поиск  

Новости

В этом разделе собраны сообщения сайта Харьковской Правозащитной Группы только на русском языке. У нас нет отдельной полнофункциональной русскоязычной версии сайта, однако, вы можете подключить в свой агрегатор новостей нашу русскоязычную версию новостной RSS-ленты

версия для печати
12.04.2018 | Анна Овдиенко

Скажите, доктор, сколько стоит моя жизнь?

   

Ее зовут Анна Солопова. Свой прошлый День рождения она отмечала в застенках следственного изолятора, а следующий - боится не отметить вовсе.

Впервые о ней я узнала из письма другого заключенного в социальной сети. Тогда он написал всего несколько слов: "Доброго дня!
Намагаємось допомогти Солоповій Анні, утримуваній в ДУВП-4 (ст. 186 ч2). У неї ВІЛ-інфекція та онкологічне захворювання. Належного лікування в ДУВП-4 не надають. Адміністрація ДУВП не дає Солоповій А.О можливості направити скарги омбудсмену та в прокуратуру (я передам її скарги своєму адвокату і забезпечу відправлення в обхід адміністрації)."

С Анной мы смогли связаться только через несколько дней по телефону . Сдавленный усталый голос, настроена по-боевому - вот и все первое впечатление. Я думала, что Анне за тридцать. Оказалось - она 1997 года рождения, а выглядит и того младше. С фотографии в социальной сети на меня смотрела худая темноволосая девчонка. Карие глаза, смуглая кожа, улыбка. 

Постепенно Анна рассказала нам свою историю. Родители от нее отказались в детстве,  воспитанием занималась родная тетка. Жили бедно в одном из районов города Днепра.Сразу после рождения Анне поставили диагноз - врожденный ВИЧ. Детство прошло в нищете. Она быстро угодила в плохую компанию, где старшие научили воровать. В девятнадцать совершила первое свое преступление. По неопытности через месяц угодила в руки полиции. В июле 2017 года ее задержали по подозрению в грабеже. С тех пор Анна находится в Днепровском учреждении исполнения наказаний № 4. 

"Это моя первая судимость, - говорила нам Анна. - Вину я свою признала полностью и мне прокурор обещал, что будет условный срок. А за несколько дней до приговора передумал. 21 февраля 2018 года был приговор. Мне дали четыре года".


Но вовсе не приговор волновал Анну больше всего. Еще до задержания она жаловалась на боль в шее. Но думать о здоровье и, тем более, посещать врача было страшно, да и денег на это не было. Потому терпела. О своей болезни узнала только в ИВС, где поставили диагноз - лимфоаденопатия. Врачи решили, что причина - туберкулез и долго Анну от него лечили. Состояние ее здоровье, тем не менее, ухудшулась. Потому начали проводить дополнительные обследования. Еще и еще. А в январе 2018 года, после биопсии поставили новый диагноз - “лимфому Ходжкина”. Рак.

"Больше полгода ее лечили от туберкулеза. Поставили неправильный диагноз. А потом возили на обследования постоянно, на время отменяли АРТ-терапию. И поставили вот этот диагноз. Рак... А ей двадцать. Ее с таким диагнозом вообще в СИЗО держать нельзя", - говорила тетя Анны.

Стадию онокологического заболевания Анне определили через два месяца - 2 марта 2018 года. Тогда же дали рекомендации по лечение: циклическая химиотерапия, лучевая терапия остаточных очагов. Необходимо срочное лечение.

"Анна находится под контролем агентов государства, то есть работников учреждения исполнения наказаний, - говорит адвокат Анны Солоповой, Геннадий Токарев. - Агенты государства обязаны обеспечить всем задержанным надлежащее медицинское обследование и лечение за счет государства. Они несут за осужденных ответственность"

Но на календаре у нас сегодня 13 апреля 2018. Иными словами, с момента постановки диагноза прошло полтора месяца. За это время Анну ни разу не вывезли в больницу, и даже не перевели в медчасть при учреждении исполнения наказаний. Большую часть дня она просто лежит в общей камере на кровате. Анне тяжело разговаривать и глотать. Временами у нее перехватывает дыхание. И эта давящая боль в шее - она никогда ее не оставляет. Все тело горит от повышенной температуры, а врач приходит раз в день. Врачи требуют, чтобы Анна отказалась от лечения. Все равно есть только одно лекарство для химиотерапии из нужных четырех. Денег у Анны на лечение нет. Как подействует это одно лекарство - неизвестно. Потому пусть Анна отказывается.

Но она, на зло всем, продолжает бороться. В ней много силы и много желания жить. Даже с четвертой стадие ВИЧ и 2 - Б стадией рака. Только на это ее отчаянное “жить” - государство отвечает холодным безразличием. Право на жизнь в Украине стоит дорого.

*Все фотоматериалы для этой статьи взяты с https://dengi.informator.ua/2018/03/20/mnenie-zhitelej-dnepra-uznayut-za-polmilliona-griven/

Рекомендовать этот материал
X




забыл пароль

регистрация

X

X

выслать мне новый пароль


наверх