пошук  
№07
2005

Свобода Висловлювань в Україні

Деякі загальні дані

08.08.2005 | Ольга Василевська, «День»

Передплата періодики: 0,33 видання на одного українця

   

Українці підписали на друге півріччя 2005 року 16,3 млн. екземплярів газет і журналів. Це на 6,2% більше, ніж за аналогічний період 2004 року, повідомляє Інтерфакс-Україна з посиланням на прес- службу “Укрпошти”. При цьому кількість передплачених загальноукраїнських видань збільшилась на 13,7% і склала в сумі 9,47 млн. екземплярів. У той же час передплатні тиражі місцевої преси зменшились порівняно з минулим роком на 6,3% і складають нині 6,77 млн. екземплярів. Окрім того, мешканці України передплатили 56,7 тисячi екземплярів іноземної преси, що на 11,3% менше, ніж минулого року. Загалом же на кожного громадянина України припадає 0,33 видання. Медіаконсультант Михайло Вейсберг каже, що на тлі розмов про те, що преса починає програвати Інтернету, тенденція до збільшення передплатних тиражів не може не радувати. Тим паче, що літо минулого року (з яким і порівнюють цьогорічні цифри), відзначилося тим, що низка політичних партій активно передплачували пресу, що й збільшувало показники. “А якщо зараз відбувається ще більший зріст, то це дуже показово”, — каже Вейсберг. Виходить, що інтерес людей до преси все-таки досить великий. При цьому тенденція, коли преса загальнонаціонального масштабу збільшує наклади, а місцева — навпаки, — не нова. Так відбувається, як пояснює Михайло Вейсберг, уже протягом трьох чи чотирьох передплатних кампаній. Це спричинено тим, що поступово зi становленням системи дистрибуції, розподілених тиражів (коли частина тиражів друкується в різних регіонах), з’явилася реальна можливість вчасно доставляти всеукраїнську пресу до регіонів. Той факт, що зарубіжну пресу громадяни України стали передплачувати дещо менше, на думку пана Вейсберга, означає лише те, що значна частина зарубіжних видань відкривають українські редакції і починають розповсюджуватись як вітчизняні. Загалом же, Михайло Вейсберг передбачає, що помітне збільшення показника передплати на одного мешканця навряд чи відбудеться найближчим часом. Він пояснює це тим, що, по-перше, Інтернет швидше, ніж преса, набирає обертів. А по-друге, за громадянами усе більше закріплюється звичка купувати періодику вроздріб. І це не дивлячись на те, що система роздрібної торгівлі пресою організована, на думку пана Вейсберга, вельми погано.

(“День”, №130, 22 липня 2005 р.)

Деякі загальні проблеми

10.08.2005 | Виктор Кобзев

Пресса должна быть независимой

   

В этом убеждены участники регионального семинара руководителей областных организаций НСЖУ, главных редакторов крупнейших общественно-политических изданий востока Украины

Начался он в Славянске, куда его участники во главе с председателем правления Национального союза журналистов Украины Игорем Лубченко прибыли, чтобы почтить память погибшего четыре года назад от рук наемных убийц коллеги, директора славянской телекомпании "ТОР" Игоря Александрова. Вместе с родными и друзьями, руководителями города они возложили цветы на его могилу. "Нет сомнения, что Игорь Александров погиб за свободу слова, выполняя свой профессиональный долг, — заявил Игорь Лубченко, — и мы не можем жить спокойно до тех пор, пока не восторжествует справедливость и за решетку не сядут не только убийцы журналиста, но и их заказчики".

Затем в Дружковке на базе ассоциации журналистских организаций "Северский Донец" гости из Днепропетровской, Луганской и Харьковской областей вместе с хозяевами обсудили проект Закона Украины "Про створення економiчних засад незалежної дiяльностi засобiв масової iнформацiї", подготовленный НСЖУ. Ведь ни для кого не секрет, что большинство местных изданий, подконтрольных городским и районным администрациям, во всем, и прежде всего экономически, зависят от них, вынуждены писать хвалебные оды местным начальникам и замалчивать критические материалы. Между тем, в Донецкой области уже имеется первый положительный опыт заключения договоров между коллективами газет и органами местного самоуправления на освещение деятельности городских и районных советов, исполкомов и райгосадминистраций. О том, как они строят работу в соответствии с такими договорами, участникам семинара рассказали редакторы артемовской газеты "Вперед" Виктор Герасимов, горловской "Кочегарки" Эдуард Каштановский и славянской "Вiстi" Александр Кульбака.

Подобные отношения сторон закреплены и в одном из пунктов обсуждаемого проекта закона. В нем также предусматривается, что в 2006-2007 учебном году прием студентов бюджетной формы обучения на факультеты и отделения журналистики будет проводиться по направлениям местных средств массовой информации, а выпускники вузов, согласно заключенному с редакцией контракту, должны отработать в ней не менее трех лет. Это позволит, по мнению председателя Донецкого областного союза журналистов НСЖУ, главного редактора региональной газеты "Донбасс" Александра Брижа, обеспечить газеты, в первую очередь городские и районные, профессиональными кадрами.

Детально обсуждались все статьи предлагаемого проекта закона, но особенно пристальное внимание участники семинара уделили вопросам передачи редакциям помещений и имущества, приобретенных на деньги, заработанные самими журналистами государственных и коммунальных газет. Как считает председатель Днепропетровской областной организации НСЖУ Светлана Зарайская, их передача редакциям в течение трех месяцев после принятия закона сразу решит многие вопросы. "Власти удобно сейчас, накануне предстоящих выборов, держать СМИ на коротком поводке, — считает председатель Харьковской областной организации НСЖУ Антон Саввов, — она может задушить неугодную газету проверками". Поэтому в проекте закона, который председатель парламента Владимир Литвин пообещал вынести осенью на рассмотрение Верховной Рады, обязательно должна быть статья, четко регулирующая отношения редакций с контролирующими органами".

В последние годы серьезной проблемой повсеместно стала и доставка подписчикам газет, которая осуществляется "Укрпочтой", нередко повышающей тарифы на свои услуги, а также неудовлетворительное состояние абонентских почтовых ящиков. Участники семинара внесли свои предложения для решения этих вопросов.

Председатель ассоциации "Северский Донец", главный редактор газеты "Дружковский рабочий" Борис Южик познакомил гостей с работой ассоциации, рассказал о координации усилий журналистов разных городов при освещении наиболее актуальных для региона тем, а также о взаимодействии с соучредителем газеты Дружковским горсоветом. Как сообщил Игорь Лубченко, обсуждение проекта Закона Украины "Про створення економiчних засад незалежної дiяльностi засобiв масової iнформацiї" состоится также в Одессе, а в августе со всеми дополнениями и изменениями он будет передан в Верховную Раду.

(“Донбасс”, №127, 13 июля 2005 г.)

Деякі загальні проблеми

10.08.2005 | Инна Ведерникова

Научите канарейку петь, или Кому нужны свободные медиа?

   

Четыре года медийное сообщество зависает на крючке “разгосударствления СМИ”. Напористый спич г-на Правденко, народного депутата от БЮТ и первого человека в парламентском Комитете по свободе слова и информации, признаюсь, внятной речи лишил сразу. Ибо дискуссия из завоеванной категории — “как?” снова вернулась к любимой позиции — “зачем?”. Публичные же посылы власти о свободе слова и независимых от государства СМИ, по традиции, заняли свое почетное место в ряду удобных ей же деклараций. Не более того. По меньшей мере, до весны 2006-го.

Старые песни о главном

“Такие резонансные проекты, как приватизация, тем более на информационном рынке, хозяева политических олимпов спускают на грешную землю только в случае крайней необходимости”. Некогда свежая мысль лидера Киевской организации НСЖУ Игоря Заседы сегодня по праву может претендовать на звание афоризма. Ведь если в 2002-м под хозяевами подразумевались представители “вражеской команды Кучмы”, то в 2005-м и тех, и этих политических деятелей запросто можно свести к общему знаменателю. С одним для всех результатом — полезным демократичным фоном накануне очередного забега.

Так, дискуссия, навязанная обществу четыре года назад, стала блестящим тактическим ходом старой власти. Информационное сообщество клюнуло, всполошилось, засучило рукава и взялось за дело. Речь шла о трех принципиально разных проектах освобождения СМИ от диктата власти. Камнем преткновения стало имущество государственных и коммунальных газет. В силу этого обстоятельства, редакторы городских и особенно районных изданий среди всех подводных течений усмотрели намерение политиков не столько освободить, сколько уничтожить многострадальные масс-медиа. Ибо, по их мнению, варианты реформы, подготовленные народными депутатами Шевченко и Жовтяком, а также Украинской ассоциацией печатников, были направлены именно на ликвидацию их коллективов.

Парламентарии предлагали решить вопрос передачи имущества путем каких-то мутных договоренностей редакции и собственника, где за государством оставалось право последнего “фи” (определенно финансового). Печатники же призывали к открытому аукциону и намеревались пустить редакционные компьютеры и столы с молотка.

Редакциям, правда, предлагали выкупить все это за 50 процентов стоимости. Однако с зарплатами в 300 гривен они вряд ли могли себе это позволить. Пребывая к тому же в твердом убеждении, что имущество сие не только давно отработано, но и приумножено ценой кропотливых трудов на интеллектуальной и рекламной нивах. Потому профессиональное сообщество не преминуло напомнить провокаторам от власти о существовании частников и олигархов, в любую минуту готовых проглотить коммунальные СМИ, поделить рынок и получить возможность безгранично влиять на общество. “О какой независимости идет речь?” — вопрошали редакторы. Появление же в столь острый момент проекта Национального союза журналистов Украины по праву претендовало на звание спасительного моста, по которому участники спора могли дружно двинуть в сторону компромисса. В документе говорилось об уступке учредителями прав собственника редакционным коллективам, а также о безвозмездной передаче имущества. Да, в споре таких оппонентов у истины появился шанс. Однако — стоп! Лучше вспомним о цели реформы. Освободить? Уничтожить? Правильно, под-раз-нить! Теперь можно только вообразить кабинетные причмокивания сподвижников Леонида Даниловича, организовавших такую бравую демократичную заварушку.

Стоит ли удивляться, что в результате СМИ зависли на крючке “освобождения-уничтожения”, команда Кучмы оставила за собой право натягивать леску в силу политической целесообразности, ну а Игорь Заседа почувствовал себя пророком! Тогда же председатель Госкомитета по телевидению и радиовещанию Иван Чиж скромно заметил, что не стоит так волноваться, речь-то о каких-то семи процентах заангажированных СМИ, которые погоды на рынке явно не делают. Но это как посмотреть. К примеру, только в Донецкой области общий разовый тираж зарегистрированных и реально выходящих изданий составляет 2,5 млн. экземпляров, из них на долю общественно-политических всех форм собственности приходится 800 тысяч, из которых 400 тысяч — тираж коммунальных. Практически половина! Как вела себя эта половина во время выборов президента, думаю, напоминать не стоит. Впрочем, как и указывать на позицию частных изданий. Ведь здесь легко усмотреть еще одну из возможных скрытых целей использования властью реформы. Поскольку для построения собственной линии защиты она способна на многое. И не только в отдельно взятом регионе.

Новая волна—2005

Об очередном витке процесса разгосударствления масс-медиа засвидетельствовала выпуклая позиция вице-премьера Николая Томенко. С первых дней работы новой команды власти гуманитарный спикер публично заявляет о готовности государства отпустить прессу и уступить права собственников государственных и коммунальных СМИ редакционным коллективам. Но главное не торопиться, говорит Николай Владимирович, и определить приемлемые для всех условия. Вам это ничего не напоминает?

Маховик снова запущен. И снова накануне выборов. Только вот для создания столь же демократичной картины, как это получилось у Кучмы, условия определенно не сложились. Депутаты и печатники как-то мудро притаились со своими непопулярными проектами, а столп законодательной мысли застрял в кабинете председателя Национального союза журналистов Игоря Лубченко. Оно и понятно. Рыба, пойманная на крючок, рада любому шансу с него соскочить. НСЖУ и сегодня готов обсуждать планы освобождения СМИ, что называется, на любом уровне. И главная встреча, как показалось председателю союза, уже состоялась. Новую редакцию программы Лубченко презентовал Президенту Ющенко на личной аудиенции. Глава государства согласился с необходимостью такого шага, а также поручил Николаю Томенко создать рабочую группу, способную аккумулировать информацию и выдать на-гора некий документ, который бы удовлетворил заинтересованные стороны. А именно: СМИ, власть, общество, наконец, ради которого, в принципе, все в новой стране должно и делаться. Войти в рабочую группу, по-видимому, должны были специалисты разных сфер, начиная от самих журналистов и заканчивая компетентными представителями министерств труда, финансов и еще многих структур, способных выдавать на-гора. Ведь в связи с разгосударствлением, действительно, возникает ряд вопросов, связанных с той же социальной защитой журналистов, системой налогообложения, которая в сегодняшнем варианте вряд ли сможет поспособствовать выживанию изданий в свободном полете. В ряду особо ювелирных задач реформы — способность государства противостоять монополизации информационного рынка. В общем, есть о чем говорить. Но это если на самом деле хотеть создать по-настоящему демократичный закон, способный хотя бы в части основных моментов удовлетворить интересы всех игроков информационного рынка.

Так вот, презентация Лубченко состоялась в марте. Но и в июле по поводу создания рабочей группы в той же пресс-службе Николая Томенко мало что слышали. По-видимому, после консультаций особой важности пресс-секретарь Николая Владимировича на полном серьезе сообщила, что вопрос организации группы обсуждается (!). Справедливости ради замечу, что буквально на следующий день на сайте Кабмина прошла информация о заседании некой межведомственной комиссии по вопросам развития информационной сферы, где в очередной раз обсуждалась тема общественного телевидения и радиовещания. На следующем заседании речь якобы пойдет уже о реформировании печатных СМИ. Но та ли это рабочая группа, о которой говорил Президент? С учетом исчерпывающей информации пресс-службы вице-премьера ответа нет. Сам же первый гуманитарий страны от каких-либо комментариев по интересующей нас теме отказался, передав через пресс-секретаря, что уже довольно много высказывался на этот счет. А вопросов к Николаю Владимировичу действительно больше-то и нет.

Тем временем инициатива НСЖУ и его председателя Игоря Лубченко развивается по нарастающей. Сама суть позиции журналистов осталась неизменной. За два года предлагается провести детальную подготовку реформы, включая подробный мониторинг финансового состояния каждой отдельной редакции, с последующей безвозмездной передачей имущества и обеспечением социальных гарантий журналистам. Речь и о внедрении системы специальных грантов для редакций тех районных изданий, где ситуация особенно тяжелая и шансов выжить без дотаций нет.

Однако есть в программе и пункты, которые, мягко говоря, вызывают удивление. Особой оригинальностью блещет предложение НСЖУ за два подготовительных года выравнять стартовые финансовые возможности всех редакций. Но как, простите, в таком случае быть с коллективами, которые и в тандеме с государством научились зарабатывать самостоятельно? Там исключительно на собственные средства покупается оборудование и давно компенсирована стоимость помещений, которые государство так не хочет отдавать якобы даром. Также настораживает желание НСЖУ приравнять всех журналистов, проработавших в СМИ любой формы собственности более 10 лет, к госслужащим, что хоть и гарантирует высокую пенсию, но как-то слабо вяжется со стремлением выйти из-под влияния государства. Но здесь, наверное, хороший такой метеорит от Лубченко лежит в огороде приватных СМИ, где о защите и социальных гарантиях говорить до сих пор не принято.

Кстати, НСЖУ на днях разродился еще одним проектом, теперь уже Закона об обеспечении экономических условий реформы. На вопрос, кого союз считает основным партнером в достижении конечной цели — реформировании государственных СМИ, Лубченко назвал Комитет ВР по свободе слова и информации. Вот здесь круг и замыкается, а председатель НСЖУ выступает хоть и в симпатичной, но довольно незавидной роли известного героя Сервантеса. Ибо, с одной стороны, ему “помогает” расторопность исполнительной власти в виде несуществующей рабочей группы, с другой, позиция главы комитета г-на Правденко, который, пребывая в стойком убеждении о полном развале экономики страны, предлагает подождать еще хотя бы пару-тройку десятилетий до обеспечения полной, так сказать, платежеспособности украинской нации. Своя логика в этом, конечно, есть. Однако опытный парламентарий не может не знать, что такой развал продлится до тех пор, пока власть будет иметь возможность скрывать свое лицо за официально карманными газетами.

Я тебя слепила из того, что было

А в низах посредством интуиции и собственного разумения журналистские коллективы принялись сами ваять свою независимость.

Львовская область. Дрогобыч. Газета “Галицька зоря”. Тираж 9 500. Восемь полос. Выходит три раза в неделю. Конкурирует на рынке еще с 14 местными и областными изданиями. Покрывает район из четырех городов, экономику которого составляют доходы от курортного бизнеса (Трускавец), а также крановый и нефтеперерабатывающий заводы Дрогобыча. Общее население 250 тысяч. Среди учредителей-трудовой коллектив, районный и городской советы. В 2002-м газета заключила с властью договор на освещение деятельности.

Что имеет? Господство официоза на страницах. На 150 тысяч в год. Из них получает 20 тысяч, которые не компенсируют даже половины суммы всех фискальных налогов в городскую казну. Причина произвола? Помещение в центре города. На него много претендентов, оно же — коммунальная собственность. Как, впрочем, и компьютеры, купленные на средства редакции, и автомобиль, и капитальный ремонт за 70 тысяч.

Мораль: зачем такие учредители? В апреле на редакционном собрании члены коллектива “Галицької зорі” официально отказались от статуса государственных служащих. Теперь главный редактор Петр Мацан апеллирует к политической воле новой власти и лично Президента.

Донецкая область. Артемовск. Газета “Вперед”. Разница в том, что Донецкая администрация с 1992 года не прекращает массовую поддержку государственных и коммунальных СМИ. Все без исключения издания почти на 100 процентов обеспечиваются бумагой. При областной администрации создано государственное предприятие, которое осуществляет централизованные закупки у производителей. Деньги выделяют местные и районные бюджеты, где эти расходы идут отдельной строкой. Господа, ну давайте отдадим должное смекалке власти, использующей такой действенный рычаг в управлении ручными СМИ! Конечно, кто-то может сколько угодно рассуждать о позиции и независимости части редакторов, но факт остается фактом. И выборы это подтвердили. Ибо наличие у власти собственных медиа само по себе топорная провокация, которая исключает какие-либо демократичные нормы. Грех, как говорится, не использовать законные возможности… Тем более, если на это есть деньги.

И все-таки, опустив больную выборную тему, хочу обратить внимание на то, что даже там, где сильно давили, журналисты искали решения. Порой даже с помощью самой власти. И речь не только об отказе от дармовой бумаги. Еще три года назад решением сессии городского совета Артемовска коммунальное предприятие “Редакция газеты “Вперед”” было ликвидировано, а вместо него создано ООО с полными правами хозяйствующего субъекта. Да, в учредителях самой газеты как продукта, подлежащего регистрации, власть осталась, но ООО — это уже поступок, особенно с ее стороны. Помещение редакция взяла в аренду сроком на десять лет. “Мы надеялись, что за это время в государстве что-то изменится, — говорит главный редактор Виктор Герасимов. — Альтернативы разгосударствлению нет. Пусть сейчас в городе демократичный мэр, но завтра придет другой, и все начнется сначала. Нужен закон. Нам не надо дарить наши кабинеты, давайте мы их купим по остаточной стоимости. И 30-процентного налога на недвижимость тем самым избежим”.

Добавлю, что выжидательная позиция теперь уже новой власти подрывает экономические основы даже тех изданий, которые способны стать независимыми. Имущество газеты “Вперед” еще три года назад оценивалось в 100 тысяч гривен. За это время редакция уже выплатила мэрии 30 тысяч аренды. Точнее, просто выбросила на ветер. Это на фоне-то разговоров о независимости СМИ?

Так кому все-таки нужны свободные медиа?

Так, в случае реформы:

1. Власть

а) снимет с себя ответственность за использование административного ресурса;

б) раз и навсегда избавится от упреков СМИ в давлении;

в) получит дополнительные средства в бюджет.

Вопрос: решится ли властная политическая элита накануне выборов отказаться от использования админресурса? Возьмет ли на себя ответственность за создание правового поля, где не будет места медиа-монополиям, непомерному налоговому прессу и информационному киллерству, успевшему стать столь популярным в псевдожурналистских кругах? Классик сказал по этому поводу примерно следующее: “Я не разделяю вашу точку зрения, но я готов умереть за то, чтобы вы имели на нее право”. Умереть для власти, в нашем случае, — значит принять закон, который бы и обеспечил это право.

2. Приватные СМИ

а) смогут работать в условиях равной конкуренции;

б) попытаются вытеснить с рынка мелкие и слабые СМИ коллективной формы собственности, желая неограниченно влиять на общественное мнение.

Вопрос: допустит ли это государство? Неудивительно, что крупный капитал серьезно заинтересован в приватизации СМИ, да еще желательно на драконовских условиях, без помещений и собственности. Государство с претензией на демократию обязано принять мудрый закон.

Вопрос: попадут ли в итоге свободные СМИ под чье-то влияние? Демократия не идеальна. Одни попадут, другие нет. Дело в другом — любая политическая элита при власти получает неограниченное количество преференций, потому остро нуждается в голосе общественного контролера. И, может быть, не так важно, кто станет представлять палитру мнений на информационном рынке и отслеживать средства, которые идут мимо бюджета, — газеты оппозиционных партий, трудовых коллективов либо олигархов? Пусть лучше спорят между собой десять, чем диктует один. Но здесь существует еще один подводный камень, который, несмотря на первые декреты нового гаранта, продолжает лежать на том же месте, куда его определил старый. Власть и бизнес в Украине – одно и то же лицо! Потому рано или поздно с палитрой мнений будет возможен только донецкий или пинчуковский вариант. Скажете, не о чем подумать народному Президенту и “рабочей группе” г-на Томенко?

3. Государственные и коммунальные СМИ получат

а) самостоятельность с последующим выбором: быть или не быть свободными, без повода обвинять власть в давлении;

б) повод избавиться от упреков читателей и приватных СМИ в необъективности;

в) шанс наконец-то отойти от информационных поводов, которые поставляет власть;

г) возможность заработать на производстве качественного продукта.

Вопрос: будут ли использованы эти возможности? Не факт, потому как и среди свободных СМИ тоже много умных, красивых и вечно голодных обезьян.

4. Общество

Без сомнения, общество в праве рассчитывать на астрономические дивиденды, начиная от многообразия мнений и заканчивая возможностью выбора. За это стоял Майдан.

Вопрос: освобождает ли сие граждан от личной ответственности? Ведь спрос формирует предложение. И перед интеллектуальными пристрастиями потребителя могут померкнуть даже миллионы “великого и ужасного” Мердока, уже готового выкрасить украинские СМИ в его любимый желтый цвет. Не знаю, о чем там говорили Президент Ющенко и медиа-магнат, владеющий десятками телеканалов и сотнями печатных СМИ по всему миру, но в случае чего претензии по поводу уровня, свободы и т.п. — только к себе любимым. Не нравится — не покупаем.

А потому можно предположить, что уже сегодня скрип, лай или песни многоуважаемых украинских СМИ определяет совсем не толщина кошелька потенциального читателя, а утонченность его вкуса.

Вот такая интересная реформа могла бы получиться.

Сергей Правденко, заместитель председателя Комитета ВР по свободе слова и информации:

Хотят ли все коллективы и редакторы коммунальных СМИ этого разгосударствления? Одно дело выбивать деньги из учредителей, совсем другое — зарабатывать самостоятельно. Это значит быть популярным у читателя. Это значит выигрывать тендер на размещение информации в том же областном совете.

По моему глубочайшему убеждению, к этому большинство редакций не готово. С другой стороны, и областные руководители не готовы к тому, что пресса станет их партнером, а не останется слугой. Идеальный вариант — опереться на читателя. А у читателя сегодня в кошельке пусто! Пока население бедствует, ни свободы слова, ни хотя бы формальной независимой прессы не будет. В стране есть только одно исключение — газета “Сільські вісті”, которая еще как-то умудряется держаться на плаву. Но и она теперь не выходит пять раз в неделю, да и тираж потеряла.

А все потому, что читатель сегодня не в состоянии содержать даже те издания, которые ему нравятся. Реклама? При нашем уровне развития экономики рекламодателей не так уж и много. Если бы мы выпускали десять марок холодильников и тридцать марок автомобилей, то тогда можно было бы говорить о свободной прессе. Да и не забывайте, что любой рекламодатель, если чувствует, что, по сути, содержит издание, начинает диктовать. То есть свободная пресса есть там, где хотя бы 90 процентов населения составляет средний класс. Свободы слова, не обеспеченной материально, просто не существует. Это фикция. Но это мое личное мнение.

Если же достаточно большое число редакторов областных, городских, районных СМИ все-таки обратятся через того же Лубченко в комитет и скажут “Надоело, давайте писать закон”, то нам придется этим заняться. Последний проект НСЖУ я не читал, но название “Об обеспечении экономических условий…” говорит само за себя. Так вот главное экономическое условие — это деньги в кошельках наших граждан. Никаким законом этого не изменишь.

Выход? Поднимать экономику. И это не дежурная фраза. Пусть уйдут десятилетия. Вы посмотрите, сколько десятков миллиардов гривен проходит мимо бюджета. Даже сегодня.

К тому же, очень спорный момент — имущество. Нет вопросов к тем изданиям, которые на рынке по 70 лет. А тем, что появились 5—10 лет назад, тоже помещения дарить? За чей счет? Налогоплательщика? Государство, признаюсь, выглядит несколько странно. Получается, дай нам бесплатно, а мы тебя за это еще и критиковать будем? Создавайте издания, делайте их популярными и будьте независимыми.

Игорь Лубченко, председатель Национального союза журналистов Украины:

В отношении того, надо или не надо проводить реформу, мое мнение известно. Развивать демократические институты следует параллельно. Имею в виду и рыночную экономику, и здоровую оппозицию, и свободу слова. Вообще, когда на Западе говорят о независимых СМИ, подразумевают именно независимость от власти. Однажды во время визита делегации наших журналистов в Германию кто-то озадачил зарубежных коллег вопросом о том, как их государство финансирует СМИ. Пришлось звать трех переводчиков, чтобы пояснить немцам, о чем собственно идет речь.

Что же касается нынешней ситуации, то я надеюсь на политическую волю и исполнительной власти, и законодательной, и самого Президента. Закон необходим. Как и необходима качественная его подготовка.

Самый больной вопрос помимо имущества, конечно, — судьба районных изданий. В случае реформы я вижу три варианта развития событий:

1. Газета живет самостоятельно.

2. Объединяются несколько газет (есть районы, где восемь тысяч населения, там, естественно, самостоятельно не выжить).

3. Гранты из госбюджета (таких будет немного).

Союз журналистов сегодня активно обсуждает в редакционных коллективах наш последний законопроект. До осени хотим утрясти все спорные моменты. Вариант разослан возможным участникам процесса. Надеюсь, что и в Комитете по свободе слова и информации нас все-таки поддержат. Не так давно я имел беседу с Владимиром Литвином. Уже в первой половине октября можно было бы провести парламентские слушания. У депутатов, безусловно, нашлись бы полезные мысли.

А эпицентр подготовки реформы, думаю, все-таки должен переместиться из НСЖУ в какую-то иную точку, где можно было бы задействовать опыт и знания не только журналистов. Дело за властью.

Сергей Гузь, председатель Независимого медиа-профсоюза Украины:

Нужно четко разобраться, что все-таки подразумевается под разгосударствлением. Все почему-то говорят, что можно создать общественное телевидение и радио. А газеты? Как быть с районками? Мы встречались с главными редакторами в Кременчуге и Запорожской области. Часто в районе выходит всего одна газета, принимает один телеканал. Таким образом, под предлогом реформы мы можем создать для людей условия очень узкого информационного рынка. Нам нужно думать, как, с одной стороны, убрать государственный контроль, а с другой — сберечь для людей возможность получать информацию из альтернативных источников,

В отношении предложений НСЖУ объединить некоторые районные издания скажу, что во многих случаях это что-то из области фантастики. Разве можно сравнивать те же компактные районы в Прибалтике, где пошли по этому пути, и наши бескрайние просторы. С точки зрения коммерции и распространения, будет очень трудно издавать межрайонную газету.

Нам надо искать свои решения.

Почему в таком случае мы не можем сделать некоторые районки собственностью территориальной общины? Мне кажется, что сегодня проблема в отсутствии политического выбора в стране. Власть не взяла на себя ответственность за принятие этого решения, но в то же время и не отдает инициативы тем же жителям территориальных общин. Почему не провести местные референдумы и не принять решения там? Хотят содержать за свой счет газету — пожалуйста. Газета получит лицензию на какой-то срок, бюджет.

Ключевой вопрос — в чьих интересах будет проведена реформа?

На мой взгляд, сейчас речь об аппетитах крупного капитала и самых влиятельных политических партий. Это легко проследить, если взять любую область, выписать все газеты, которые там выходят, и посмотреть, какие из них будут ликвидированы и кто от этого выиграет. Издания, которые представляют крупный капитал и составляют лобби процесса, направленного на полную приватизацию.

Фактически, приватизация трудовым коллективом — это тоже не выход. На одну секунду они станут собственниками. Потом им нужны будут деньги на помещение, зарплату, а экономические условия для этого не созданы. Кредиты дорогие. Налоги непомерные. Таким образом, если одним махом лишить дотаций, рынок достанется частникам и партиям. И даже сильным газетам надо будет потратить много энергии и ресурсов, чтобы догнать тех, кто уже свободно работает на рынке. И бороться им придется с успешными изданиями.

Выход? Да, наверное, часть газет будет приватизирована. Право собственности достанется коллективу, которому государство обязано предоставить какое-то время на поддержку. Дотация с постепенным сокращением плюс продуманная налоговая политика. Если же коллектив не хочет полностью приватизировать издание, часть акций может быть выставлена на свободную продажу. Если газета оказалась не нужна и частнику, пусть попробует стать изданием местной общины.

(“Зеркало недели”, №26, 9-15 июля 2005 г.)

Деякі загальні проблеми

10.08.2005 | Роман Якель, (Борщев, Тернопольской области)

Телега разгосударствления движется вслепую

   

Районную газету “Галицький вісник”, издаваемую в городе Борщеве на Тернопольщине, можно считать экспериментаторской до самых костей. Ее в бурном 1991-м основали патриотические партии и общественные организации — НРУ, УРП, “Просвіта”, Союз украинок и, конечно, трудовой коллектив. Но уже спустя год, в период бешеной инфляции, редакция начала искать хоть небольшую, но стабильную финансовую опору и пригласила в качестве соучредителей райсовет и райгосадминистрацию. Несмотря на провластный статус, газета постоянно стремилась дистанцироваться от позиции районных власть имущих. Неудивительно, что районку они, мягко говоря, недолюбливали, хотя и прямого давления не оказывали. Показательный факт — на содержание “Галицького вісника” из бюджета ежегодно выделяли от 6 до 20 тыс. грн. дотации, тогда как другие, более лояльные районные газеты власть кормила и кормит в два-три раза сытнее. В конце концов “в меру обиженные, но непокоренные” борщевские газетчики рискнули первыми на Тернопольщине сделать шаг к разгосударствлению местной прессы.

Редакция начала заключать соглашения с райсоветом и райгосадминистрацией об “освещении их деятельности и работы их структурных подразделений” еще три года назад, хотя формально органы власти оставались соучредителями газеты. Для этих постоянных рекламодателей был установлен льготный тариф — 1 грн. за 1 кв. см, тогда как для остальных — 2 грн.

Руководство редакции считает, что после обретения “Галицьким вісником” хоть какой-то относительной независимости власть стала больше считаться с газетой. Если перевести это на язык финансов, то начала проплачивать крупные суммы — теперь “в соответствии с соглашением”. Например, в прошлом году — 40 тыс. грн., а на

2005-й в бюджете района предусмотрено 52 тыс.

После перехода на договорные отношения с органами власти руководство района потеряло правовую основу для приструнения или увольнения строптивого редактора, что до сих пор пытаются делать в некоторых районах области, в частности в Лановецком. А в Борщеве от давления со стороны власти застраховались еще и по-другому: в устав газеты внесли пункт, что редактора избирает только трудовой коллектив и только из числа сотрудников. И не забыли заложить еще одно положение — соучредители не имеют к редакции имущественных претензий...

— Мы всегда стремились объективно освещать политические, экономические, культурные события, представлять позицию различных политических сил, общественных организаций, предпринимательских структур, — убеждает редактор “Галицького вісника” Мария Довгошия-Фафруник. — Так было и во время антигорбачевского мятежа в 1991 году, и недавно, в дни оранжевой революции. Газета вынудила органы власти осознать нашу журналистскую обязанность, предназначение средств информации, и потому ни райсовет, ни райгосадминистрация не вмешиваются в нашу производственную и творческую деятельность, не диктуют, что нужно писать, а что — нет.

Но “вынудить считаться” — отнюдь не означает достаточно удовлетворять редакционные нужды. Газета — производственное предприятие, которое должно зарабатывать на себя. А с этим пока что не очень получается. Остальные источники дохода — подписка, розничная продажа и информационно-рекламная деятельность — в этой районке выглядят не как источники, а как совершенно незаметные ручейки. Тираж издания — всего две тысячи экземпляров, хотя в районе проживает почти 50 тысяч человек. Читательская аудитория, казалось бы, имеется. Но руководство редакции приводит всевозможные аргументы, почему увеличить тираж крайне трудно. В середине 1990-х, во времена безденежья, большинство читателей были потеряны, и ныне, хотя стоимость подписки газеты на полгода — 10 грн., их возвратить проблематично. Организовывать подписку по указке властей считают анахронизмом даже в райгазете. Газету люди должны читать с удовольствием — такова принципиальная позиция редактора. Об иных препятствиях в общении читателей с районкой, а именно запоздалой доставке со стороны монополиста — Укрпочты, недостаточном количестве урн, и говорить нечего.

Но пока что унылая действительность отдаляет газету от идеала независимости. Ведь переплелись самые разнообразные проблемы — и поиск потерянного читателя, и увеличение расходов на печатание, и даже отвоевывание собственной обители. Удивляешься: построенное на средства редакции помещение по разным причинам оказалось в городской коммунальной собственности, и теперь приходится оплачивать еще и его аренду. И как в таких условиях залатать в редакционном бюджете брешь в 20—25 тыс. грн. в год, а потом начинать работать с прибылью, чтобы развиваться и стать в самом деле независимыми от власти?

Сотрудники районки усматривают финансовое оздоровление газеты лишь в принятии мер по поддержанию на законодательном уровне, как, например, передача помещений и техники редакционным коллективам, списание долгов за аренду и коммунальные услуги, введение дотаций производителям бумаги и прочей полиграфической продукции, приведение в порядок (читай — снижение!) тарифов на доставку прессы Укрпочтой.

О нераскрытых собственных резервах “укрепления финансовой независимости” газеты в сельском районе в редакции упоминают без особых надежд. Хорошо, что немного расширена оплачиваемая информационная деятельность, заключены соглашения с районной ГНА, отделом Пенсионного фонда, центром занятости. Но несколько тысяч гривен ситуацию не спасают.

На недавней рабочей встрече руководителей и журналистов государственных и коммунальных СМИ с участием главы облгосадминистрации Ивана Стойко практически все докладчики высказывались в пользу сохранения районной прессы: люди к ней привыкли, районкам доверяют намного больше, чем партийным агиткам или новоиспеченным партийным изданиям. “Будут или не будут органы власти основателями или соучредителями, а райгазеты и радио должны существовать!” — эта единая идея увлекла участников дискуссии. Однако не прозвучало ответа — что нужно делать, чтобы сбалансировать интересы читателя, стремящегося получать незаангажированную и всестороннюю информацию о местных событиях, и редакции, живущей в основном за счет рекламы. И как достигнуть этого баланса в сельском районе, где нет металлургии, коксохимов, морских портов и т.п.? А без согласования интересов “газета—читатель—рекламодатель” невозможно выработать стратегию независимости средств информации. Пока что телега разгосударствления прессы движется вслепую.

(“Зеркало недели”, №26, 9-15 июля 2005 г.)

Деякі загальні проблеми

26.08.2005 | Ярослава Кузьмук

Валентин Козубский: "Власть не допустит бесконтрольных СМИ у себя под носом. Это природа любой власти"

   

Смена власти в стране почему-то привела к смене власти на ГТРК "Крым". Государственная телекомпания, последнее время дающая коллегам по цеху немало информационных поводов, прежде всего, связанных с закрытыми программами и давлением на журналистов, теперь возглавляется бывшим директором коммерческой радиостанции. Принесет ли это ТРК ожидаемые результаты — время покажет. А пока — добровольно подавший в отставку бывший генеральный директор ГТРК "Крым" Валентин Козубский рассказывает о ситуации на телекомпании. Взгляд изнутри. На государственное телевидение, на ситуацию с давлением на журналистов, на реформы в стране в сфере СМИ и на природу власти.

— Валентин Алексеевич, что стало причиной такого вашего решения об уходе?

— За 2 года работы я сумел понять те рычаги, и те факторы, которые влияют на развитие системы. Сегодня ГТРК "Крым" разобрано по разным квартирам. Это внешние факторы. Вообще, сегодня сложно понять, что такое госзаказ, по которому мы должны работать. По сути, это то эфирное время, которое идет на освещение деятельности государственных структур и вообще политических событий в регионе. На самом деле эфир ТРК поделен между госорганами, политиками и финансово-промышленными группами региона. Вот заказчик свою форму и диктует. Например, сложилась такая картина: налоговая, местные советы, Фонд госимущества и прочие имеют у нас в эфире свои программы, причем низкого качества. Если мы вспомним опыт той же России, то у них на государственных каналах вообще нет такого жанра, как "вестник". А у нас весь госзаказ в таком жанре и осуществляется — "Вестник Совмина", "Парламентский вестник"...

Национальные редакции, в свое время созданные под эгидой общественных организаций, тоже поделили эфир. То есть эфир оказался разобран уже и по национальному признаку еще лет 10 назад. Теперь и русская община требует создания своей редакции. Но этот путь на мой взгляд, тупиковый. Ведь тогда захотят все национальные общества иметь свое эфирное время, даже представители народов, которые не были депортированы. А отдать эфир русской общине — это значит обречь его на крайнюю политизацию.

— Не так ли было с печально известной программой "Куранты"?

— Ну, с ними приблизительно так и получилось. Был договор, согласно которому они должны были производить культурно-просветительскую программу. Но они отошли от заявленного формата, у нас были все основания эту программу закрыть, то есть разорвать договор. В результате получился политический скандал, хотя по факту там все юридически верно. Если культура — то культура, никакой политики.

— А как же изменить эту ситуацию?

— Практически невозможно в нынешних условиях. Изменение структуры эфира вызывает бурную реакцию. Люди не хотят вести конструктивный диалог, им не объяснишь, что некачественному продукту в эфире не место. Они сразу все в политическую плоскость переводят.

— ГТРК известно также громкими историями с так называемым давлением на журналистов...

— У нас к сожалению, отсутствует практика заключения контрактов с журналистами. ГТРК — государственное телевидение, и мы не можем заключать с журналистами негласных контрактов, как это делают в большинстве редакций. Это означает, что, согласно трудовому законодательству, журналист, однажды принятый на работу, поступает на пожизненную службу. Если же мы пытаемся уволить человека, который не умеет или не хочет работать, это расценивается как давление на работника СМИ. У нас ведь и сами журналисты разобраны по партиям, лидерам, национальным обществам. Все кого-то обслуживают. Ставки маленькие, им приходится работать по заказу. Работайте. Но работайте качественно. Год назад у меня была история — мы сняли с эфира программу журналиста Мемешева. Ее снял не конкретный человек из руководства, а худсовет. Она была признана не соответствующей стандартам качества. В ответ фракция коммунистов в Верховной Раде Украины предприняла попытку сделать запрос на Президента и Кабмин с просьбой разобраться в ситуации, что в принципе незаконно. Была попытка провести ревизию эфира телекомпании, что вообще является грубейшим нарушением. То есть, журналист вот такими методами пытался прикрыть свой непрофессионализм, который мы видим в эфире.

Другому журналисту, Польченко, из украинской редакции, было просто рекомендовано тем же худсоветом обратить внимание на несколько моментов, также связанных с качеством его программы. Следом же последовала реакция всех возможных организаций, будто бы мы преследуем журналиста по национальному признаку. Я месяца 4 рассылал кассеты, писал объяснительные письма, 4 месяца оправдывался, вместо того, чтобы просто спокойно работать.

Еще по поводу экономических условий. Вы знаете, что сегодня по статусу ГТРК является государственным учреждением. Это значит, что все средства, заработанные телекомпанией, являются бюджетными. Все расходы согласовываются через множество инстанций, плоть до Минфина Украины. Такое положение приводит к вообще парадоксальным ситуациям. Например, нам на сорокапятилетие телекомпании спонсоры подарили видеоаппаратуру и еще кое-какую технику. Естественно, мы ее ставим на баланс телекомпании, проводим по всем учетам, и вдруг у нас замораживают все счета. Давай разбираться, а оказывается, по смете на год у нас есть определенная сумма, которую мы должны заработать. Подарки спонсоров пошли в доходную статью — а куда ж еще? — и в результате получилось, что мы уже заработали в этом году, все, что должны были, и поэтому наша работа как бы приостановлена. Поэтому сам статус ГТРК должен быть изменен. Это должно быть не госучреждение — мы не сидим полностью на обеспечении бюджета, — а госпредприятие. Само понятие госучреждение — это орган государственного управления. Ну не может же быть телевидение органом управления. Это же бессмыслица.

Мы, например, имеем чрезмерный процент собственно производимых программ. Более 30%. Это много. Это уровень ведущих ТРК Украины. Сейчас мы имеем смету, согласно которой мы можем потратить немного денег, не более 16 тысяч гривен, на закупку чужого продукта, остальное должны производить сами. В результате мы и производим некачественное, потому что мощности ТРК не хватает, и покупаем некачественное, потому что качественное стоит дорого. Система не сломается при такой политике управления.

— Может быть, имеет смысл создать на базе ГТРК общественное телевидение, о котором сейчас столько разговоров?

— Я эту тему изучаю давно. Нашей власти ее подбросил фонд "Возрождение" Джорджа Сороса. Но условия в стране сейчас неадекватны самой этой идее. У нас даже есть закон, даже слушания парламентские проводились, а результата все нет. Даже если тот же УТ-1, как планируется, по форме будет таковым, то уж никак не по сути. Не допустит власть в стране неконтролируемого СМИ. Это природа самой власти. Да, на западе у них это есть. Но у них был пройден долгий путь к этому, и к тому же у них функционирует масса общественных институтов создания баланса между обществом и властью. Первое, с чем мы столкнемся — это принцип назначения главы наблюдательного совета и членов совета. А что они будут делать с ТРК "Эра", которое уже сейчас купило большую часть эфира Первого национального? УТ-2, УТ-3 — коммерческие каналы, они не станут преобразовываться, у них и так все хорошо.

— А идея создания общественного ТВ на базе региональных телекомпаний?

— Можно сколько угодно об этом говорить, но тут все еще сложнее, чем в центре. Есть такие ТРК по регионам, где от 30 до 50 процентов собственности принадлежит местной власти. Опять же, те причины, которые я называл перед этим, весь печальный опыт ГТРК — все это говорит не в пользу. На самом деле, вопрос финансирования такой формы ТВ — самый простой. Главное — это вопрос баланса формы и содержания. Финансировать можно и за счет бюджета, и за счет отчислений из налога на рекламу — это немалые деньги. А вот баланс интересов тех же членов наблюдательного совета, где каждый будет видеть телевидение, обслуживающее интересы общества, по-своему, — вот это сложно. В наших условиях практически невыполнимо.

— Тогда, может, просто перейти всем на коммерческую основу и вообще упразднить такие виды телевидения, как общественное и государственное? Есть мнение, что государственных СМИ вообще в развитой стране быть не должно.

— В законодательстве у нас все очень красиво написано. Но в жизни есть масса рычагов влияния, и той же власти на коммерческие каналы, и тех же олигархов на государственные. Я бы их вообще сейчас не разделял. Просто государственные беднее. У нас у Президента было государственное ТВ и канал зятя. Теперь у секретаря СНБО тоже есть и государственные рычаги, и свой телеканал. Так что все относительно. Даже в самой демократичной стране во время иракской кампании наступил кризис на телекомпании ВВС. Вот вам общественное телевидение. Не знали, как информацию подавать — объективно, или в рамках политики США. Мы видели, как ведет себя американская власть в таких условиях. Вот на общественном ТВ у них кризис и наступил. Это противоречие и у нас обнаружится, только нам не придется ждать так долго, пока оно вскроется. Я не стал бы говорить о том, что государственное ТВ надо ликвидировать. Ему надо просто дать возможность работать и зарабатывать. Убирать эти вестники из эфира, переводить на контракт всех журналистов, чтоб боялись за свое место и работали качественно. В России же есть опыт создания успешного государственного телевидения, почему у нас все так мрачно? У нас все на какие-то сегменты разбито, а руководитель вне сегмента, вне эфира и вне руководства.

— Скоро выборы. Как ведет себя гостелевидение в такие периоды?

— Тяжело. Сверхполитизация в период предвыборных кампаний стала хорошо видна на примере прошлых выборов. Мы постарались дать эфир всем кандидатам в президенты, чтоб соблюсти объективность и, в конце концов, просто закон о выборах. Нам было указано на недопустимость такой самовольности. С другой стороны, отдельные кандидаты высказывают претензии, будто бы мы недостаточно освещаем их деятельность. У нас под зданием ГТРК в период выборов пикеты проводились представителями разных лагерей. Вот так, между двух огней руководитель и попадает. Потому что закон фактически нарушают обе стороны, а отвечать за все ему. В ту предвыборную выкрутились, ни одного иска к нам не было потом, вроде бы справились. А в эту уже как — не знаю. Не хочу в этом участвовать.

(“Крымская линия”, 11 июля 2005 г.)

Переслідування, утиски, залякування тощо з політичних мотивів

19.07.2005 | Мар’яна Мигаль

Редактор «Української газети» Михайло Подоляк: «Свої джерела інформації я ніколи не розкриваю»

   

Газета, на сторінках якої замість звичних чорних літер білий простір і лише напис “ХТО? Цензура”, – явище нетипове для української журналістики. Така реакція на найменші спроби цензури далеко не нова. Багато які західні видання, коли з якихось причин їм перешкоджають друкувати матеріал, випускають газету з повністю білою шпальтою, де мала бути стаття. Саме так учинила “Українська газета” після того, як її редактора викликали в Генпрокуратуру на допит у справі отруєння Віктора Ющенка. Михайла Подоляка протримали там чотири (!) години, з десятої до другої години дня. Причиною такої пильної уваги до редактора тижневика стала стаття “Таємна вечеря”, розміщена в газеті (№22 від 15–21 червня 2005 р.).

Незалежне журналістське розслідування, викладене в художній формі, на шпальтах видання запропонувало читачеві свою версію отруєння Президента Ющенка. У статті йдеться про можливу причетність до злочину людей із найближчого оточення Віктора Ющенка. Однак при цьому жодних конкретних посилань автор не наводить.

Після того, як першу частину розслідування було опубліковано, у редакцію приїхали представники СБУ для розмови з редактором. 22 травня Михайлові Подоляку надійшла повістка на допит у Генпрокуратуру в справі отруєння. Ми вирішили довідатися про все в головного редактора “Української газети” Михайла Подоляка.

– Пане Михайле, про що розмовляли в Генпрокуратурі?

– Два головні питання, які мені постійно ставили в Генпрокуратурі: звідки витік інформації? Бо деякі деталі шокували працівників слідчої бригади. Знання деталей, те, що було викладено у версії, свідчило, що це дійсно мало місце. І друге питання, яке повторювали неодноразово, – хто за цією публікацією стоїть, чий фінансовий або політичний інтерес? Тобто хто замовив публікацію. Були ще деякі питання, але вони конфіденційні.

– Чому газета вийшла з білою шпальтою? Це було ваше рішення чи збоку?

– Це було моє рішення, але його спричинило те, що мене “делікатно” попросили призупинити друк конкретно другої частини. Бо вона мала стосунок до ще однієї високопосадової особи. Було кілька дзвінків, але я не називатиму прізвищ. Проте до друку готується вже третя версія. А щодо другої відбуваються переговори, ми маємо вирішити, як це зробити.

– Ви пробували розміщувати матеріал в інших ЗМІ?

– Ми не можемо підставляти інші видання. Після виходу публікації через кілька годин до мене зателефонував Давид Жванія, і ми довго розмовляли. Протягом тижня, до того як офіційно прокуратура мене викликала як свідка у справі, усі ЗМІ зовсім не реагували на те, що вийшла така публікація, які висновки вона робить і хто там яким чином виглядає. Тобто жодного розголосу, жодних коментарів ніде не було. Це мене трохи здивувало, бо мова йде про резонансні речі. Якщо мені не вдасться розмістити версію №2 в “Українській газеті”, то, мабуть, доведеться шукати інші видання, де можна було б це зробити.

– Деякі експерти ставлять під сумнів професійність проведеного розслідування й узагалі дотримання норм журналістики.

– Що значить професійність? Які докази чи факти мають бути в публікації, де викладено версію? Це все з відкритих джерел. Деякі деталі для того, аби люди зрозуміли, що ми професійно займаємося цим розслідуванням, було використано. Наприклад, назва “харчова добавка” фігурувала й звучала з уст свідків у цій справі. Усе інше – то відкриті джерела. Як я маю підтвердити те, що було вже десь надруковано? Я мав навести думку Давида Жванії, де він каже, що все це вигадки? І як це б виглядало? Тут є нюанси! Якщо ви пишете про “ЮКОС” із подачі Кремля, то навряд чи ви телефонуватимете Ходорковському, Голубовичу або ще комусь і питатимете в них думки. Але якщо ви пишете з другого боку, то ви можете зателефонувати генпрокуророві Устинову, але він вам нічого не скаже. У цьому випадку така сама ситуації в Україні. Якщо я зателефоную в приймальню Жванії, то він не погодиться прокоментувати мої запитання.

– Ви готові до того, що на вас може чекати тривала судова тяганина?

– Безумовно. Проте свої джерела я ніколи не розкриватиму, тому що потім ніхто зі мною не співпрацюватиме.

– У зв’язку із цим випадком ви говорили про початок репресій проти незалежних ЗМІ.

– Я б не сказав, що це репресії. Але з’явилося таке відчуття, що нова влада, до якої я дуже прихильно ставлюся, не розуміє, у чому призначення журналістики. Людям, які приходять до влади, завжди здається, що журналісти мають писати так, а не інакше. Демократичність і відкритість, яка була притаманна їм, коли вони були в опозиції, стає меншою та слабшою. У випадку з отруєнням багато дивного. Уже шість місяців минуло після інавгурації, але ніяких конкретних результатів досі немає. Судово-медична комісія, яку мають створити, щоб окреслити коло підозрюваних і точно встановити, коли саме відбулося отруєння та чи було воно взагалі, ще досі не створена. Тільки нещодавно Святослав Піскун сказав, що вони хочуть створити комісію, щоб визначити, коли саме було отруєно Президента.

– Яке ваше ставлення до того, що після публікації вас викликали в Генпрокуратуру? У принципі це нормально, що право-охоронні органи реагують на інформацію.

– Те, що мене викликають як свідка, це нормальна реакція. Але питання, які мені ставили, примушують засумніватися в цьому. Крім того, до візиту в Генпрокуратуру до мене приходили з СБУ. До чого тут вони, служба, яка здійснює оперативні операції. Усіх цікавить, хто замовник. Ніхто не вірить, що його нема. Повірте, не всі зараз працюють на замовлення.

Коментарі

Наталя Лігачова, голова НДО “Телекритика”:

– Такі публікації, які з’явилися в “Українській газеті”, було зроблено без дотримання жодних журналістських стандартів. Тобто відсутня точка зору людей, яких критикують у статті, – Жванії, Березовського. Уся оповідь скидалася на казку: автор одразу зазначив, що, може, так було, а може, й ні. У той же час описано все так, ніби вже доведено судом, що саме так було. Мені здається, що інтерес Генпрокуратури ніякого стосунку до цензури не має. Адже вони зацікавилися авторами матеріалу як свідками. Це нормально, коли правоохоронні органи бачать виток якоїсь інформації, реагують на це і просять людей (які нібито щось знають) дати свідчення. Прийдіть до Генпрокуратури та доведіть, що у вас є якась інформація. І я не бачу жодного зв’язку між такими викликами та цензурою. Вони що, заборонили їм друкувати іншу версію? Вони просто запросили дати інформацію. Нормально, коли влада реагує на інформацію, яка з’являється у ЗМІ. Нині зазвичай навпаки буває: пишеш, а реакції – нуль. Я не розумію ні позиції газети, ні її головного редактора. І вважаю, що в цьому випадку не може йти мова про цензуру, якщо їм, звісно, не забороняли друкувати щось далі.

Сергій Таран, директор Інституту масової інформації:

– Думаю, тут можна говорити і про не зовсім професійне журналістське розслідування, і про не зовсім професійні дії Генпрокуратури. Річ у тім, що ця стаття не містить точних джерел інформації, яким можна було б довіряти. Це дослідження видається вільною фантазією журналіста на тему отруєння Ющенка. Я думаю, що ця стаття могла тільки образити фігурантів цієї справи,

оскільки вона звинувачує їх у злочині і при цьому не наводить жодних фактів. Мені здається, що розслідування не варте викликів до Генпрокуратури. Тут потрібно вести мову як про непрофесійність журналіста, так і про неправомірність таких дій прокуратури. Найлогічнішим наслідком такої публікації мало б бути звернення осіб, які там фігурують, до суду з позовом про образу їхньої честі й гідності. Про цензуру також не варто говорити. Журналіст має бути дуже точним у своїх висловлюваннях, а не писати свої фантазії з використанням реальних імен. Це можна робити, не називаючи імен. Якщо є посилання на когось, то інформація має бути більш точною й чіткою.

(“Без цензури”, №23, 1.7.2005 р.)

Переслідування, утиски, залякування тощо з політичних мотивів

09.08.2005 | Ольга Василевська, «День»

ЗМІ та влада: тиску менше, але непорозумінь вистачає

   

Протягом останніх двох місяців в Україні суттєво погіршилася ситуація зі свободою слова. Про це заявили вчора на прес-конференції в Києві відомі журналісти та експерти. Вони обґрунтовують свою заяву тим, що вищий політичний істеблішмент в Україні не знає, як реагувати на виступи ЗМІ. Часом неадекватність реагування політиків спричиняє грубі відповіді на адресу тих чи інших журналістів, більше того, навіть судові позови. Директор Інституту масової інформації Сергій Таран наводить найпомітніші за останній період приклади нетолерантного ставлення до представників журналістської братії. Так, очолює “список” міністр культури та туризму Оксана Білозір, за нею — міністр юстиції Роман Зварич, а останнім часом — і сам Президент України Віктор Ющенко, реакція якого на скандальні публікації про стиль життя його сина Андрія була більш ніж неочікуваною. На думку Сергія Тарана, відповідь Ющенка на ті публікації свідчить про те, що нинішні політики “родом” iз тієї ж політичної культури, що й стара влада. Варто зазначити, що з боку виконавчої влади на журналістів дійсно чиниться менше тиску, ніж за влади старої. Одначе збереглося нерозуміння того, що коли журналісти пишуть про державних чиновників, вони лише виконують свої професійні обов’язки. “Демонстрація такого ставлення до журналістів iз боку Президента свідчить про те, — каже пан Таран, — що він перестав бути національним лідером, а став звичайним політиком, хоча й популярним, проте не таким, який міг би слугувати моральним гарантом для суспільства”. Як зазначив журналіст “Радіо “Свобода” Володимир Бойко, стара влада хоча б робила видимість свого невтручання в ЗМІ, а нині складається враження, що мораль нового Президента та його сім’ї стає вищою за Закон.

Як за старої влади, так і за нової актуальною залишається також і проблема з судовими позовами до журналістів. Олег Єльцов зазначив, що за нинішніх умов, звісно, ніхто не буде відвозити в ліс чи стріляти в “неправильних” журналістів. Але є інший важіль впливу на них — це судова гілка влади. Прикро, що крім виконання своїх професійних обов’язків, колеги по перу мають також часто-густо відвідувати судові інституції від першої до останньої інстанції, сплачувати компенсації, а подекуди й відбувати умовні й інші терміни покарання. За словами Сергія Тарана, поки виконавча влада не знає, яким чином реагувати на незалежні журналістські розслідування, судова влада чинить тиск на журналістів і демонструє “чудеса” сваволі. Наприклад, справа екс-редактора рівненської газети “7 днів” Василя Геруса є “найсвіжішою” за останній період. Так, 21 липня Рівненський міський суд засудив його до трьох років позбавлення волі. Проти Геруса, нагадаємо, була порушена кримінальна справа через публікацію під час виборів псевдопрограми кандидата в президенти Віктора Ющенка. Суд визнав Геруса винним за ст.364 ч.2 і ст.157 ч.2 Кримінального кодексу України — перевищення службових повноважень, які спричинили важкі наслідки, а також перешкодили реалізації виборчого права громадян. Хоча так, вважає Сергій Таран, під час виборів чинив чи не кожний редактор будь-якої районки. Але чому до відповідальності притягли саме Геруса? Нині Василя Геруса залишили на волі, однак призначили умовний термін — один рік. Екс-редактору не заборонили займатися журналістською діяльністю, одначе зобов’язали публічно (через ЗМІ) вибачитися перед потерпілим Президентом.

Досі невирішеною залишається також справа євпаторійського журналіста Володимира Лутьєва. 30 червня Апеляційний суд Севастополя, який уже близько двох років розглядає його справу, вирішив повернути Лутьєва під варту. Нагадаємо, що в жовтні 2002 року працівниками УБОЗу журналіста було звинувачено в спробі організації замаху на депутата Миколу Котляревського. Тоді ж журналіста взяли під варту. Лутьєв у своїй газеті “Євпаторійський тиждень” писав про кримінальне минуле згаданого депутата. Завдяки протестам колег-журналістів і втручанню омбудсмана Ніни Карпачової, журналіста в грудні минулого року було звільнено з-під варти. Одначе потім, із-за клопотань Котляревського, запобіжні заходи змінили — журналіст знову потрапив у в’язницю, де почав голодування. На даний момент Лутьєв перебуває в лікарні в Сімферополі. На думку колеги Лутьєва, незалежного журналіста Ігоря Чайки, справа ця шита білими нитками — “пан Лутьєв допік своїми публікаціями пана Котляревського”. Одначе, зазначає Володимир Бойко, журналісти хоча б захищені своєю публічністю. А що вершить українська судова влада з пересічними громадянами?

Вельми бентежить журналістів і досі невирішена “справа Гонгадзе”. Сергій Таран зазначає, що зараз на свободі перебувають чимало її фігурантів. Насамперед, це люди, які сфальсифікували справу.

Ці три вищезгадані факти ігнорування журналістських запитань наштовхують на думку про те, що закритість інформаційного суспільства повертається. Як їй запобігти? Сергій Таран вважає, що журналісти повинні змусити нинішню владу себе поважати. Одначе рецепт, запропонований на прес-конференції, — ставити політикам одні й ті ж запитання доти, доки вони не дадуть чітких відповідей, — здається не надто дієвим.

(“День”, №135, 29 липня 2005 р.)

Злочинні посягання на журналістів

19.07.2005 | Ирина Горишная

Во Львове журналистов бьют и запугивают

   

В то время, как российские журналисты беспардонно кусают наших милиционеров (“ВВ” за 7 июля с.г.), украинские обращаются к ним за помощью. В минувшую субботу во львовском “Гранд-клубе “София” была избита ведущая Первого национального телеканала. По сообщению местных стражей порядка, 28-летний посетитель этого заведения, львовский предприниматель, оскорбил и избил журналистку, в результате чего у нее диагностированы кровоподтеки и сотрясение мозга. Хулиган задержан и привлечен к ответственности.

Тем временем те же львовские милиционеры ищут неизвестных, преследующих местных журналистов Василия и Галину Терещук. За их семьей, по утверждению супругов, явно следят, поэтому они серьезно опасаются за свою безопасность. На прошлой неделе в жэке, на территории которого проживает семья, домашний адрес супругов настойчиво пытался выяснить некий мужчина, предъявивший фальшивые документы нештатного сотрудника областной госадминистрации. В тот же день несколько неизвестных навестили соседей Терещук, расспрашивая у них о семье журналистов и их квартире.

Поскольку ни чем иным, кроме журналистики, Терещуки не занимаются, муж и жена резонно предположили, что нездоровый интерес к ним вызван родом их деятельности, а то, что интересуются ими в открытую, они расценивают как попытку запугивания.

Губернатор Львовской области Петр Олейник заверил, что возьмет расследование этого дела под свой контроль, а начальник областной милиции Богдан Шкарада лично пообещал “выяснить ситуацию”. Впрочем, особого рвения, по словам Галины Терещук, правоохранители не проявляют. Даже опросить сотрудников жэка милиция наведалась лишь спустя 3 дня.

(“Вечерние вести”, 11 июля 2005 г.)

Злочинні посягання на журналістів

05.08.2005 | Наталья Козаренко, член инициативной группы по защите права на доступ к информации проекта ХГАЖ &quo

Помните, журналисты поинтересовались, почему в историческом центре Херсона среди бела дня разрушают частный магазин, а милиция не предпринимает никаких мер, – разрушители выкрутили журналистам руки, придушили, отняли фотокамеру и диктофон… Продолжение темы

   

Со дня нападения “неустановленных лиц” на журналистов “Вгору” на ул. Суворова прошло больше двух недель. Что же произошло за две недели, в течение которых журналисты настойчиво искали защиты у правоохранителей? Да практически – ничего.

После появления публикаций о преступлении, совершенном в отношении независимых херсонских журналистов, по инициативе начальника областного управления УВД в Херсонской области Михаила Ясельского была создана комиссия, в которую включили журналистов газеты “Вгору”.

Заседания или вообще не проводятся, или проводятся без журналистов (нас уже не приглашают). А в четверг, 21.07.05, пострадавших журналистов газеты “Вгору” Н. Козаренко и М. Соловьева пригласил на беседу старший следователь Суворовской районной прокуратуры А. Жакомин. Было заметно, что тема беседы ему совершенно не интересна. И на следующий день, 22.07.05, следователь принял решение: в возбуждении уголовного дела – отказать: нет состава преступления. К письмам с этим сообщением следователь не приложил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, поэтому выяснить, нарушение какой именно статьи Уголовного кодекса он рассматривал, установить пока не удалось.

В этой истории удивляет молниеносность проведения расследования: 12.07.05 поступило заявление в Суворовский ОМ, 20.07.05 дело передано в прокуратуру Суворовского района, 21.07.05 повторно опрошены заявители, а уже 22.07.05 все предписанные законом мероприятия проведены, истина “установлена”.

Судя по тому, что старший следователь А. Жакомин в письме сослался на п.2 ст.6 Уголовного кодекса – отсутствие в деянии состава преступления – факт деяния все-таки был.

То есть, следователь признает, что на журналистов напали, магазин таки разрушили. Не может он не знать и того, что магазин не принадлежит разрушителям, они разорили его против воли хозяйки. Но для Суворовской прокуратуры все происшедшее – не преступление… И нападение, и ограбление журналистов – тоже не преступление?! Нам ничего не остается, как обжаловать постановление прокурора А. Жакомина в суде.

На события в Херсоне бурно отреагировала правозащитная общественность Украины – многие организации и люди послали Президенту, Министру МВД, председателю СБУ, Генеральному прокурору письма с требованием призвать к ответу виновных. Общественность напомнила, что в течение последних лет нападения, избиения, угрозы в адрес журналистов в Херсонской области приобрели систематический характер. Так, осенью 2004 года, во время избирательной кампании, “неустановленные лица” напали на фотокорреспондента газеты “Гривна” Евгения Сафонова, отняли фотокамеру, засветили пленку. Установить, кто это сделал, было просто:

Евгений записал, а редакция передала в прокуратуру номера их машины. Примерно тогда же у журналиста из Новой Каховки Дмитрия Орлова “неустановленные лица” отняли цифровую фотокамеру, которую потом, уже в нерабочем состоянии, ему вернул представитель Новокаховского отдела милиции. Из чего напрашивается вывод, что работники милиции с грабителями хорошо знакомы. И ни обращения потерпевших, ни публикации в СМИ не вызвали ни малейшей реакции со стороны милиции и прокуратуры Херсонщины.

Уже после инаугурации Виктора Ющенко, 2 февраля 2005 года, среди бела дня возле областного Апелляционного суда был избит корреспондент газеты “Честное слово” Петр Лукьяненко. Об этом написали все независимые херсонские СМИ, редактора направили коллективное письмо начальнику милиции с требованием разобраться и наказать виновного (кстати, в этот раз – вполне “установленную личность”). Есть видеопленка, на которой зафиксировано избиение, есть свидетели.

И снова – полное бездействие правоохранителей. На днях редактора независимых Херсонских СМИ снова направили открытое письмо всем руководителям правоохранительных органов, в котором требуют установить личности тех, кто грабит, запугивает, отнимает имущество у нас и наших коллег, и привлечь виновных к ответственности.

“Мы также требуем уважаемых руководителей ответить:

– Кто из представителей милиции, прокуратуры виновен в том, что все предыдущие случаи нарушения прав журналистов остались безнаказанными?

– Будут ли наказаны работники херсонской милиции за невмешательство в ограбление журналистов 12 июля 2005 года?”

Открытое письмо подписали редакторы газет “Вгору”, “Гривна”, “Новый формат”, “ВИК”, ТРК “ТЕТ-Херсон”.

(Херсонская городская Ассоциация журналистов "Пивдень")

Обмеження доступу до інформації

11.08.2005

Журналістів не пустили до мерії Львова

   

На сьогоднішню зустріч делегації Латвійської Республіки з міським головою Львова не пустили частину представників мас-медіа. При вході до Ратуші охоронець повідомив, що “має команду не впускати журналістів” (правда, не зміг відповісти, хто саме давав таку команду), а у прес-службі міськради порадили безпосередньо йти у приймальню Любомира Буняка.

У приймальні мера зазначили, що “перш, ніж сюди приходити, слід було попередньо заповнювати акредитаційні листи” (до слова, про ці листи не йшлося в анонсах згаданої зустрічі).

На запитання журналіста, чому про це не повідомили попередньо, адже на аналогічну зустріч у Львівській ОДА усіх впустили, представник Ратуші заявив: “Ви, журналісти, до голови адміністрації ставитесь добре, а от Буняка... (і жестами намагався зобразити процес душіння)”.

До слова, представники яких саме мас-медіа удостоїлись честі бути присутніми на зустрічі – невідомо.

Довідка: Сьогодні, 20 липня, у Львові відбулася зустріч делегації Латвійської Республіки з головою Львівської ОДА, після чого делегація зустрілась з міським головою Львова. В облдержадміністрації не виникло жодних проблем із присутністю представників ЗМІ на цій зустрічі.

На сьогодні заплановане урочисте відкриття офісу Почесного Консула Латвійської Республіки у Львові. Попередньо, журналістів туди запросили.

(http://zmina.kiev.ua/m/content/view/592/2/, 20.07.05)

Перешкоджання виробництву та розповсюдженню ЗМІ

06.07.2005

«Укрпочта» отменила свободу слова на Черкасщине

   

Админресурс жил, жив и, похоже, будет жить. И использует его наша новая, демократическая, справедливая и моральная власть все по тому же назначению, что и ее предшественница. Взять хотя бы СМИ — “правильным” создают максимально благоприятные условия, “неправильным” посредством админресурса перекрывают кислород. На днях мы с удивлением узнали, что отделения связи отказывают черкасщанам в подписке на “Антенну”, “Молодь Черкасщины” и другие газеты. Подписная кампания официально была продлена, но, оказывается, только для двух областных газет — “Новой добы” и “Вечерних Черкасс”. “Медовый месяц” во взаимоотношениях между властью и прессой, понятно, долго длиться не мог. Но чтобы демонстративно пойти на наглое попрание законодательства, насаждая недобросовестную конкуренцию в СМИ, такого и бывшая власть себе не позволяла. Выходит, тем, кого любим, на кого ставку делаем, поможем подписных денежек побольше собрать и тиражи увеличить, а тех, кто марает белые крылья нашей самой демократичной и моральной власти своими чернилами, загнобим. Чем иным еще можно объяснить тот факт, что директор черкасской дирекции УГППС “Укрпочта” (предприятия-монополиста!) Дмитрий Горбенко пошел на столь беспрецедентное нарушение антимонопольного законодательства?! В его ведомстве говорят, что две вышеназванные газеты якобы обратились с письменными просьбами. Вот им подписку и продлили. А если завтра кто-то попросит не устраивающую его газету вообще не распространять, по дороге тираж в речку сбросить? Да и, поговаривают, наш главный почтовик сегодня находится в таком положении, что вряд ли без санкции облгосадминистрации сахар в кофе рискнет положить. На должности надо как-то суметь удержаться. Что касается “Антенны”, то это уже не первый случай ограничения распространения газеты. Наши читатели сообщали, что им в почтовых отделениях заявляли: подписки на газету вообще нет, а редакция закрылась. Подобные действия предприятия-монополиста, под чьим бы давлением они не чинились, являются грубым нарушением законодательства, не говоря уже о материальном ущербе, нанесенном редакциям опальных газет. За такие демократию и свободу слова боролись? Главу Черкасской облгосадминистрации А. Черевко, начальника регионального отделения Антимонопольного комитета Украины в Черкасской области В. Соколовского и прокурора области Н. Лисового просим рассматривать данную публикацию как официальное обращение редакции и принять надлежащие меры по факту нарушения черкасской дирекцией УГППС “Укрпочта” законодательства Украины (http://www.antenna.com.ua).

(“Місто”, м. Черкаси, 1.07.2005)

Судові процеси проти журналістів та ЗМІ. Цивільні справи. Дифамація

08.08.2005 | Наталка Попович, Ужгород

Губернатор образився на газету... на 125 тисяч гривень

   

Закарпаттям прокотився черговий скандал: 19 липня редактор місцевої газети “Паланок” Юрій Клованич повідомив, що голова Закарпатської облдержадміністрації Віктор Балога подав на його газету позов на суму в 125 000 гривень. Формулювання позову доволі традиційне — “за образу честі й гідності”.

Слухання за позовом призначене на 28 липня в міськрайонному суді міста Мукачеве, бо редакція газети знаходиться саме в цьому місті. Предметом невдоволення губернатора стали інтерв’ю його опонентів, особливо його головного критика — народного депутата Сергія Ратушняка. Однак до цього невдоволення сміливо можна приплюсовувати ще одне: не так давно газета “Паланок” утворилася в результаті внутрішнього розколу в газеті “Старий замок”, яка була підконтрольна Балозі. При цьому все нажите редакцією майно дісталося “Замку”, тому “Паланок” весь час свого незалежного існування знаходиться на межі виживання. Відповідно, сума позову, заявлена Балогою, абсолютно нереальна для редакції.

Газета ж “Паланок” характерна тим, що свої сторінки надає різним особам. Інтерв’ю газеті дають як політики, які нині знаходяться при владі, так і опозиціонери. При цьому газета зберігає критичний настрій до перманентних неподобств, що відбуваються в області. При минулому режимі Юрій Клованич пережив чотири позови від екс-губернатора Івана Різака (всі були відхилені Апеляційним судом), недавно з газетою хотів позиватися Нестор Шуфрич, але пізніше від такої ідеї відмовився.

Практично вiдразу за інформацією про позов усім закарпатським газетам прес-службою губернатора було надіслано у вигляді інтерв’ю коментар Віктора Балоги, де вiн, зокрема, на запитання “Чому шкоду, завдану вам цією публікацією, оцінено саме в 125 тисяч гривень?” відповів: “Це запитання до адвокатів. Я ж особисто вважаю, що шкоду, завдану моєму імені цією та іншими подібними публікаціями, важко виміряти будь-якими сумами. Тим більше, що болотом, яким намагаються вимастити мене особисто, ляпають і на імідж влади в цілому, в обличчя Закарпаття і всієї України. І це не могло пройти повз мене. Я відповідальний за такі речі. Журналісти і політики, в ідеалі, мали б відчувати аналогічну відповідальність. Це, зрештою, питання їхньої професійності, професійної етики і просто людяності...”.

(“День”, №129, 21 липня 2005 р.)

Судові процеси проти журналістів та ЗМІ. Кримінальні справи

08.08.2005

Журналист получил три года за клевету на Ющенко. Наказан «стрелочник»

   

К трем годам лишения свободы Ривненский городской суд осудил экс-редактора ривненской газеты "7 дней" Василия Геруса, против которого было возбуждено уголовное дело за публикацию во время выборов псевдо-программы кандидата на пост Президента Украины Виктора Ющенко, сообщает УНИАН.

Об этом сказано в приговоре суда, который есть в распоряжении Института массовой информации.

Суд признал В. Геруса виновным по ч.2 ст.364 и ч.2 ст.157 Уголовного кодекса Украины – превышение служебных полномочий, которое повлекло тяжкие последствия, и препятствование реализации избирательного права граждан. Однако, экс-редактора "7 дней" сейчас оставили на свободе, назначив испытательный срок – один год.

При этом суд не запретил В. Герусу заниматься журналистской деятельностью, но обязал его публично, через средства массовой информации, извиниться перед пострадавшим – в настоящее время Президентом Украины В. Ющенко.

Как отмечается в приговоре суда, "подсудимый Герус В.Л. свою вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал и объяснил суду, что к этим преступлениям он не причастен, а давая разрешение на публикацию агитационных материалов в форме политической рекламы, действовал в соответствии с Законами Украины "О рекламе", "О выборах Президента Украины", "О печатных средствах массовой информации (прессу) в Украине" и другими актами законодательства".

По мнению и.о. главного редактора газеты Светланы Калько, экс-редактор "7 дней" В.Герус "просто стал жертвой обстоятельств, когда был вынужден напечатать псевдо-программу В. Ющенко", которая стала причиной возбуждения уголовного дела против него. "Этот "пасквиль" газета напечатала согласно договору с Партией регионов. В. Герус, конечно, мог его не печатать, но были определенные "но". Сейчас же из него сделали "стрелочника", "козла отпущения", который во всем виноват, а тех, кто заказал этот материал, никто не трогает. Это дело против В.Геруса является фактически расправой над ним. Мы видим, что журналистов, как душили раньше, так и душат сейчас", – отметила С. Калько.

Комментируя ход судебного заседания в этом деле и объявления приговора, С.Калько заявила, что "у коллектива газеты есть основания считать, что судья вынес предвзятое решение в результате давления на него". При этом С. Калько не сообщила, со стороны кого могло оказываться давление, поскольку, по ее словам, "она не владеет достаточными доказательствами".

Также, по ее утверждению, "сторона обвинения не предоставила ни одного существенного доказательства вины Василия Геруса, а суд, в свою очередь, не принял во внимание аргументы защиты обвиняемого". А представитель пострадавшего В. Ющенко в суде, по словам С. Калько, "производил впечатление, что он не владеет делом".

"Он не мог привести ни одного доказательства или примера моральных страданий Виктора Ющенко, которые ему якобы нанес журналист Василий Герус", – отметила она.

В то же время в судебном приговоре подчеркивается, что "хотя подсудимый своей вины не признал, однако его вина в совершении преступлений подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу и исследованных судом".

Так, в частности, приводятся свидетельства исполнительного директора "Ривненского медиа-клуба" Хитрова О.В., который был консультантом избирательного штаба кандидата на пост Президента Украины Виктора Януковича по работе с медиа. Он рассказал суду, что "еженедельник "7 дней" сам откликнулся на предложение напечатать агитационные материалы политической рекламы штаба В.Януковича, а главный редактор еженедельника Василий Герус пришел к нему (Хитрову О.В.) и взял записанный агитационными материалами компакт-диск для последующей печати рекламы в газете".

С. Калько сообщила, что адвокаты В. Геруса намереваются подавать апелляционные жалобы в местные суды, а в случае их неудовлетворения, обращаться в Верховный суд Украины.

При этом она отметила, что, "ввиду определенных обстоятельств, они ожидают, что апелляционный суд не изменит предыдущего решения".

"Василий Герус после приговора находится в шоковом состоянии, но он настроен решительно и будет продолжать бороться, включая обращение в Европейский суд", – отметила она.

Напомним, уголовное дело против экс-редактора "7 дней" В. Геруса было возбуждено 13 декабря 2004 года по ч.1 ст.161 УКУ – нарушение равноправия граждан в зависимости от расы, национальной принадлежности и отношения к религии – по факту публикации в газете “7 дней” агитационных материалов под названием “Политические цели Ющенко”, которые, по мнению прокуратуры, разжигали национальную вражду и ненависть, унижали национальную честь и достоинство граждан Украины. В ходе расследования дело было переквалифицировано на другие статьи Уголовного кодекса. В. Герус находился все время на подписке о невыезде.

(“Грани+), 21.07.2005 г.)

Порушення приватності

02.08.2005 | Наталія Лебідь

Народний депутат Валерій Лебедівський: «Де мораль, якщо хтось кудись постійно підглядає?»

   

– Пане Валерію, ваш законопроект є передусім альтернативою тому документові, який колись підготували силові відомства чи це радше відповідь на те тотальне прослуховування геть усіх, яке зараз має місце?

– Я б сказав, що це й перше, і друге. Якщо трохи заглибитися в історію, то мій законопроект дійсно з’явився як альтернатива законопроектові, підготовленому Кабінетом Міністрів (а фактично – створеному СБУ). Розумієте, коли ми даємо в руки силових структур певні інструменти для знайдення злочинців, то фактично стаємо дуже вразливими, бо дозволяємо силовикам утручання в приватне життя. А ми маємо певні норми в нашій Конституції, які гарантують таємницю й листування, і телефонних розмов... Тому такі інструменти слід використовувати дуже обережно, щоб уникати зловживань.

– І як ви пропонуєте це робити?

– Якщо коротко, то йдеться про таку схему: установлюють термінал в операторів зв’язку, до цього терміналу має підключення й силове відомство, наприклад, Служба безпеки. За колишнім кабмінівським законопроектом, СБУ здійснює подання в суд, і якщо суд прийме відповідне рішення, то СБУ зніматиме інформацію. При цьому контролю на ланці “СБУ – суд” практично немає... У нашому ж законопроекті передбачено ще й термінал у судових органах. Тобто якщо суд дає дозвіл на перехоплення інформації, то це контролює ще й, умовно кажучи, комп’ютер, який стоїть у суді... Нещодавно ми проводили круглий стіл, і там звучали такі дані: за один з останніх років в Україні дали 40 тисяч дозволів на зняття інформації, а за той же період у Сполучених Штатах – 1,8 тисячі. І це в той час, коли в США, як ми знаємо, здійснюють дуже інтенсивну роботу у справі боротьби з тероризмом... Крім того, ми ще пропонуємо в нашому законопроекті, щоб додатковий термінал – для здійснення моніторингу – був в Уповноваженого із прав людини.

– Мені здається, що ваш законопроект є утопічним хоча б із технологічної та фінансової точок зору. Усі згадані вами термінали хтось має встановити й проплатити, а надалі ще й забезпечувати обслуговування...

– Ну порахуймо. У нас 24 області плюс місто Київ – це 25 терміналів в обласних судах, до того ж термінали, які є в операторів зв’язку... Хто має займатися фінансовим забезпеченням? Якщо охорону прав громадян у нас покладено на державу, тоді й ця функція є так само державною функцією. Усі витрати має робити держава. Не можна виходити з того, що коли захист прав людини дорого коштує, то будемо їх порушувати! У цьому, до речі, є ще одна відмінність мого законопроекту від того, який розробляв Кабмін. В останньому передбачалося, що оператори самі мусять платити за зняття інформації. Це мало вигляд іще одного податку, яким намагалися обкласти підприємців...

– Я погоджуюся з вами, що не можна економити на правозахисті, але ви так і не сказали, наскільки реальним є закладення в бюджет видатків на такі термінали?

– У бюджеті передбачено витрати на правоохоронні органи. Я думаю, там чималі суми. І це вже питання до правоохоронних органів, як саме вони формуватимуть свій бюджет, можливо, це стосуватиметься навіть кількох років, але треба здійснити такі планові витрати, щоб усе відповідало правовим нормам. Тим більше, що в законопроекті передбачено термін, коли він має стати чинним, у ньому закладено певну поетапність...

– У намальованій вами схемі судова ланка не викликає у вас жодних застережень? Тобто, ви цілком довіряєте нашій Феміді як такій структурі, що приймає завжди законні та неупереджені рішення?

– У нашій державі відбувається нині багато реформ і ще більше залишається галузей, які так само потребують певних трансформацій. Зрозуміло, що до таких галузей належить і судова система... Там також потрібна реформа, і ті напрацювання, які тепер існують, дадуть нам змогу мати ще ефективнішу судову систему. Сподіваюся також, що незабаром ми матимемо суди, краще оснащені з технічного погляду, ніж зараз.

– Хто матиме право (згідно з вашим законопроектом) звертатися в суд по дозвіл на зняття інформації? Крім СБУ та МВС, передбачено іще якісь суб’єкти такого права?

– Це ті суб’єкти, які передбачено в Законі про оперативно-розшукову діяльність. Це питання на сьогодні законодавчо врегульоване. Якщо виникне потреба зменшити або збільшити кількість цих суб’єктів, то, думаю, цим займуться відповідні профільні комітети Верховної Ради.

– Ми з вами так часто вживали словосполучення “зняття інформації”, що треба пояснити його. Ідеться, наскільки я розумію, не лише про прослуховування телефонних розмов...

– Мається на увазі також моніторинг інтернет-трафіку.

– Це має якийсь стосунок до іншої ініціативи влади – зареєструвати всі наявні електронні ЗМІ?

– Ні. Це абсолютно не пов’язані речі.

– Ви казали про зловживання з боку влади та силових відомств, коли йдеться про перехоплення інформації. А як би ви оцінили нову “традицію” наших громадян – записувати одне одного, а потім оприлюднювати ці записи? Для прикладу можна взяти хоча б “Фокін-гейт” або “Порошенко-гейт”, викинутий на ринок компромату майором Мельниченком...

– Я хотів би, щоб ми чітко окреслили предмет законодавчого врегулювання: у нашому законопроекті йдеться про стаціонарні мережі телекомунікацій. Ті випадки, про які ви кажете, це зняття інформації в інший спосіб, і його мають регулювати вже інші акти.

– І все-таки ваша думка про таку річ, як тяжіння до підпільного збору компромату, – це злочин чи якесь викривлення суспільних стосунків, яке із часом прийде до норми?

– Шкода, звичайно, що в нашому суспільстві хтось кудись постійно підглядає, когось підслуховує... Яка тоді мораль буде в цього суспільства? Це не на користь усім нам, ми маємо від цього відійти й не страждати на цю хворобу. І на рівні державного будівництва ми так само маємо відійти від тієї недемократичної системи, яка в нас була, і побудувати такі відносини, що виключають шпигунство держави за своїми громадянами.

– У цьому навряд чи погодяться з вами теперішні керівники силових відомств. Приміром, Олександр Турчинов твердить, що за нової влади підпорядкована йому СБУ діє лише в рамках закону, тобто й прослуховування відбувається так само законними методами...

– Для того щоб робити такі висновки, треба мати повну інформацію про те, що відбувається й чого не відбувається. Я її не маю... Єдине, що я можу ще раз підкреслити, – це те, що нам потрібні такі державні органи, які діяли б у правовому полі. Знаю, що у Верховній Раді обговорювали питання створення такої робочої групи, куди входили б окремі народні депутати, які мали б доступ до секретних матеріалів і могли здійснювати контроль за діяльністю також і Служби безпеки...

– А на якій стадії зараз створення цієї групи?

– Не знаю, бо я не є членом парламентського Комітету з питань законодавчого забезпечення правоохоронної діяльності або Комітету по боротьбі з корупцію. А робота над такою групою – це передусім їхня прерогатива.

– Яку долю ви прогнозуєте вашому законопроектові вже під час наступної сесії?

— На сьогодні існує два законопроекти: мій та альтернативний, розроблений Кармазіним. Кабмін свій варіант відкликав уже давно. До речі, мій законопроект підтримали народні депутати Єдін, Шкіль і Климпуш. Восени його має бути винесено на розгляд парламенту, і моя думка полягає в тому, що цей документ є дуже важливим для громадського й приватного життя. Ми вже провели громадські слухання із цього питання, і мені тільки шкода, що досі не було дискусії з опонентами, із представниками силових структур. Сподіваюся, що ваша газета нам у цьому допоможе.

(“Без цензури”, №26, 21.7.2005)

Порушення приватності

11.08.2005

Заява Української Гельсінської спілки з прав людини 20 липня 2005 року

   

Необхідно ввести незалежний контроль за зняттям інформації з каналів зв’язку (в т.ч. прослуховування телефонів) органами державної влади

За минулі півроку в Україні систематично виникають скандали з приводу зняття інформації з каналів зв’язку (зокрема, прослуховування телефонів, мобільних телефонів, контроль над електронною поштою та Інтернет-комунікаціями тощо) відомих громадян. Практичного кожного тижня оприлюднюються відомості про незаконне прослуховування вищих посадових осіб. Нагадаємо, що зняття інформації з каналів зв’язку, як засіб оперативно-розшукової діяльності, може застосовуватися тільки у випадках, коли йдеться про тяжкі або особливо тяжкі злочини.

Значна частина цих повідомлень стосуються минулого, зокрема, подій до обрання нового Президента країни. Проте ми глибоко переконані, що змінюючи людей на посадах, і не змінюючи систему прослуховування в країні, неможливо досягти успіхів у цій сфері й уникнути незаконних прослуховувань бізнесменів, політичних і громадських діячів.

Необхідні системні зміни в сфері оперативно-розшукової діяльності. Для цього необхідно перш за все змінити українське законодавство. У відповідності до практики Європейського суду з прав людини та позитивної практики європейських демократичних країн необхідно запровадити, щоби:

1. Зняття інформації з каналів зв’язку (в т.ч. прослуховування) мало бути крайнім заходом (в Україні в минулі роки видано близько 40 тисяч санкцій на зняття інформації з каналів зв’язку, що приблизно в 40 раз більше ніж у США; крім того, відповідні отримані матеріали насправді дуже рідко використовуються як доказ у суді).

2. Зняття інформації з каналів зв’язку повинно проводитися протягом обмеженого терміну, визначеного в санкції суду (на сьогодні, максимальний термін не визначений законом, тобто за людиною можуть стежити без обмеження часу).

3. Правоохоронний орган, що здійснював зняття інформації з каналів зв’язку, повинен обов’язково протягом 10 днів після закінчення стеження повідомити особу, за якою стежили для того, щоби вона могла оскаржити ці дії правоохоронців у суді (на сьогодні, більшість людей ніколи не знають, що їх комунікації контролюються і за ними стежили, що порушує їхнє право на приватне життя).

4. Необхідно запровадити незалежний контроль за проведенням електронного стеження з боку Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини або іншого органу влади, що не належить до правоохоронних.

5. Необхідно запровадити щорічний звіт правоохоронних органів про використання оперативно-розшукових заходів, які порушують права людини (зняття інформації з каналів зв’язку, негласний обшук), у якому обов’язково зазначаються загальна кількість наданих дозволів, їхня систематизація за підставами та аналіз ефективності таких заходів.

Ми вважаємо, що без прийняття цих законодавчих змін безпідставне стеження за громадянами буде тривати й надалі. Принаймні, про це свідчить досвід демократичних країн, що багато років назад позбулися цієї важливої проблеми.

Більшою мірою це питання можна вирішити за допомогою прийняття проект закону №4042-1 від 2 червня 2005 року „Про перехоплення телекомунікацій” (поданий народними депутатами України В. Лебедівським, О. Єдіним, О. Климпуш та А. Шкілем). Проте його прийняття активно блокується правоохоронцями, зокрема, СБУ. Крім цього необхідно також внести зміни до Кримінально-процесуального кодексу України, Закону України „Про оперативно-розшукову діяльність” та низку інших законів України. До сьогодні, не існувало політичної волі щодо прийняття цих змін. Видається, коли всі сторони політичного процесу стають жертвами необґрунтованого контролю їхніх комунікацій (в т.ч. прослуховування телефонів, мобільних телефонів, перегляд електронної пошти тощо), вони мали би припинити подібну ганебну практику.

Тільки створення системи незалежного контролю за прослуховуванням телефонів та іншими формами електронного стеження може позбавити Україну такої ганебної практики втручання в приватне життя громадян та незаконного контролю комунікацій бізнесменів, громадських і політичних діячів.

Євген Захаров, Голова Правління

Володимир Яворський, Директор програм

Українська Гельсінська спілка з прав людини

Коротка довідка:

Метою створення та діяльності Асоціації правозахисних організацій є реалізація та захист прав і основних свобод через сприяння практичному виконанню гуманітарних статей Заключного акту Гельсінської наради з безпеки та співробітництва в Європі (ОБСЄ) 1975 року, інших прийнятих на його розвиток міжнародних правових документів, а також усіх інших зобов’язань України в сфері прав людини та основних свобод.

Засновниками Асоціації стали 15 громадських правозахисних організацій:

1. Вінницька міська громадська організація „Вінницька правозахисна група”

2. Всеукраїнське товариство політичних в’язнів і репресованих

3. Громадський комітет захисту конституційних прав та свобод громадян (м. Луганськ)

4. Екологічний клуб „ЕОЛ” (Одеська область)

5. Інститут економіко-соціальних проблем „Республіка” (м. Київ)

6. Конгрес Національних Громад України (КНГУ)

7. МГО Центр правових та політичних досліджень „СІМ” (м. Львів)

8. Міська громадська організація „За професійну допомогу” (Полтавська область)

9. Севастопольська правозахисна група

10. Харківська обласна спілка солдатських матерів

11. Харківська правозахисна група

12. Херсонська міська асоціація журналістів „Південь”

13. Херсонська обласна організація Комітету виборців України

14. Центр досліджень регіональної політики (м. Суми)

15. Чернігівський громадський комітет захисту прав людини

До Наглядової Ради Спілки увійшли відомі діячі правозахисного руху 60-х – 80-х років: Зиновій Антонюк, Микола Горбаль, Йосип Зісельс, Василь Лісовий, Василь Овсієнко, Євген Пронюк та Євген Сверстюк.

(http://zmina.kiev.ua/m/content/view/595/2/, 20.07.05)

Свобода Висловлювань в Україні, 2005, №07

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори