров оппозиции – не скажу, в какой стране: „Как вы уживаетесь?“ И этот лидер ответил: „У нас такой дружеский пир людоедов“.

И вот я хочу сказать теперешним лидерам вашего нового протестного движения: хорошо вам вместе ненавидеть Путина. А потом – что? Кто будет первым? Вы уже сегодня друг на друга нападаете: „Ты – нет! Ты был в правительстве Ельцина. И ты – нет! Ты был в правительстве Путина. А ты был там… А ты там…“

Несчастье России – это, по-моему, не только власть, но и оппозиция. Значит, общество еще не готово приветствовать свободу. Если вы не готовы вместе соединяться – вы не готовы принять свободу.

И я это говорю моим друзьям в России. Все знают, что я – настоящий антисоветский русофил. И все знают, где мои друзья в России. Не в правительстве, не в Кремле. А в твоей с Димой Муратовым газете, в „Мемориале“, и так дальше, и так дальше»…

Польско-испанский путь

«Еще когда сидел в тюрьме, принял две присяги. Первая: я никогда не пойду в правительство. Вторая: никому не буду мстить.

Знаешь, в 1989 году, в процессе заседаний круглого стола мы поняли, что у страны появилась надежда. Поняли, что единственный шанс для польской демократии – „испанский путь“. Путь эволюции от диктатуры к демократии через компромисс и национальное примирение. И сами себе сказали: „Амнистии – да! Амнезии – нет!“

Пусть о прошлом судит историк, публицист, художник, но не прокурор или следователь.

Так мы у себя в Польше пришли к „политике жирной черты“. Эту формулировку употребил Тадеуш Мазовецкий в своей первой речи на посту премьер-министра. Он предложил отделить жирной чертой прошлое от сегодняшнего дня. И установить в качестве критерия оценки чиновников исключительно их компетенцию и лояльность к новому правительству. Мазовецкого упрекали, что он в рамках «политики жирной черты» хочет защищать коммунистов, воров и т. д. И до сих пор эта „политика жирной черты“ вызывает у нас в стране споры.

Немецкий писатель Юрген Фукс сказал как-то мне: „Слушай, Адам, я не кровожаден, я пишу стихи, но жить с этим я не сумею. Если мы не доведем дело до конца, оно будет постоянно к нам возвращаться, как нацизм. У нас не прошла денацификация, и это долгие годы лежало на нас тяжким грузом“.

И многие мои немецкие друзья диссидентского периода говорили мне, что деятельность Штази представляется им таким Освенцимом для душ. И что человек, пострадавший от Штази, имеет право выяснить, кому он этим обязан. И имеет право ознакомиться со своим делом, чтобы узнать, кто на него писал доносы.

А вот когда я беседовал с испанским писателем Хорхе Семпруном и спросил его: „Как вы в Испании с этим справились?“ – там ведь тоже была диктатура, полиция, применявшая пытки, доносчики и т. д., – то услышал в ответ: „Если хочешь нормально жить, надо попытаться забыть, иначе выпущенные из банки ядовитые змеи отравят общественную жизнь на годы вперед“».

О политике

«Я – очень, очень амбициозный человек. И именно потому не пошел в политику. (Смеется.) Мой любимый друг, а потом президент Чехословакии Вацлав Гавел писал в одном письме, кажется, это был август 1989 года: „Мой друг Адам Михник никогда не пойдет до конца в политику. Он хочет быть журналистом, эссеистом“. Да, я никогда в жизни не хотел быть политиком! Я был в политике – совсем немножко. Политика – это не для меня. У меня такой язык… (задумывается) ну, хамский (смеется)… я все говорю в лицо… я думаю, это не для политика… Для эссеиста – хорошо, а для политика – очень плохо.

Но это вовсе не значит, что все политики избегают быть людьми. Мой любимый друг Вацлав Гавел и президентом остался человеком. И каким человеком! Благороднейшим!

Вскоре после того, как он стал президентом, ему дали список всех его коллег, которые писали на него доносы. А он не только в тот же день потерял ту бумажку, но и забыл, кто значился в списке. Он просто оставил их всех в покое… И вот что сказал по этому поводу: „Я на себе испытал действие жерновов и знаю, что они могут стирать людей в порошок“. И еще сказал, что у него нет никакого желания наказывать кого-либо за проявленную слабость…»

Без русских мы бы никогда не были храбрыми

«В юности я был настоящий польский патриот. И хотя в школе заставляли учить русский язык, не хотел говорить по-русски и не говорил. Но благодаря вашим диссидентам я выучил русский язык. И для меня русский язык – это не язык Брежнева, это язык свободы, это язык Сахарова, Солженицына, Высоцкого, Окуджавы, Трифонова, Войновича, Коржавина, потом Бродского…

Я ни одного плохого слова не сказал против русского народа. Никогда! Это мой принцип. Я вообще не говорю плохо о народах. Как бы плохо ни вело себя то или иное государство – надо вести себя порядочно по отношению к людям, которые там живут. И всегда надеяться, что люди победят государство…

А без русских мы, поляки, никогда бы не были такими храбрыми. И потому я антисоветский русофил!

Когда я думал об Александре Ивановиче Герцене или о тех, кто вышел на Красную площадь в 1968 году протестовать против ввода советских войск в Чехословакию – я говорил: Е.т.м.! Они же – герои! Они могут – а мы нет? Что мы, поляки, плохие славяне? Да мы, поляки, тоже храбрые! Мы – шляхта!

Роль русского диссидентского движения в нашей национальной амбиции была очень велика.

…Когда я сидел в тюрьме, я сказал себе: не надо тебе ненавидеть русских, они самые лучшие люди! И самые лучшие друзья! Виктор Некрасов написал открытое письмо против правительства и в защиту меня, когда я сидел в тюрьме. А он написал „В окопах Сталинграда“! Лауреат Сталинской премии!»

Сколько раз попадал в тюрьмы и лагеря Михник? Спрашиваю его об этом, а он с такой искренней небрежностью: «Не помню…» А сколько лет в общей сложности? Шесть. Нет, сколько все-таки раз сажали, не унимаюсь я. «Ну, раз двадцать, – отвечает Адам.– Хотя никогда как-то специально не считал». И объясняет: «Я не живу плохими воспоминаниями».

Уже в новой Польше Михнику показали его досье.

«Я почитал в этом деле свои конфискованные письма к жене. Я уже все это забыл! Я забыл, как мне давали там по жопе… Я захотел потом нормально жить – и стал нормально жить! Я хотел думать про будущее – и я стал думать про будущее. А почему у меня это получилось? Благодаря перестройке, благодаря Горбачеву! И я это всегда и везде говорю: в Америке, в России, в Польше, по всему миру…»

О Горбачеве

«Без него ничего бы не произошло. Он открыл дверь. А мы вложили в эту дверь ногу. Но если бы он не открыл дверь, ничего бы не случилось. Ни русские диссиденты, ни польская „Солидарность“, ни чешская „Хартия 77“ – просто так, сами по себе или даже все вместе, без Горбачева ничего не смогли бы добиться.

Это все он, наш (очень нежно и нараспев) Ми-ха-ил Сер-ге-евич… Я ему это сказал в глаза. А он мне в ответ: „Адам! Я тебе не доверяю, но я тебя люблю!“ (Смеется.)

На свой юбилей Горбачев пригласил всего двух поляков: Ярузельского и меня. И мы, чуть ли не взявшись за руки, приехали. Михаил Сергеевич рассмеялся, нас вместе увидев: „О! Два дружка…“

У вас больше говорят, чего не сделал Горбачев, чем о том, что он сделал.

А он переменил мир. И поэтому – великий человек. Абсолютно великий!

Да пусть что хотят, то и говорят! Горбачев полетел уже в космос. Как Гагарин. И уже на другой стороне реки».

Тридцать седьмого года уже не будет

«Сценарий новой гражданской войны в России – это самый черный сценарий. Я опять же это говорю не как друг Кремля! Мои друзья, повторю, ты знаешь где – в „Новой газете“, в „Мемориале“…

Насилие страшно в России. Бунт всегда бессмыслен и беспощаден. Впрочем, не только в России.

Но кто говорит, что сегодня в России тридцать седьмой год, – говорит глупости. Это нечестно и это несерьезно. Надо понимать: теперь с нами ничего такого уже не случится.

Общество, какие б ни были с ним сейчас проблемы, ушло далеко вперед, уже ничего не надо бояться, ваши люди власти не смогут устроить тридцать седьмой год, а ваши люди общества им не дадут. И Путин – никакой не новый Сталин, ничего подобного!

А когда меня спрашивают, куда пойдет Россия, я говорю: не знаю. Даже Россия (смеется) не знает, куда и как она пойдет. Даже Путин не знает. Никто не знает.

Но заметь, никто даже в самых смелых своих мечтах и не мечтал – ни ты, ни я, ни Дима Муратов, что в декабре прошлого года начнутся такие манифестации в Москве. Никто не думал и не знал. Абсолютно никто. А они начались».

О Путине

«А теперь уже вы все, и даже Владимир Владимирович, живете в другой стране. И он, Владимир Владимирович, это знает. И весь мир – знает. Потому что весь мир по Си-эн-эн видел эти митинги. И это были не просто митинги – это была такая десакрализация царя.

Он уже не царь! Да, у него есть институты власти, институты репрессий, но он уже не царь!

Слабый или не слабый человек – сам по себе – Путин? Опять же без всех этих его институтов власти и институтов репрессий?

Он и слабый, и не слабый.

Почему – не слабый? Он 12 лет у власти. У него есть талант. Властвовать? Нет, играть с российским менталитетом. А дальше я скажу очень осторожно: Путин – западник, а не славянофил. Мне кажется, это чистая правда. И это тоже доказательство того, что он – не слабый. Его западничество придает ему силу.

А теперь – почему слабый? Он слабый потому, что не чувствует новое время и новое поколение в России. И здесь я его, как ни странно, понимаю. Потому что я, например, тоже не до конца понимаю новое поколение в Польше. Мой сын, ему 25 лет, он уже со мной в конфликте…

Я думаю, все, что происходит сегодня в России, – это для Путина переломный момент. Или он пойдет напролом. Или поймет то, что понял Ярузельский: время меняется, что-то очень существенное идет в другую сторону».

Я такой русофил!!!

«Зоя! Ты что, думаешь, дураки только у вас? А я тебе скажу: вы такие же самые, как другие.

Но есть еще одна радость: нет ни у кого такой гениальной литературы, как у вас. Гениальной!

Бог ты мой!

(Читает Мандельштама. По памяти.)

Теперь ты веришь, что я – русофил? Я такой русофил, такой русофил!!!»

И после паузы – смеясь: «Вы – страшная нация! Но не хуже польской. Вы делали плохо другим. Но вы об этом знаете. А мы – самые невиноватые в мире! Мы никому не делали ничего плохого. Ни украинцам, ни белорусам… Мы так о себе думаем. Вот где разница!»

Пером или топором?

«Пером!

Только – пером!»

«Новая газета», 28.06.2012

Консультації

20.06.2012

Судебный приказ-невидимка и реальные вычеты из пенсий

   

Эксперт Харьковской правозащитной группы по вопросам ЖКХ Михаил Гаевский рассказал о случаях «секретных» судебных приказов относительно мнимых неплательщиков и исполнении этих приказов, в результате чего люди могут недосчитаться денег в своих пенсиях.

– 1 июня я получил заказное письмо из Дзержинского отдела Государственной исполнительной службы (ГИС), в котором находилось постановление об открытии исполнительного производства. Это постановление не было оформлено надлежащим образом: отсутствовала печать и оно не было утверждено начальником этого отдела (должен быть бланк Минюста, должно быть: «„Утверждаю“, начальник Дзержинского отдела исполнительной службы», печать. А это – документ, не имеющий официального статуса: я ознакомился, порвал и выбросил в корзину. А они мне: бац – и сделали насчёт на пенсию). Из постановления следовало, что ещё в прошлом, 2011-м, году в декабре месяце Дзержинским судом города Харькова был выдан судебный приказ, который признавал меня и лицо, которое якобы проживает вместе со мной, должниками Коммунального предприятия «Харьковские тепловые сети» (КП «ХТС»). Этот судебный приказ в нарушение законодательства не был выслан в мой адрес в установленный срок – это 10 дней, то есть об этом приказе я ничего не знал. Никаких документов из суда я не получал. То есть, в первый раз я об этом узнал, только когда открыл вот это постановление. Опять же, из содержания постановления, я понял, что в судебном приказе содержится ложь. Почему? Потому что там было указано лицо, которое со мной не проживает с 1999 года. Факт этого непроживания был установлен ещё в 2005 году тем же Дзержинским райсудом. Получается, что заявитель, то есть юрист КП «ХТС» в заявлении своём указал заведомую ложь – я регулярно оплачиваю услуги КП «ХТС» и поэтому у меня долги возникнуть не могли. Следовательно, мне приписали долги вот этого лица, которого «поселили» в мою квартиру. Естественно, я отреагировал заявлением на имя председателя суда, в котором изложил своё видение этой ситуации и заявлением на имя начальника Дзержинского отдела ГИС, и приложил заявление, которое я отправил на имя председателя. Начальник Дзержинского отдела ГИС ответил, что он остановить или отменить производство не может в силу определённых причин. От председателя Дзержинского суда до настоящего времени я никакого ответа, в нарушение всех норм, до сих пор не получил. Я обратился в прокуратуру Дзержинского района с заявлением о том, что председатель Дзержинского райсуда нарушает требования действующего законодательства – не отвечает на мой информационный запрос. Никакой реакции (от председателя суда) даже после этого не было, хотя уже прошло пять дней.

Какую сумму долга вам насчитали?

Несколько тысяч гривен – я якобы являюсь должником, хотя все квитанции о том, что я за себя оплачивал, у меня на руках.

Что вы думаете делать дальше?

Сейчас я подготовил заявление уже в Дзержинский суд о том, чтобы было остановлено исполнительное производство по этому судебному приказу. И второе будет заявление, чтоб они мне его выслали или выдали на руки в установленном порядке – я этого приказа так и не видел, о его существовании вообще ничего не знал. То есть получается, что его как бы и нет. От меня скрывают сам судебный приказ и от меня скрывают фамилию судьи, который его выдал.

Как часто такое вообще встречается в Харькове?

За последние полгода это порядка десяти случаев.

То есть, приходит сообщение о том, что открыто исполнительное производство…

Это первый случай, и второй – люди узнают о том, что они были под судом, когда у них из пенсии уже начинают забирать деньги. И когда они кидаются выяснять, в чём дело, оказывается, что без их ведома вот такое произошло.

Бывают случаи, когда люди действительно не платят и поэтому из пенсий вычитают деньги? Или люди платят, а их всё равно «грабят» таким вот образом?

Во всех этих десяти случаях люди недоплачивали, но недоплачивали на законных основаниях, потому что они не получали услуги – составлялись акты-претензии, причём эти акты-претензии очень часто составлялись самими тепловиками, представителями КП «ХТС», но перерасчёт не выполнялся. И получается, что людям начисляли суммы к оплате за неполученную услугу. Выходит двойное мошенничество со стороны представителей КП «ХТС»: они, вроде бы, и составляют акт-претензию, что нужно сделать перерасчёт, и в то же время подают тайком, получается, в суд и по полной программе с человека хотят получить деньги.

Что вы посоветуете нашим читателям? Как поступать в таких случаях?

Реагировать должным образом. Приходите за консультацией в Общественную приёмную Харьковской правозащитной группы.

Общественная приёмная ХПГ
ул. Иванова, 27
(вход со стороны Пушкинского въезда)
Запись по телефону: 7006281

Эксперт ХПГ по вопросам ЖКХ
Михаил Петрович Гаевский
принимает по вторникам, с 10:30.

В качестве образца предлагаем заявления, написанные Михаилом Гаевским председателю Дзержинского районного суда г. Харькова и начальнику Дзержинского отдела государственной исполнительной службы г. Харькова.

Подготовил В. Бацунов

Бюлетень "Права Людини", 2012, №17

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори