пошук  
Публікації › Бюлетень "Права Людини"201507
№07
2015

Бюлетень "Права Людини"

Права біженців

11.03.2015 | медиа группа ХПГ

Результати моніторингу надання медичної допомоги внутрішньо переміщеним особам у Харківській області

   

З грудня 2014 р. по лютий 2015 р. Чугуївська правозахисна група за підтримки програмної ініціативи «Громадське здоров’я» Міжнародного фонду «Відродження» здійснювала громадський аудит стану забезпечення доступу внутрішньо переміщених осіб до медичної допомоги та життєво необхідних лікарських засобів.

В рамках проекту створено Громадський центр з оцінки якості медичної допомоги внутрішньо переміщеним особам, надіслано інформаційні запити до органів влади та місцевого самоврядування, здійснено вибіркове відвідування медичних закладів та місць проживання вимушених переселенців. В рамках проекту створено відповідний інформаційний ресурс – Інтернет-сайт «Медичні права вимушених переселенців» http://pereselenci-med.kh.ua/.

З отриманих відповідей з’ясовано, що додаткове фінансування галузі охорони здоров’я районів не проводиться. Резервні фонди медичних препаратів майже в усіх районах області не створено у зв’язку з обмеженим фінансуванням.

Збільшення цільових видатків на лікування й забезпечення медичної допомоги та життєво необхідними засобами ВПО, які мають хронічні захворювання (онкологія, діабет, наркозалежність, ВІЛ-інфекція, туберкульоз, бронхіальна астма, психічні захворювання, ревмозахворювання) не здійснювалося.

Згідно з результатами анкетування щодо стану забезпечення доступу внутрішньо переміщених осіб до медичної допомоги та життєво необхідних лікарських засобів, в якому взяли учать 140 ВПО, встановлено наступне:

- 72 % ВПО з тих, що проживають в місцях компактного проживання, вказали, що заходи санітарно-епідеміологічної безпеки та карантинні заходи за місцем їхнього фактичного перебування не проводилися.

- Флюорографічне обстеження з часу прибуття на територію Харківської області пройшли лише 12 % з опитаних ВПО.

- На хронічні захворювання страждає 40 % ВПО, що опитані.

- Необхідні ліки в лікувальній установі надані в повному обсязі лише 25 % ВПО, 62 % надані не в повному обсязі, 13 % не надані взагалі.

- 87 % опитаних ВПО зазначили, що купувати необхідні ліки самостійно не можуть через завищену вартість останніх.

В жодному з комунальних закладах охорони здоров’я немає інформації щодо аптек, з якими укладені угоди про продаж на пільгових умовах або безкоштовне надання ліків.

- 95 % ВПО вказали, що їм взагалі не пропонували пройти психологічну реабілітацію (хоча відповідно до відповідей центральних районних лікарень, така допомога надається в ЦРЛ психіатрами).

Рекомендації:

1) забезпечити на території всієї України роботу електронного реєстру ВПО, що звертаються за отриманням медичної допомоги (з обов’язковим дотриманням права на захист персональних даних) – з метою перерозподілу коштів бюджету, виходячи з кількості ВПО, що проживають на певній адміністративно-територіальній одиниці;

2) створити незалежні наглядові ради при лікарнях, до яких включити представників від волонтерів та ВПО – для контролю за використанням державних і благодійних коштів;

3) в кожному медичному закладі створити резервний фонд лікарських препаратів;

4) забезпечити проведення медичних обстежень всіх ВПО, що прибувають;

5) доукомплектувати заклади охорони здоров’я фахівцями згідно з навантаженням, враховуючи кількість ВПО на відповідній адміністративно-територіальній одиниці;

6) забезпечити місця компактного проживання ВПО аптечками, наборами-пакетами для новонароджених, для невідкладної допомоги тощо;

7) в кожному з комунальних закладів охорони здоров’я розмістити інформацію щодо аптек, з якими укладені угоди про продаж ліків для пільгового контингенту або безкоштовне надання ліків.

Роман Лихачов, голова Чугуївської правозахисної групи

Правоохоронні органи

10.03.2015 | медиа группа ХПГ

Предварительный отчет об участии в служебном расследовании инцидента с журналистами Громадського ТВ на блокпосте в Песочине 29.01.2015

   

Об участии в служебном расследовании инцидента с журналистами Громадського ТВ на блокпосте в Песочине 29.01.2015

После включения в состав комиссии по служебному расследованию инцидента на посту «Песочин» представители ХПГ были ознакомлены со следующими материалами:

• объяснительные Реуцкого К. С., свидетелей Антонюк А. Р., Пеньонжек П., сотрудников милиции, дежуривших в момент инцидента на блокпосте, Гончаренко В. А., Рияко В. В., Костюка О. В., сотрудников ГАИ Мищенко С. О. и Боброва С. С., бывших свидетелями инцидента, врача ЦМДАМК Флигинских А. А.;

• видеозаписи с камер на посту «Песочин».

Также нами были просмотрены фотографии, которые Реуцкий К. С. и Антонюк А. Р. выставили в Интернете при освещении событий.

Сотрудники ГУВД опросили в присутствии представителей ХПГ указанных выше сотрудников ГАИ. Сотрудников милиции Гончаренко В. А., Рияко В. В., Костюка О. В. также пригласили для опроса, однако они отказались давать какие-либо пояснения, объяснив, что подтверждают все, что рассказали сотрудникам прокуратуры. Реуцкий К. С. и Антонюк А. Р. были приглашены для описания обстоятельств происшедшего. Они также отказались предоставлять дополнительные объяснения, указав, что не считают данное служебное расследование эффективным, и показания будут давать в прокуратуре. Константин рассказал по телефону, что его избили, чтобы забрать видеокамеру, когда они перешли по правый бок его автомашины, видеокамеру забрали, а потом подкинули ее в машину без карты памяти. Что, возвратившись в Киев, он на следующий день снял побои. Но предоставить нам скан медицинского заключения и дать свои письменные пояснения он отказался, также отказалась предоставить снятые ею видео Анастасия Антонюк.

Что касается видеозаписей, были просмотрены записи с трех камер, размещенных у поста «Песочин». Информативна запись только с одной камеры № 3, которая стояла под углом. Съемка ведется издалека, видно не четко, но происходившие события можно отследить. На камере № 3 зафиксирован период, когда участники инцидента находились по левый бок автомашины Реуцкого К. С.

Общая картина данного эпизода, если следовать видеозаписи, следующая.

Машину остановили, сотрудник милиции подошел к двери водителя (Константина), далее, по всей видимости, говорил с Константином, проверял документы. Затем (как это согласуется с показаниями сторон) попросили открыть багажник, Константин вышел, полез в карман, открыл багажник. Видно, что сотрудники милиции в вещах не рылись, смотрели внутрь, освещая фонариком. Точнее видно двоих, но оба ли сотрудники, или же второй – польский журналист, непонятно. Затем, как следует из показаний потерпевших, сотрудники милиции пытались открыть рюкзак в машине. На видео этого не видно, сотрудник милиции, который смотрел в багажник, стоит возле машины. Константин пошел к машине, открыл заднюю левую дверь, взял, как следует из объяснений свидетелей, видеокамеру, и вернулся. В какой-то момент к группе присоединился еще один сотрудник милиции, который перешел с противоположной стороны дороги, затем сотрудники ГАИ. Далее видно, что начался конфликт, сотрудники милиции стояли возле К. Реуцкого, в какой-то момент вроде как прижали к машине. Была явно какая-то перепалка с обеих сторон, сотрудники милиции что-то забирали из рук Константина. Каких-то движений со стороны сотрудника милиции, которые указывали бы на то, что они наносят удары, не видно. Затем тело Константина идет вниз. Движение плавное и медленное, при ударе падение выглядит иначе. Дальнейшие действия милиционеров выглядят так, как если бы они поднимали Константина с земли. При ударах направление движение было бы другим. Затем вся группа явно что-то искала на земле, поскольку головы смотрят вниз, а один сотрудник милиции светит вниз фонариком. Далее, как видно из фотографий, сделанных кем-то из присутствующих на месте событий, группа переместилась на правую сторону машины, но на видео этого уже не видно.

Польский журналист в своей объяснительной написал, что Константина прижали к машине и один раз схватили за волосы. Это согласуется с движениями участников инцидента на видеозаписи. Однако он указал, что не видел, чтобы Константина избивали.

Все остальные объяснительные довольно противоречивы. К примеру, Антонюк А. Р. пишет, что у Константина на лбу была большая и глубокая царапина. Однако, поскольку на лбу много кровеносных сосудов, даже при небольшом рассечении лба появляется кровь в большом количестве. При первоначальном осмотре врач Флигинских А. А. указал на отсутствие у Константина телесных повреждений. К сожалению, у представителей общественных организаций, включенных в состав комиссии, и сотрудников УВД, непосредственно проводивших служебное расследование, не было доступа к каким-либо медицинским документам по результатам обследования Реуцкого К., которое он провел позже. Антонюк А. Р. также в своих объяснениях подробно описывает избиение К. Реуцкого, но в интервью Громадському ТБ сразу после произошедшего она же говорит, что ничего не успела разобрать, увидела Константина уже лежащим на земле.

Объяснения сотрудников милиции также вызывают сомнения. Так, их объяснение, что они остановили машину К. Реуцкого, поскольку увидели в свете фар встречной машины бронежилеты на заднем сиденье автомобиля, вызывают серьезные сомнения. По результатам просмотра видеозаписи можно утверждать, что в этот момент встречных машин не было. Кроме того, стекла всех дверей автомобиля тонированы, и у этой модели автомобиля высокий край двери – заглянуть непосредственно на сиденье можно находясь вплотную. Также вызывают сомнения их утверждения о том, что они схватили за руки Константина, поскольку он пытался их бить. Он был один, их трое плюс три сотрудника ГАИ. В своих объяснительных каждый из сотрудников Беркута дают разные версии в этой части происходивших событий.

Про видеокамеру сотрудники милиции ничего не говорят, только упоминают, что Константин говорил, что хочет сделать видеозапись.

Что касается содержания диалогов, обе стороны обвиняют друг друга в несдержанности в выражениях, резкости и нецензурной брани.

Сотрудники ГАИ, будучи опрошены в присутствии представителей ХПГ, пояснили, что слышали крики, видели, как К. Реуцкий держал что-то в руке и сотрудники милиции схватили его за руки. Нанесения ударов К. Реуцкому они не видели.

Как упоминалось выше, представители ХПГ также ознакомились с объяснениями врача ЦМДАМК Флигинских А. А., который указывал на отсутствие видимых телесных повреждений у К. Реуцкого при внешнем осмотре.

Сотрудник, проводивший служебное расследование, в присутствии представителей ХПГ, пытался найти данные водителей машин, которые могли быть свидетелями происходящего и у которых могли быть видеорегистраторы. Для этого он проверил всю информацию о машинах, которые останавливали во время рассматриваемых событий, а также машины, которую остановили раньше, но во время инцидента она стояла возле блокпоста. Также он дал объявление о поиске свидетелей через СМИ, согласовав с представителями ХПГ текст объявления. На данное объявление, насколько известно участникам комиссии, никто не откликнулся.

Таким образом, имеющиеся материалы служебного расследования не позволяют нам выносить категорические или однозначные суждения ни о фактах корректного поведения сотрудников милиции, ни о фактах избиения К. Реуцкого и завладения его камерой и хищении карты памяти. Следует отметить, что на это повлияло и отказ сторон конфликта участвовать в данном расследовании и дать письменные подробные разъяснения о происшедшем. Возможно, в рамках уголовного расследования, с учетом полномочий органов следствия и при содействии заинтересованных в выяснении истины сторон, будет возможным собрать доказательства, которые помогут ответить на невыясненные вопросы и покажут более ясную картину происшедшего. Тем не менее, нам представляется обоснованным утверждение Реуцкого о краже карты памяти, поскольку камера этой модели без карты памяти работать вообще не может, а Константин начал снимать, и собственно, из-за этого началась стычка.

Дополнительно представители ХПГ считают необходимым отметить, что использование видеокамер на блокпостах при существующем их размещении явно неэффективно. При их нынешнем расположении территорию пункта ГАИ, на которой находится блокпост, видно плохо. Большое расстояние от участка, который они должны захватывать, осложняет видимость. Из всех камер только одна дает определенную информацию, но для того, чтобы хоть как-то разглядеть машины и фигуры, пришлось делать серьезные усилия при рассмотрении, даже при наличии хорошего зрения.

Также представители ХПГ, при рассмотрении видеоматериалов, обратили внимание на отсутствие профессионализма у сотрудников милиции при остановке машин и осмотре, что в первую очередь является небезопасным для самих сотрудников милиции. Так, сотрудник милиции, остановив машину К. Реуцкого, буквально влез головой в машину к водителю, никто из коллег не страховал его со стороны на случай возникновения опасности. Во время конфликта сотрудники милиции также собрались толпой возле Константина, просто стояли, в положении, создающем угрозу их жизни в случае реальной конфликтной ситуации. В это время никто их из коллег не страховал со стороны, не наблюдал за пассажирами автомобиля. С таким беспечным поведением сотрудников милиции, которых любой даже неподготовленный человек с обычным пистолетом может уложить мертвыми или ранеными (мы уже не говорим о преступных группировках), сама идея блок постов теряет смысл.

Айгуль Муканова, юрист Центра стратегических дел Харьковской правозащитной группы
Алексей Сорокин, юрист Центра стратегических дел Харьковской правозащитной группы

Кримінально-виконавча система

11.03.2015 | Яніна Смелянська

В інформаційному агентстві «Інтерфакс-Україна» відбулася прес-конференція Харківської правозахисної групи

   

Монітори Харківської правозахисної групи 05.03.2015 р. здійснили візит до Бердянської виправної колонії № 77, в ході якого були виявлені грубі порушення прав засуджених, передовсім права не бути підданим катуванню, нелюдському або такому, що принижує гідність поводженню чи покаранню.

Під час прес-конференції правозахисники Харківської правозахисної групи представили докази застосування непропорційної сили, ненадання належної медичної допомоги засудженим, здійснення тиску на засуджених, інших порушень, які монітори спостерігали під час перебування на території БВК-77. Так, під час відвідування ДІЗО, було оглянуто та опитано засудженого М., в якого на тілі були присутні тілесні ушкодження, що були зафіксовані на фото та відео. При особистому спілкуванні останній повідомив, що отримав ці ушкодження 27.02.2015 р. внаслідок застосування до нього спецзасобів представниками адміністрації при прибутті до даної установи.

Монітори провели індивідуальні бесіди з усіма 12 засудженими, які разом прибули етапом 27 лютого 2015 року до БВК-77 і, як вважалось, також були побитті. В окремих засуджених були видимі ознаки застосування спецзасобів як на головах, так і на інших ділянках тіла.

Однак із наданих документів не вдалось пересвідчитись в тому, що факти побиття засудженого М. та інших належним чином зафіксовані та задокументовані – у відповідних внутрішніх документах такі дані відсутні.

Засуджені, які визнають факт їхнього побиття адміністрацією БВК-77, відмовляються заявляти про це офіційно та вимагати належного розслідування.


З огляду на зазначене Харківська правозахисна група привертає увагу до цього факту побиття засуджених та тиску на них, а також на відсутність умов для неупередженого розслідування та звертається із поданням до Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини, до Міністерства юстиції України, Генеральної прокуратури України, Державної пенітенціарної служби України, пропонуючи

1. Невідкладно провести незалежне розслідування нанесення тілесних ушкоджень та застосування інших засобів фізичного впливу на засуджених в БВК 77.

2. Забезпечити безпеку 12-ти засуджених, які були 27.02.2015 р. етаповані до БВК № 77 після чого були побитті з застосуванням спецзасобів представниками адміністрації.

3. Встановити осіб, які причетні до нанесення тілесних ушкоджень 13-ти засудженим в БВК № 77 27.02.2015 р. та несуть за це відповідальність, призначити службову перевірку за цим фактом; відсторонити відповідальних осіб від виконання службових обов’язків на час перевірки.

4. Перевірити всю медичну документацію в БВК № 77 щодо 13-ти засуджених, які були етеповані та побитті 27.02.2015 р. в БВК № 77, на факт відповідності записів про тілесні ушкодження в медичній документації тілесним ушкодженням, що є наявні в засуджених.

5. Дослідити наявність у засуджених захворювань, якими можна було інфікувати інших при здійсненні порізів одним або декількома лезами. Ці питання вимагають додаткового розслідування: кількість лез, якими були здійснення порізи в 13-ти засуджених; наявність в 13-ти засуджених захворювань, якими могли інфікуватись інші при здійсненні порізів одним і тим же лезом, порядок, в якому наносили собі ушкодження засуджені (хто порізався першим, хто останнім).

6. У разі наявності у будь-кого із засуджених захворювань, якими можна інфікуватись при порізах, необхідно постійно проводити тестування осіб, у яких захворювання відсутні, після інкубаційного періоду для даного захворювання та проводити профілактичні заходи задля недопущення інфікування.

7. Припинити практику наділення окремих засуджених функціями, які повинні виконуватись представниками адміністрації.

Погляд

10.03.2015 | Аркадий Тигай

ИНШИ - 2

   

В качестве основного условия для завершения «украинского кризиса» Россия предложила Киеву подписать обязательство не вступать в НАТО. Украина согласилась при условии, что документ этот будет напечатан на обратной стороне Будапештских соглашений, в которых, как мы помним, Россия гарантировала неприкосновенность украинских границ.

Этим анекдотом меня развлекли украинские друзья в первые часы пребывания в Киеве – они еще и шутят. От себя добавлю - шутят много и горько.

Спрашивали - зачем я, не журналист и не репортер, поперся в воюющую Украину? Отвечаю: после моей заметки «ИНШИ», которая уже пару месяцев гуляет по соцсетям, слышу упреки: «Откуда знаешь, что на самом деле происходит в Украине? Ты там был? Сам лично видел? Слышал?»

Теперь вопрос снят - был, лично видел, слышал, наблюдал и ничего, что противоречило бы моим представлениям об этой войне как о нашем коллективном, общенациональном преступлении против народов Украины не обнаружил. Подлость и насилие, с которыми мы вторглись в братскую страну, оказались именно подлостью и насилием и ничем другим. И уж никак не заботой об угнетенном «русском мире».

И вот теперь, вернувшись, спешу, спешу порадовать наш добрейший, духовнейший и справедливейший из народов – Украина действительно находится в тяжелом положении. У нас получилось! Мы хотели разорить и обескровить Украину. Растили и лелеяли для этого святого дела своего ручного президента Януковича. Купили и завербовали практически всю армейскую верхушку, наводнили ФСБэшной и ГРУшной агентурой аппарат высшего чиновничества, развернули невиданную по бесстыдству и масштабам пропагандистскую компанию по очернению братского народа. Оттяпали Крым и вторглись в Донбасс…

И сделали еще много других подлостей и преступлений, чтобы погрузить Украину в хаос политического и экономического коллапса, весьма преуспев в этом так, что теперь Украина действительно близка к экономическому кризису. Мы можем радоваться и ханжески сетовать на неготовность украинцев к собственной государственности: «Мы же предупреждали!.. А теперь в гражданской войне гибнут люди…»

После подобных заявлений наши политики обычно проливают крокодилову слезу сострадания, но никто нам не верит, отказываясь признать войну «гражданской». И только граждане России понятия не имеют, что их страна ведет в Украине захватническую, империалистическую бойню. Остальные 97 процентов населения земли в этом не сомневаются. Что, впрочем, не омрачает нашего счастья – Крым-то наш!

Однако есть и огорчения. Свидетельствую как очевидец – шансов на то, что умирающая Украина приползет к нашим газовым терминалам, к нашим генералам и олигархам, лично к Путину, моля о пощаде и снисхождении, таких шансов нет - и не предвидится!

Сам удивлялся, разъезжая по стране: уже и территорию потеряла, и тысячи погибших, и гривна падает… но не поступилась Украина ни одной частью своей свободы и достоинства. Без исламистского фанатизма она просто, буднично, без пафоса и патриотических истерик дает понять нам - сильным и подлым, что за свободу готова умирать. Как Небесная сотня, как Надежда Савченко, которую с иезуитским, садистским придыханием казнят в наших застенках опытные палачи…

Какая же это беспросветная тупость - в двадцать первом веке пытаться завоевать страну с сорокамиллионным народом?! Что за отчеты строчат нашим дремучим политикам их аналитики и консультанты? Какие планы роятся в больных головах наших бравых генералов? Ребенку ясно, что мы ковровыми бомбежками хоть всю Украину превратим в Дебальцево - не вернется она под крыло империи. А о пророссийском президенте в Киеве мы теперь можем навсегда забыть и успокоиться. 

Нет, нет, не суждено сбыться нашей вековой холопской мечте, не царствовать нам белыми господами над заносчивыми «укропами»! Не бывать этому, судя по тому, с какими энергией, энтузиазмом и даже страстью страна готовится к будущей «большой» войне.

Они, украинцы, ведь и в составе советской империи пружинили хвост дольше всех - пока раскулачиванием, голодомором и войной с «лесными братьями» не было уничтожено практически четверть населения республики. А что теперь?

Первое, что бросается в глаза - это четкая граница между народом и властью. Между ними как бы заключен договор о ненападении. Гражданское общество, которое в Украине необычайно сильнО, устраивает нынешняя власть тем, что не мешает обществу заниматься своими важными делами, а именно: обороной, строительством армии, снабжением фронта и пр… В адрес Порошенко я многократно слышал: «Будет мешать - снимем и поставим другого! Никаких проблем».

Для русского уха, отстроенного ловить «дыхание Кремля», подобные тексты звучат дикой крамолой. Между тем, никакой анархии в стране не наблюдается. Наоборот – за те несколько лет, что я не был в Украине, население страны как будто резко поумнело, сосредоточилось, собралось. Порядка прибавилось. Из ниоткуда выскочили и пышным цветом расцвели тысячи общественных организаций, обществ, волонтерских объединений. Школьники плетут маскировочные сети, их родители после работы бегут на курсы по военной подготовке к партизанской войне. Родители родителей собирают теплые вещи для солдат. И так живет практически вся страна - видел, знаю. Параллельно государственному «Военпрому», на нужды фронта в три смены пашет огромное количество частных фирм, нередко себе в ущерб.

Поразительно то, что это сплочение, это единение национального духа произошло в народе, который всегда отличался мощным, в хорошем смысле слова, кулацким индивидуализмом. Ведь «Моя хата с краю…» - украинская поговорка. 

Сейчас же в городах развернуты пункты по сбору средств для армии. Несут деньги, консервы, предметы гигиены, лекарства, белье для солдат… В супермаркетах стоят ящики-копилки, на улицах автомобили с надписью: «Сбор гуманитарной помощи…» - и название воинского подразделения. Дежурят возле таких «копилок» раненные солдаты, находящиеся на долечивании. При мне две школьницы принесли несколько банок консервов, пенсионер опустил деньги. Спросили «как там?» Солдат с костылем ответил что хреново, но «трымаемся» (держимся). Завязался разговор. Конечно, о войне…

По себе заметил - чем больше вникаешь в украинские реалии, тем чаще и явственнее из хаоса войны на первый план выступают совсем не украинские, а наши российские беды – застой, насилие, беззаконие и вранье, вранье, вранье без конца и края. Картина знакомая по той, прошлой жизни в Советской империи, в которой от нас скрывали даже историю страны, чьими гражданами мы являлись. Как же ненавидел я Советскую власть за это постоянное вранье и лицемерие, уже и не помышляя о том, что когда-нибудь что-то изменится. И вдруг - о чудо: из советского хаоса явилась страна Россия!

Не знаю, кто как, лично я обрел Родину, которую полюбил. Полюбил не обещанный профессиональными врунами коммунистический Рай на земле, а реальную Родину со всеми ее нелепостями, глупостями, трудностями роста, неудачами, которые я готов был делить. И Родина полюбила меня – перестала мне врать. Перестала лицемерить, перестала держать меня за идиота, которому можно вешать на уши идеологическую лапшу.

Да, рухнуло кино, и в девяностые я написал всего пару-тройку картин и пару сериалов - перебиваясь случайными заработками. Но вот правда - я обрел гражданское достоинство именно в то самое десятилетие, которое сегодня называют не иначе как лихими девяностыми. И в которое, как мне сегодня объясняют, я был унижен и стоял на коленях. Теперь же меня якобы с колен поднимают при помощи новой подлости, нового рабства и нового тотального вранья.

«Тысяча развратных канареек лучше одного благочестивого волка», - написал Чехов. 

Помните «развратных канареек девяностых» с их малиновыми пиджаками поверх «Адидаса»? Пошлость, конечно беспредельная, но все познается в сравнении. А теперь всмотритесь внимательно в постные рожи сегодняшних «благочестивых волков». Послушайте, как вдохновенно врут они о гражданской войне в Украине! Ведь все вранье - от первого до последнего слова. Нет никакой гражданской войны, а пара тысяч донецких уголовников, которых согнали в шайку московские политтехнологи, и которые выдавали себя за армию «Новороссии», спасающую «Русский мир», давно разбежались.

Так что теперь украинская «гражданская» война продолжается по знакомому советскому сценарию, в котором наша регулярная армия тайно исполняла свой вечный «интернациональный долг» - то под видом корейских летчиков, то в роли липовых миротворцев, то под видом военных советников… В Украине наши воинские части, срочно переведенные на контракт, в полном составе со споротыми шевронами, с техникой, боезапасом и снабжением зашедшие на территорию суверенной страны, косят под орды отпускников. Ценой гибели тысяч солдат обеспечивая тщеславным политиканам возможность надувать щеки.

Затея подлая и в своем роде уникальная тем, что за всю тысячелетнюю историю России это первая война, в которой у нас нет союзников. Ни одного. Так что не можем мы рассчитывать ни на второй фронт, ни на военную или финансовую помощь, ни даже на сочувствие. Вокруг лишь брезгливое презрение к нам, обезумевшим от вкуса крови украинских братьев.

Россия, конечно, не погибнет и в этой грязной войне, независимо от ее результата. Никуда она не исчезнет, наша Родина, хотя бы уже потому, что никому мы не нужны. Не нужны со всеми своими нефтяными полями, несметным природными богатствами и ресурсами, которые давно уже из «ресурсов» превратились в «кандалы», сковывающие нашу больную экономику. Нет в мире охотников на наш протухший товар. Не нужны никому 140 миллионов неадекватных граждан, готовых не задумываясь, по первому щелчку «национального лидера» на любое преступление.

И еще я думаю, что все мы оказались участниками уникального исторического эксперимента, демонстрирующего всему миру как тонка цивилизационная пленка, покрывающая нас – граждан России. Как легко она слетает, и как быстро, и с каким восторгом мы из людей превращаемся в кровожадных нЕлюдей, лишь только раздается разбойный свист и крик «Бей!» Кого бить нам, в зависимости от конъюнктуры, вовремя подсказывают кремлевские хозяева. Оказалось, что проверенное временем «Бей жидов, спасай Россию!» легко трансформировать в «Бей укропов, спасай русский мир!». Или «Бей пиндосов»… или «Бей пятую колону… бей чурок… геев… черных… бей, бей, бей!!»

Кого спасаем - уже забыли. Напоминаю: спасаем Путина во власти! Его и только его спасают тысячи русских мальчиков, погибающих на украинских полях сражений. Погибают за то, чтобы обеспечить счастливую старость дорвавшимся до власти ГэБэшным упырям. Ах, какие дивные мемуары напишут эти стареющие клопы про свои сложные, полные опасностей и политических интриг, жизни под обоями власти! Все эти депутаты, министры и прочая шушера, толпящаяся у трона.

Украинские друзья недоумевают: 

- Такая богатая страна, что вам надо в Украине? Зачем губите своих ребят? Неужели не жалко? 

Читайте классиков, дорогие друзья, там про нас все написано и «что нам надо?», и «зачем?»…

«Чтобы заставить себя заметить, нам пришлось растянуться от Берингова пролива до Одера…» - писал Чаадаев.

Слышите, братья украинцы – от Берингова пролива до Одера, и никак не меньше. «До Одера», а не «до Волги», или «до Днепра» - иначе «не заметят». Поймите, что мы «великие», но сегодня никаких признаков величия, кроме размера территории предъявить не можем, потому в рамках законных границ нам оставаться западло. Такая, видите ли, у нас особенность – ментальность по-научному. Злобные русофобы утверждают, что это болезнь. Называют и диагноз – мегаломания. Для непосвященных сообщаю симптоматику, взятую из учебника психиатрии:

…Болезнь выражается в предельной степени переоценки собственной важности, известности, популярности, богатства, власти, гениальности, политического влияния. Возможно даже «осознание» своего всемогущества… в психиатрии мегаломания рассматривается и в качестве составной части паранойи – мании преследования… может возникать и в виде мании реформаторства, - (читай: «думское законотворчество») сутяжничества, религиозных переживаний… Больной считает, что все окружающие негативно к нему относятся… 

По-моему, «в яблочко» - все симптомы совпадают. Но вот вопрос - как поступает опытный психиатр, когда больной настаивает на том, что он Наполеон? Правильно, он соглашается.

- Да, ваше высочество, - мягко уговаривает врач. – Вы Наполеон… 

И больной успокаивается, умиротворяется, позволяет сделать успокаивающий укол, надеть смирительную рубашку. Казалось бы, чего проще?

И чтобы западным СМИ не прогнуться? Небось, язык не отвалился бы при упоминании о России промурлыкать эдакие мантры, типа: «Величайшая из стран, населенная добрейшим и духовнейшим народом, который несет миру высочайшие образцы справедливости и добра. Верующий в истинного Бога…» А если нам еще отвалить поклон в пояс и всем мировым сообществом хором запеть: «Боже, храни Путина!», то мы можем впасть в такое миролюбие, что сами зарыдаем от любви и умиления. Ведь, по большому счету, мы дети. Стоит такой театр недорого, а скольких смертей на поле боя можно было бы избежать?

Только не надо опять про то, что мы «Своих не сдаем!». Во-первых, сдаем как миленькие. Кто знает, куда девались 250000 русских в Чечне? А больше полумиллиона в Узбекистане? А куда испарились 350000 русскоязычных граждан Таджикистана? Неизвестно? А ведь это тот самый Русский мир, который мы, не теряя прославленной соборности, сдали с потрохами. 

Зато в Крыму отыгрались «по полной». Ведь это уму непостижимо, до какой низости дошли проклятые укрофашисты, открыв в исконно нашем Крыму аж шесть (6) процентов украинских школ! Притом, что этнических украинцев в Крыму проживает всего-то двадцать пять (25) процентов. Кровь стынет в жилах от такой вопиющей дискриминации русского языка!

Наслышавшись о подобных притеснениях, я упрашивал друзей познакомить меня с настоящим «фашистом» из Правого сектора. Готовясь к встрече, даже почитал программные документы Яроша, очень похожие на программу нашей ЛДПР. Да и сам Ярош весьма напоминает смягченный вариант Жирика, только не такой крикливый. То-есть, до таких патриотических высот как мытье русских сапог в Индийском океане, Ярош, ясный перец, не дотягивает. Вспоминается, что в свое время с этой духоподъемной программой ЛДПР отхватила аж 25 процентов нашего самого читающего в мире электората. Куда тут Ярошу с его несчастными долями процента?

А пока что я приготовил несколько «неудобных» вопросов и пошел на встречу. На выставке украинского «Военпрома» подвели к группе немолодых, одетых в гражданское. Сказали: знакомься. 

- Правый сектор?

- Он самый, - подтвердили друзья.

Я сразу прихватил парня, который помоложе. Разговорились… 

Украинский фашист оказался азербайджанцем. Долго выясняли, как он дошел до жизни такой? Бежал в свое время из Карабаха. Жил в Одессе, учился, работал… Теперь на передовой. Очень торопился, потому что машина в Дебальцево уходила через час, и он боялся опоздать в батальон. 

- …а как же Украина для украинцев? – спрашиваю.

- А я кто, по-вашему? 

- Вы только что сказали, что азербайджанец. 

- Я гражданин Украины… могу паспорт показать.

И протягивает паспорт, в котором вообще нет графы «национальность». Я начинаю объяснять разницу между гражданством и национальностью. Несмышленый фашист задумывается.

- У меня и дети украинцы, - неуверенно говорит он. 

- Какие же они украинцы, если вы азербайджанец? – раздражаюсь я. 

- Странный вы человек, честное слово – воевать добровольцем пошли, жизнью рискуете каждый день, и даже не понимаете во имя чего!

На этих словах фашист снова оживился и отчеканил, как отличник отвечает хорошо выученный урок: 

- Я Родину защищаю!..

И дальше все в таком же роде, сказка про белого бычка. Сошлись на том, что он украинец азербайджанского происхождения. С тем не облагороженный расовой теорией укрофашист и уехал в свое Дебальцево защищать Родину. Им бы нашего Дугина прикомандировать, чтобы прочистил мозги. 

Зато теперь-то я понимаю, почему главные борцы с фашизмом – донецкие предводители Захарченко и Плотницкий упрекают украинцев в том, что «отдались под управление жалким евреям». Как очевидец, свидетельствую: в добровольческих украинских батальонах такой разгул махрового фашизма, что в составе этих «националистических банд» воюют уже не только евреи, но, как выяснилось, и азербайджанцы, и русские, и армяне, чеченцы, грузины и пр… как это принято у свирепых нациков.

Слава Богу, что бешеному разгулу звериного украинского фашизма успешно противостоит наш фирменный русский «имперский интернационализм», который мы десятилетиями оттачивали в многочисленных войнах в Корее, Венгрии, Чехословакии, Афганистане… совсем недавно в Грузии - «Но пасаран!», «Фашизм не пройдет!», «Крым наш!»…

Отзвучали разрешенные лозунги, победные реляции и отечество наше вновь накрывает тухлая, кладбищенская тишина, которую мы называем «стабильностью», назначив эту химеру на роль национальной идеи. Стабильность во что бы то ни стало, через войну, смерть, кровь – любой ценой. Во имя липовой стабильности нас унижают телевизионным враньем, «винтят» ОМОНом, судят неправедными судами, сажают за песню, за книгу, за брошенный в полицейского лимон – молчим.

Это именно нас, все 140 миллионов русского народа, как гоголевского поручика Пирогова, власть хлещет по щекам ефрейторским окриком: «Молчать, смерды»! Молчим… Внутри, естественно, бушуем как вулканы, готовы буквально рвать и метать, но молча, чтобы, не дай Бог, не нарушить «стабильность». А вечером, по рекомендации того же Гоголя, в своих клубах, дискотеках и филармониях мы «...так отличаемся в мазурках, что приводим в восторг не только дам, но даже и кавалеров». После чего, смахнув с лица «божью росу», продолжаем бубнить о духовности и внутренней свободе, потому, видимо, что мы мудрые и знаем цену истинной свободы и демократии. А «хохлы», упертые и темные, стабильность не ценят и потому не желают молчать и терпеть. Им, видите ли, свободные СМИ подавай, сменяемость власти и независимый суд! Коррупция их, видите ли, не устраивает! А про внутреннюю свободу они понятия не имеют и потому не видать им нашей благодати.

И то, правда: «Для праздника толпе совсем не обязательна свобода», - заметил Бродский. Подтверждаю это как рядовой член толпы. Как человек, смиренно и безропотно, полвека проживший в советском рабстве. Не севший за свои убеждения в тюрьму, не принесший в жертву карьеру, благополучие, саму жизнь - как Марченко, Сахаров и многие другие апостолы свободы. Они погибли, а я перетерпел, сдерживая рвоту от отвращения к власти, и дожил до старости потому, что не боец, и не борец, а слабый обыватель, боящийся боли, волнующийся за семью, родителей, детей. И сейчас негодую на нынешний режим за то, что он своей подлостью снова, как в советские времена, загоняет меня в угол, где совесть кричит: «Не молчи!», а робкое сердце шепчет: «Не выступай…» Только осознание трагедии развала, перед которой оказалась Россия, принуждает меня «выступать», чтобы озвучить, видимую мной реальность.

Вот она: Россия стоит на краю пропасти.

Что будет? Какая беда ждет нас? – Бог знает. 

Мудрец Губерман в эссе о Сократе с тревогой предупреждает: «Самое жестокое похмелье – от опьянения коллективным единодушием». 

Господи, дай нам разум услышать эту простую истину! Не дай окончательно сойти с ума, за компанию с безумцами во власти!

Она, Украина, родила нас, русских. Выкормила, выпестовала и вывела в люди целый народ. Дала нам письменность и веру. Потому она и «ненька», а Киев «мать городов русских». Рожденные в днепровской купели, мы выросли, разбрелись по свету, разбогатели, заматерели… И теперь, навалившись на Украину всей своей огромной сыновей тушей, мы реально насилуем собственную мать. Причем делаем это с восторгом и удальским гиканьем…

Эй вы, русские мужики, вас еще не тошнит от этой мерзости?

 

Погляд

11.03.2015 | Наталка Ковальчук

Страх на експорт, або чи зможе український імунітет здолати московську пошесть?

   

Року 1558 російський цар Іван Грозний пішов війною на сусідню Лівонію, назвавши офіційною версією війни – захист православних і повернення «исконно русских земель».

Російська імперія разом зі своїми союзниками тричі ставала призвідцем розділу Речі Посполитої. Після третього поділу, в 1795 році, Польща, за словами російських військових істориків Василя Потто та Сергія Одінцова, «…исчезла с карты Европы, как самостоятельное государство».

Який стосунок ці історичні факти мають до сьогодення, зокрема до нашого сучасного життя? Очевидно, безпосередній.

За підрахунками істориків, Росія дві третини свого існування провела у війнах. Військова конфронтація з рядом країн, найперше з сусідніми, тривала віками. І, зазвичай, всі свої зазіхання на чужі території Кремль пояснював для себе і для світу отим самим «…захистом православних (або російськомовних) і поверненням «исконно русских земель».

Під таким же приводом відбулося вторгнення на територію України в 2014 році.

Врешті, в України своя історія стосунків з Росією, яка також переконує у тому, що жити поряд з таким агресивним сусідом небезпечно. Але Росія іншою не стане. І, вочевидь, нам, як і у країнах Балтії, у Польщі, потрібно виробити свій власний імунітет до російських впливів і загроз, котрі, як бачимо, кремлівська влада, наче небезпечну пошесть, століттями поширює на територіально близькі до неї країни.

Експорт страху – ось те, завдяки чому наш північний сусід віками отримує моральні і матеріальні дивіденди.

Сьогодні політичне керівництво Росії також взяло курс на залякування України.

Мабуть, вже з рік в нашому інформаційному просторі можна зустріти тези на кшталт: «Кремль докладає усіх зусиль, аби посіяти серед українців паніку…», «Україну хочуть дестабілізувати и перетворити на країну хаосу…», «…зламати опір українського суспільства, залякати людей, посіяти зневіру…» і так далі.

Однак чи такі ми вже насправді беззахисні перед цим потужним агресором, як дехто нині стверджує?

І чи справді такий вже випадковий і неочікуваний той український опір, з яким зіткнулася Москва, почавши вторгнення на сході нашої країни?

Насправді протистояння московській владі в Україні було завжди. Іноді сильніше, іноді слабше, не завжди відкрите в силу тих обставин, що й кремлівський тиск на Україну був жорстоким і потужним - як в часи Російської імперії, так і за комуністичної влади.

Згадаймо хоча б деякі факти вже новітньої історії.

Вимучена голодом 1921-1922 років, Україна все ж не хотіла підставити голову під колгоспне ярмо, приготоване для неї Москвою в 1930-х роках. І знову кремлівською владою був спровокований голод. Геноцид…

Недавно зустрілося несподіване твердження про те, що сталінському режиму все ж не вдалося провести повної колективізації. Ціною мільйонів жертв селяни відстояли своє право на землю, нехай і на її мінімальну частку, бодай на кілька соток того «присадибного господарства», на якому можна було відчувати себе господарем.

Свою історію періоду 30-х років ми частіше оцінюємо, зосередившись більше на її неймовірній трагічності. Та, можливо, треба частіше говорити про той шалений суспільний опір, без якого, очевидно, московські вожді дуже швидко загнали б селянство в «советскую коммуну», привчили б працювати на чужій землі, довели б до втрати власної ідентичності. 

З самого початку свого приходу на українську землю спочатку більшовицька, а потім комуністична влада, нищила й український інтелектуальний цвіт. Через гоніння, репресії, відверті вбивства український народ втратив ціле покоління кращих представників своєї інтелігенції. Життя одних обривалось по сталінських ГУЛАГах, інші шукали притулку по далеких світах. Жодна статистика не називає точного числа жертв.

Однак навіть попри потужний тиск радянської системи, яка використовувала проти інакомислення і терор, і репресії, і каральну психіатрію, і весь «арсенал засобів» КДБ, попри все це - саме в Україні заради відстоювання ідей гуманізму і демократії, національних свобод і прав людини, сформувався такий рух опору, який десятиліттями не давав спати спокійно Москві, про який знали і в СРСР, і у світі.

Власне, Україна і сьогодні не дає «спокійно спати» московській владі тим, що має свою волю до власної долі, і знаходить достатньо сили протистояти «кремлівському впливу», незважаючи ні на що.

Якщо оцінити те, що відбувається, з простої точки зору: хто кого боїться, то, скоріше, це саме російська влада боїться України. Зокрема, очевидно, і того єднання, яке сьогодні присутнє у нашому суспільстві вже не тільки заради відстоювання ідей гуманізму, демократії, національних свобод, прав людини, а й збереження територіальної цілісності своєї країни, своєї державності.  

У цьому зв’язку, очевидно, варто дослухатися до сказаного британським істориком, одним з найвідоміших дослідників історії СРСР Робертом Конквестом:

«Не нам робити передбачення, в якому напрямку підуть наступні події Але ясно, що в будь-якій майбутній кризі СРСР проблема української державності буде окремим чинником, причому важливим, її не зліквідували сталінські методи, так само як і тактичні зміни в політиці наступників Сталіна не обеззброїли її». («Жнива скорботи». 1989 р.)

Висновок напрошується сам: українське прагнення до державності не знищили сталінські методи. Не вдасться це зробити й путінським, незважаючи на всі залякування.

В українського народу таки є той  імунітет, що допоможе здолати московську пошесть. Можливо, не сьогодні, не завтра, не так швидко, як нам хотілося б. Але це обов’язково станеться.

 

 

 

Жертви політичних репресій

03.03.2015 | Юрий Асеев

Призывы правозащитников не помогли: музей ГУЛАГа "Пермь-36" заявил о самоликвидации

   

Как говорится в заявлении организации, опубликованном на ее сайте, все попытки переговоров с администрацией Пермского края о сохранении музея ГУЛАГа "Пермь-36" "как настоящего музея истории политических репрессий в СССР и как уникального исторического памятника оказались безрезультатны".

Более года музей находился под угрозой закрытия из-за конфликта с властями, который начался после того, как краевое правительство перестало платить по счетам учреждения, тем самым накопив коммунальную задолженность.

Весной прошлого года музей из-за долгов отключили от воды и электричества. В мае 2014 года была уволена директор "Перми-36" Татьяна Курсина. Тогда же музей был перерегистрирован из бюджетного государственного учреждения в автономное государственное учреждение культуры, сообщает Русская служба BBC.

"Не имея возможностей для выполнения уставных целей и понимая бесперспективность дальнейших переговоров, Правление АНО "Пермь-36" приняло решение о прекращении деятельности АНО и начале процедуры ликвидации общественной организации", - говорится в сообщении АНО.

В августе 2014 года представители неправительственных организаций из России и стран Европейского союза призвали власти Пермского края спасти мемориальный комплекс "Пермь-36", отметив, что все проблемы музея начались после того, как региональное министерство культуры остановило финансирование музея, из-за чего были не оплачены коммунальные счета.

Администрация края также намеревалась "изменить фокус" экспозиции.

Информация о действиях властей Пермского края в отношении музея дошла до президента России. Владимир Путин также выразил озабоченность ситуацией вокруг "Перми-36", утверждали правозащитники. После этого губернатор Виктор Басаргин пообещал сохранить музей и даже сообщил, что в региональном бюджете предусмотрены средства на его содержание, чего в предыдущие годы не было.

Музей "Пермь-36" было решено создать в 1992 году в помещениях бывшей советской колонии. Владельцем музейного комплекса и земли является государство, которое выделяло средства на оплату коммунальных услуг и ремонт помещений. Музейные экспонаты принадлежат АНО "Пермь-36" и физическим лицам, которые ранее передавали их музею для экспонирования

Вісті з пострадянських країн

02.03.2015

Убийство Бориса Немцова: ответственность власти

   

В ночь с 27 на 28 февраля 2015 года в центре Москвы, в сотне метров от Кремля, застрелен Борис Немцов. Это – политическое убийство.

В последние годы и месяцы власть России и служащие ей средства массовой информации создали атмосферу ненависти к любому инакомыслию. Государственная пропаганда не только «высвечивает», подобно прожектору, мишень для убийц, но и создает у них ощущение безнаказанности. Оппозиционных и просто независимых общественных и политических активистов называют вражескими агентами, по сути объявляя их «разрешенной целью». Так, на 1 марта на канале НТВ был объявлен показ очередной серии «Анатомии протеста», где Борису Немцову отведена роль одного из главных
«врагов».

Но пропагандой дело уже не ограничивается: с подачи власти создан «Антимайдан» - отряды штурмовиков, открыто провозглашающие своей целью силовое, за рамками закона, подавление оппозиции. Эти силы тесно связаны с «ополченцами», воюющими на востоке Украины, откуда в Россию возвращаются люди, имеющие опыт прямого и безнаказанного вооруженного насилия.

Сегодня мы еще не знаем имен исполнителей, организаторов, заказчиков преступления. Но мы можем определенно утверждать: именно российская власть создала все предпосылки для убийства Бориса Немцова.

28 февраля 2015 г.

Бюлетень "Права Людини", 2015, №07

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори