пошук  
№03
2017

Права людини на південному сході України

Події, факти, долі...

06.03.2017 | медіа група ХПГ

У Горлівці чиновникам заборонили виїзд в Україну: лякають "тортурами" і "допитами" в СБУ

   

В окупованій бойовиками і російськими військовими Горлівці ватажки "ДНР" продовжують затискати гайки місцевим чиновникам.
Про це нардеп від "Народного фронту", координатор групи "Інформаційне опір" Дмитро Тимчук повідомляє на своїй сторінці в Facebook.

За даними військового експерта, працівники "виконкому" Горлівки ознайомлені під підпис з листом керівництва "міністерства фінансів" "ДНР", за яким працівникам фінансових відділів "органів місцевої влади" забороняється виїзд на підконтрольну української влади територію.

Заборона аргументована ймовірністю затримання співробітників "держустанов" "ДНР" правоохоронними органами України, якими під час бесід "здійснюється фізичний та психологічний вплив на затриманих" з метою отримання інформації про фінансовий стан "органів місцевого самоврядування" "республіки" (рахунки, перекази, розподіл коштів і т .п.), додав координатор "Інформсупротиву".

Події, факти, долі...

28.03.2017 | Яна Смелянская

Она улыбалась, когда под ногами земля дрожала от взрывов

   

В механике есть такой термин, как «точка невозврата», обозначающий момент, когда процесс становится необратимым.
В жизни человека также бывают ситуации, которые можно назвать точкой невозврата… Ситуации, после которых невозможно вернуться к старой жизни. Или, наоборот, определенное будущее становится невозможным.

Когда началась война на Донбассе, для меня тогда основной задачей было: а) увезти ребенка на максимально безопасное расстояние; б) стойко и без эмоций пережить весь этот бредовый сон; в) вернуться домой и продолжить жить как раньше.

До лета 2014 года все было принципиально хорошо. Были планы на будущее. Была семья. Работа, как работа. Друзья, в конце концов.

Потом был отпуск для того, чтоб отдохнуть, переждать где-то подальше сумасшествие, которое в виде «русской весны» пришло в мой город.

А потом, только, наверное, через год пришло понимание того, что что-то пошло не по плану, мой отпуск не закончился через две недели как планировалось изначально, но все равно очень скоро ситуация решится и все равно мы будем дома. Но с каждым днем возвращение домой становилось все прозрачнее и нереальнее.

Было тяжело. Но постепенно я (мы, все те, кто уехали) научились видеть события, которые происходили в жизни прежде, в новых координатах, научились ориентироваться в новой реальности. Тем более, что любимая и, кажется, очень важная работа, дает возможность изменить что-то и приблизить мир.

Работа на Донбассе – это тяжело. Каждая поездка – это поток боли и слез, которые максимально безэмоционально нужно выдержать, переварить и преобразовать в текст, видео, отчет, что угодно, что может сдвинуть ситуацию с мертвой точки и приблизить мир.

За три года войны я научилась дистанцироваться от всего, что приходится видеть и слышать ТАМ. Сейчас я могу вспомнить только три истории с войны, которые периодически всплывают в памяти и заставляют переживать войну еще, еще и еще. А все остальные просто смываются, иначе пойдет "сдвиг по фазе".

Первая – история бывшего пленного после Иловайского котла. Это интервью было первым и последним, когда я плакала и не могла остановиться.

Вторая – старик, который остался без руки, но жив в результате ранения, полученного в своем доме в Дебальцево.

Третья история – про Катю.

С ней мы познакомились в Авдеевке в октябре 2016 года. На улицу Кирова в Авдеевке наша группа попала случайно и то в сопровождении военного.

На совершенно пустынном переулке Катя появилась первой. Кроме звуков работающих орудий обычно там ничего не слышно, а тут голоса посторонних, то есть наши. Катя очень бойко и оптимистично рассказывала о том, как тяжко жить под постоянными обстрелами, но при этом улыбалась. Она показала свой дом, угостила чаем.

Мы были вынуждены уехать с улицы Кирова, потому что снова начался обстрел, Катя обещала, что приедет в Харьков, работать бариста, но только после того, как закончится война.

Мы сели в машину молча. Думали каждый о своем. И о Кате. Как можно улыбаться, когда у тебя под ногами земля дрожит от взрывов постоянно?

Потом мы еще часто вспоминали Катю в нашем коллективе и мысленно желали ей всего хорошего.

А потом на экране телевизора мелькнули окна Катиного дома. И соседка, которая показала на эти окна и безучастно проинформировала журналиста телеканала  о том, что хозяйка 4 февраля погибла.

Не знаю, почему и зачем Катя вызвала столько эмоций и переживаний в моем сознании, но неделю я судорожно пыталась выяснить, что случилось в Катином доме, который показали по телевизору мельком, где Катя, и чего это ради она не берет трубку. Я стала пересматривать фото из той поездки. Катя с чаем, Катя улыбается, Катя провожает нас, окна Катиного дома… Наверное, журналист ошибся.

А сегодня подтвердилось сообщение о том, что Катя погибла. 4 февраля 2017 года она шла домой. Что там разорвалось рядом с ней непонятно, но Катю убило осколками.

Так вот к чему я это… Я понимаю, что люди гибнут каждый день. Что война в стране. Что Катя - не первая и не последняя жертва этой войны…

Но для меня почему-то именно она стала точкой невозврата в этой войне. Тупая война. Такая же бессмысленная и гибельная, как и все известные истории войны. Ничего не изменилось и не изменится…

Катина фотография с чаем и военным на заднем фото еще долго будет стоять перед глазами…

Все. Я захлопнула ноутбук и приступаю к привычным для обычного вечера делам…

Події, факти, долі...

31.03.2017 | Яна Смелянська

У Луганській області на незаконній переправі затримали «річкового таксиста»

   

Співробітники фіскального наряду Головного управління ДФС в Луганській області «Фантом» 29 березня 2017 року спільно з бійцями національної гвардії в ході патрулювання лінії зіткнення на річці Сіверський Донець затримали мешканця міста Слов'яносербськ. Про це повідомляє прес-служба ДФС в Луганскій області.

Встановлено, що громадянин без державної реєстрації та відповідних дозволів поза встановленими штабом АТО коридорів за грошову винагороду здійснював переправу через річку на непідконтрольну територію пасажирів і вантажів.

За словами порушника, важке життя змусило його займатися цим дуже ризикованим «бізнесом». З пасажирів він брав по 50 гривень. А за переправлення вантажу - 1 гривня за кілограм.

У зв'язку з загрозою обстрілу гумовий човен залишався на березі, а фіскальний наряд із затриманим переїхали в безпечне місце, де відносно човняра складено протокол по ст. 164 ч. 1 КУпАП.

Далі затриманий житель самопроголошеної "ЛНР" був переданий співробітникам поліції для подальшої його перевірки на можливу причетність до незаконних військових формувань.

Слід зазначити, що моніторингові групи ХПГ неодноразово фіксували наявність в населених пунктах подібних так званих "стежинок життя".

Самі місцеві мешканці таке явище обгрунтовано виправдовують тим, що розташування офіційних контрольно-пропускних пунктів в'їзду-виїзду (КПВВ) в Донецькій і Луганській областях найчастіше)незручне і нелогічне.

Наприклад, щоб із тієї самої Трьохізбенки (де і затримали громадянина України) дістатися до Слов'яносербська через офіціальний пункт пропуску, а єдиний з них в Луганській області розташований аж в Станиці Луганській, потрібно подолати відстань в 85 кілометрів по абсолютно вбитій важкою технікою дорозі.

А тим способом, за який і був притягнутий громадянин України до відповідальності, щоб потрапити в окупований Слов'яносербськ знадобиться лише 15 хвилин.

Аналогічні "стежки життя" (цю назву вживають самі місцеві мешканці населених пунктів на лінії розмежування), ми фіксували в Мар'їнці (Донецька область), в Золотому (Луганська область), в Трьохізбенці (Луганська область), в Попасній (Луганська область).

Про те, де ці стежини знаходяться, як туди пройти і як пробратися на "ту" сторону знає буквально кожен місцевий мешканець на лінії розмежування.

Звідси виникає велике питання: чому ДФС і Нацгвардія про цю ситуацію повідомляють тільки зараз? І чи варто притягати до відповідальності людину, яка ці перевезення здійснювала? Або, може, було варто поставити ряд питань тим органам влади, які приймали рішення про доцільність розміщення КПВВ саме там, де вони знаходяться зараз ...

Знахідки моніторингу

20.03.2017 | Яна Смелянська

Щодня 7 дітей ходять в школу з «ДНР» на підконтрольну Україні територію

   

В ході останніх моніторингових візитів на схід України ми звернули увагу на забезпечення прав дітей. Селище Гранітне фактично розділене річкою — по ній проходить кордон між тимчасово окупованими територіями і підконтрольними Україні. Фактично одна вулиця села вийшла розділеною на дві території, зараз там є блокпост, там наші українські військові. Щодня семеро дітей і вчителька української мови переходять з непідконтрольної території на підконтрольну. Тобто ці діти кожного дня спостерігають зброю і військових.

Нам вдалося поспілкуватися із Тетяною Вікторівною, яка відповідально щоранку водить школярів в українську школу протягом трьох років війни на сході.

 

 

Знахідки моніторингу

22.03.2017 | Яна Смелянская

"З початком війни в селі стало ще гірше жити..." - мешканка Павлопіля

   

Починаючи з 2014 року і до цього дня з новинних сторінок ЗМІ не сходить ситуація із зони проведення т.зв. АТО.

Маріупольський напрямок вважається, мабуть, найгарячішою точкою бойових дій.

Село Павлопіль, ураховуючи близькість розташування до лінії розмежування, неодноразово потрапляло під жорсткі ворожнечі обстріли.

Про те, як живеться в прифронтовому Павлополі нам в ході одного з моніторингових візитів на схід України розповідають місцеві мешканці ...

 

 

Хто винний?

28.03.2017 | Яна Смелянская

"Мне некуда ехать. Сколько сможем тут, столько и проживем..." - жительница Авдеевки

   

Жительница города Авдеевка рассказывает о том, как протекает жизнь простых людей на улице, которая является крайней к печально известной промзоне. Непрекращающиеся на протяжении трех лет обстрелы, минимальный доступ к полноценной и спокойной жизни и самое ужасное - отсутствие возможности уехать...

 

4 февраля 2017 года Катя погибла от осколочных ранений по дороге в свой дом....

 

 

Погляд монітора

07.03.2017 | А.Бида, А.Преподобный, М.Ципящук, Ю.Асеев, Я.Смелянская, А.Поляков

Отчет о совместной мониторинговой миссии ХПГ/УГСПЛ в отдельные регионы Донецкой области

   

Харьковская правозащитная группа совместно с Украинским Хельсинским союзом по правам человека осуществили мониторинговую поездку по территориям Донецкой области, которые были возвращены в 2014 году под контроль украинской власти, с целью выявления ситуаций нарушения прав человека связанных с проведением т.н.АТО.

В рамках миссии было посещено пять населенных пунктов: с.Чермалык, с.Павлополь, п.Новотроицкое, п.Трудовское, с.Гранитное.

В состав группы вошли: Мария Ципящук (УГСПЛ), Яна Смелянская (ХПГ), Алексей Бида (УГСПЛ), Андрей Преподобный (УГСПЛ), Александр Поляков (ХПГ).

Мы провели ряд интервью с представителями местного самоуправления, с военнослужащими, местными жителями.
Также осмотрели и оценили разрушения инфраструктуры и жилого фонда, причиненные военными действиями.

На протяжении рабочей недели мониторинговая группа документировала факты нарушений прав человека в социальной сфере, в части незаконных задержаний, незаконного лишения свободы, незаконного завладения имуществом граждан, насильственных исчезновений людей, гибели местного населения в результате боевых действий.

Поселок Новотроицкое.

В поселке Новотроицкое Волновахского района Донецкой области  в настоящий момент насчитывается чуть более 2000 домовладений, в которых проживает примерно 7000 человек.

В подчинении совета осталось 2 коммунальных учреждения.

В результате боевых действий, в период с 2014 по февраль 2017 гг. пострадало порядка 200 человек.

К пострадавшим мы относим людей, которые погибли, были ранены, у которых частично или полностью разрушено жилье.

Данным категорияям пострадавших, по словам головы поселкового совета, было выплачено пособие в сумме 1000 гривен каждому силами местного бюджета. Этих средств явно не хватает, чтобы покрыть даже минимальные потребности, связанные с нанесенным ущербом.

Дополнительную помощь жителям поселка оказывают различные благотворительные организации. 

По словам местных жителей, основная проблема в получении гуманитарной помощи заключается в том, что помощь выдается только отдельным льготным категориям граждан. Однако зачастую может оказаться, что тем, кому она действительно необходима,  протоколом (правилами) предоставления гуманитарной помощи она не может быть предоставлена в связи с отсутствием каких-либо подтверждающих документов.

Последние два года, по словам поселкового головы, активные боевые действия на территории совета не ведутся, однако: «….вчера вечером и сегодня утром было слышно обстрелы…» - говорят местные жители. 

В поселке есть больница на 75 коек общей площадью 6000 м. кв. (4 этажа) и поликлиника общей площадью 2000 м кв.

В поликлинике работает два семейных врача. С полной уверенностью можно говорить, что имеющейся медицинской помощи, крайне недостаточно для полноценного обслуживания населения.

На территории поселкового совета работает школа, в ней учится 166 детей. По состоянию на 2014 учебный год школа принимала 200 детей. 14 детей, которые сегодня дистанционно учатся в школе, физически проживают на неподконтрольной Украине территории.

В результате боевых действий в населенном пункте пострадали жилые дома, общественные здания, объекты инфраструктуры, повреждено покрытие дорог, взорван мост. Степень разрушений различна. В октябре 2014, в результате обстрела был частично разрушен детский сад №19 "Чебурашка".

В период с 2014 по настоящее время в пределах населенного пункта погибли 5 человек.

Кроме того, наша мониторинговая группа задокументировала три случая лишения свободы местных жителей представителями незаконных вооруженных формирований т.н.ДНР. Данные по каждому эпизоду внесены в базу заявителей УГСПЛ/ХПГ.

Также нашей мониторинговой группой зафиксирован один случай насильственной гибели в результате незаконного задержания представителями т.н.ДНР.

В пределах территории населенного пункта действует контрольный пункт въезда/выезда "Новотроицкое". В среднем КПВВ осуществляет пропуск примерно 5000 человек ежедневно. Санитарное состояние в районе расположения КПВВ крайне неудовлетворительное. Расположено 6 туалетов, пункт обогрева и центр оказания помощи.

Территория около КПВВ "Новотроицкое"

В период пребывания нашей мониторинговой группы на территории около КПВВ нам так и не удалось выяснить, на балансе какой ведомственной структуры состоит пункт пропуска; кто оплачивает потребленные коммунальные услуги, связанные с работой КПВВ «Новотроицкое».

Отношения между военнослужащими и местным населением, со слов наших респондентов, складываются по-разному. В связи тем, что почти все телевизионные каналы (за исключением спутникового ТВ) являются российскими, а сигнал украинского радио крайне слабый, значительное количество жителей подвергается воздействию российской пропаганды в СМИ и соответственно, придерживаются пророссийских взглядов.

Также стоит отметить, что поселок Новотроицкое – один из тех населенных пунктов, где уже на протяжении длительного времени не проходят выборы в органы местного самоуправления.

Село Чермалык.

Начиная с августа 2014 году до настоящего времени, в селе Чермалык погибли два местных жителя и ранены 6 гражданских лиц (2 женщины и 4 мужчины).

В результате боевых действий в селе было повреждено около 80 домов. В июне 2016 года была повреждена высоковольтная линия электропередач, в связи с чем село осталось без электроэнергии на длительное время.

Всего в селе на сегодняшний день проживает около полутора тысяч человек. И если до войны количество рабочих мест исчислялось порядком 600 - 800, то с началом военных действий работы нет вообще. Единственное предприятие, где можно заработать живую копейку - школа.

Работает школа, клуб и два магазина. Местные жители занимаются собственными огородами, либо выезжают на работу в Мариуполь.

Магазин в Чермалыке

В Чермалыке много военных. Несмотря на мораторий Генштаба на размещение военных частей непосредственно в населенных пунктах, военные ЗСУ разместились в брошенных домах и неиспользуемых производственных сооружениях.

Сельская администрация, а также библиотека расположились в здании агроцеха. От некогда мощного предприятия почти ничего не осталось. Последнюю ферму закрыли в декабре 2014 года.

Местные жители, с которыми удалось пообщаться, единодушно перечисляют проблемы, актуальные для всех жителей села: отсутствие работы, нехватка угля для отопления домов в зимнее время, закрытые аптеки и отсутствие питьевой воды.

Однако стоит отметить, что по отношению к состоянию на лето 2016 года (наша предыдущая мониторинговая миссия), сегодня в село заходят значительно большие объемы гуманитарной помощи. Также греческой общине поселка оказывается помощь от греческих меценатов.

Помощь оказывается в виде денежной помощи, строительных материалов, медицинских препаратов, продуктов питания, других предметов первой необходимости.

Поселок постоянно подвергается обстрелам.

На данный момент в поселке проживает около 1400 человек. На 01.09.2014 в школе обучалось 152 ребенка. В настоящее время - 116 детей.

С началом боевых действий учебный процесс в школе не останавливался. Все ученики, со слов директора школы, имеют доступ к медицинской помощи и обеспечиваются питанием.

С учениками проводятся учения по эвакуации в безопасное место в случае обстрела.

В школьную программу обучения включен новогреческий язык как второй иностранный.

В селе работает клуб. Здесь собираются детская вокальная и танцевальная студии, кружок бисероплетения и народный греческий фольклорный ансамбль.

Однако проблемы, которые сформировались с началом АТО, продолжают расти. Так, согласно записям в трудовой книжке всех работников клуба, они трудоустроены и подчиняются Тельмановскому отделу культуры, и соответственно находятся под контролем НЗФ "ДНР". Ранее село Чермалык подчинялось Тельмановскому району. После того, как украинские военные закрепили позиции в населенному пункте, село перешло в подчинение Волновахского района. Однако передать клуб на баланс этого района, власти «забыли».

Кроме того, село Чермалик - один из населенных пунктов контролируемой правительством территории, где не было местных выборов. Их отменили, так же как и в ряде других населенных пунктов из-за опасности проведения. Депутаты сельсовета, избранные в 2010 году, продолжают выполнять свои полномочия.

С результатами нашего предыдущего мониторинга в этот населенный пункт можно ознакомиться тут.

Поселок Трудовское

Наша группа посетила поселок Трудовское Волновахского района 23 февраля.

17 февраля около 22.00 начался обстред, 22 здания в населенном пункте были повреждены.

Осколки

Последствия обстрела

Из интервью местной жительницы: «В пятницу 17 февраля примерно в 21.30 в нашем доме погас свет. В это же время было видно яркую вспышку со стороны Волновахи. Далее начался обстрел. Он длился около часа».

В результате этого обстрела были ранены ее 15-летний сын и муж. Также поврежден дом. Нужно добавить, что поселок Трудовское расположен достаточно далеко от линии соприкосновения, примерно в 30 км. по прямой до ближайших позиций НВФ ДНР.

Село Павлополь

До начала военных действий на востоке Украины в селе проживало около 800 человек. На настоящий момент осталось 250, из которых 30 – дети.

В селе нет элементарных условий для жизни. Аптеки нет. Медицинского учреждения нет. «Скорая помощь» не всегда приезжает на вызов из-за трудностей, связанных с подъездными путями. Окраины села по-прежнему попадают под обстрелы. До ближайших позиций от населенного пункта всего 800 метров.

Гуманитарная помощь заезжает в село крайне редко.

В селе есть трехэтажное здание школы, но учебный процесс в ней приостановлен в связи с ремонтом. Детский сад также не работает. Школьники и дошкольники получают образование в соседнем селе Талаковка, в 10 км. южнее.

Подвоз детей в учебные заведения не организован. По заверениям местных жителей, школьный автобус, который стоит на балансе сельского совета, был отдан в аренду частному перевозчику и обслуживает маршрут №68.


Последствия обстрела

Родители школьников жалуются, что стоимость проезда из Павлополя в Талаковку неподъемна для их скудных бюджетов. Проезд в одну сторону стоит 15 грн. А если родитель сопровождает ребенка до школы/детсада и обратно, то в общей сумме за день приходится отдать около 30-60 грн. В условиях того, чтобы работы в селе практически нет...

Кроме того, местные жители говорят о том, что за использование природного газа люди платят российскими рублями НЗФ «ДНР» в г.Новоазовск, что находится на неподконтрольной Украине территории. Деньги ежемесячно организованно передают доверенному лицу, которое платит эту сумму в городе Новоазовск.

Существенных разрушений в селе за период боевых действий не было. Но были зафиксированы несколько случаев разрушений различной степени нескольких жилых домов. В том числе 18.01.2015 и 06.02.2015 было разрушено несколько домов.

Мост, через который в мирное время можно было проехать в село, взорван еще в сентябре 2014 года военослужащими украинской армии при наступлении. С тех пор жителям населенного пункта, чтобы добраться до Мариуполя, приходилось проезжать лишние 30 км в объезд. Лишь 4 марта 2016 года был установлен понтонный мост на замену взорванному.

Взорванный мост в Павлополе

Нашей мониторинговой группой в течение миссии в населенный пункт было задокументировано два случая незаконного задержания местных жителей представителями украинских добровольческих батальонов (ориентировочно – «Азов» и «Львов»).

Из интервью пострадавшей: «Моего мужа задержали на блокпосту. Кажется, это был «Азов». Перед тем, как везти, ему скотчем связали руки за спиной, надели на глаза шапку, после чего плотно обмотали ее вокруг головы в области глаз. На дачном кооперативе его били в течение трех часов. Положив его лицом к земле, начали осуществлять выстрелы рядом с ногами из автоматического оружия. После этого его отвезли на территорию Мариупольского аэропорта. Во время допросов обвиняли его в убийстве Дж.Кеннеди и заставляли в этом признаться. Он признался…»

Также нами задокументирован случай запугивания местных жителей украинскими военными. Из интервью пострадавшей: «Утром 20 июня 2015 года в село заехали несколько автомобилей с военными и начали загонять людей по домах. В это время я увидела, что примерно 50 человек зашли во двор моего дома и начали его окружать. В это время я с 3-летним ребенком находилась в доме. Я услышала команду "взрывай дверь". На что мне пришлось открыть дверь. Я вышла из дома с ребенком на руках. После этого один из военных навел на нас автомат. Мы очень испугались. После этого военные вошли в дом и провели там тщательный обыск. Они не представлялись и не объясняли, что ищут. Вследствие испуга мой ребенок не разговаривал в течение 1,5 года».

Село Гранитное

Длительное время населенный пункт был закрыт для глаз журналистов и правозащитников. Штаб АТО мотивировал это систематическими обстрелами со стороны т.н. ДНР и невозможностью обеспечить безопасность мониторинговым группам. Еще в июле 2016 года нашей мониторинговой группе отказали в проезде в этот населенный пункт.

Сельский голова во время интервью рассказал, что из 4000 жителей к началу боевых действий в 2014 году, на настоящий момент постоянно проживают 2700 человек.

Последствия обстрела

Самые активные боевые действия на территории поселка велись в декабре 2014 и в январе-феврале 2015 года. В этот период из поселка выехало 50% населения.

Поселок сильно пострадал от обстрелов. Всего органами местного самоуправления зафиксировано разрушения 600 строений различной степени повреждений. Из которых 6 – разрушено полностью, 10 – разрушены стены и фрагменты строений, 60 – разрушения менее масштабны, остальные – низкая степень разрушений. Также был полностью разрушен Гранитненский профессиональный лицей и уничтожена его материальная база.

Последствия обстрела 2014 года

В результате боевых действий осенью 2014 года были разрушены электроопоры, которые обеспечивали поставку электоэнергии в поселок. В результате чего населенный пункт существовал без электроэнергии в течение 289 дней.

В тот период времени по словам местных жителей помогали представители Красного Креста, органы ООН, Датский совет и другие благотворительные фонды, международные организации, отдельные волонтеры.

Среди пострадавших зданий также средняя общеобразовательная школа и детский сад. С помощью международных организаций и благотворительных фондов было восстановлено часть разрушенных или поврежденных зданий.

В 2014 году учебный процесс стартовал только в ноябре  в связи с активными боевыми действиями на территории Тельмановского района. В октябре 2014 года, в связи с подрывом моста через реку Кальмиус, в школе было повреждено значительную часть окон. В дальнейшем учебный процесс за время войны не останавливали. В школе на настоящий момент 149 учеников. В мирное время количество школьников составляло 320 человек. На настоящий момент учительница украинского языка и литературы и семеро школьников ежедневно ходят в школу с неподконтрольной Украине территории. Проход в обе стороны открыт только для этих восьмерых жителей населенного пункта.

В целом ситуация с организацией и обеспечением учебного процесса в последнее время улучшилась по сравнению с прошлыми годами.

За время боевых действий погибло трое учеников школы.

В детском саду сегодня 80 детей.

Вследствие обстрелов в поселке погибли 10 человек. Из них 3 – дети. Получили ранения различной тяжести – 37 человек. Один числится без вести пропавшим.

Большая часть земель с/х назначения остаются заминированными или находятся под контролем НЗФ "ДНР". В связи с этим люди не могут вернуться и заниматься фермерским хозяйством. Долгое время военные не позволяли выпас скота на полях из-за опасности подрыва на растяжках.

Длительное время была открыта так называемая «тропа жизни» через реку Кальмиус. Люди имели возможность посещать родственников, которые остались на неподконтрольной власти Украины территории. Одна из улиц населенного пункта так и осталась разрезанной линией разграничения пополам. Однако последние два месяца тропинку перекрыли военные.

Местные жители отмечают, что некоторые категории товаров (в том числе уголь) значительно выгоднее приобретать на оккупированной территории.

В целом представители громады отмечают улучшение ситуации по отношению к прошлому году, хотя звуки работающих орудий слышны каждый день.

Выборы в местный совет в 2015 году не проводились, поэтому свои полномочия сохраняет сельский совет каденции 2010 г. 

***

Большая часть респондентов на настоящий момент являются клиентами юридических отделов УГСПЛ и ХПГ в вопросе защиты своих прав и свобод в Европейском суде по правам человека.

 

Погляд монітора

21.03.2017 | Яра Скрипник

Всі відтінки сірого. Частина восьма. Вікна

   

У мене є дивна звичка. Люблю прогулюватися містом і зрідка підглядати у чужі вікна та підслуховувати уривки чужих розмов. Радянські меблі або сучасний ремонт у квартирі, люстра на півкімнати або настільний світильничок – все це неважливо. Головне – люди. Вони тільки-но прийшли з роботи, або були цілий день вдома, вечеряють та хочуть поділитися чимось цікавим або просто обмінюються парою фраз. «Як справи на роботі?» - «Все нормально, сьогодні багато працювали, але за це додатково заплатять». Ніби пароль-відзив, за яким криється щось набагато більше: «Я хвилююся, що ти багато працюєш, і ми майже тебе не бачимо» – «Я роблю це для тебе і всієї нашої сім’ї».

Але у містах «сірої зони» такі прогулянки виглядають зовсім інакше. Вікна – це очі багатоповерхівок, які бачили стільки жахіть, що мешканці прикривають їх повіками з фанери та плівки. Щоб трошки перепочили.

Авдіївські вікна дивляться на чужинців з острахом. Будуть чи ні сьогодні стріляти – відомо тільки тим, хто стрілятиме та, мабуть, самому Господу Богу. Про останнього, до речі, я не впевнена. Мешканці зустрічають камери ворожо – погана прикмета нового часу, куди там чорним кішкам та пустим відрам. Кожного разу, як відомий телеканал знімає сюжет та їде з міста – починається обстріл з тяжкої техніки.

Якщо у 2016 році гатили в основному по приватному сектору, який стоїть прямо за славнозвісною «Промзоною», то з січня «географія» обстрілів розширилася і на багатоповерхівки. Мікрорайон «Хімік», який вважався відносно безпечним, і куди перебралося багато авдіївчан зі Старої Авдіївки, зараз і сам майже щодня потерпає від обстрілів. Сховатися ніде. Навіть вдень чутно віддалені «бахи», ось щось тяжке прилетіло, а ось – кулеметна черга. Така собі симфонія скаліченого міста.

Зустрічаємо стару знайому, вона знає, що ми свої, поганого нікому не бажаємо, тому показує свої вікна та починає неспішну розповідь. Поспішати тут нікуди, та й немає нащо. Вода та світло подається пару годин на день, і то не по всіх вулицях, тому «Червоний Хрест» щотижнево розвозить гуманітарну допомогу – пара ємностей води на сім’ю. Майже всі робочі місця скорочені, є робота лише у бюджетників та у кафе з магазинами.


Дев’ятий поверх нашої співрозмовниці теж понівечений обстрілом, вікна наспіх забиті фанерою. На моє здивування, як вибуховою хвилею могло висадити вікна на такому високому поверсі – пояснює: «Тут два снаряди вибухнуло, бачте, один долетів до землі та розірвався біля під’їзду, постраждали перші поверхи. А «мій» зачепився за гілки дерева, тому розірвався у повітрі, як раз мої вікна вилетіли. Я не вставляю нові, бо хвилю можуть витримати лише пластикові вікна, а у мене грошей на них немає. Може, як все закінчиться, тоді назбираємо та купимо. А поки так поживемо, плівка є, та й тепло, не померзнемо якось. Хочете – зайдіть подивіться». Але порушувати чужий спокій не дуже-то хочеться, тому просто гуляємо дворами, попід вікнами.


Вікна щуряться на нас іконами, маленькими образами, якщо бути точнішим. Як у стародавні часи по периметру міста виставляли ікони, вважаючи, що тоді вищі сили захистять мешканців, так і зараз, ніби замкнулося коло. Старі потерті іконки, вирізані з журналу, на картоні чи на дереві сердито дивляться на нас з вікон, щетиняться мечами та хрестами у руках. І мені чомусь соромно дивитися їм в очі у відповідь. Відвожу погляд – та натикаюся на напис на будинку, який не зустрінеш у мирному житті: «Підвал тут». Сусідній будинок вторить: «У підвалі люди». Такий собі діалог «для своїх». Це означає, що якщо будинок (тьху-тьху-тьху) складеться від прицільного влучання снаряду, та рятувальники приїдуть розбирати завали – треба перевірити цей підвал. Бо там люди. Чужі не зрозуміють.


А ось натрапляємо на вікна у гратах, ніби стародавня фортеця посеред новітнього мікрорайону. Але надписи «Тільки хімкокс рулить» та «Коксохім – він один» повертають на грішну землю. Це сучасна фортеця у місті, яке дихає викидами з того самого «Коксохіму», який один і рулить. Але ось-ось сконає. Чи залишиться при цьому місто – хтозна.

Права людини на південному сході України, 2017, №03

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори