пошук  
Публікації › Бюлетень "Права Людини"200216
№16
2002

Бюлетень "Права Людини"

Хроніка

17.12.2002

Порушення прав людини в світі почастішали — "Міжнародна Амністія".

   

Після терактів 11-го вересня в США практично в усіх країнах світу минулого року почастішали порушення прав людини. Такі висновки містить оприлюднений у вівторок щорічний звіт правозахисної організації "Міжнародна Амністія". Порушення прав людини зареєстровані загалом у 152 країнах світу. Це на три країни більше, ніж 2000 року. У 47 країнах світу 2001 року людей страчували без судів та вироків. Збільшення числа випадків порушень прав людини "Міжнародна Амністія" пов’язує зокрема з антитерористичною боротьбою, розпочатою після терактів 11 вересня. Так, у звіті йдеться про те, що в США порушуються права осіб, затриманих через підозру до організації терактів. В американських в’язницях вже довгий строк утримують під арештом без винесення відповідних звинувачень 1200 іноземних громадян, переважно вихідців з близькосхідних та південноазіатських країн. Окремий розділ звіту "Міжнародна Амністія" присвятила Німеччині, де зареєстровані кілька випадків жорстоких дій поліцейських по відношенню до затриманих. Коментуючи цей розділ звіту, керівник німецької секції "Міжнародної Амністії" Барбара Лохбілер згадала зокрема і про смерть 31-річного чоловіка в Кельні, яку пов’язують з діями місцевих поліцейських.

"Німецька Хвиля" — українська редакція

Хроніка

17.12.2002

Львівська облпрокуратура не бажає відшкодовувати батькам закатованого Мозоли моральні збитки.

   

Уповноважений Верховної Ради з прав людини Ніна Карпачова обурена позицією Львівської обласної прокуратури у справі щодо виплати морального відшкодування батькам Юрія Мозоли, який загинув у слідчому ізоляторі УСБУ в Львівській області. 28 травня Франківський районний суд Львова задовольнив позов Н.Карпачової і постановив стягнути 130 тис. грн. морального відшкодування, зокрема, з УСБУ у Львівській області по 50 тис. грн. кожному з батьків, а з прокуратури Львівської області — по 15 тис. грн. кожному з батьків.

Як уточнила Н.Карпачова, її обурила позиція облпрокуратури, представник якої — Юрій Макогон заявив під час суду, що вони готові відшкодувати моральні і матеріальні збитки тільки у розмірі зарплати за три дні, протягом яких Ю.Мозолу тримали у слідчому ізоляторі, а тому прокуратура буде оскаржувати прийняте рішення в апеляційному суді. Н.Карпачова висловила жаль з приводу такої позиції прокуратури. Водночас, Н.Карпачова підкреслила гуманне ставлення до потерпілих з боку керівництва СБУ. Так, відзначила вона, представник регіонального підрозділу СБ України після судових дебатів заявив, що СБУ виконає рішення суду. Він наголосив, що причетні до смерті Ю.Мозоли співробітники були засуджені до різних термінів позбавлення волі. На думку Н.Карпачової, такий підхід свідчить про демократичні зміни в діяльності СБУ.

Позов українського омбудсмана до прокуратури та СБУ був поданий 4 лютого 2001 року. У позові Н.Карпачова просила відшкодувати моральну шкоду Івану та Іванні Мозолам у зв’язку із втратою годувальника у 1996 році.

27 березня 1996 року 26-річний Юрій Мозола був затриманий за підозрою у скоєнні ряду вбивств на території Львівської області та ув’язнений у слідчому ізоляторі УСБУ у Львівській області, де через три дні помер від катувань. Через тиждень правоохоронці затримали серійного вбивцю Анатолія Онопрієнка. Н.Карпачова у своєму позові вказує на те, що батьки Ю.Мозоли опинилися в скрутному матеріальному становищі через втрату годувальника, вони мають значні заборгованості за комунальні платежі, Іванна Мозола визнана інвалідом ІІІ групи, а Іван Мозола зараз проходить відповідні медичні комісії з приводу встановлення ІІІ групи інвалідності.

Наш інформ.

Хроніка

17.12.2002

Судовий позов з вимогою припинити добудову АЕС.

   

29 березня 2002 року шість студентів України — членів Громадського комітету національної безпеки України звернулися до Печерського місцевого суду м. Києва із позовом до НАЕК "Енергоатом" про "поновлення порушеного права на безпечне для життя і здорове довкілля", вимагаючи негайно припинити фінансування і добудову другого енергоблоку Хмельницької та четвертого енергоблоку Рівненської АЕС (ХАЕС-2/РАЕС-4). За твердженням позивачів, будівництво цих атомних електростанцій є протизаконним, оскільки всупереч вимогам чинного законодавства відбувається без позитивних висновків державної екологічної експертизи, таким чином порушує право позивачів на безпечне для життя довкілля і створює загрозу їх здоров’ю.

24 квітня ц.р. Печерський місцевий суд м. Києва відмовив в прийнятті позову до Національної атомної енергогенеруючої компанії "Енергоатом", оскільки, нібито, позивачі звернулися до суду не за захистом своїх прав, а в інтересах "всього суспільства взагалі", на що не мали належним чином оформлених повноважень. Таким чином Печерський суд позбавив громадян можливості в судовому порядку відстояти свої права.

8 травня 2002 року позивачі звернулися до Апеляційного суду м. Києва, вимагаючи забезпечити можливість захисту своїх прав в суді та скасувати ухвалу Печерського суду м. Києва про відмову в прийнятті їх позову. Зокрема, адвокат позивачів — Тетяна Монтян стверджує, що позивачі зверталися до Печерського місцевого суду із позовом про захист своїх власних прав, а в самій позовній заяві взагалі жодного разу не згадуються "інтереси суспільства взагалі", на які посилається суддя Олена Умнова. Представник позивачів Координатор Громадського комітету національної безпеки України Олексій Толкачов пояснює відмову в прийнятті позову небажанням Печерського місцевого суду м. Києва розглядати по суті справу, яка може викрити незаконність добудови Хмельницької та Рівненської АЕС та привернути увагу громадськості до фактів грубого порушення прав людини в сфері використання ядерної енергії в Україні.

12 червня Київський апеляційний суд скасував ухвалу Печерського міського суду про відмову в прийнятті позову. Отже, тепер Печерський суд має розглядати позов шести студентів по суті.

Прес-центр Громадського комітету національної безпеки України м.Київ, вул.Б.Хмельницького, 44, тел.: 568-29-67; факс: 265-51-80; ел.пошта: [email protected]

Свобода вираження поглядів

17.12.2002 | Юрій Нарбут.

Журналіст — небезпечна професія .

   

78% громадян України переконані, що в нашій державі професія журналіста — небезпечна. Про це свідчать результати опитування громадської думки, яке провів Український центр економічних і політичних досліджень імені Разумкова. Зважаючи, що 6 червня — професійне свято всіх українських журналістів України, центральною темою соціологічного дослідження були проблеми мас-медіа.

Понад 65% опитаних вважають, що найбільш імовірним негативним наслідком публікацій критичних матеріалів є фізична розправа з журналістом (68%), психологічний тиск на журналіста і редактора (57%), економічні санкції проти видавництва (47%). Лише 4% не вбачають небезпеки у друкові критичних матеріалів. На дещо затерте соціологами питання: "Чи потрібна українському суспільству свобода слова?" майже 90% сказали тверде: "Так". Водночас майже 70% респондентів визнають, що нині в Україні існує політична цензура.

На п’ять однакових питань: "Чи можуть українські ЗМІ без негативних наслідків для себе публікувати критичні матеріали про Президента (Верховну Раду, Кабінет міністрів, місцеву владу, кримінальні клани)?" фактично понад 50% опитаних у всіх регіонах України відповіли: "Ні". Причому чим далі на схід, тим більшими ставали відсотки у відповіді на це питання.

Також УЦЕПД оприлюднив оцінку громадянами провідних політиків України. На першому місці вже котрий місяць залишається лідер "Нашої України" Віктор Ющенко (25% — у березні, 27% — у травні). Далі йдуть головний комуніст Петро Симоненко (16% і 15%), Юлія Тимошенко (11% і 14%), прем’єр Анатолій Кінах (11% і 12%), есдек Віктор Медведчук (10% і 11%), соціаліст Олександр Мороз (8% і 9%) і віднедавна спікер парламенту Володимир Литвин (3,5% і 5%).

Соціально-економічні права

17.12.2002 | Надія Шерстюк.

Домашнє насильство — шляхи вирішення проблеми на державному і неурядовому рівні .

   

Однією з найбільших проблем, що актуалізувалася останнім часом в Україні, є домашнє насильство. Таку думку поділяють українські й міжнародні правозахисники, юристи, психологи. Проте представники системи кримінального судочинства не вважають домашнє насильство серйозною проблемою. Прокуратура, наприклад, часто відмовляється порушувати кримінальну справу за фактом тортур у родині, навіть якщо потерпілі отримують серйозні травми. Щоправда, нещодавно набув чинності закон України "Про попередження насильства у сім’ї".

Правозахисники і представниці неурядових жіночих організацій вважають його важливим кроком у напрямку розв’язання такої актуальної й серйозної проблеми для України, як насильство у сім’ї. Але цей закон, на їхню думку, хоч і є важливим, проте містить багато недоліків.

У 2000 році неурядова громадська організація "Правозахисники Міннесоти" провела комплексне повномасштабне дослідження з приводу насильства в сім’ї. Багато хто з респонденток відзначав, що домашнє насильство не обмежується лише фізичними тортурами, воно включає також моральне, психологічне і емоційне приниження.

Незважаючи на те, що домашнє насильство тільки нещодавно стало предметом дискусій і досліджень в Україні, воно вже встигло обрости багатьма міфами. Наприклад, довгий час насильство у сім’ї вважалося приватною справою, тому велика кількість злочинів, скоєних чоловіком щодо своєї дружини, залишалися прихованими. До того ж у суспільстві побутує думка, що часто жінки самі провокують ситуацію, що призводить, скажімо, до побиття чи зґвалтування. Така поведінка жінки, що має назву віктимна, стала нормою закону України "Про попередження насильства у сім’ї".

Міжнародна правозахисна організація "Amnesty international" вважає, що з огляду на це закон суперечить нормам міжнародного права. Ось яку думку з цього приводу висловила координатор українських програм "Міжнародної амністії" Наталія Дульнєва.

"Він (закон) в певних моментах суперечить міжнародному праву, оскільки там є пункт про віктимну поведінку. Віктимна поведінка, це, взагалі, такий кримінологічний термін, який пояснює, чому хтось на когось напав. Але це не може бути моментом виправдання кривдника за напад на жертву".

Жінки часто не хочуть давати розголос випадкам насильства над ними у власній родині. На думку правозахисників, юристів і психологів, подібна реакція зумовлена багатьма соціальними табу, пов’язаними з цим питанням.

За даними дослідження "Правозахисників Міннесоти", домашнє насильство є широко розповсюдженим явищем в Україні, яке вражає жінок на усіх суспільних рівнях. Такої ж думки дотримується Лілія Гук, координатор програми запобігання кризовим ситуаціям Львівського регіонального центру "Жінка для жінки". "Кожна четверта жінка, яка до нас телефонує, страждає від різних форм насильства", — стверджує Лілія Гук. Вона зазначає: "Насправді, насильство над жінками не має ні національних, ні соціальних, ні економічних, ні релігійних, ні професійних, ні освітніх забарвлень чи бар’єрів. Воно трапляється й може трапитися у будь-якій сім’ї, яка знаходиться на будь-якому рівні і має будь-яку освіту. 59,5% — це жінки з вищою освітою, які страждають від насильства у сім’ї".

За словами юриста Олени Кустової, представника неурядової організації "Вінрок інтернешнл", наразі у рамках попередження і боротьби з домашнім насильством у деяких областях України проводиться експеримент із використанням польського досвіду у цій сфері. "У Польщі це називається блакитні картки, у нас це називається спеціальні картки, і це документи, які супроводжують втручання міліції у ситуації домашнього насильства. У Дніпропетровську, наприклад, цей експеримент проводився у першому кварталі. Аналогічний експеримент розпочато у одному з районів міста Львова. За даними цього експерименту, потерпілих жінок виявилося приблизно 84%. Підготовлені спеціальні бланки протоколів, у яких працівникам міліції необхідно ставити лише певні позначки проти кожного пункту. Це значно спрощує сам процес документування виїзду на випадок домашнього насильства. Також протягом утручання потерпілій особі надається інформація про те, куди, крім міліції, вона може звернутися.

Міжконфесійні взаємини

17.12.2002 | Людмила Кучеренко, м.Полтава

У чужий монастир зі своїм статутом?

   

Ні для кого не секрет, що в Україні далеко до конфесійного миру. Але процеси, що відбуваються останнім часом, взагалі наштовхують на думку, що УПЦ Московського патріархату розпочала неоголошену війну українській, філаретівській церкві, а методи, якими вона діє, виправдовують далеку від благородства мету.

Взимку ЗМІ повідомляли про "навернення" до Москви церкви у с.Бутівцях Хорольського району. А минулої неділі, але вже з більшою брутальністю, була захоплена Свято-Миколаївська церква у Полтаві.

Марія Гринь, постійна прихожанка церкви протягом останніх семи років, розповіла про події 26 травня:

"Як завжди, у неділю я прийшла на службу. Але її чомусь відправляв не настоятель парафії отець Стефан, а інший священик в оточенні ще шести невідомих духовних осіб". Втім, усе стало зрозуміло і їй, і іншим парафіянам, коли була проголошена молитва за Володимира Сабодана та єпископа Филипа. Частина віруючих на знак протесту хотіла вийти з храму. Але півтора десятка молодиків, що приїхали на мікроавтобусі з київськими номерами, заблокували вхід до церкви, не даючи змоги вийти з неї, і на очах у міліцейських чиновників та представника відділу у справах релігії облдержадміністрації жорстоко побили українських священиків, які намагалися зайти до храму. Отець Григорій Кислий потрапив до хірургічного відділення лікарні. Прихожани вражені підступною змовою голови парафіяльної ради Сергія Знаменського та настоятеля парафії отця Стефана Водяника, адже рішення про перехід до іншої конфесії повинно ухвалюватися загальними зборами парафіян, а таких проведено не було, хоч відповідний протокол від 22 травня, і був поданий до відділу у справах релігій Полтавської облдержадміністрації. Але, як відомо, папір терпить усе.

29 травня на прес-конференції секретаря єпархіального управління отця Миколи Храпача журналістам була продемонстрована заява про те, що С.Знамен-

ський і отець Стефан загальних зборів у порядку, передбачених статутом релігійної громади, не скликали, підписана майже сотнею парафіян. Особливо ж людей обурило інтерв’ю, яке уже колишній голова релігійної громади Свято-Миколаївської церкви Сергій Знаменський (він вже переобраний) і колишній настоятель храму отець Стефан (уже знятий з цієї посади розпорядженням патріарха Філарета) дали телекомпанії ІСTV.

С.Знаменський серед причин, якими він пояснює перехід до московської церкви назвав те, що українська церква не визнана світовим православ’ям, і те, що патріарх Філарет кілька років не призначає керівника Полтавського єпархіального управління. Отець Стефан заявив, що ще три роки тому він перерукоположений колишнім полтавським єпископом Феодосієм тобто, присягнув московській церкві, продовжуючи молитися за розкольницьку, як він тепер її називає, українську церкву. А саме 22 травня, виголосивши на громадянській панахиді палку патріотичну промову про українського пророка й борця за незалежність Тараса Шевченка, виходить, пішов писати протокол про перехід до московської церкви. До речі, тепер парафіяни хочуть запитати у С.Знаменського, куди поділися їхні пожертви і кілька десятків тисяч гривень спонсорської допомоги, які голова обласної "Просвіти" і НРУ Микола Кульчинський просив у підприємців та діаспори на реставрацію древнього храму.

Отець Микола Храпач не може второпати, навіщо таке насильство, віроломство і наруга над почуттями віруючих, коли більшість полтавських (напівпорожніх!) храмів і так належать іноземній церкві. А за 200 метрів від Свято-Миколаївської церкви споруджується величний храм Віри, Надії, Любові під патронатом полтавського мера. Невже для того, щоб якнайболючіше дошкулити українським патріотам, бо Свято-Миколаївська церква — не лише пам’ятник архітектури ХVII століття, а й символ українського духу, бо найдовше трималася за часів войовничого атеїзму – служба у ній велася українською мовою аж до 1946 року.

Митрофорний протоієрей отець Микола Храпач вважає, що на Полтавщині виникла загроза міжконфесійному миру:

— Адже місцева влада демонструє прихильність тільки до московської церкви, морально і матеріально підтримує лише її: за 10 років незалежності їй виділялися чималі суми навіть з обласного бюджету і жодної копійки — УПЦ-КП. По суті, нас провокують захищати наші святині навіть зі зброєю. Якби влада й справді хотіла спокою, то давно поставила б цього владику Филипа на місце. Ставши взимку на Полтавську та Кременчуцьку кафедру і заявивши про подолання роз’єднання українського православ’я, владика Филип насправді сприяє, аби той розкол ставав усе глибшим. Священики питомо української церкви масово скаржаться на те, що в їхні парафії приїздять місіонери від Московського патріархату, торочать про неканонічність української церкви, залякують, паплюжать патріарха Філарета і взагалі все українське.

Парафіяни Свято-Миколаївської церкви звернулися із заявою до Президента України, прем’єр-міністра та ЗМІ. Планують провести хресний хід і пікетування Полтавської облдержадмінстрації: молитимуться біля неї доти, доки можновладці не збагнуть, як сказав отець Микола, що при їхньому потуранні відбувається подібна вакханалія. Можливо, навіть проситимуть політичного притулку в Канаді чи США, бо далі не в силах терпіти наругу й глумління над своїми релігійними почуттями.

Поки що ж Свято-Миколаївський храм опечатаний — до вирішення спору в суді, хоча й заступник відділу у справах релігій облдержадміністрації Вячеслав Переварюха, котрий запевнив що до рішення суду не буде проведена перереєстрація релігійної громади, точніше, внесення змін і доповнень до її статуту, не впевнений, на чию сторону стане Феміда, бо подібний інцидент на Полтавщині вперше. А ще він дипломатично, втім, однозначно висловився про те, що семеро московських священиків передчасно почали правити у Свято-Миколаївській церкві. Як кажуть, у чужий монастир зі своїм статутом.

Громадянське суспільство

17.12.2002 | Юрий Мельников, Одесса

Выборы в Одессе прошли, а напряженность не ослабевает…

   

По информации из Верховной Рады Украины, только продолжавшаяся до сегодняшнего дня драматичная борьба за парламентские комитеты помешала Эдуарду Гурвицу и ряду других депутатов из оппозиционных фракций поставить на голосование проект решения о создании следственной парламентской комиссии по расследованию обстоятельств грубейших нарушений выборного законодательства в период проведения местных выборов. По мнению лидеров парламентской оппозиции, безусловным "чемпионом" по числу и циничности подобных нарушений является Одесса. Об этом говорится в подписанном В. Ющенко, Ю. Тимошенко и А. Морозом специальном "Заявлении о ходе и последствиях выборов в местные органы власти": "Одесская власть наиболее цинично использовала административный ресурс не только в период самой кампании и в день выборов, но и после, оказывая давление на судебные инстанции, в которых обжаловались ее незаконные действия."

Тем не менее, руководители оппозиционных фракций Верховной Рады убеждены в том, что демократическое крыло депутатского корпуса, несмотря на неослабевающее силовое давление аутсайдеров минувших выборов, обладает достаточным потенциалом для эффективной защиты выбора украинских избирателей, и, в частности, выбора одесситов.

В то же время, с дополнительными трудностями столкнулись работники Одесской областной прокуратуры, ведущие следствие по возбужденному Генеральной прокуратурой Украины уголовному делу в связи с фальсификацией итогов одесских выборов. Как известно, уже после возбуждения уголовного дела, с санкции городской избирательной комиссии были уничтожены бланки бюллетеней, поданных одесситами в ходе выборов городского головы и депутатов городского Совета. Теперь, по словам пожелавшего остаться неизвестным сотрудника следственного отдела областной прокуратуры, реальная опасность нависла над пока уцелевшими списками избирателей, протоколами избирательных комиссий и другими необходимыми для завершения следствия документальными материалами. Проблема заключается в том, что в следственном отделе нет достаточного количества сейфов и других возможностей для безопасного хранения такого объема материальных доказательств. Они хранятся навалом, на полу кабинетов следователей и, как предположил сам работник прокуратуры, могут стать причиной "случайного" пожара, расположенного в отдельном здании следственного отдела.

Как ожидается, подобная информация может усилить сохраняющуюся в Одессе со дня выборов высокую социальную напряженность и спровоцировать новый всплеск уличной активности представителей различных политических партий и общественных движений, уже не раз пикетировавших областную прокуратуру.

Практика правозахисту

17.12.2002

Подоходный налог с граждан Украины взимается в повышенном размере?

   

Мы предлагаем вниманию читателей судебное решение Жовтневого районного суда г. Днепропетровска по иску нашего постоянного автора и читателя Константина Устименко. Требования, заявленные в этом иске, по нашему мнению, представляют интерес для многих граждан Украины. После того, как районный суд отказал в удовлетворении исковых требований Константину Устименко, он направил апелляционную жалобу, текст которой также публикуется ниже.

Редакция "ПЛ"

Дело № 855/2002г.

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ УКРАИНЫ

11 апреля 2002 года Жовтневый районный суд г. Днепропетровска

в составе: председательствующего судьи — Черновского Г.В.

при секретаре — Кошелевой И.В., Акопове А.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Устименко Константина Григорьевича к Днепропетровскому городскому предприятию тепловых сетей "Днепротеплосеть", третье лицо — Днепропетровская городская налоговая инспекция о взыскании недополученной зарплаты, —

УСТАНОВИЛ:

Истец в ноябре 2001 года обратился в суд с иском к ответчику, третье лицо — Днепропетровская городская налоговая инспекция, в котором просил суд взыскать с ответчика недополученную зарплату в размере 368 грн. 55 коп.

В обоснование своих исковых требований в исковом заявлении и в ходе судебного заседания истец ссылался на то, что с 1988 года работает оператором котельной ДГПТС "Днепротеплосеть". С 01.07.00 Законом Украины "Об установлении минимальной заработной платы на 2000 год" от 01.06-00 минимальная зарплата установлена в размере 118 грн. в месяц и действует по настоящее время. Согласно п.1 ст.7 Декрета КМУ № 13/92 от 26.12.92 "О подоходном налоге с граждан" минимальная зарплата не облагается налогом, а зарплата от одного до десяти минимальных размеров облагается по ставке 10% суммы, превышающей заработную плату. Ответчик, начисляя и выплачивая ему зарплату, применяет необлагаемый налогом минимум заработной платы 17 грн., установленный Указом Президента Украины № 1082/95 от 21.11.95.

В соответствии с п.1 Переходных положений Конституции Украины нормативные акты, принятые до вступления в силу Конституции Украины, действуют в части, не противоречащей ей. Согласно п.1 ч.2 ст.92 Конституции Украины система налогообложения, налоги и сборы устанавливаются исключительно законами Украины. Согласно ст.ст. 1,6 Закона Украины "О порядке применения Закона Украины "О временном приостановлении полномочий Верховного Совета Украины, предусмотренных п. 13 ст.97 Конституции Украины и полномочий Президента Украины, предусмотренных п.7.4 ст.114-5 Конституции Украины" от 21.11.92 № 2813-ХII. Декреты КМУ имеют силу Закона и могут быть изменены или отменены только Законом. Указы Президента Украины, согласно ч.3 ст. 106 Конституции Украины, издаются на основе и во исполнение Законов Украины.

Истец в исковом заявлении ссылался на то, что удержание из его зарплаты подоходного налога в незаконно завышенном размере нарушает гарантированное ч.4 ст.43 Конституции его право на заработную плату не ниже определенной Законом. Помесячный расчет недополученной зарплаты за период с 01 июля 2000 года по 14 ноября 2001 года составляет 368 грн. 55 коп.

Истец в судебное заседание явился, исковые требования увеличил и просил суд взыскать с ответчика недополученную зарплату с 01 июля 2000 года по 01 января 2002 года в размере 474 грн. 75 коп.

Представитель ответчика в судебное заседание явился, исковые требования не признал и пояснил суду, что действительно при начислении и выплате истцу зарплаты, применяется необлагаемый налогом минимум заработной платы 17 грн., установленный Указом Президента Украины № 1082/95 от 21.11.95. 0тветчик суду пояснил, что они действуют в соответствии с требованиями действующего законодательства, что подтвердило определение Конституционного суда Украины от 21.03.02, в связи с чем просил суд в удовлетворении иска отказать.

Представитель третьего лица дважды в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела был извещен надлежащим образом. Суд определил рассмотреть дело в соответствии с ч.3 ст.172 ГПК Украины.

Судом установлено, что истец с 1988 года работает оператором котельной ДГПТС "Днепротеплосеть".

Судом установлено, что с 01.07.00 Законом Украины "Об установлении минимальной заработной платы на 2000 год" от 01.06.00 минимальная зарплата установлена в размере 118 грн. в месяц и действует по настоящее время.

Судом установлено, что в соответствии с Декретом КМУ "О подоходном налоге с граждан" № 13-92 от 26.12.92 подоходный налог с совокупного облагаемого налогом доходов граждан по месту основной работы, при заработной плате от 1 до 10 минимальных размеров, исчисляется из ставки 10% суммы, превышающей минимальную заработную плату.

Судом установлено, что в соответствии с Указом Президента Украины № 1082/95 от 21.11.95 при исчислении и удержании подоходного налога с граждан применяется необлагаемый минимум доходов граждан. Ответчик, начисляя и выплачивая ему зарплату, применяет необлагаемый налогом минимум заработной платы 17 грн., установленный Указом Президента Украины от 21.11.95.

Судом установлено, что определением Конституционного суда Украины от 21.03.02 отказано в открытии конституционного производства в деле по конституционному представлению 53 народных депутатов Украины, относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Указа Президента Украины "Об увеличении необлагаемого минимума и ставки прогрессивного налогообложения доходов дохода с граждан" от 13.09.94 № 519. В определении указано, что в соответствии с процедурой изменения таких указов Президента Украины соответствующими законами Кабинета Министров Украины Верховный Совет Украины подал проект Закона Украины "О налоге на доходы физических лиц" (регистрационный № 0936 от 26.12.96). Этот законопроект, который предусматривает законодательное регулирование применение размера ставок и механизма исчисления налога с доходов граждан, подготовлено повторноктретьему чтению (лист КМУ от 27.12.01 № 34-4612/47).

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 15, 15-1, 30, 62, 75, ч.З ст.172, ст. 203 ГПК Украины, суд, —

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Устименко Константина Григорьевича к Днепропетровскому городскому предприятию тепловых сетей "Днепротеплосеть" о взыскании недополученной зарплаты — отказать.

Решение может быть обжаловано в течение одного месяца в судебную палату по гражданским делам Днепропетровского апелляционного суда, путем подачи жалобы через Жовтневый районный суд г. Днепропетровска.

***

Палата по гражданским делам апелляционного суда Днепропетровской области

истца Устименко Константина Григорьевича, 49024 Днепропетровск, ул.Янтарная, 28/1,телефона нет

ответчик Днепропетровское городское коммунальное предприятие тепловых сетей "Днепротеплосеть"

49044, Днепропетровск, пр-т.К. Маркса, 37

тел. 744 00 43

третье лицо государственная налоговая инспекция г. Днепропетровска,

49101, Днепропетровск, пр.Кирова 57

тел. 778 45 59

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н А Я Ж А Л О Б А

на решение Жовтневого местного суда г.Днепропетровска от 11.04. 02 по иску Устименко К. Г. к предприятию "Днепротеплосетъ" о взыскании заработной платы в полном объеме"

Решением Жовтневого местного суда г.Днепропетровска от 11.04.02 отказано Устименко К.Г. в иске о взыскании зарплаты, недоплаченной в связи с неправильным применением ставки необлагаемого налогом минимума подоходного налога за период с 01.07.2000 по 01.01.02.

Полагаю указанное решение постановленным с нарушением норм процессуального права — ст.ст.15 ч.4, 62, 202-1 п.4, 203 ч.1 п.п.6, 8 ГПКУ — и без обоснования решения какими-либо нормами материального права, что привело к неправильному разрешению дела.

Обжалую указанное решение суда в полном объеме по следующим доводам:

I. В нарушение ст.203 ч.1 п.8 ГПКУ ни в решении суда, ни в отдельном обосновании этого решения не указаны нормы материального права, по которым разрешено дело.

В нарушение ст.ст. 202-1 п.4 и 203 ч.1 п.6 в ГКПУ суд не разрешил вопрос о правоотношении сторон в связи с применением ответчиком в период с 01.07.00 по 01.01.02 Указа Президента Украины № 1082/95 от 21.11.95. При этом ссылки в решении суда на Указ Президента Украины № 519 от 13.09.94 не имеют отношения ни к обоснованию исковых требований, ни к возражениям ответчика, так как и те, и другие основаны на Указе Президента № 1082/95 от 21.11.95.

2. Согласно п.5 постановления ПВСУ от 01.11.96 № 9 "О применении Конституции Украины при осуществление правосудия" судам следует исходить из того, что нормативно-правовые акты любого государственного или иного органа, в той числе акты Президента Украины, подлежат оценке на соответствие как Конституции, так и Закону.

В нарушение требований ст.62 ГПКУ суд не дал оценки соответствию на момент 01.07.2000 Указа Президента №1082/95 от 21.11.95 статье 106 ч.3 Конституции, пункту 1 переходных положений Конституции, статье 7 Декрета Кабмина Украины №13/92 от 26.12.92 "О подоходном налоге с граждан", статье 1 Закона Украины от 14.10.98 №171-XIY "О порядке установления ставок налогов и сборов (обязательных платежей), других элементов налоговых баз, а также льгот налогообложения", на которых основывались исковые требования (л.д.2, 22).

Таким образом, суд не применил законы, подлежащие применению.

З. Ссылка в решении суда на определение Конституционного Суда Украины (КСУ) от 21.03.02 об отказе в открытии конституционного производства по конституционному представлению 53-х народных депутатов Украины о соответствии Конституции Указа Президента Украины от 13.09.94 №519 "Об увеличении необлагаемого минимума и ставки прогрессивного налогообложения доходов граждан" не может служить основанием отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку определения КСУ об отказе в открытии конституционного производства согласно ст.ст.48, 50 Закона "О Конституционном Суде Украины" являются процессуальными документами и, в отличие от решений и заключений КСУ, не устанавливают правоотношений по сути и не разрешают существо дела.

Согласно ст.ст. 106 ч.3 и 124 ч.2 Конституции Украины, пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 01.11.96 № 9 "О применении Конституции Украины при осуществлении правосудия" Указы Президента Украины являются подзаконными нормативными актами и оценка соответствия их Закону находится в компетенции не Конституционного Суда, а судов общей юрисдикции.

Таким образом, определение КСУ от 21. 03.02 об отказе в открытии производства в Конституционном Суде не является преюдициальным для местного суда, кроме этого, согласно ст. 15 ч. 4 ГКПУ "при исследовании и оценке доказательств, установлении обстоятельств дела и принятии решения суд независим от выводов органов власти."

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 290, 305, 309 ГКПУ прошу

решение Жовтневого местного суда г.Днепропетровска от 11.04.02 отменить,

постановить новое решение по существу исковых требований.

Приложение; копии данной жалобы для ответчика и третьего лица.

У недержавних організаціях

17.12.2002 | Олексій Светіков, м. Сєвєродонецьк

Круглий стіл міських проблем.

   

29 травня в офісі ЛОВ ВГО КВУ в Сєвєродонецьку відбувся "Круглий стіл міських проблем" для міських партійних і громадських організацій. В зустрічі взяли участь представники міських парторганізацій КПУ, СПУ, Слов’янської партії, СДПУ(о), НДП, Демсоюз, громадських організацій ("Зелений світ", "Відродження", "Рада багатодітних матерів", "Союз робітників", міська рада профспілок, КВУ). Ціль круглого столу — організація спільного громадського лобіювання рішення гострих проблем міста, що залишаються поза зором міської влади. На зустрічі було визначено кілька таких проблем: про скорочення кількості зелених насаджень у місті (підняв "Зелений світ"), про додаткові заходи допомоги багатодітним родинам ("Рада багатодітних матерів"), про забезпечення підручниками шкіл міста, що ведуть навчання українською мовою (СПУ), про утворення в школах "фонду всеосвіту" (СПУ). Було вирішено, що ініціатори поставлених питань за допомогою консультаційного центра РЦТГ детально пророблять пропозиції і підготують проекти відповідних рішень для міської ради, які будуть обговорені на наступному засіданні круглого столу. Круглий стіл міських проблем буде проводиться планово в першу середу кожного місяця, і позапланово — по необхідності. За своєю суттю круглий стіл є спадкоємцем ради громадських організацій, що існувала у місті у 1994 році.

Погляд

17.12.2002 | Инна Сухорукова.

В ломбарде.

   

Раньше — во время советских праздников — демонстрации с последующим распитием крепких напитков и разъеданием сладких и несладких закусок коммунисты называли "народным гулянием". Сейчас, поскольку такие гуляния организовывает "антинародная", с точки зрения коммунистов, власть, они вполне вправе назвать такие гуляния "антинародными". Итак, антинародные гуляния нашего народа во время старых-новых праздников в Харькове прошли на должном уровне — под девизом: "танцуют (то есть пляшут под дудочку власти) — все". В советские времена многие из тех, кто двигался в праздничной колонне 1-го мая в этом году, под разными "уважительными" предлогами никогда не ходили на демонстрации. Сейчас открутиться невозможно: бюджетники вынуждены демонстрировать своему начальству собственную лояльность, работники негосударственных фирм боятся налоговых, пожарных и прочих инспекций. Родители боятся за своих чад-школьников, поэтому исполняют "ненавязчивые" рекомендации учителей послать ребенка на демонстрацию (редко кто из родителей выбирал второй вариант — послать учителя) и таким образом совершить замкнутый цикл самонасилия, т.к. заранее известно, что в отличие от предыдущего светлого прошлого, отказавшийся от участия в демонстрации (если он не госчиновник) никакой ответственности нести не будет. В худшем случае у гражданина состоится неприятный разговор с начальством. Вопрос — зачем позволять делать с тобой то, чего ты не хочешь, повисает в воздухе, т.к. советский человек привык, что кто-то решает за него, и кажется, его это вполне устраивает.

Но беда в том, что нынешние советские люди живут уже вовсе не в советской стране. "Общественный договор" по Руссо, который безусловно существовал в советские времена, — общественный договор между народом и властью давно нарушен. Советская власть, компартия навязали обществу договор в виде взаимного обязательства: "Мы тебя кормим, а ты нас любишь или притворяешься, что любишь". Этот договор с течением лет устраивал все меньшее число так называемых граждан СССР, т.к. власти все меньше могли его выполнять. Наконец, в один прекрасный, с одной точки зрения, и ужасный — с противоположной точки зрения — миг, власти не смогли выполнить этот договор, и в одностороннем порядке отказались от него, назвав свой отказ демократизацией, гласностью, а все вместе перестройкой.

"Общественный договор" — это условие существования любого государства, как показывает опыт — даже "долгоиграющей", растянутой на десятилетия диктатуры, в противном случае дело кончается революцией, в идеальном случае "бархатной", как в Чехословакии и других странах Восточной Европы. (То, что получилось в Украине никак нельзя назвать "бархатной революцией", как это любят повторять многие наши политики, т.к. в результате поражения ГКЧП в 1991 году у власти осталось прежняя номенклатура, а распад империи СССР — никак не отменяет необходимости строительства нового общества в бывших его странах — наоборот настоятельно требует этого строительства.)

Освободив себя таким образом от обязательств перед обществом, прежняя коммунистическая номенклатура разбежалась по национальным квартирам со всеми удобствами и начала строить светлое будущее уже только для себя. Те же, с кем в одностороннем порядке договор был расторгнут, заняли по отношению к происходящему разные позиции, от желания заставить общество опять подписать прежний "общественный договор" — такова позиция коммунистов, до полного наплевательства на чье-нибудь общественное или частное мнение, на любые договоры вообще — это позиции партии власти. Более или менее подобная ситуация сложилась во всех постсоветских республиках кроме Прибалтики. Особенно наглядно это проявляется в Украине, где нет вспышки шовинизма, вполне заменяющего старый "общественный договор", как это произошло в России, ни маниакального желания воссоздать единую и неделимую — ситуация, при которой в Белоруссии исправно выбирают Лукашенко, ни восточного коллективизма, традиционно заменяющего "общественный договор" в бывших советских среднеазиатских республиках.

Украина все время демонстрирует полное отсутствие возможности "общественного договора" на всех уровнях — и по вертикали, и по горизонтали. Остается спросить тех, кто выходит на ненужные им, навязанные абсолютно никому непонятные, и, по большому счету, никому — даже самим устроителям — ненужные акции: зачем и во имя чего они совершают над собой насилие? Ответ весьма неутешителен — по привычке. По привычке школьники выходят на субботники в те же места общественного пользования: парки, сады и скверы — и убирают их. А возможные рабочие места для безработных в этих же парках пропадают зря. Спрашивается — кому это выгодно? Никому, и прежде всего, государству. С маниакальным упорством власти или приближенные к власти партийные структуры в период предвыборной кампании посылают агитировать за себя безответных учителей и медиков, даже зная, что большинство жителей нашего города проголосует за коммунистов (искушение вернуть прежний, хоть что-то обеспечивающий договор очень велик в индустриальных центрах). И в Харькове проголосовали за коммунистов, которые в последней избирательной кампании практически не вели агитации, а в Полтаве, несмотря на админресурс, проголосовали за социалистов. А на западе и в центре Украины общественный договор вообще складывается без участия власти: у нее своя свадьба — у общества своя. Остается ответить на вопрос, как долго может просуществовать положение, при котором никто всерьез ни с кем не договаривается, ничего друг для друга делать не хочет, а все только делают вид. Одни делают вид, что управляют народом, избравшим их, а на самом деле договариваясь в узком кругу, создают себе этакую виртуальную властную реальность. Другие — изображают, что добровольно согласились выполнять директивы, а сами делают свое: голосуют как хотят, загоняют в тень капиталы и при малейшей возможности не платят налоги. Сама наша система бессистемности породила принципиально аморальный подход к нуждам государства — качество, убывающее с востока на запад страны, т.к. сам по себе лозунг "жила бы страна родная" и индивидуальное чувство гражданства к западу возрастает, но зато возрастает и некритичность к лидерам, спекулирующим на национальной идее, а таких достаточно.

Нынешняя ситуация в Верховной Раде — действительно зеркальное отражение общества живущего вне "общественного договора" и даже вне общественной морали. Пока — это не имеет вида трагедии, и мы не будем сравнивать ситуацию с потерявшим управление самолетом. Скорее — это игрушечный поезд, крутящийся по замкнутой колее, лишенный принципиально возможности двигаться вперед, а только по кругу. Но и тут можно доиграться: рано или поздно батарейки сядут.

Чего же мы хотим от себя и от окружающего пространства? Зачем нам эти игры с субботниками и парадами, с повышенной бумажной отчетностью и никакой ответственностью никого ни перед кем? Кроме хаотично действующей репрессивной машины, которая исправно кого-то (как правило, не самого виновного) хватает и сажает или запугивает до полусмерти, а рядом кто-то также не платит налоги, загоняет в тень капиталы, и лозунг "жила бы страна родная" для него лишь короткий анекдот. И мало кто задумывается о том, что не может долго существовать общество, в котором никто, по большому счету, никому не обязан, но все кому-то должны как в ломбарде. А ведь в наш государственный ломбард заложены жизни не только настоящих, но и будущих поколений.

Погляд

17.12.2002 | Виктор Белодед, г.Южноукраинск

Выход есть.

   

"Изберите себе ныне, кому служить"

(И.Нав.24,15)

Проблема преступности в современном украинском обществе столь актуальна, что ни один политик, включая президента, в своих программных заявлениях не обошел ее стороной. Правда, заявления мало повлияли на ее разрешение, а растущая статистика правонарушений вообще игнорирует намерения политических лидеров. Постоянно размещают на своих страницах материалы на эту тему и большинство СМИ. Сенсационные подробности, поражающие воображение обывателей, вызывают нездоровый интерес и таким образом увеличивают спрос на их продукцию. Эти материалы выглядят продолжением телебоевиков и сериалов, их воплощением в жизнь на местном материале. Все это приучает к мысли, что так оно и должно быть, никуда от этого не денешься. Отсутствие же отрицательных оценок криминала и насилия поневоле создает некий шарм уголовного образа. Издание Донецкого Мемориала "Аспект" поднимает вопросы преступности в несколько ином, конструктивном ключе. Материалы журнала в обобщенном виде акцентируют внимание на этапе последствий — на системе исполнения наказаний. Они также ориентируют на соответствующие международные правовые нормы. Но на самом деле явление преступности намного глубже и многогранней.

На страницах журнала весьма важным видится мне признание шефа украинского Департамента по исполнению наказаний В. Левочкина. Несмотря на принимаемые усилия по реформированию системы ИН, "говорить о том, что численность осужденных и заключенных уменьшается, оснований пока что нет", — заявляет он. Похожие трудности есть и у его российских коллег. "Решение проблемы размещения подозреваемых и обвиняемых только за счет строительства новых СИЗО выходит за рамки экономических возможностей государства", — пишет в журнале А. Яцентюк, начальник отдела Управления СИЗО и тюрем ГУИН Минюста России. Как видим, дело нешуточное: или преступность истощит и разрушит государство, или потребуются немалые усилия, чтобы она пошла на убыль. уголовно-исполнительная система пытается решить свои трудности как через строительство новых учреждений, так и через снижение численности спецконтингента путем амнистии, уменьшения сроков, альтернативных форм наказаний, а также смены старого персонала новым поколением. На мой взгляд, эти меры — слезы в растущем море преступности. После изоляции, нагрузив правовую сферу и бюджет, в общество возвращается тот же контингент, знающий истинную цену словам о справедливом суде и наказании, возмущенный увиденным и обогащенный всевозможным опытом, ни на йоту не став лучше. Если при этом и наблюдается некая положительная статистика, то я бы скорее отнес ее на счет возросшей квалификации правонарушителей.

Во многих материалах бюллетеня просматриваются общие задачи правозащитников и пенитенциарщиков, желание повлиять на ситуацию, снизить рост правонарушений и связанную с ним перегрузку мест заключений, что неминуемо влечет за собой нарушение элементарных прав узников. К сожалению, затрагиваемые вопросы далеко не охватывают всего явления. На мой взгляд, совместные усилия касаются только верхушки айсберга, и во многом напоминают борьбу с последствиями, хотя всем хорошо известно, что язвы общества проще предупреждать, нежели лечить. Преступность же имеет в нашем обществе весьма глубокие корни. Ее не объяснить с помощью примитивно-классового подхода, выводящего ее из безработицы (ярким чему подтверждением служит растущая преступность в Интернете). Не объяснить и существующими социально-материаль-

ными условиями, как пытаются это представить сегодня на официальном уровне. Такое утверждение следует из тезиса "бытие определяет сознание", логического продолжения заблуждения о животном происхождении человека. Из этой дарвинистской предпосылки вытекают весьма искаженные выводы, никак неспособные объяснить, например, рост преступности в благополучных странах.

Я убежден, что истоки этого явления следует искать прежде всего в отсутствии у граждан важных моральных качеств. Особенно присуща криминализация сознания человеку, воспитанному в советской среде. Исторически это воспитание начиналось с "экса" — восстановления революционной справедливости в отношении "эксплуататоров", что на языке правосудия всегда квалифицировалась как посягательство на чужую собственность, грабеж и разбой. Методы партийного руководства страной посредством неписаных законов и телефонного права долгие годы тоже были очень похожи на отношения внутри преступной группировки, построенной на личной преданности, авторитете, закрытости и сокрытии следов. Преступность была присуща и вождям. Достаточно сказать, что партийная карьера Сосо Джугашвили, известного народу как товарищ Сталин, началась с удачного ограбления банка в Тифлисе. Вожди помельче обустраивали свое бытие за казенный счет подальше от посторонних глаз на отдельно взятых территориях, огражденных плотными заборами.

С вождей делали свою жизнь и "массы". Рабочие и крестьяне долгие годы также жили по принципу: все вокруг колхозное, все вокруг мое. И хотя колхозная идея лопнула вместе с социализмом, мировоззрение осталось прежним. Но главным фактором преступности была 70-летняя государственная пропаганда атеизма, что привело к массовому безбожию, которое теоретически обосновывает и оправдывает всякую возможность украсть и обмануть, если НИКТО НЕ ВИДИТ. Смехотворные призывы к революционной или иному виду сознательности, апелляция к моральному кодексу строителя коммунизма перечеркивается утверждением, что со смертью все закончится, и поэтому надо успеть взять от жизни как можно больше, "чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы".

После закономерного краха коммунистических идей наше государство до настоящего времени так и не определилось с ответом на вопрос, почему его гражданам следует быть честными. В достаточной мере на этот вопрос не отвечает и Конституция, провозглашающая некие общепринятые международные нормы. Законы, в свою очередь, обозначают границы дозволенных действий граждан. Получается, что на жизненно важный вопрос каждый гражданин ищет ответ самостоятельно. и большинство из них находят вполне убедительные мотивы, позволяющие нарушать "самую малость". А затем еще чуть-чуть. У профессиональных преступников — своя философия оправдательного толка. (Как написано в Библии, "всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца", Пр. Соломона,21,2). В итоге те и другие попадают за решетку.

Ф. Достоевский талантливо и убедительно показал, с чего начинается любое преступление. Сначала в голове приживаются греховные мысли. А само преступление совершается позже по заранее обдуманному плану или без него, но по мысленно накатанной колее. Именно на первой стадии его и легче всего предотвратить. Однако государство остается бесконечно-скупым и безучастным к профилактике преступности, и вынужденно щедрым на содержание и наказание преступников закона. Оно безучастно смотрит на пропаганду в СМИ, показ видео и тиражирование аудиопродукции о насилии, порнографии, оккультизме, уголовном образе жизни. Возникает отдельный вопрос, а вправе ли мы апеллировать к государству, как некоему субъекту этого процесса? На мой взгляд, нет. При сложившейся структуре власти не наблюдается преемственности и ответственности за долгосрочную политику. Правительства меняются столь часто, что спрашивать не с кого. Существуют лишь группы лиц по ведомствам, которые и пытаются проводить свою долгосрочную политику. Ясно, что ее направленность будет носить квазигосударственный характер, выявляющий себя при распределении бюджетных потоков.

Между тем в правоохранительной системе накопилось много нерешенных проблем и тупиковых ситуаций, например, при дознании. Какой ценой достигается конечный результат, если раскрываемость преступлений является естественным критерием для служебного роста следователя? Если явная пытка с оставшимися следами изредка может иметь последствия, то часто существует беспроигрышный компромисс: признание — за сокрытие следствием части вины. В арсенале следователя также запугивание, оскорбления, давление на психику. В этих случаях, защищая закон, следователь становится нарушителем УПК, а действенный механизм контроля за действиями следователя отсутствует. Например, хорошая идея независимости судов на деле через волокиту и недобросовестность, а то и через их перегрузку оборачивается злом, переполнением СИЗО и увеличением сроков досудебного заключения. С увеличением этого срока возрастает также и моральная зависимость судей от обвиняемых. Как можно вынести оправдательный приговор, скажем, после годичного предварительного заключения? Какой судья скажет подозреваемому: "Извините, у наших коллег вышла ошибка?" Ведь в этом случае справедливость требует возмещения ущерба за остановку в работе подозреваемого, а то и ее потерю. Как восстанавливать потерянные в заключении здоровье и нервы? Кто должен кормить все это время семью заключенного? Кто будет оплачивать моральный ущерб? Плюс возможность заболевания туберкулезом или чем похуже в переполненных СИЗО. Фактически это наказание, решение о котором принимается судьей по подозрению, и без предоставления доказательств.

Независимость судов выливается также в безнаказанность для коррумпированных судей. Или рассмотрим отношение осужденных к приговору. Если даже допустить, что следствие и судопроизводство в отдельном случае было идеальным, то для суда остаются неизвестными многие мотивы и обстоятельства преступления, имевшие для преступника решающее значение. От этого происходит возмущение несправедливостью любого обвинительного приговора, что в свою очередь делает невозможными всякие доверительные отношения для перевоспитания преступников сотрудниками системы ИН. "Руководители ГУИН Минюста РФ некоторых регионов считают, что заниматься индивидуально-профилактической работой с заключенными бесперспективно" — читаем мы в статье "Положение заключенных в России". Об этом говорит их многолетний опыт. Ведь перевоспитание — это не назидательная лекция или правовой всевобуч. Это переубеждение, это откровенный разговор, диалог, дискуссия, предложение лучшего, нравственного образа жизни. Возможно ли это, если сотрудники УИН в разговорах с осужденными употребляют нецензурные и оскорбительные выражения, если сами употребляют алкоголь, ставший причиной страданий для многих осужденных? Нравоучения от таких воспитателей трудно воспринимать иначе, как юмор. Например, коррупция. Известно, сколь высок ее показатель в украинском государстве. И нет никаких оснований полагать, что она обходит стороной правоохранительные органы и уголовно-исполнительную систему. Наоборот, они в гораздо большей степени подвержены этому влиянию по причине целевого накопления для этих целей криминальных ресурсов. Ясно, что борьба с этим злом в среде правоохранителей крайне неэффективна. "Куда подевался рэкет с наших рынков?" — спросил я информированного водителя иномарки. "Они ушли под милицейскую крышу", — ответил он.

Эти и многие другие тупиковые обстоятельства на самом деле разрешимы через добрую совесть следователей, судей, прокуроров, адвокатов, пенитенциарщиков. Во многих отношениях обществу выгодно иметь добросовестных функционеров. Однако задача воспитания таких кадров государством не ставится. "Чиновник должен быть хорошим специалистом", — такова сегодня ведомственная кадровая политика. Не ставится также задача перевоспитания преступников и профилактики правонарушений в государстве, а положительный опыт работы церкви с заключенными не упоминается даже правозащитниками. Налицо парадокс: под разными предлогами отвергается бесплатная и действенная помощь, зато предлагаются и реализуются дорогостоящие и малоэффективные проекты. На мой взгляд, настало время признать несостоятельность существующей в обществе схемы борьбы с преступностью и прислушаться к тому, что говорит Библия. Она, в отличие от гуманистической идеи о том, что человек сам по себе добр, говорит обратное. Что человек не только испорчен, но еще и раб греха, т.е. он не может поступать иначе, даже если того желает. "Я ничего не могу с собой поделать!" — так заявляют наркоманы, алкоголики, прелюбодеи и воры. Они ОБЯЗАНЫ продолжать. Окончательно вырваться из этого круга без внешней помощи невозможно. Такую помощь предлагает только реальный Бог. А тот, кто вырвался, готов под присягой показать: да, это было в моей жизни, Иисус помог мне.

Почему не рассказать о такой возможности и другим заключенным? Церковь имеет опыт и успех такого рода освобождений. Она оказывает утешение и сострадание психологически неуравновешенным преступникам, а также одержимым демонами зла. И для этого не требуются ни штатные психологи, ни бюджетное финансирование. На сегодняшний день есть служители, миссионеры и проповедники Евангелия, готовые пойти и рассказать заключенным о надежде на лучшую жизнь, о пути освобождения от уз преступности. Но и эти немногие предложения отвергаются под разными предлогами. Департамент не готов к регулярному сотрудничеству, хотя заграничных миссионеров и высшее духовенство в зону пропускают со всей предупредительностью и содействием администрации. Что ж, советским людям это явление хорошо известно и обозначается специальным термином. Зато кропотливая и систематическая работа в зоне, от сердца к сердцу, поддержки не находит.

Среди причин этого я бы назвал тот высокий стандарт, который предполагает Библия. Она объявляет преступниками не только нарушителей заповедей "не убей", "не укради", "не прелюбодействуй", "не пожелай", но и всякого, распинающего в своем сердце Христа. Таким образом, на Божьей скамье подсудимых оказывается подсудимый и судья, заключенный и его страж. Подобная мысль кажется для последних абсолютно неприемлемой. Второй важной причиной видится мне сокрытие уголовно-исполнительной системой существующих в ней недостатков и фактов нарушения прав человека. Официальный путь обжалования действий администрации УИН ни к чему не приводит. Поэтому всякий независимый человек в зоне — это утечка критического материала. Если бы Департамент действительно желал реформ, он бы приветствовал всякий свежий взгляд и с благодарностью принимал адекватные меры для исправления ситуации в местах заключения. Третья трудность усматривается в вопросе выбора конфессий для сотрудничества. На самом же деле этот вопрос решается при желании администрации. Руководитель реабилитационного центра для наркоманов под Санкт-Петербургом ответил на него так: "Мне известны только два типа проповедников — лукавые, и те, кто действительно желает нам помочь". Библия же утверждает, что вера существует только одна (Еф.4.5).

Четвертая, и не последняя причина — администрации УИН при перегрузках персонала не нужны дополнительные хлопоты, им хватает и существующих. Ведь для взаимодействия с церковью и с НПО требуются как определенные организационные усилия, так и добрая воля, действия во благо всему обществу. Этим перечислением не исчерпываются все причины, однако и из приведенных ясно, что они могут быть устранены. Итак, дело не в отсутствии выхода, а в нежелании его искать. Дело за выбором: или высокий библейский стандарт, когда начинает действовать Бог, или "маємо те, що маємо".

http://www.yu.wildpark.net/~ded/Publizist/Aspekt

Дисиденти і час

17.12.2002 | Василь Овсієнко, м. Київ

Громадський комітет за реабілітацію "першотравневої" двійки".

   

Так назвала себе громадська організація з чотирьох осіб, які поставили перед собою цілком конкретне завдання: домогтися реабілітації двох колишніх політв’язнів — Георгія Москаленка та Віктора Кукси, засуджених свого часу за ст. 62 i 222 КК УРСР.

За даними Всеукраїнського товариства політичних в’язнів i репресованих (ВУТПіР), в Україні тепер налічується близько 30 тисяч колишніх політв’язнів. Лише частина з них реабілітована згідно з Законом УРСР від 17 квітня 1991 року "Про реабілітацію жертв політичних репресій в Україні", а саме, засуджені за ст. 62 — "антирадянська агітація i пропаганда" і 187-1 — "розповсюдження завідомо неправдивих вигадок, що паплюжать радянський державний і суспільний лад" та за деякими іншими статтями. Інші категорії колишніх політв’язнів і, зокрема, учасники збройної боротьби за незалежність, досі цією незалежною державою не реабілітовані. Та й з-поміж "антирадянщиків" дехто досі носить тавро "кримінального злочинця". Зокрема, ті, кому з політичних міркувань була сфабрикована кримінальна справа ("опір міліції", "наркотики", "порушення пашпортного режиму", "спроба зґвалтування" та ін.), а також ті, що мали, сказати б, "супровідні" звинувачення, як оця "першотравнева двійка".

Суть цієї справи ось у чому.

Уночі проти 1 травня 1966 року 26-літній робітник Віктор Кукса i 27-літній робітник i студент вечірнього відділу Київського інституту народного господарства (нині Київський національний економічний університет) Георгій Москаленко зняли з даху КІНГу червоний прапор i натомість вивісили жовто-синій. Сміливці розраховували, що вранці прапор побачить багато людей, адже саме тут формувалися колони студентів i робітників, щоб іти на першотравневу демонстрацію на Хрещатик. Прапор вони зшили з двох жіночих шарфів, посередині нашили національний герб тризуб i написали друкованими літерами, чорнилом:

Ще не вмерла Україна,

Ще її не вбито!

ДПУ

Ця вигадана абревіатура мала означати "Демократична партія України" — щоб не шукали ОУНівського підпілля, а змінений текст національного гімну — що боротьба за незалежність не припиняється.

Прапор був знятий уже о 8 годині ранку, доставлений в КГБ. Негайно була порушена кримінальна справа. Сміливців "вирахували" аж через 9 місяців. Вони були заарештовані 21 лютого 1967 року i 31 травня засуджені Київським обласним судом до 3 (Москаленко) i 2 (Кукса) років ув’язнення в таборах суворого режиму. "Холодною зброєю" був ніж, яким В.Кукса зрізав червоного прапора, вогнепальною — самопал, набитий головками сірників. Ним Г.Москаленко, стоячи внизу біля пожежної драбини, мав подати сигнал другові, якби виникла якась небезпека. Стріляти не довелося.

Відповідно до Закону про реабілітацію, постановою Пленуму Верховного Суду України від 20 травня 1994 року судові рішення в частині засудження Москаленка Г.М. та Кукси B.I. за ст.62 ч.1 КК УРСР скасовано, а кримінальну справу в цій частині переведенням закрито на підставі п.2 ст.6 КПК України за відсутністю складу злочину. Але вони й надалі вважаються засудженими за ст.222 КК УРСР. Тобто політична реабілітація обернула їх на чистих кримінальників! Отакий парадокс пострадянської юриспруденції.

Ба, цей факт не поодинокий. Скажімо, Володимир Мармус з друзями теж вивісив уночі проти 22 січня 1973 року 4 національні прапори та 19 листівок у Чорткові на Тернопільщині. За ст. 62 всі вони теж реабілітовані. Та вони мали якусь зброю, з якої в лісі вчилися стріляти. Судимість за ст.222 вигасла вже через 5 років після звільнення, тобто 1987 року. Але сина В.Мармуса в 2002 році не приймають до військового інституту через кримінальну судимість батька! Він є сином "ворога народу"! Виникає питання, чи ж українська це держава?

Ось чому 18 березня 2002 року в Києві створено цей Громадський комітет за реабілітацію "першотравневої двійки". До нього увійшли співголова Київської Ради об’єднань громадян Сергій Таужнянський; голова Кагарлицької районної організації Партії Зелених України Володимир Грисюк; я, Василь Овсієнко, колишній політв’язень, нині координатор програми Харківської правозахисної групи; голова Київської обласної організації ДемПУ, колишній політв’язень Валерій Кравченко, який, власне, й ініціював цю справу. Комітет збирається в приміщенні Київської організації ДЕмПУ, Ярославський пров., 3-Б, Київ, 04070; тел. (044) 229-20-66.

Комітет хоче створити прецедент повної реабілітації цих двох репресованих, щоби згодом домагатися реабілітації всієї означеної категорії. Бо в нашій державі, яка поки що тільки номінально українська, все треба вигризати зубами у її противників, які залишилися при владі, аби тільки не поступитися нею справжнім патріотам. Так i радянські судді-комуністи, "заметно перекосив рыло в сторону" (М. Салтиков-Щедрін), всілися під синьо-жовтим прапором i тризубом, а люди (не rpix сказати гepoї), які утверджували ці символи, — досі для них злочинці! Пан Леонід Кучма, якому в найстрашніших снах не снилося, що він стане колись Президентом України, визнає особами, що мають особливі заслуги перед Україною — кого б ви думали? Героїв Радянського Союзу, Героїв соціалістичної праці, депутатів Верховних Рад СРСР i УРСР. Тобто, за великим рахунком, найзапекліших противників незалежності України i найвірніших прислужників окупантів.

Розуміючи, що юридичних підстав домогтися реабілітації Г.Москаленка, В.Кукси та ociб означеної категорії зараз не існує, Комітет почав створювати громадську думку довкола цієї проблеми, щоб змінити закон або принаймні щоб суди переглядали такі справи i виносили виправдальні вироки. Адже підневільний народ мав право боротися за незалежність не лише з самопалами та кухонними ножами, але зі зброєю в руках.

Комітет організував низку виступів по радіо та публікацій у npeci (див., зокрема, київські газети "Шлях перемоги" від 15.05 та "Україна молода" від 23.05 2002 р.), а 1 травня разом з Київською радою об’єднань громадян (КРОГ), Демократичною партією України (ДемПУ), Всеукраїнським товариством політв’язнів i репресованих (ВТПВіР) та хором "Гомін" улаштував мітинг, де виступили Г.Москаленко та В.Кукса. Щоб привернути увагу громадськості до цього питання, передбачається зустріч зі студентами КНЕУ, скликання прес-конференції, виготовлення стенда та збирання підписів, пікетування державних установ i навіть спортивний захід — марафонський пробіг вулицями Києва з гаслами за реабілітацію політв’язнів.

Вісті з пострадянських країн

17.12.2002 | Людмила Клочко.

Рейс мира. (Работа неправительственных организаций в горячих точках).

   

С Настей Мальцевой я познакомилась в Варшаве во время занятий на Высшем Курсе по Правам Человека. Многие наши читатели знают о Польском Хельсинкском Фонде, многие были на летней или зимней школах или семинарах, которые проводит эта организация. Но Высший Курс — это новинка. Пятьдесят представителей НПО из всех стран СНГ собрались вместе. Совсем юные и умудренные опытом, все мы снова стали студентами. Пять сессий по две недели, домашние работы, тесты, баллы. Совсем не похоже на обычные семинары и конференции. Кроме знаний, которые мы здесь получаем, мы просто стали друзьями, и это, наверное, самое ценное. Хотелось бы рассказать и о каждом участнике отдельно, и о работе каждой из организаций, которые они представляют, и о жизни в странах, информацию о которых мы теперь черпаем в основном из передач российского телевидения. Настенька Мальцева из Екатеринбургского "Мемориала" выглядит совсем школьницей: скромная, небольшого роста, худенькая девочка. В своей организации Настя занимается правами призывников. В начале этого года Настя участвовала в Рейсе Мира, организованном неправительственными организациями России. Для детей Чечни были собраны одежда, книги, игрушки. Все это было решено передать "из рук в руки". Чтобы поехать в Чечню, Настя взяла отпуск на работе. Во время поездки она снимала видеофильм. С трудом уговариваю Настеньку дать интервью нашему бюллетеню: здесь ведь много людей, которые, по ее мнению, сделали гораздо больше.

Вот запись нашего разговора.

Л.К .Где именно родилась идея Рейса мира?

Н.М .:Идея Рейса мира родилась в небольшом городе Свердловской области Заречном, в "Уральском доме" — неправительственной организации, входящей в Форум переселенческих организаций, возглавляемый Лидией Ивановной Графовой. К идее присоединились другие неправительственные организации, отдельные граждане. Более 10 тысяч человек принесли вещи, игрушки, книжки и письма для детей Чечни. Сначала организаторам казалось, что собрать вещи — это самое главное. Но главное оказалось в другом. Люди, приносившие вещи, благодарили организаторов за возможность участвовать в акции, за возможность выразить сочувствие, за возможность передать частицу тепла. Каждая вещь становилась чем-то большим, чем просто курточка, книжка или игрушка, становилась символом причастности к чему-то хорошему и доброму. Одна женщина из Рязани сказала: "У меня сердце разрывается, когда я думаю о том, что происходит в Чечне". Из Санкт-Петербурга передали несколько коробок с вещами и плакат "Прости нас, Чечня". Сбор пожертвований проходил в 14 регионах России. 8 января мы выехали из Екатеринбурга, потом — Рязань, Москва, Воронеж, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Назрань и, наконец, Грозный. В каждом городе были концерты-митинги. Мы не ожидали, что откликнется столько людей. Вещей было собрано вдвое больше, чем могла вместить одна машина — 20-тонный трейлер, пришлось в Москве найти еще одну. Но ведь главное — не вещи. В акции участвовало множество людей разных национальностей, участвовало от чистого сердца, без того лукавого цинизма, который почти всегда присутствует в словах и делах политиков.

Л.К.:Кто помогал вам?

Н.М.:Помогали нам все. Отдельные люди, школы, общественные организации всех городов, в которых мы были, военные, МЧС России. ГИБДД России выдало нам бумагу, которая давала нам зеленую улицу. В Чечне нас встречали мэр Грозного, министры образования и здравоохранения.

Л.К .:А были ли те, кто не одобрял эту акцию?

Н.М .:Были, наверное, и те, кто не одобрял, но они нам не встречались. В пикетах, которые мы проводили в знак протеста против нарушения прав человека в Чечне, нас частенько ругали предателями родины. Но я никогда не слышала неодобрения в адрес Рейса мира.

Л.К.: А как вас встретили в Чечне?

Н.М.:Встречали нас очень тепло, мне даже не по себе было. Я ощущала, что каждый метр земли здесь пропитан горем и болью. Люди повторяли: "Мы понимаем, что русские люди не виноваты, все это дело рук политиков, власти." Я думаю, что у людей в Чечне есть ощущение, что о них забыли. Некоторые даже удивлялись: неужели о нас думают в России. Многие говорили о том, что хотят мира и безопасности для себя и своих детей.

Л.К.: Где именно вы были?

Н.М .:В Назрани мы были в палаточном лагере беженцев. Передавали гуманитарную помощь детям из детского дома, который был эвакуирован из Грозного и детям-жертвам минной войны. А потом в Грозном.

Знаете, там совсем другая жизнь. Дети любят бегать по траве, по лесу. А там этого нельзя — мины. В Грозном нам рассказали, что непосредственно перед нашим приездом двое детей подорвались на минах. Зимой по полю или лесу нужно ходить след в след. А как там ходят летом, я даже не представляю. Рассказали случай, когда во время обстрела мама с дочкой бежали по полю, и дочка отказалась падать на землю — ведь там мины. Вообще, мины и снайперы создают постоянную напряженность.

Л.К.: Как живут беженцы, есть ли у них перспектива вернуться домой?

Н.М.:В Карабулаке, где находится лагерь беженцев, есть школа в большой палатке. Лагерь беженцев пополняется, недавно приехала женщина с десятилетним сыном. "На ребенка наставили автомат и требовали деньги." Во время обстрелов снаряды попадают в жилые дома. Военные иногда извиняются — ошибка, мол, вышла, а иногда и не извиняются.

Л.К.:Чего дети боятся больше всего?

Н.М.:Мальчик из Грозного рассказывал тоном маленького старичка: "Боюсь зачисток, ведь и про меня могут подумать, что я боевик." Я ожидала, что встречусь с озлобленностью, а увидела людей, хватающихся за любую соломинку надежды. Многие видели в нашем приезде такую соломинку.

Л.К.: Как дети относятся к школе? Может быть они считают, что учиться в таких условиях не нужно?

Н.М.:Для детей Чечни школа – это особый мир. Несмотря на то, что все школы, которые мы видели, были исковерканы войной, окна в них затянуты пленкой, всего не хватает, дети любят ходить в школу. Подъезжаем к такой школе, а из-за затянутых пленкой окон доносится пение. Дети поют с характерным кавказским акцентом: "Пусть всегда будет солнце." Школа — это место, где нет войны, а есть обычные школьные будни. Дети везде — дети, им хочется играть, петь, общаться со сверстниками. Особенно дети были рады письмам, которые передали им школьники из России. Вот ответы, написанные чеченскими детьми.

Настя передает мне ксерокопии писем. Не могу не привести их простые искренние слова благодарности, любви и боли:

"Здравствуйте, дети. Мы передаем вам привет. Мы вас очень любим. Я хочу, чтобы мы были друзьями. Это написала Адаева Яха."; "Здравствуйте дорогие, меня зовут Габатаева Индира. Я живу в детском доме "Надежда". Спасибо вам за подарки и за то, что вспомнили о нас."; "Здравствуй, дорогой друг. Я благодарю тебя за все, что ты постарался прислать. Я хотел бы с тобой переписываться, но у нас с почтой не все в порядке. У нас, как ты знаешь, идет война, невинные люди погибают. Желаю тебе здоровья, счастья. Спасибо за все."; "Я хотел, чтоб вы не видели войны. У нас большая война — не красиво. Воды нет, света нет. Воду покупаем — фляга 2 рубля. Спасибо, что вы дали нам помощь. Передайте нам еще письма. Школа №39, Грозный. Исаев Исмаил."; "Привет! Меня зовут Апти. Спасибо за подарки, которые вы нам прислали. Я очень благодарен вам, что вы нас не забываете. Я вам желаю мира, здоровья, счастья. Чтобы вы не пережили такое горе, что пришлось пережить нам. Но я надеюсь, что война закончится!!!"; "Я живу в г. Грозном. Я желаю детям России, чтобы они никогда не видели войны. Абубакарова Фатима."; "Хочу, чтобы вы не страдали как мы. И чтобы не видели никогда войну. И чтобы ваших родителей не убивали. Магомаева Линда."; "У нас нет воды. Нету света, нас подключают за деньги к мотору. Если бы у меня были родители, я была бы самой счастливой. И если бы не было войны. Любого забирают, хоть кого и просят несказанную сумму."; "Нас каждый день убивают."; ".уводят и убивают невинных людей, просто мирных жителей. В первую войну убили моего Отца и Мать. Живу с Бабушкой, Дядей, Тетей и Старшей сестрой."; ".радуйтесь, что у вас война не отобрала ваших родителей. А у нас их нет. И, поэтому хочу посоветовать вам, слушайте своих родителей, будьте (к ним) внимательны."

Л.К.: Настя, а как твои родители отнеслись к этой поездке?

Н.М.:Мои родители меня понимают. Вздыхают тяжело и не спят ночами, но никогда не запрещают делать то, что я считаю нужным. Это большое счастье — иметь таких родителей. Но я им немного рассказывала — такая информация просто болью ложится на сердце, особенно, если ничего не можешь сделать. Может, это моя ошибка, что я с ними мало разговариваю.

Л. К.: А что хотелось бы рассказать родителям из несказанного?

Н.М.: Знаете, там прекрасные виды, горы, солнце. Мы ночевали в деревне недалеко от Грозного. Вдруг ночью начался обстрел, снаряд упал совсем близко. Хозяйка меня успокаивала, говорила, что, на самом деле, не так уж близко упал снаряд, чтобы это было опасно. Но тут мне стало ясно, как случайно попадают снаряды и мины. И в эту, и в другие ночи я видела вспышки взрывов, слышала стрельбу. Видела на домах надписи: "Здесь живут люди (мирные)". Говорят, что такие надписи не очень помогают. Много всяких разноречивых свидетельств. Нам рассказывали, что 1 января в Цоцен-Юрте российские военные творили страшные вещи, но в это же время в Грозном военные устроили для детей праздник.

Л.К.: По твоим словам получается, что вам никто не мешал, все помогали, а были ли какие-нибудь инциденты, недоразумения?

Н.М.: Когда мы возвращались, уже без сопровождения и специальных льгот, то ехали рейсовым автобусом, как ежедневно люди ездят. И здесь уже не по рассказам, а на своем опыте ощутили отношение военных к мирным гражданам. БТР остановился около рейсового автобуса и открыл стрельбу, нет, не по автобусу, стреляли в сторону. Из автобуса вышла женщина (а это не рекомендуется делать — могут заподозрить) и стала плакать — нервы сдают. Говорят, так случается часто. БТР на большой скорости проехал мимо стоящей колонны машин и автобусов, очень близко, чуть-чуть не задев наш автобус. Номера БТРа были замазаны грязью.

Блок-пост Кавказ. Досмотр. У Лидии Ивановны Графовой находят журнал, который издает ее организация. Уходят, через некоторое время просят показать другие номера этого журнала. Снова ожидание. Через сорок минут разрешают ехать. Но сорок минут показались нам очень долгими.

Л.К.: Разговаривали ли вы с людьми, у которых пропали родственники?

Н. М.: Матери-чеченки, у которых сыновья пропали без вести, хотели бы передать русским женщинам, у которых такое же горе: "Давайте объединяться, ведь погибают и ваши, и наши дети."

Л.К. Ты работаешь с военнослужащими срочной службы, скажи, пожалуйста, служат ли они в Чечне, а если, да, то, что рассказывают?

Н.М .:Очень сложно возвращаться к мирной жизни. Ведь это страшно — убивать людей. Многие спиваются, некоторые кончают самоубийством. Невозможно остаться таким, как был раньше. Один военнослужащий, который отслужил в Чечне срочную службу, рассказывал: "Я боюсь ходить по улицам, я не могу жить нормально, кошмары сняться почти каждую ночь. Я совсем не пью — боюсь, что могу натворить, Бог знает чего. Ведь мне часто кажется, что я — "там".

Л.К.: Как относятся россияне к чеченской войне?

Н.М .Есть две беды: ожесточенность и равнодушие. У одних просто затмение в головах от той информации, которую постоянно дают по телевидению, в газетах. А другие думают, что от них ничего не зависит. Я думаю, что это не так. Ведь даже то, как власть старается сформировать общественное мнение, доказывает, что это самое мнение власти необходимо. Если начинаешь что-то делать, то к тебе присоединяются другие люди. Очень важно всем вместе сказать: "Нет!" И тогда никакие политики не заставят нас убивать друг друга. Я не надеюсь на политиков. Мы должны действовать без них, помогая друг другу. Шестнадцатилетняя Ася из Грозного написала стихи: "политики, нам перечить не смейте, не знаете вы, как она страшна, не в рисунках, наяву, война".

Л.К.А что бы ты хотела сказать читателям нашего бюллетеня.?

Н.М.О, я многое хотела бы сказать. Из Чечни я уехала в феврале. И с тех пор ношу в себе крик о помощи, который мне чудился там везде. Думаю, что каждый может что-то сделать. Во-первых, людям в Чечне очень важно, что о них помнят и знают, им всем не хватает тепла — и взрослым, и детям. Во-вторых, знаю, что многие хотели бы, чтобы война прекратилась. Важно, чтобы это услышали наши правительства.

Вісті з пострадянських країн

17.12.2002

Російські правозахисники звинувачують російську владу в геноциді проти чеченців на всій території країни.

   

Про це в Москві заявила Світлана Ганнушкіна, співавтор документального дослідження російського правозахисного центру "Меморіал" про становище чеченських біженців. За словами Ганнушкіної: "Наша країна готова до фашизму, а Європа готова це проковтнути. Російські військові розправляються з чеченцями так само, як колись гітлерівці знищували євреїв та циган". Автори дослідження нагадують, що війна в Чечні з невеликими перервами триває вже восьмий рік. Лише з грудня 1999-го Чечню покинули понад півмільйона осіб. Більшість з них позбавлені будь-яких документів, права на роботу й не мають жодних засобів до існування. Західної гуманітарної допомоги вистачає лише одній з десяти родин. "Попри це, — підкреслює Ганнушкіна, — повсюди в Росії чеченці відчувають постійну дискримінацію й знущання з боку влади. Наприклад, чеченським дітям не видають навіть шкільних підручників та зошитів, як їхнім російським ровесникам". Разом з тим, нагадують меморіальці, до Чечні біженці повернутися не можуть, бо там на багатьох з них чекає люта смерть від рук російських солдатів.

"Німецька Хвиля" — українська редакція

Бюлетень "Права Людини", 2002, №16

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори