пошук  
Публікації › Бюлетень "Права Людини"200211
№11
2002

Бюлетень "Права Людини"

Хроніка

18.12.2002

Число смертних страт у світі зросло вдвічі.

   

Число смертних страт у світі в 2001 році зросло вдвічі в порівнянні з попереднім роком, говориться в опублікованому сьогодні звіті правозахисної організації "Міжнародна амністія".

Так, за даними організації, у минулому році смертної страти зазнали 3 тисячі 48 чоловік, хоч реальна цифра може бути набагато більшою. Смертний вирок приводився у виконання в 31 країні світу. При цьому 90% вироків припало на Китай, Іран, Саудівську Аравію та США.

Тільки у Китаї в 2001 році у рамках національної програми по боротьбі із злочинністю було страчено 2 тисячі 468 чоловік.

При цьому, як говориться у звіті, особливу стурбованість викликає той факт, що смертна кара все частіше застосовується для покарання злочинів, не пов’язаних з насильством, таких, наприклад, як гомосексуалізм у Саудівській Аравії, транспортування наркотиків у Південно-Східній Африці, перелюбство в Нігерії й Судані, а також корупція в Китаї.

Наш інформ

Хроніка

18.12.2002

Кваснєвський засудив операцію "Вісла".

   

18 квітня у Польщі було відзначено 55-річчя насильного виселення українців із їхніх прабатьківських земель на південний схід нинішньої Польщі, що проводилося тодішньою комуністичною владою країни під грифом "Акція Вісла". У зв’язку з цим президент Польщі Александр Кваснєвський надіслав листа до всіх українців, хто постраждав у процесі "Акції Вісла".

Таким чином, Кваснєвський став першим із політиків найвищого рангу, хто публічно засудив "Акцію Вісла" і кваліфікував її як символ кривди, вчиненої українцям комуністичною владою Польщі.

У листі президент Кваснєвський спростував стереотип, який досі панував у польському суспільстві, про те, що насильне виселення українців із їхніх прабатьківських земель, позбавлення їх майна, церков, домівок — це відповідь Польщі на нищення поляків Українською Повстанською Армією, яке відбувалося на Волині в 1943–44 повоєнних роках. Таке розуміння "Акції Вісла", підкреслив Александр Кваснєвський, є хибним, неетичним і неприпустимим. Це засада колективної відповідальності, яку не можна застосовувати. Він також додав, що "Акція Вісла" повинна бути засуджена, передає Радіо Свобода.

Цього листа президент Польщі скерував до учасників наукової конференції з питань "Акції Вісла", яку проводить на сході Польщі у Красічині Польський Інститут Національної Пам’яті, найавторитетніша інституція, покликана встановлювати історичну правду.

Наш інформ.

Політика і права людини

18.12.2002

Заявление Харьковской правозащитной группы в связи с организацией первомайской демонстрации.

   

Да здравствует старое советское будущее! Как ошиблись граждане, голосовавшие за коммунистов! Нет, коммунисты не в состоянии обеспечить им это любимое прошлое в будущем. На это может отважиться только теперешняя власть, на одиннадцатом году независимости загоняющая насильно людей на первомайскую демонстрацию. Как в "старые добрые времена" развитого социализма, рассылаются разнарядки: сколько людей от каждой организации должны составить колонны демонстрантов. Школьники, студенты, учителя, врачи и работники других бюджетных организаций и учреждений, а также заводов и проектных институтов должны выйти на демонстрацию.

Что при этом должны демонстрировать уже давно не советские, а независимые граждане? Кому и что доказывать и показывать? Коммунистам и социалистам, между прочим, демонстрировать солидарность с трудящимися всего мира харьковские власти не разрешили. При этом людей гонят на демонстрацию в колоннах различных партий, входящих в блок "За едУ", и примыкающих к ним. Вот такой новый старый метод демонстрации морально-политического единства! Складывается впечатление, что админресурс — это инфекционное заболевание, которое не прекращается с выборами, а протекает перманентно. Организаторы этого действа как будто забыли, чем закончилось их движение в светлое будущее под красными флагами. А ведь даже КПСС в конце 80-х уже не прибегала к таким действиям.

Харьковская правозащитная группа расценивает принуждение участвовать в первомайской демонстрации как грубое нарушение фундаментальных свобод, гарантированных Конституцией Украины и международными обязательствами — свободы убеждений и свободы ассоциаций. Подобные действия свойственны лишь наиболее одиозным авторитарным и тоталитарным режимам и полностью противоречат декларируемому европейскому выбору Украины. Мы считаем такое принуждение к участию в первомайской демонстрации аморальным: некоммунистическая власть должна стремиться к десоветизации общества, а не к подавлению индивидуальной свободы советскими методами нажима, давления и запугивания.

Вибори

18.12.2002 | Олександр Степаненко, м.Чортків

Мешканці тюрем голосують "За ЄдУ" — "за краще життя".

   

Найбільшу в Тернопільській області кількість своїх прихильників блок "За єдину Україну" має серед виборців що перебувають. у місцях позбавлення волі. Зокрема, у Збаразькій виправній колонії із 1285 виборців 1175 проголосували за "За ЄдУ". Цікаво, що на сусідній з колонією дільниці (с. Доброводи) із 1089 виборців симпатиків "За ЄдУ" виявилося лише 17. У Копичинецькій виправній колонії результати такі: 711 — "За єдину Україну", 171 — за "Блок Юлії Тимошенко", 60 — за "Нашу Україну". З 450 вільних громадян на сусідній дільниці у м.Копичинцях виявився лише один прихильник "єди". Із 335 виборців у Чортківському слідчому ізоляторі 212 проголосували "за краще життя". Їхні безпосередні сусіди на волі зробили інший вибір: із 1322 тільки четверо у світлі перспективи з партією влади. Цікаво, що закрита дільниця у Чортківському СІЗО була єдиною, на якій не було зафіксовано жодних порушень в процесі виборів, відтак повторне голосування 7 квітня на ній не проводилося. На прохання прокоментувати цей радісний факт голова районної виборчої комісії пан Пироговський сказав буквально слідкуюче: "На дільниці слідчого ізолятора тиск на волевиявлення виборців в принципі неможливий".

Браво, панове! Відтепер наші тюрми, слід розуміти, є авангардом на шляху демократичного поступу. Мабуть, досвід проведення виборів у них варто розповсюдити на всю Україну ?

Вибори

18.12.2002 | Ігор Столяров, м.Одеса

Одеса живе в атмосфері жаху.

   

В Одесі триває судова епопея, викликана результатами виборів 31 березня 2002 року. Протистояння досягло надзвичайного напруження, але чомусь всеукраїнські засоби масової інформації, не кажучи вже про регіональні, цього наче не помічають.

У Жовтневому районному суді вже третій день триває розгляд скарги кандидата на посаду міського голови Едуарда Гурвіца, який вимагає, враховуючи численні порушення і фальсифікацію голосування, скасувати результати виборів мера Одеси і депутатів міської Ради. Головуючий на суді, на думку багатьох присутніх у залі, зайняв позицію відкидання будь-яких клопотань з боку сторони позивача. Було, серед іншого, відхилено вимогу перервати судові засідання і забезпечити повну фіксацію процесу необхідними технічними засобами. Необхідне клопотання пана Гурвіца було прийнято в апеляційному суді Одеської області, але цей факт у Жовтневому райсуді міста не взяли до уваги. Своє враження від поведінки головуючого на суді висловила активістка міської організації партії "Реформи і порядок" Наталка Чайчук:

"Він підігрує одній команді і, навпаки, дуже жорстко поводить себе з представниками іншої команди. Я думаю, що все упереджено. Я думаю, що все вирішено.

Але, все одно, не треба складати руки. На мій погляд, все одно треба цю гру грати до кінця. До речі, мені здається, що сам суддя своїм вчинком, коли він позбавив телеоператорів права працювати у залі, розписався у тому, що він побоюється того, що мас медіа доведуть до людей неправомірність того, що відбувається."

Тим часом, керівник громадського руху "Марафон гідності" і секретар Ради будівництва студентської церкви Тетяна Бурик поширила серед регіональних журналістів відкритий лист до міського голови Руслана Боделана.

"Мені не соромно за прожите життя, але мені соромно, що в онколікарні лежить 21-річна Оксана Бехтер — студентка Одеського національного університету, донька трагічно загиблого відомого журналіста Володимира Бехтера, що не можу знайти достатньо грошей на ліки для неї.

Мені скоромно, що сирійському підприємцю пану Кивану, який за власний кошт придбав 62 квартири сліпим одеситам, заснував 200 стипендій дітям, визнання його добрих справ прийшло зі Києва, а не у місті, де він працює.

Мені соромно, що журналістам Сергію Ковалинському та Ігорю Гринштейну не вдалося відстояти єдину незалежну телепрограму "ОКО".

Мені соромно, що вибори в Одесі 31 березня стали перемогою бюрократичного адмінресурсу. 31 березня переміг Едуард Гурвіц, позбавлений, враховуючи Ваш жах, телеефіру та рівних умов боротьби. Гурвіц переміг, як переміг Борис Литвак та Сергій Гриневецький, Сергій Кивалов. А як міг перемогти Ігор Рєзник у Київському районі, де всі пам’ятають Ігоря Свободу та Сергія Варламова?

Ви твердите про любов до Одеси, але чому в місті немає гідних лідерів, а як це може бути, якщо всі живуть в атмосфері жаху", — наголосила у відкритому листі до Руслана Боделана Тетяна Бурик.

Вона ж у згаданому листі повідомила, що до неї звернулися студенти різноманітних ВУЗів і повідомили, що Вадим Меремс, колишній працівник міськвиконкому, не розрахувався зі 150 студентами за роботу з агітації за блок "За єдину Україну". Студенти побоюються звертатися до прокуратури.

Вибори

18.12.2002 | Олексій Тарасов, м.Чернігів

Як проходили вибори у Чернігові

   

Ці вибори, особливо у день голосування, мали значно менше гучних та грубих порушень, ніж у 1998 році. У нас в області, якщо відокремитися від явно спровокованих порушень (бійок голів райдержадміністрацій та кандидатів у міські голови, відключення електропостачання під час трансляції виступу Ющенко, тощо) самими цікавими були наступні порушення. Облдержадміністрація, щоб не дати можливість зустрітися Морозу з виборцями, біля майданчику, де повинна була відбутися зустріч з виборцями, у цей же час провела гонки на картингах та мотоциклах — і це створило чудовий шумовий фон для спілкування кандидата в народні депутати вищого законотворчого органу України. Або до списку виборців одного з сіл було включено пацієнтів психоневрологічного диспансеру, який розміщується поруч. Утворилася ситуація, коли з 586 виборців, які повинні прийняти участь у виборах селищного голови, 212 — психічно хворі люди. Всі вони є визнаними недієздатними, але не судом, а медичною комісією, тому мають виборче право. Агітацію у диспансері проводити заборонили, так як існує велика загроза для життя відвідувачів (пацієнти, як правило, у цьому закладі відносяться до особливо небезпечних для суспільства). Тобто маємо колізію — людям можна голосувати, але агітацію проводити серед них неможливо, так як вони психічно хворі. У день голосування на одній з дільниць, де голосує одна з військових частин, перед голосуванням військовослужбовців з зали були "виведені" члени комісії та спостерігачі. Після чого на місце члена комісії, що видає бюлетені, сів майор і почав видавати їх солдатам, але перед цим заповнюючи їх. Великими зусиллями нам вдалося припинити це порушення ще на початку і відновити роботу дільниці у нормальному режимі.

Наша довідка: Шановний автор, голова Чернiгiвського громадського комiтету захисту прав людини, і сам балотувався до міської ради. Тепер він має нагоду безпосередньо захищати права людини у міській раді. Щиро вітаємо його з перемогою!

Вибори

18.12.2002 | В.Скомороха, м.Славута

Славута: деякі підсумки виборів — 2002

   

Віддавши право готувати проведення виборів партіям, влада в Україні нібито погодилася з такими умовами. Однак, це лише на перший погляд. Насправді влада сама прийняла безпосередню участь в виборах, працюючи тільки на один блок — "За Єдину Україну". Адже саме в цьому блоці партій були сконцентровані усі засоби адміністративного впливу. Починалося це ще з лютого, коли міська влада, прийнявши рішення про визначення місць розміщення друкованої виборчої продукції партій та блоків, не встановила жодного щита чи тумби. Це дало можливість розміщувати плакати на підтримку "За ЄдУ" в усіх підприємствах та установах державної та комунальної форм власності — залізничному вокзалі, автобусній станції, міському палаці культури, відділі субсидій міськвиконкому тощо. До речі, у багатьох містах України аналогічні місця були облаштовані ще до 9 лютого.

Цікавим виявилося і інше спостереження у цих виборчих перегонах. Раптом, як за командою (мабуть, "згори"), на підприємствах та установах міста почали цікавитися політикою. Якщо, наприклад, у 1998 р. на 30 місць у міській раді претендували 66 осіб, то цього року майже 150. Цікаво і те, що представництво серед кандидатів було практично однаковим: по п’ять осіб було висунуто від об’єднання "Прогрес", руберойдового, солодового заводів, комбінату "Будфарфор" та паперової фабрики, держлісгоспу. Школи були представлені 9 особами, комунальні підприємства, житлово-експлуатаційна контора, водоканал, тепломережа та комбінат комунальних підприємств разом висунули 12 кандидатів. При цьому паперова фабрика і об’єднання "Прогрес" представляли Партію регіонів, а солодовий завод та держлісгосп — Аграрну партію. Враховуючи інших кандидатів — від Міноборони, МВС, податкової, міністерства охорони здоров’я, то очевидне завдання блоку "За ЄдУ" — зайняти побільше місць і у представницькій владі. Щоправда, кілька завідуючих відділами виконкому міської ради пішли до представницької влади від СДПУ(о). Серед такої строкатості посад, в якій намагалися заховати свою участь у політиці кандидати, стало очевидним змагання між партіями та блоками і на міському рівні.

Після виборів до міської ради потрапили представники таких партій: КПУ — 5, від блоку "За єдУ — 5; СДПУ(о) — 2, "Наша Україна" — 2, ПСПУ — 1. Слід також відзначити, що близько 10 депутатів теж будуть підтримувати "За ЄдУ" — в силу їх присутності у владних структурах.

Підсумки виборів до Славутської районної ради такі: із 72 депутатів — шестеро представників Аграрної партії. СДПУ(о), "Демсоюз", "Наша Україна" та "Справедливість" — мають по одному депутату, "Батьківщина" — трьох. Серед депутатів районної ради — голова районного правління споживчого товариства, керуючий справами райради, директори — комбікормового заводу, підрозділу паперової фабрики, сортовипробувальної станції та держкомгоспу, районного вузлу електрозв’язку, голова районної ради, заступник голови райдержадміністрації, начальник дорожньої дільниці, три спеціалісти районних управлінь. Якщо до цього списку додати майже 15 керівників сільгосппідприємств та 11 освітян із сільських шкіл, а також працівників держлісгоспу, які зазначили себе, як позапартійні, то це означає, що "За ЄдУ" матиме не менше півсотні співчуваючих. Ось так відбувся поділ у районній раді.

Вибори

18.12.2002 | Александр Багин, г. Донецк

Выборы в Донецке

   

Фальсификация голосов прошла по всей Донецкой области. Такие выборы и результаты признавать нельзя. В городах области от 15 до 20 % бюллетеней было подброшено. Если посмотреть по статистике голосования, то в Донецкой области за ЕДУ проголосовало на 20% больше чем в соседних областях (Харьковская, Днепропетровская, Запорожская, Луганская). А люди то у нас думают одинаково. C этим мириться нельзя, но в области и прокуратура, и суды просто отказываются принимать какие либо заявления по переголосованию. Пресса молчит.

Складывается впечатление, что у нас в регионе все нормально, и с такими выборами согласны.

Коментар: На жаль, брутальність порушень в Донецькій області досі не спонукала провідні політичні сили України до окремого оцінювання особливостей виборчої кампанії в Донецькій області.

Тим часом не солодко доводиться клубу Бахмат, Голова якого Володимир Березін а електронному бюлетені "Дикое поле" критично висвітлював проведення виборчої кампанії. Він учора мені телефонував — сказав, що офіс досі є примусово закритим. Потрібна широка солідарна підтримка від багатьох громадських організацій, факсова кампанія на адресу Артемівської міської Ради.

Сергій Федоринчик, керівник інфоцентру УЕА "Зелений світ"

Вибори

18.12.2002 | Людмила Кучеренко, м.Полтава

Адмінресурс по-полтавські

   

Ми з Василем Третецьким (він — як кандидат у народні депутати, я — як кандидат у депутати облради) провели чимало зустрічей з виборцями на фермах, у тракторних бригадах, школах, холодних неопалюваних клубах, просто на вулиці. Люди бажали нам перемоги на виборах і скаржилися на тиск і погрози з боку керівництва. А в Стовбиному ми самі несподівано стали свідками "психологічної атаки" на виборців. Виступаючи на зборах, заступник гендирекгора Дібрівського конезаводу казав так: "Ви повинні проголосувати "За ЄдУ"і Бо там — наші (тобто, його) начальники. А ви до кого прийдете за трактором город зорати? До мене чи до кого прийдете просити гроші на операцію? До мене! До кого йтимете за курчатами-гусятами? До мене! А я нічого не дам, якщо проголосуєте не "За ЄдУ"! Та і немає у вас морального права підтримати іншу партію, бо за кожною дрібницею до мене йдете, у вас нема нічого.

Щодо останнього, то начальник правий, але не зовсім. Влада й справді зробила громадян України жебраками, забрала все. Окрім людської гідності й віри, що можна життя змінити на краще. І коли почав виступати Василь Третецький, розвінчувати заєдунів, люди попіднімали втиснуті в плечі голови, а далі насмілилися кричати про свої біди, до яких байдуже владі — від Києва до Стовбиного автобуси не ходять, за мішком цементу треба їхати до Миргороду, а немає чим, день у районній реанімації — 110 гривень, старі не можуть вставити зубів. Ми з В.Третецьким поїхали на інші зустрічі, а місцеві начальники ще довго не могли заспокоїти селян, яким уже несила терпіти нелюдські умови життя.

У Стовбиному ми зустріли зав. міськрайонним КРВ Л. Ільяшенко, яка на службовій "Волзі" роз’їжджає, за сприяння місцевих керівників агітуючи за себе як за кандидата у депутати райради. Пан Трофименко з колегами нижчого рангу з "Полтаваобленерго", що балотуються до Верховної та обласної рад, пішли далі від пані Ільяшенко. Працівники миргородської філії обленерго на службових машинах у робочий час їздять по селах і по місту, чіпляючи на кожній електроопорі агітки з їхніми фізіями. Натомість уночі (!) посилають контролерів енергонагляду ходити по дворах, перевіряти лічильники. Мало того, що це кричуща неповага до людини праці, яка відпочиває. Нам розповідали, що після таких нічних візитів на лічильниках зникають пломби, за що потім штрафують на 170 гривень. Чим не метод покрити затрати на виборчу кампанію? Чи варто дивуватися таким порушенням виборчого законодавства, як масовий підкуп виборців конкурентами Третецького? А чим іще вони можуть завоювати їх прихильність? За ним по селах їздять якісь підозрілі типи, демонстративно записуючи на відеокамеру та диктофон його виступи на зустрічах з людьми. 3’явилася величезна кількість безграмотних листівок-фальшивок, розпускають про В. Третецького плітки, обливають брудом по районному радіо. Газета "Миргород — гоголівський край" друкує взяті "зі стелі" проценти популярності кандидатів, ставлячи на перше місце "молодого багатія" Г.Руденка. Та не допоможе владі видавання бажаного за дійсне. Не пройде номер і у гендирекгора Дібрівського конезаводу, який на параді нахвалявся, що на виборчій дільниці поставить стіл між кабінкою та виборчою урною й перевірятиме "правильність" заповнення бюлетеню односельцями. Не допоможе супроводження гучними оголошеннями відправлення автобусів на миргородській автостанції із закликом до пасажирів проголосувати "За ЄдУ", як I багато інших потуг агонізуючого режиму.

Адже виборці принаймні чітко зрозуміли одне — якщо хочуть жити по-людськи, не можна голосувати за тих, кого нав’язує влада.

Вибори

18.12.2002 | Людмила Клочко, г.Харьков

Конфликт в Чугуеве

   

О послевыборных волнениях в Чугуеве уже сообщалось в прессе, в том числе и на общенациональных каналах телевидения. Что же произошло в действительности, и что, именно так возмущает чугуевцев?

Вот что пишут А.Н. Соловьев исполнительный директор Агентства муниципального развития и А.С. Лисянский, исполнительный директор союза предпринимателей Чугуева:

"Спустя месяц после выборов страсти вокруг избрания Чугуевского городского головы не только не утихли, но и нагнетаются с каждым днем. 31 марта 2002 года чугуевцы 60 процентами своих голосов доверили этот пост А.П. Кваше. Один из кандидатов на пост мэра Р.Н. Александров (к слову, набравший наименьшее количество голосов) обратился в суд с исковым заявлением о признании результатов голосования недействительными. 23 апреля Орджоникидзевский районный суд г. Харькова своим решением удовлетворил иск кандидата Александрова.

Данное решение вызвало массовые протесты у жителей города. Подавляющее большинство чугуевцев считают, что признание недействительными выборов городского головы грубо попирает их конституционные права. 24 апреля в поддержку законно избранного мэра Чугуева состоялся многочисленный митинг, на котором народ высказал свое возмущение решением суда и решимость общими усилиями членов громады отстоять и защитить свое право на свободное волеизъявление. Во время проведения митинга стало известно о том, что городская избирательная комиссия с нарушением закона приняла решение о вступлении в должность городского головы Р.Н. Александрова. Участники митинга в знак протеста и с целью привлечения внимания общественности и областных властных структур на два часа блокировали движение транспорта на трассе Киев — Довжанское. Это событие вызвало резонанс в прессе, и было широко освещено как региональными, так и общенациональными средствами массовой информации.

Вечером того же дня состоялась III внеочередная сессия городского совета 24 созыва, в повестке дня которой были рассмотрены вопросы о ситуации, сложившейся в Чугуеве вокруг избрания городского головы, а также о прекращении полномочий городской избирательной комиссии."

Кандидатов на должность городского головы г. Чугуева было трое: Кваша А.П., Здор А.И. и Александров Р.Н. Голоса разделились следующим образом: за Квашу проголосовало 11 533 избирателя — 58,85%, за Здора около 20%, за Александрова — 3415 голосов —17.4 %. Кандидат Александров подал исковое заявление о признании выборов недействительными, указав на многочисленные нарушения во время предвыборной кампании и при подсчете голосов. Суд установил, что во время предвыборной кампании действительно кандидаты находились в неравных условиях – действующий городской голова использовал админресурс, допустил нарушения в порядке проведения и финансирования агитационной кампании. Суд решил: "Обязать Чугуевскую городскую территориальную избирательную комиссию по выборам депутатов Чугуевского совета и Чугуевского городского головы признать недействительными результаты голосования и итоги выборов Чугуевского городского головы по единому городскому одномандатному избирательному округу от 31 марта 2002 года в части, касающейся кандидата на должность Чугуевского городского головы на выборах 31 марта 2002 года — Кваши Анатолия Павловича."

Казалось бы, что справедливость восторжествовала, а админресурс наказан по заслугам.

На основании решения суда Чугуевская городская территориальная избирательная комиссия, которая не замечала никаких нарушений в течение 2-х месяцев, отменила свое решение от 01.04.2002г. №57 об установлении результатов выборов Чугуевского городского головы и решила, что победу на выборах одержал. Александров, набравший наименьшее количество голосов. Кандидат в мэры А. И. Здор, по результатам голосования имевший второе место, скончался после вынесения судом решения об отмене результатов выборов, но до вынесения решения территориальной комиссией. И вот победителем оказался Александров, единственный из оставшихся кандидатов.

Так чем же недовольны чугуевцы? А тем, что им так и не дали возможности избрать городского голову. Согласитесь, странно считать, что человек, получивший три тысячи голосов из 29258 возможных (столько в Чугуеве зарегистрировано избирателей) или из 19632 (принявшие участие в голосовании), действительно есть выбором горожан. Наверное, нужно было бы провести новые выборы.

Во всей этой истории есть несколько интересных и поучительных, на мой взгляд, моментов. Во-первых, хотелось бы, чтобы этот случай стал уроком для тех, кто имеет доступ к админресурсу. Многие жители Чугуева, возможно, вполне добровольно проголосовали бы за действующего мэра, о котором я слышала много хороших отзывов от разных людей еще до начала предвыборной кампании. И не нужно было бы, даже в мелочах, нарушать закон о выборах. Во-вторых, многие чугуевцы так и не поняли, почему такого хорошего кандидата сняли с регистрации, усматривая в решении суда чьи-то "происки". Вероятно, необходимо было объяснять горожанам в доступной форме, почему суд принял такое решение. Тогда не было бы перекрытий трасс и других экстремальных проявлений протеста. В-третьих, просто удивляет позиция территориальной избирательной комиссии, за весь период предвыборной кампании не усмотревшей никаких нарушений, а потом принявшей решение, явно ущемляющее право граждан свободно избрать городского голову.

Уже без привязки к выборам в Чугуеве, хочется сказать: ну не научились мы демократии за 10 с лишним лет — ни избиратели, ни избираемые. Как часто в органы местного самоуправления и в Верховную Раду по мажоритарным округам проходят те, кто так или иначе подкупали избирателей, впрочем, не нарушая закон. Стоит, наверное, посчитать, сколько новых благотворительных фондов имени "меня самого лучшего" открывается перед выборами, и как долго они продолжают работать после выборов. Хорошо бы проследить насколько внимательнее становится персонал поликлиник к жителям участка, на котором баллотируются их главные врачи, почему вдруг, перед выборами, начинает выплачивать зарплату своим сотрудникам директор-кандидат, который, когда был просто директором, заявлял, что денег нет и не будет. Впрочем, наверное, все это будет продолжаться до тех пор, пока мы все не поймем, что в выборные органы всех уровней должны избраны честные и компетентные люди, а не те, кто устраивает предвыборную "раздачу слонов". Ведь, те, кто раздал "слонов", потом должен будет пополнить свой отощавший бюджет. А если "слоны" — бюджетные? Наверное, стоит задуматься когда и кому именно они были недоданы. Может, именно Вам? Не сами ли избиратели жаждут применения к ним админресурса? Наверное еще жива память об асфальтировании дорог к выборам несмотря на весеннюю распутицу.

Вибори

18.12.2002 | Николай Козырев, г.Луганск (председатель правления общественного комитета защиты прав человека)

О выборах 31 марта (Аналитическая записка)

   

Даже предварительный анализ многочисленных (задокументированных) нарушений прав избирателей позволяет сделать вывод, которого власти старательно избегают, сводя эти нарушения к "отдельным недостаткам" в работе избирательных участковых комиссий, — а именно:массовые нарушения имели системный характер.

1. Предвыборная кампания проходила при доминировании одной политической силы ("За ЕдУ") – и в СМИ, и в организации встреч с избирателями, и по части мобилизации самых разных ресурсов (материальных, финансовых, кадровых).

2. Имело место тотальное манипулирование сознанием избирателей с помощью различных технологий. На Луганщине наиболее массовое применение имели, кроме обычных "информационных войн", еще и так называемые "социальные договоры" кандидатов от блока "За ЕдУ", с которыми потом в некоторых селах избиратели приходили голосовать – чтобы добросовестно исполнить заранее принятые на себя "обязательства" (сведения из Новопсковского района).

3. Спланированный, организованный хаос на избирательных участках. Утверждение о плановом хаосе не преувеличение, так как это наблюдалось везде – и в городах, и в сельской местности. В Луганске это проявилось, в частности, в том, что за 15 минут до открытия участков вдруг всем председателям участковых комиссий по телефону поступила команда не начинать голосование и явиться в окружком. Там их поставили перед фактом: надо срочно вычеркивать из избирательных списков фамилии кандидата на должность городского головы А.Ягоферова и кандидата в народные депутаты Украины В.Коломойцева-Рыбалко. Между тем, А.Ягоферов снял свою кандидатуру накануне в 19.00, когда все комиссии еще работали, В. Коломойцева сняли в 00.3031.03.02г.

В результате все участки с самого начала были парализованы на 2 — 3 часа. Некоторые участки не открывались, пока комиссии вычеркивали из бюллетеней эти фамилии, некоторые делали это по ходу голосования, в спешке и нервозной обстановке, на некоторых участках не было специальных штампиков для этой цели, и выбывших кандидатов просто вычеркивали. Более того, на отдельных участках зафиксированы случаи, когда фамилии выбывших кандидатов не были вычеркнуты вообще. Между тем, избиратели толпились перед дверью, голосование началось в давке, многие избиратели не стали выстаивать очередь и пошли домой, махнув рукой и не проголосовав. И затем так продолжалось весь день, так что в 20.00 возник вопрос о возможности продолжения голосования, и на отдельных участках так и было.

Можно предположить, что этот план дезорганизации голосования преследовал главную цель – заблокировать работу наблюдателей и создать благоприятную обстановку для незаконных действий как членов комиссий, так и специальных "диверсантов", о чем составлено множество актов.

4. Избирательные участки часто не были приспособлены для голосования, не хватало кабин и урн для голосования, не было надежной оперативной телефонной связи. Избиратели делали отметки за пределами кабин, "на коленке". Например, на избирательном участке №4/108 (в центре Луганска!) было всего лишь 3 кабины и одна урна. Во многих случаях помещения были тесны, неудобны для работы, имеющие малую пропускную способность.

5. Голосование в закрытых учреждениях – апофеоз циничного беззакония и насилия над душами полностью зависимых от начальства "избирателей". Например, в СИЗО №17 (Луганск, округ №105) и в четырех колониях (около 6000 человек) Красного Луча и Перевальска (округ №108) 100% (за исключением испорченных бюллетеней) тамошних "избирателей" отдали свои демократические голоса любимому начальству – от блока "За ЕдУ". Независимых наблюдателей, в том числе от ОБСЕ, туда просто не пустили.

6. Встречи с избирателями в трудовых коллективах были практически запрещены всем кандидатам, кроме "заединщиков". Так, например, отказано было даже недавнему премьер-министру В.Ющенко встретится (по достигнутой заранее договоренности) с коллективом ЛИНОСа.

7. "Зачистка":

а) участковых избирательных комиссий. Под давлением административной власти (особенно в глубинке, в сельской местности) из комиссий выдавливались, как паста из тюбика, под разными предлогами (чаще – за пустяковую неявку на заседание, о котором жертве и не сообщалось) те члены, которые потенциально были принципиально против фальсификации результатов голосования. Больше всего это относится к членам комиссий от БЮТи и СПУ. При этом решение об исключении членов комиссий принималось без сессии советов (сведения из Новопсковского, Кременского, Станично-Луганского районов);

б) отказ в регистрации кандидатом лицам, которые были неугодны властям и могли составить конкуренцию "нужным" кандидатам. При этом использовали ложные сведения. Например, Широковская территориальная комиссия Станично-Луганского района отказала в регистрации кандидатом на должность сельского головы Титаренко В.В., члену партии "Батьківщина", на основании якобы её двойного членства в партии. Потом оказалось, что её членство в партии "Жінки за майбутнє"" было сфальсифицировано по подложным документам, когда эта "партия" специально, под выборы, формировалась по спискам реанимированных женсоветов, без ведома самих женщин. Но суд, когда в него обратилась Титаренко В.В., не стал исследовать эти обстоятельства;

в) зарегистрированных кандидатов "отстреливали" с помощью налоговой и судов. При этом в ходу была презумпция виновности, мотивированной самой разной информацией о якобы "недостоверных" сведениях, предоставленных кандидатом о себе. Например, в случае кандидата на должность городского головы Луганска А. Данилова суд глубокомысленно "изучал", может ли кандидат летать на самолете при уровне дохода, показанного им в декларации.

Безотказно действовала информация налоговой службы о якобы скрытых доходах. Например, А. Данилову вменили скрытый доход в сумме 3500 грн, которые ему были начислены, но он их не получал, о чем справка суду была предоставлена. Как была предоставлена и Инструкция Минфина о том, что неполученные суммы в доход при заполнении декларации не вносятся. Суд не принял во внимание эти фактические данные, имеющие существенное значение для дела, и постановил, превысив свои полномочия, снять с регистрации А. Данилова (это прерогатива территориальной комиссии). При этом, что главное, судебное решение незаконно еще и потому, что оно вышло за пределы конституционных ограничений избирательного права – ведь в соответствии с конституционными гарантиями, предусмотренными ст. ст. 64, 70, 141 Конституции Украины, недостоверность, например, сведений о доходах не может быть основанием для сужения содержания и объема конституционного права быть избранным (ст.22 Конституции Украины).

Кроме того, суды во всех многочисленных случаях в качестве "контрольного выстрела" применяли норму статьи 243-5 ГПК Украины, в соответствии с которой принятое судом решение "обжалованию не подлежит" и которая противоречит в этой части ст. ст. 6,8,19,22,55, 64 Конституции Украины.

Тем не менее, подобные заведомо неправосудные решения во время выборов были далеко не единичными – это была своеобразная квазиюридическая репрессивная технология, использованная властью для создания условий недобросовестной политической конкуренции.

Следует подчеркнуть, что репрессивный механизм "зачистки" особенно беззастенчиво и цинично действовал в отношении кандидатов на должность сельских голов. Скорее всего, это следует объяснять тем, что роль сельского головы значительно возросла в связи с аграрной реформой.

8. На всех избирательных участках, где нарушался закон, дежурили милиционеры. Зачем?

РЕЗЮМЕ

Повсеместно и в массовом масштабе нарушалось право избирать и быть избранным:

а) не было обеспечено равенство возможностей в агитации и организации выборной кампании для кандидатов: оппозиционные политические силы и просто неугодные конкуренты с помощью описанной выше технологии подвергались дискриминации, политической маргинализации и политическому уничтожению;

б) не было свободы выбора. В условиях отсутствия добросовестной конкуренции всех субъектов избирательного процесса волю и критическое мышление избирателей "связывали" и подавляли с помощью монопольно распространяемой через зависимые СМИ пропаганды в пользу партии власти, а также заключая "социальные договоры", имеющие псевдоюридическую форму, — монопольно навязывая при этом обязательство голосовать только за конкретных депутатов. На Луганщине блок "За ЕдУ" подписал свыше 700 000 таких "договоров";

в) осуществлялся подкуп избирателей должностными лицами с помощью широких жестов барского благодеяния, — например, председатель областного совета В.Тихонов 27 марта в селах Просторное и Курячевка Белокуракинского района открывал (за три дня до выборов и, разумеется, "в ходе рабочей поездки") компьютерные классы, передал Курячевскому поссовету автобус для подвозки детей в школу, а 31 марта 82% избирателей этого района, конечно же, избрали В.Тихонова своим бессменным депутатом областного совета.

в) на избирательных участках нарушалась тайна голосования — есть множество свидетельств о том, что из-за переполненности помещений избирательных участков в кабины заходили по несколько человек, многие избиратели вообще не заходили в кабину;

г) налоговая служба и суды использовались в качестве инструментов "политической хирургии".

Можно констатировать, что описанная выше политическая технология преступных деяний (имеющих признаки организованной преступности) во время выборной кампании 2002 года — это лишь внешнее проявление более глубоких процессов, происходящих в украинском обществе.

31 марта подведена политическая черта прошедшему десятилетию неудачных украинских реформ, так и не создавших открытой и свободной экономики производительного предпринимательства и обремененной корпоративными интересами паразитирующих кланов и бюрократии новой номенклатуры. Наступает новая эпоха.

Эта эпоха уже в ходе избирательной кампании заявила о себе:

В экономическом аспекте — яростным стремлением лиц, влияющих на основные финансовые потоки в регионе, к использованию политических институтов для легализации теневого капитала, контролирующего, как известно даже из официальных источников, половину экономики страны.

В политическом аспекте — оформлением политического режима в форме кланово-бюрократического абсолютизма, обслуживающего систему паразитирования на вывозе капитала и запредельной эксплуатации труда.

В социологическом аспекте — социальной кристаллизацией, структурированием, с одной стороны, "групп влияния" (лоббирования) кланово-региональных интересов, а с другой — групп оппозиционного влияния. Ход и результаты выборов в известной мере продемонстрировали наличие определенного раскола в обществе по критерию "богатые (власть) — бедные (не-власть)": здесь кроется источник будущих социальных конфликтов.

В социально-психологическом аспекте — ростом массового "психологического травматизма" вследствие возрастания роли СМИ в качестве орудия манипулятивной семантики и риторики, искажающих смысловое социальное пространство. Основная задача манипуляции сознанием избирателей — замаскировать систему эксплуатации труда и криминальный характер накопления богатства в обществе, где даже работающий шахтер живет в нищете.

В философском аспекте — ростом отчуждения между человеком и государством, между обществом и властью, между трудом и капиталом. Из сферы политики, как и вообще из общественной жизни, вытесняются традиционные ценности ради доминирования интересов. Первой жертвой пали ценности свободы и демократии. Тем самым политико-экономическое развитие страны искажается как культурный процесс, все более лишаясь гуманистической составляющей.

Как известно, "семена смерти" социализма, даже в его лучшие времена гигантских строек пятилеток, скрывались, как вирусы чумы, в неустранимой системной дезинформации: при плановых ценах принципиально невозможно было оценить стоимость общественного капитала и, вследствие этого, — принимать верные стратегические решения и создавать эффективную экономику.

Система власти и функционирования капитала, оформившаяся за прошедшее десятилетие, — система, которая сегодня полностью отождествляется с блоком "За ЕдУ", — больна тем же пороком. Дезинформация стала основным условием существования системы нынешней власти и воспроизводства её материальной базы — теневой экономики.

Рискну сделать допущение: семена смерти этой "новой эпохи" посеяны в избирательные урны 31 марта.

Комментарий "ПЛ":А на наш взгляд, семена смерти уже давно посеяны и они уже дали первые всходы: выборы партия власти, по сути дела, проиграла.

Вот только воспользоваться плодами этой победы, по большому счету, некому. Несмотря на все манипуляции, выборы вполне ясно показали, что люди не дают себя одурачить, не принимают сложившуюся систему социальных отношений и хотят перемен.

16.04.2002

Вибори

18.12.2002 | Инна Сухорукова, г.Харьков

Замкнутый круг?

   

Выборы закончились. Украина, как и предсказывала газета "Зеркало недели", четко разделилась по регионам: Запад и Центр принесли победу Ющенко, Тимошенко и Морозу; Восток и Юг, особенно Донецкая, Днепропетровская и Харьковская области — блоку "За едУ". Впрочем, в Харькове, как и всегда, с большим отрывом победили коммунисты. Феномен коммунистического успеха страшен и требует осмысления Вряд ли после того, как коммунисты не только проголосовали против отставки ярчайшего представителя партии власти Генерального прокурора Потебенько, но и включили его в свои партийные списки, кто-то сомневается (из тех, конечно, кто пытается свои действия осмыслить), что коммунисты и нынешняя партия власти сосуществуют за счет друг друга. Но ведь соседняя с Харьковской область — Полтавская — это поняла, и здесь победил Мороз. Это при том, что административное давление в Полтаве, вероятно, было не меньшим, чем в Харькове. Как же это все объяснить? Мне кажется, прежде всего абсолютным неумением примерно одной трети харьковчан учиться на собственных ошибках.

Огромные харьковские так называемые "спальные" районы переполнены чувством внутреннего протеста против нынешней власти, который индуцируется в массы, передается друг другу, а дальше огромное число наших жителей, не рассуждая, идут голосовать за тех, "при ком им жилось лучше" (цитата от бабушки-соседки). Попытка выяснить, неужели раньше они не ощущали себя людьми второго сорта, оканчивается сентенцией: "коммунисты жили и нам жить давали, а сейчас — беспредел". "Я проголосовал за коммунистов" — это уже шофер такси — "хотя все они такие же, как те, кто сейчас правит". На резонный вопрос — зачем? — отвечает: "при старых хоть порядок был". То, что порядка не было уже лет 50, а предыдущие 35 лет порядок держался на терроре, никто уже не вспоминает, хотя простые, казалось бы, умозаключения. Более того, все разом забыли, что сейчас они ругают власть вслух, открыто, а раньше шептались на кухнях, оглядываясь. Нет — говорить бесполезно, своеобразная амнезия. Но ведь в Центральной Украине — те же люди. Они менее сконцентрированы на больших заводах и в спальных районах, типа нашей Салтовки, меньше, соответственно, индуцируют друг друга, но не настолько этот фактор существенен, чтобы назвать его решающим. Решающим, пожалуй, оказывается фактор гражданственности, как ни странно произносить это слово, говоря о постсоветском пространстве. От Полтавы до Галичины люди интуитивно чувствуют свою ответственность за происходящее, причем это касается как сельских жителей, так и интеллигенции. К сожалению, Восток и Юг до этого не дозрели. Я не буду говорить о Донецке с его подозрительно "заедушным" единством — у меня нет надежных сведений, позволяющих говорить о настолько массовых подтасовках. Но остальные города Востока и Юга с их привычным голосованием за компартию, которая давно уже не та, при которой был порядок (при власти в большинстве сейчас именно те коммунисты, прошлые), поражают именно отсутствием чувства гражданственности, ответственности.

Я знаю людей, которые искренне голосовали за партию власти и при всем моем несогласии с их мнением довод, который они выдвигали, кажется мне вызывающим уважение: "Боюсь раскола Украины на Восток и Запад" — сказал мне один из таких проголосовавших (вряд ли в Донецке руководствовались теми же мотивами, тем более — массово). А ведь теперь раскол налицо, и власть, чтобы сохранить страну, должна делать все, чтобы его преодолеть. На самом деле все происходит "с точностью до наоборот". Безответственные слова координатора фракции "За ЕдУ" Дмитрия Табачника, его запугивание лидеров "Нашей Украины": если, мол, они не с нами, то коммунисты на все готовы, вызывает, мягко говоря, изумление. Как-то Кучма сказал в одной из телевизионных передач (по-моему, это было сразу после его избрания на второй срок): "Я понимаю российских коммунистов — они за великую Россию, а наши коммунисты, что, тоже за великую Россию?"

И вот партия власти подает сигнал антигосударственным силам, что готова с ними блокироваться, и это в ситуации, когда более трети населения страны, да еще четко распределившиеся по регионам, ясно показали, что им по душе Европа. Абсолютное большинство избирателей не связывают свое будущее с коммунистами. Но ряд регионов показали то, что они видят в коммунистах, и только в них, непримиримую оппозицию. Кому же и с кем тут блокироваться? Для коммунистов, которые медленно, но верно теряют часть своего электората, с партией власти связываться не стоит, во всяком случае открыто. Для партии власти это смертельно опасно, впрочем, как и для всей страны в целом. Видно, лавры Герострата не дают некоторым политическим деятелям покоя, вообще, безответственность, перехлестывающая всякие границы, — примета данных выборов, с повсеместными грубыми нарушениями на местах, которые настолько же неуклюжи, насколько бессмысленны.

Украина — не Россия, где есть красный пояс, а есть все остальные регионы. У нас, слава Богу, не красный, и не пояс, а явное и отчетливое число регионов, где люди считают себя гражданами Украины, и ряд регионов, где много просто жителей бывшего СССР. Этот синдром, боюсь, не лечится ничем, кроме реальных экономических достижений. Если завтра нас завоюют шведы, то те 30%, которые голосуют за коммунистов (ну, может быть 28) — будут голосовать за них, именно рассчитывая на экономические блага. А откуда взять эти реальные достижения, если у партии власти нет геополитического видения своей страны, иначе о каком союзе с коммунистами шла бы речь?

Ни российские политтехнологи, ни политические стереотипы нам уже не подходят. И это очевидно, однако в той же степени тревожно, что Восток и Запад Украины живут в разных странах. Речь даже не о возможном конфликте между ними, не о разрыве Украины (опасность этого существует, но не так велика, как другие), а о том, что эта разница реально если и учитывается властью, то используется ею для достижения своих целей. Неумелая игра с огнем, называемая геополитикой, позволяет относиться к Украине, как к "футбольному" полю — о чем говорил В.Горбулин, комментируя высказывания российских и американских политиков. Но, считая голоса своих восточных избирателей, наши власти россиянам не отвечали, а просчитывая, как проголосует Западная Украина, порыкивали на Америку, теряя оставшихся на Западе сторонников. Мы позволяем относиться к себе таким образом, что Россия считает себя вправе указывать в открытую, какой блок она хочет видеть у власти в Украине. Почти 2/3 страны — против этого. Власть — молчит, хотя партия власти даже в своем названии декларирует единство всей Украины. А страна из-за этой двойственности все еще остается постсоветским пространством, хотя у нее были бы шансы жить так же как Литва, Латвия, Эстония или Польша. Именно это не дает нам совершить прорыв в будущее — ни в экономике, ни в политике. А экономический подъем — это то, что так необходимо для декоммунизации восточных регионов.

Замкнутый круг?

Свобода вираження поглядів

18.12.2002 | Ігор Столяров, м.Одеса

Едуард Гурвіц про справу Олега Ляшка.

   

Народний депутат України Едуард Гурвіц переконаний, що нині в Україні "значну частину преси купили. Частину залякали. А тих кого не вдалося залякати чи купити тепер намагаються зламати.

Все те, що відбувається, жодним чином не збільшує авторитет влади.

Особливе місце тут займає історія з головним редактором газети "Свобода" Олегом Ляшком, якого нині утримують під вартою у Черкасах.

Це, в цілому, шкодить не лише стабільності в країні, але і авторитету України у світі.

Ситуація з Олегом Ляшком доводить, що навіть коли починають знущатися, саджати у в’язниці журналістів, їхні колеги не спроможні їх захистити. У цьому є проблема української журналістики".

До речі, мас-медіа в Україні чомусь замовчують судове протистояння в Одесі та спроби виборчого блоку "Наша Україна" скасувати результати виборів міського голови та депутатів міськради. "Наша Україна" вважає вибори сфальсифікованими.

Едуард Гурвіц вважає, що "конфлікт в Одесі найбільш яскраво показує, до якого цинізму можливо дійти під час фальсифікації.

Руслан Боделан, без сумніву, програв вибори. Ця поразка була дуже вражаючою. Йому лише вдалося незаконно сфальсифікувати результати голосування. А тепер вони хочуть уникнути відповідальності.

Підконтрольна владі преса нічого про Одесу писати не буде. Вони взагалі не хочуть, щоби про це знали, бо це є свідченням мерзотної поведінки чиновників."

Свобода вираження поглядів

18.12.2002 | Інна Сухорукова, м.Харків

Кому була вигідна справа Олега Ляшка?

   

Справа Олега Ляшка вкотре наявне підтвердила, що ми живемо у дивній країні, режим якої не визначити політологічними термінами. Треба безпосередньо звертатися до психіатрії. Авторитарні режими на кшталт білоруського мають свою логіку, демократичні — свою. Лише ми зробили у себе в країні дещо алогічне до тієї міри, що на особистому рівні психіатри визначили б, як розпад свідомості. Кому був вигідним скандал з Олегом Ляшко? Кому завгодно, тільки не тому, хто його вчинив — не владі. Так що це? Істерика? Якщо так — то дуже невчасна під час невизначеності із справою Гонгадзе та пильної уваги всього світу до українських, м’яко кажучи, колотнечних виборів. Якщо наша влада дуже хоче наразитися на санкції з боку Ради Європи — то це можна зробити більш вагомим діями — наприклад, відмінивши Конституцію, чи запровадити надзвичайний стан після виборів, які чиновники вважають невдалими. Росія і Білорусь підтримала б такі дії. Але чи нагодують вони населення України? Але чи стерплять це обурені західні регіони? Звичайно — ні. Хто ж тоді додумався, як ще розхитати і без того збентежене суспільство? Наша думка — ніхто. Уся наша біда полягає у тому, що у влади немає чіткого уявлення про те, що є корисним не тільки країни в цілому, а саме їй. І це — дуже небезпечно для країни. Бо не можна боротися проти того, що не підлягає логічному осмисленню. Отож і дії опозиції дуже часто нагадують бійку Дон Кіхота з вітряками.

А комуністи — "найнепримиреніша" опозиція — бере до свого виборчого списку найодіознішу фігуру виконавчої влади — Генерального прокурора України Потебенька. Як тут не згадати "Пригоди Аліси в задзеркаллі" Л.Кєрола. Біда тільки в тому, що Ляшка та інших, хто не подобається владі, кидають у справжні, не казкові ІТУ, СІЗО і т.д.

А справи Гонгадзе, Александрова і інших журналістів, які ніхто не розкрив і, мабуть, до цього ніколи не дійде. А фоном лунає касетний скандал. І все це викликає відповідне ставлення до нашої країни в світі.

За що саме відкрили кримінальну справу проти О.Ляшка? Чому його затримали? Хто наказав вилучити наклад газети "Свобода" із друкарні в Черкасах? Хто скоїв напад на автомобіль, яким перевозили цей наклад, і хто побив шофера? Чому за цим фактом не порушено кримінальну справу? Якщо ми живемо у державі, а не в Гуляй-полі, де анархія мати порядку — ми повинні знати відповіді на всі поставлені запитання. Інакше треба констатувати, що держави, навіть, через 10 років після утворення у нас немає, і депутатам Верховної Ради 4-го скликання треба починати будувати державу із самого початку.

Але чи в змозі це зробити така розпорошена і не згуртована законодавча влада? Самі риторичні питання.

Свобода вираження поглядів

18.12.2002

Провластные СМИ названы главными нарушителями этических норм.

   

Нормами профессиональной этики пренебрегают журналисты, прежде всего, тех изданий, которые поддерживает власть, и силы, на которые власть опирается, — отмечает глава украинской Комиссии по журналистской этике, главный редактор еженедельника "Зеркало недели" Владимир Мостовой.

Такие СМИ "нужны любой власти, и она будет стимулировать их поддержку", — заявил он в воскресенье на съезде представителей СМИ, подписавших обращение "Журналисты — за честные выборы". "Пока это будет продолжаться, будут сохраняться основания называть журналистику второй древнейшей профессией", — сказал Владимир Мостовой. По словам Владимира Мостового, среди наиболее частых нарушений — подача информации без соблюдения "обязательного правила баланса и объективности", безосновательные, неподтвержденные фактами обвинения в адрес субъектов избирательного процесса. По словам главы Комиссии по журналистской этике, безусловным лидером по количеству таких нарушений стала газета "Киевские ведомости", которая "из номера в номер" пыталась подать в негативном свете те политические группировки и отдельных политиков, которые "реально конкурировали с ее сторонниками". В то же время, отметил он, не были выявлены факты обнародования информации, полученной противозаконным путем, перепечатки из других информационных средств без ссылок, использования ненормативной лексики, угроз и шантажа в адрес отдельных лиц.

Кроме того, он отметил, что за 2 недели до выборов одной из основных тем многих СМИ стала тема "попыток Запада повлиять на избирательный процесс в Украине", что свидетельствует о не случайности такого единодушия. Примером несоответствия нормам профессиональной этики, считает Владимир Мостовой, может послужить публикация "Примирение Викторов — надежда женщин", напечатанная в "Киевских ведомостях" 12 марта 2002 года. "Накануне выборов призыв Виктору Ющенко и Виктору Медведчуку имел явно провокационный характер", — считает Владимир Мостовой, отметив, что, в случае примирения Виктора Ющенко обвинили бы в политической слабости, а, поскольку он на это не пошел, это дало основания обвинить его в нежелании объединить усилия двух политиков "ради счастливого будущего" Украины. По мнению главы Комиссии по журналистской этике, то, что многие журналисты, баллотировавшиеся на выборах разного уровня, проиграли их, свидетельствует о "недоверии электората как в отношении СМИ вообще, так и к журналистам в частности". "Опровергнуть негативное мнение о своей профессии, а также придать своей профессии реальный статус четвертой власти журналисты смогут только в том случае, если смогут добиваться чистоты и профессиональности вместе с общественными негосударственными организациями", — сказал он.

Комиссия по журналистской этике является корпоративным институтом гражданского общества, который рассматривает конфликтные ситуации этического и профессионального характера, возникающие в журналистской среде, а также между журналистами и общественностью в связи с исполнением журналистами своих профессиональных обязанностей. Комиссия создана на собрании журналистов 16 сентября 2001 года (в годовщину со дня исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе). В ходе съезда в воскресенье пройдет ротация членов комиссии и ее руководства.

Корреспондент.net

15.04.2002

Свобода вираження поглядів

18.12.2002

Ситуація зі свободою слова в Україні погіршилася — новий звіт Freedom House.

   

"Хоча терористичні атаки 11-го вересня та тривання глобальної боротьби з тероризмом стали й моментом випробування умов для діяльності мас-медіа у світі, свобода преси у 2001 році практично не зазнала змін" Ц зазначають автори нової публікації Freedom House, в якій проведено аналіз стану свободи преси у 187 країнах.

Збільшилася група країн категорії "вільні" (40 відсотків), в категорії, де немає свободи преси опинилося 33 відсотки, а до категорії "частково вільні" внесено 50 держав, серед яких Україна й Росія.

В інтерв’ю радіо Свобода співавтор публікації Freedom House Карін Дойч Карлекар позицію України підсумувала: "Серед східноєвропейських країн та держав пострадянського простору Україна зайняла так би мовити середнє місце, тобто увійшла до групи з частково вільною пресою. Ситуація із свободою преси в Україні є кращою ніж у Білорусі, Туркменістані, Таджикистані.

Однак слід звернути увагу на те, — додала Карін Карлекар, що ситуація із свободою слова в Україні є набагато гіршою ніж наприклад у Чехії, Словаччині і навіть колишній Югославії. Тобто Україна зупинилася на тому ж самому рівні, що й торік і навіть є ознаки погіршення. Тим часом ситуація в інших східноєвропейських країнах поліпшується".

За словами представниці Freedom House Карін Карлекар, ситуація із свободою слова в Україні, так само як в Росії, за минулий рік не зазнала поліпшення, а радше навпаки: обидві держави опинилися за шкалою оцінки на шістдесятому місці, а з 61 — позиції починається група держав "категорії невільних", тобто в яких є відсутньою свобода преси.

Протягом минулого року в Україні тривали насильства проти журналістів, за які влада рідко коли притягає злочинців до відповідальності. Досі не розкрито міжнародне відомого вбивства журналіста Георгія Гонгадзе. Повільними є розслідування й інших убивств журналістів. Влада часто не дотримується конституційних гарантій свободи слова та свободи преси. Міліція проводила обшуки журналістів, які писали про зв’язки посадовців із кримінальними групами. Тиск на пресу робиться і за допомогою податкових структур — мовиться у документі.

Єдиною помітною позитивною зміною у сфері свободи преси в Україні представниця Freedom House Карін Дойч Карлекар вважає схвалення нового кримінального кодексу, згідно з положенням якого наклеп не вважається карним злочином.

УП, 23.04.2002


Правоохоронні органи

18.12.2002

Дело Бориса Фельдмана и банка "Славянский".

   

(Пресс-релиз адвокатской компании "Агеев, Бережной и партнеры")

Придать видимость законности судебному процессу по делу Фельдмана власти не удалось.

После того, как суд лишил Бориса Фельдмана и его адвокатов возможности выступить в дебатах, судьи Артемовского местного суда г. Луганска совершили очередное преступление против правосудия — вынесли определение о лишении подсудимого Бориса Фельдмана последнего слова и удалении его из зала суда.

В судебном заседании 17 апреля 2002 г. Фельдман пытался продолжить выступление с последним словом. Мы подчеркиваем, что Фельдман не нарушал порядка в зале суда, выступление произносил спокойным тоном, в речи касался вопросов, имеющих непосредственное отношение к существу дела: в этот день Фельдман рассказывал о том, какое положение он занимал в банке, касался некоторых аспектов деятельности банка, комментировал в этой части информацию, изложенную в обвинительном заключении.

Неожиданно председательствующий судья Станислав Макарович Лубяной объявил, что суд удаляется в совещательную комнату, чтобы решить вопрос о том, можно ли Фельдману позволить продолжать выступление с последним словом.

После выхода из совещательной комнаты председательствующий судья Лубяной зачитал определение.

В определении суд привел мотивы, по которым он решил лишить Фельдмана последнего слова и вывести и зала: "В своем последнем слове подсудимый стал излагать доводы и аргументы, которые уже изложил, будучи допрошенным в судебном заседании в качестве подсудимого, высказывать политические декларации, утверждать о политическом и заказном характере данного уголовного дела, высказывать негативные характеристики в отношении следователя, эксперта и других лиц, причастных к расследованию данного уголовного дела, высказывать угрозы в адрес работников прокуратуры, принимающих участие по делу, читать суду отдельные положения из учебников по уголовному и гражданскому праву" (необходимо отметить, что никаких угроз Борис Фельдман в адрес работников прокуратуры не высказывал, хотя и обращал их внимание на то, что поддерживая обвинение при явном отсутствии состава преступления они нарушают закон и предлагал им отказаться от обвинения, так как беспочвенность этого обвинения стала совершенно очевидной).

Принятое судом решение было ошеломляющим: "лишить Фельдмана последнего слова и удалить его из зала суда".

После этого председательствующий судья Лубяной объявил, что суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора.

Таким образом, приговор будет оглашен, скорее всего, без присутствия в суде Бориса Фельдмана.

Очевидно у судей не хватает мужества зачитать обвинительный приговор в присутствии Бориса. Показательно, что, незадолго до этого, Борис Фельдман, заканчивая анализ первого эпизода обвинения, ясно продемонстрировав, отсутствие в этом эпизоде события преступления, и бредовость выдвинутого обвинения, обратился к прокурору Сергею Бурдейному: "И за это вы просите девять лет с конфискацией имущества. А в глаза мне посмотреть можете?" Присутствующие были свидетелями того, как низко наклонил голову начальник отдела Генеральной прокуратуры старший советник юстиции Сергей Мефодиевич Бурдейный. Он действительно не осмелился посмотреть Фельдману в лицо. Вряд ли можно представить больший позор для государственного обвинителя.

Определение суда о лишении подсудимого последнего слова — беспрецедентно в истории украинского правосудия. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не только не дает право суду лишить подсудимого последнего слова, но и прямо указывает на то, что суд не вправе ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого. И удалить подсудимого из зала суд может только в случае, если он нарушает порядок в зале, но никак не за содержание его последнего слова.

Позиция защитников Бориса Фельдмана состоит в том, что, вынеся такое определение, судьи совершили преступление против правосудия, а именно преступления, предусмотренные ст. 365 (превышение власти и служебных полномочий), ст. 374 (нарушение права на защиту) и ст. 375 (постановление судьями заведомо неправосудного определения) Уголовного кодекса Украины.

В судебном заседании объявлен перерыв до пятницы 19 апреля, до 15:00.

Конечно, после всех грубых и преступных нарушений допущенных судьями в этом процессе: назначение дела к слушанию судом, который по территориальности не вправе рассматривать это дело; вынесение определения о лишении защитников возможности заявлять в суде ходатайства и жалобы; запрещение защитникам общаться с Фельдманом в здании суда; отказ судей рассматривать отводы; незаконные угрозы в адрес защитников; инициирование Лубяным привлечения адвокатов Фельдмана к дисциплинарной ответственности; переход к дебатам без завершения судебного следствия; лишение подсудимого Фельдмана и его защитников слова в дебатах и целого ряда других преступных действий судей, содержание приговора, который они вынесут Борису Фельдману, является вполне предсказуемым.

Сложно сказать, зачем было власти устраивать этот судебный процесс, почему было с самого начала не огласить приговор, как это было во времена известных "троек" Создать видимость правосудия? Очевидно, что даже видимости такой не было. Зачем начинать определение о лишении подсудимого последнего слова фразой: "Последнее слово подсудимого является его неотъемлемым правом, которое гарантируется Конституцией и защищается судом"? Зачем судьям обращать внимание присутствующих на то, что они отняли у подсудимого именно неотъемлемое право? Чтобы подчеркнуть цинизм, с которым наплевали на Конституцию?

Как могут судьи так публично и нагло глумиться над Конституцией и правосудием? Неужели ошибочное представление о собственной безнаказанности настолько глубоко въелось в чьи-то затуманенные мозги и пустые души? Индульгенций не бывает, господа. Это была ошибка католической церкви, и даже католическая церковь это признала. Ничто не останется безнаказанным, ничто не будет забыто.

Публикуем полный текст определения, оглашенного судьей Лубяным (печатается с аудиозаписи судебного заседания):

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17.04.2002 г. г. Луганск

Артемовский местный суд города Луганска, в составе судей Лубяного, Косминина, Сторожук, секретаря Беляковой, с участием прокуроров Бурдейного и других, адвоката Агеева и других, рассмотрев в городе Луганске дело по обвинению Фельдмана и Заславского, установил:

Последнее слово подсудимого является его неотъемлемым правом, которое гарантируется Конституцией и защищается судом.

При этом содержание последнего слова и время его провозглашения не регламентируется.

Подсудимый вправе приводить в свою защиту любые доводы и аргументы, однако, если подсудимый использует последнее слово в целях, несовместимых с задачами правосудия, председательствующий вправе его останавливать и предупреждать о последствиях такого поведения. Если подсудимый не реагирует надлежащим образом, то суд своим определением вправе лишить подсудимого последнего слова и удалить его из зала судебного заседания в соответствии с требованиями ст. 272 ч. 1 УПК Украины.

Фельдману было предоставлено право выступать с последним словом с 11.04.2002г., которое он использовал, выступая с 11 по 17 апреля 2000 года.

В своем последнем слове подсудимый стал излагать доводы и аргументы, которые уже изложил, будучи допрошенным в судебном заседании в качестве подсудимого, высказывать политические декларации, утверждать о политическом и заказном характере данного уголовного дела, высказывать негативные характеристики в отношении следователя, эксперта и других лиц, причастных к расследованию данного уголовного дела, высказывать угрозы в адрес работников прокуратуры, принимающих участие по делу, читать суду отдельные положения из учебников по уголовному и гражданскому праву.

Анализ выступления подсудимого Фельдмана с 11 по 17 апреля 2002 года в зале судебного заседания, свидетельствует о его грубом злоупотреблении правом на последнее слово, об искажении самой сущности последнего слова, об использовании последнего слова в целях компрометации принципов и задач правосудия.

Будучи многократно предупрежденным о необходимости следовать порядку судебного заседания, в том числе и дважды 11, 15-го апреля 2002 года, о возможности применения в отношении него требований части 1 статьи 272 УПК Украины, Фельдман надлежащих выводов не сделал и по-прежнему нарушает порядок провозглашения последнего слова.

Руководствуясь изложенным, статьями 272 частью 1, 273 УПК Украины, суд, определил: лишить Фельдмана последнего слова и удалить его из зала суда.

17 апреля 2002

Правоохоронні органи

18.12.2002

Адвокаты Б.Фельдмана подали апелляцию.

   

Адвокат бывшего вице-президента банка "Славянский" Бориса Фельдмана Андрей Федур обжаловал решение Артемовского местного суда Луганска, приговорившего его подзащитного к 9 годам лишения свободы. Как сообщил Федур в четверг, апелляция на это решение суда подана в Апелляционный суд Луганской области. В ней адвокаты указывают, что "считают решение местного суда незаконным", а также заявляют, что "дело банка "Славянский" подлежит закрытию". По словам адвоката, ему так и не удалось получить в Артемовском суде материалы дела для подготовки апелляции. "Судья официально отказал мне в получении материалов, а закон дает мне лишь 15 дней для подготовки апелляции, и я вынужден был написать ее, не имея на руках материалов дела", — отметил Федур. В связи с тем, что судьи не предоставили материалы дела адвокатам, сообщил Федур, подано также заявление в прокуратуру Луганской области о нарушении права на защиту. Адвокат особо подчеркнул, что "поскольку подана апелляция, приговор Артемовского местного суда не вступил в силу, и Фельдман не может считаться виновным в совершении преступления", — сообщила УП.

19 апреля нынешнего года Артемовский суд Луганска приговорил Фельдмана к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, без права занимать руководящие должности. В частности, Фельдман признан виновным только по двум эпизодах уголовного дела — в хищении денежных средств на сумму 7,4 млн. грн. и в уклонении от уплаты налогов на сумму более 1 млн. грн.

Уголовное дело против должностных лиц банка "Славянский" (всего 7 человек) было возбуждено следственным управлением налоговой милиции ГНАУ в январе 2000 года. Им предъявлены обвинения в краже имущества в особо крупных размерах на общую сумму 11 млн. грн., злоупотреблении служебным положением, которое привело к имущественному ущербу на сумму 335 млн. грн., уклонении от уплаты налогов на сумму более чем 5 млн. грн., служебных подлогах.

Погляд

18.12.2002 | Олег Туменко, м.Кіровоград

Повноваження та відповідальність.

   

Існує чимало засобів загубити справу. Один із безвідмовних — розділити повноваження та відповідальність. Не буде толку, якщо, наприклад, одні приймають рішення, коли, що і як сіяти, плекати, збирати, а інші роблять на полі та відповідають за урожай.

На жаль, така ж ситуація склалася і з основною роботою в боротьбі зі злочинністю — розслідуванням кримінальних справ. Впродовж останніх років суди поетапно перебрали від слідчих та прокурорів право приймати основні, визначальні рішення розслідування — проведення обшуку, арешту, продовження строків утримання під вартою та ряд інших.

А відповідальність за кінцевий результат як розслідування конкретних справ, так і стан боротьби з злочинністю, її рівень, суд залишив слідству. Про те, що суд зобов’язаний боротися зі злочинністю, ні в законодавстві, ні в практиці навіть не згадується.

Судді, звичайно, люди особливі. Проте все ж таки люди. І ніщо людське їм не чуже. Звільняти з під варти обвинувачених, які підозрюються у скоєнні особливо тяжких злочинах, відмовляти в проведенні обшуків, продовженні строків розслідування, практично паралізувати слідство надтривалим розглядом цих питань легко, коли судове відомство не відповідає за кінцевий результат

Ця класично-бюрократична схема і є чи не основною причиною того, що ефективність розслідування кримінальних справ, перш за все, про посадові розкрадання, явно не відповідає вимогам часу. Належних вироків практично немає. Без подолання цього протиріччя кардинально змінити стан справ неможливо. Набуті повноваження, за законами тієї ж бюрократії, суд віддавати не схоче.

Отже, вихід практично тільки в передачі слідства по справах про тяжкі злочини в компетенцію судового відомства. До речі, ще згідно з "Учреждением судебних постановлений" 1884р. слідчі входили до складу суду. І це вважається торжеством права.

Така реорганізація (без збільшення витрат та штатів) дозволить підвищити як рівень правової захищеності громадян, так і рівень боротьби з злочинністю.

Погляд

18.12.2002 | Валерий Вьюн, г. Днепропетровск

В споре рождается истина.

   

Вступление Украины в Совет Европы, ратификация международных документов о правах человека сделали еще более актуальной задачу практической защиты прав личности и основных свобод. В решении этой задачи большую роль играет судебная защита законных интересов граждан. Третья власть — судебная — имеет одно из ключевых мест в построении в нашей стране демократического правового государства, охраняющего права человека.

К большому сожалению, следует признать, что в Украине, как законодательство, так и судопроизводство в целом во многом еще не соответствуют требованиям международных норм.

Статья 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод декларирует право каждого на справедливое судебное рассмотрение. Об этом неизменном праве говорится и в статье 129 Конституции Украины. Конституцией закреплено, что условиями справедливого судебного рассмотрения является равенство сторон, их состязательность и свобода в предоставлении сторонами суду своих доказательств с доводами перед судом их убедительности. Истинная состязательность будет возможной только при действительном соблюдении равенства возможностей сторон в предоставлении доказательств. Всегда ли стороны в предоставлении доказательств имеют равные возможности? Как показывает практика — нет. Возьмем, к примеру, такой вид доказательств как выводы экспертов. На территории бывшего СССР, а впоследствии и на пространствах СНГ, судебная экспертиза была вотчиной государства. Судебная экспертиза поддерживала в судопроизводстве функцию карательно-правового воздействия. Назначать экспертизы было привилегией судебно-следственных органов, а выполнение экспертиз возлагалось сугубо на специализированные государственные экспертные учреждения. При таком существующем порядке проведения судебных экспертиз, стороны фактически были лишены возможности самостоятельно избрать экспертное учреждение для проведения экспертизы или пригласить независимого эксперта в суд. И, как следствие, — неуверенность стороны в полной независимости эксперта и в объективности его выводов.

Часто именно от заключения эксперта зависит исход того или иного дела, судьба не только подсудимого, но и судьбы многих людей. Экспертные заключения не имеют заранее установленной силы, они, как и любое другое доказательство, подлежат всесторонней оценке участниками судебного процесса. Однако, как показывает практика, трагическая цепь судебных ошибок на протяжении многих десятилетий, опутывающая род человеческий, имеет один из главных источников — это слепая фанатичная вера в неопровержимую истинность заключения эксперта, человека науки, забывая при этом, что он только человек, которому свойственно ошибаться. Получается парадокс: суд уверен в правильности своего решения (обвинительного приговора), базируясь на заключении эксперта (которое может быть и ошибочным), а эксперт видит подтверждение своего мнения, ссылаясь на то судебное решение, в основу которого положено его заключение.

Кроме того, в случаях судебного рассмотрения уголовных дел эксперт своим заключением, как правило, поддерживает сторону обвинения (в противном случае дело не дошло бы до суда). Следовательно, главным оппонентом этому виду доказательства вины выступает защитник. Адвокат должен оценить экспертизу с научно-фактической стороны, найти в доводах эксперта слабые стороны. На него возложена задача, обнаружив недостатки экспертизы, доказать суду её несостоятельность, непригодность в доказывании виновности подсудимого. И в таких случаях ярко проявляется неравенство возможностей сторон, полная беспомощность защиты в состязательности. В силу своей некомпетентности адвокат не может критически оценить экспертизу, заявить суду аргументированные доводы своего несогласия с экспертизой, вступить в научную полемику с экспертом — с человеком, обладающим узко специфическими знаниями.

Такое положение дел в Украине существовало вплоть до 1995 года, когда впервые было разрешено Законом создание института независимых негосударственных экспертиз. Появившиеся негосударственные экспертные учреждения своей деятельностью создали предпосылки для устранения неравенства сторон в судебном процессе. Ввели качественно новое направление в состязательность сторон, когда состязание между обвинением и защитой, сопровождалось состязанием экспертов сторон. Но это продолжалось не долго. В июне 2000 года были внесены соответствующие изменения в законы Украины, и независимые экспертные структуры фактически были запрещены.

О каком равенстве сторон, о какой состязательности можно говорить, если при нынешнем положении дел, защита находится один на один с обвинением, которое поддерживает корпус государственных экспертных учреждений с его мощнейшим интеллектуальным и научно-техническим потенциалом? Следовательно, для истинного равенства сторон в суде, защите необходимо дать равные возможности с обвинением в предоставлении доказательств — альтернативных экспертных заключений.

Казалось бы, Закон предоставляет защите возможность заявить обоснованные ходатайства о проведении повторных экспертиз или обратиться за консультативной помощью в государственную экспертную структуру. Однако на практике это крайне сложно и малоэффективно. Сначала надо обоснованно доказать, аргументировать, что ранее проведенная экспертиза несостоятельна, а это весьма трудно без помощи консультанта — специалиста. Рассчитывать, что таким консультантом выступит государственный эксперт, не приходится, консультации адвокатов не входят в его прямые обязанности, наоборот, считается, что экспертные данные составляют служебную тайну. Да и не станет эксперт открыто указывать на возможные недостатки своей экспертизы или просчеты своего коллеги.

Таким образом, существует серьезная проблема, препятствующая суду быть справедливым.

Единственный способ радикально изменить создавшееся положение — это через общественные, политические, правовые действия добиться изменений в законодательстве Украины и возродить принципиально новую негосударственную структуру — институт независимых экспертиз. Существование такой структуры даст возможность развитию качественно нового направления состязательности сторон —состязательности экспертов сторон обвинения и защиты. На практике позволит сторонам на свое усмотрение пригласить в процесс независимого эксперта, способного дать оценку экспертизам, высказать свое мнение об их объективности, вступить в научную полемику с коллегой экспертом, составить независимое альтернативное заключение. Все это поможет суду тщательно оценить все доводы, выдвинутые обвинением и защитой, прийти к внутреннему убеждению, вынести справедливое решение, которое будет убедительным для всех участников судебного разбирательства. Возрождение института независимых экспертиз позволит устранить имеющиеся нарушения конституционного принципа равенства сторон, состязательности сторон в судебном процессе. В целом приблизит судопроизводство в Украине к международным стандартам, придаст весомость судебной власти в защите прав и основных свобод человека.

Бюлетень "Права Людини", 2002, №11

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори