MENU

Подальше от русского мира!

04.11.2021
Екатерина Рапай

Зображення: youtube.com

Точка, из которой я смотрю на события, неравно, но все же удалена как от российской действительности, так и от выборных новостей Киева. Глаз не может не видеть русскую перспективу из далекого 20-летнего прошлого и, одновременно, не смотреть в какой-то украинский пунктир будущего. С моим видом на жительство в Украине у меня нет права проголосовать в Киеве. В РФ же я не голосую ровно с момента объявления преемника Ельциным. Наблюдаю. Каким запуганным петушком явился миру нынешний бессменный – чуть ли не с либеральными речами дрожащим голосом. С робкой решимостью реформ и политических свобод. И – рраз! – перелом хребта средствам информации. И пошло…

Украинским СМИ никто говорить не запрещал, и это большое достоинство всей системы. Немало лет назад я увидела в русском ТВ совершенное обновление способа обработки мозга. Запели «Старые песни», огламуренные до тошноты тогдашними визажистами, запахло гальванизированным и припудренным трупом совка. И я выключила телевизор раз и навсегда. Первой реакцией моей было ощущение окончательной эстетической несовместимости. Тогда и начала просачиваться в толщу русской жизни отравленная болотная водичка путинской стабильности.

Телевизор может многое. Уже не все, есть Интернет. Но и его можно контролировать. Не буду повторять многими уже сказанное о способе создания нового облика власти в Украине – сработано грубо, но толково. С размахом. Результат в сухом остатке цифр – оглушительный. Что за яркой заставкой? Мутное ощущение несодержательного шума.

Эстетическая составляющая теле-облика новоприбывшего теле-лидера не имеет строгих отличий от распространенного в русском телемире принципа доступности и лапидарности лексики, приправленной ухватками и «примочками» развлекательного шоу, оклейкой популярными в непритязательном слое населения лейблами. Массовость ликующего избирателя говорит о популярности такого идейного фаст-фуда. А это уже про другое.

Один из печальных итогов предыдущего пятилетия – привыкание к неприемлемому. Довольно-таки сытое и гламурное житье-бытье, знакомая величавость приспособленных ко всему, опытных чиновников с их монотонными патриотическими рацеями, за завесой которых – то же суетливое стяжательство, опаска доведения до результата важнейших реформ. И все растущий синодик героев – Героев – проливающих кровь на забываемой войне. Общество задремало. Его разбудили и приласкали песенками про новую счастливую жизнь, которую принесет новый свежий лидер. Я это видела в каком-то ролике в Интернете – нежное пританцовывание в обнимку с милой девочкой, море колышущихся смартфонных огоньков и благорастворение воздухов. Кто же не хочет счастья?

Но. Позади жестокое подлое время потерь и крови, когда сумели-таки выстоять, объединиться и в оклеветанной, ограбленной Украине создать общими усилиями и трудами опытных дипломатов совершенно новое лицо страны, важной для цивилизованного мира. Что же, теперь так легко крутануть особой склонностью украинцев бодать любую власть, заливая уши смесью клеветы с обрывками правды, снести в помойку весь тонкий черноземный слой и снова оказаться на голой и скользкой поверхности с фонариками смартфонов. Старый милый анекдот про мужика, который попросил Рыбку: «Хочу, чтоб было лучше». А она ему и ответила: «Было лучше».

Любезные мои сограждане-украинцы, бойтесь пошлятины телеканалов! Это легкая на вид жратва, которая лишает иммунную систему способности к интеллектуальному сопротивлению. Вульгарная приблатненно-панибратская манера общения с вверенным народом, сладкая водичка вульгарной саморекламы, вульгарность в эстетике – опасны. Трижды опасны в нашей стране, ибо несут в наш общий организм легкость и поверхностность отношения к собственным проблемам и задачам, невежество и бескультурье в мышлении, легкость примирения с простыми решениями самых трудных вопросов. Вопросов войны и победы, внутренней и внешней независимости граждан и государства. Этот яд разъедает не выкристаллизовавшуюся пока собственную культуру, унижает достоинство образования. Народное ухо так легко привыкает к гламурной «фене», на которой общаются «элиты», чем проще – тем лучше, не нужна экспертность, не важна работа мозга для усвоения того корма, для которого нужна лишь здоровая работа кишечника.

Давно удивляет это легкое, впроброс, определение – «элита». Окститесь, господа! С каких это пор в нашем обществе, давно утратившем, уничтожившем когда-то само сословие, претендовавшее по рождению на право властвовать, – чиновники, часто ворюги и злодеи, стали пониматься, как «элита»? Когда это элитой были мастера потешить почтеннейшую публику, певцы шлягеров и аниматоры на корпоративах? Давайте поставим все с головы на ноги. Элита во все времена формировалась из интеллектуалов – ученых, мыслителей, великих писателей и поэтов, больших художников. Элитными являются мировые университеты и академии, воспитывающие немногочисленную, но наиболее значимую часть человечества в целом и страны, имеющей честь поддерживать эти учебные и научные центры. Богатейшие люди мира (отнюдь не «элита», а просто бизнесмены) стремятся поучаствовать своими капиталами в поддержании этой элиты.

Не хочу выступать в роли капитана Очевидность, так же не хочу чему-то учить и советовать. Я, все же, часть года проживаю в Санкт-Петербурге. Но, как и было сказано, смотрю немного из прошлого, своего же. Ходила на шествия и митинги в городе с самого первого – тысячи и тысячи людей плотно заполняли Невский и сметали милицейские барьеры, воздух еще не был окончательно заражен сегодняшней гнилью, все было в наших силах. Ну, кое-что, по крайней мере, из градозащитных задач, удалось сделать. Но, в ответ на наши точечные победы нефтегазовая власть отбивала свои бабки десятками других «проектов», густели ряды «космонавтов» на акциях, колонны техники, и, наконец, дошло до равновесия, по менту на каждого и до ломки костей. Признаюсь, перестала ходить, увидев на асфальте кровь детей, которых мы не защитили. Как защитили вы. А потом стало не так уж важно. Страну залили излишками паразитарных нефте-денег, мозги – самодовольной пошлятиной.

Хорошо, что в Украине нет нефтегазовых барышей. Да-да, поверьте, так лучше, меньше возможностей для шарлатанов во власти. Хотя, живя в Киеве месяцами, часто досадую на недостаток бюджетных излишков в статье ремонта и реставрации. Хожу гулять по тому немногому, что сохранилось в городе от прежнего Киева, казавшегося в детстве самым волшебным и городским Городом, где доминировали прелестные и гордые своими архитектурными излишествами купеческие особняки и доходные дома, с нечастыми вкрапления подлинных жемчужин классицизма и историзма, с потрепанным, но неповторимым Подолом, вальяжным покоем Липок. Гуляю и выискиваю Его – прежний, неповторимый. И радуюсь всякий раз, встречая его в закутках, заваленных палой листвой, как бездомного, прячущегося в тени кустов на стареньких скамейках, молча и с достоинством несущего свои стигмы обнищания и загнанности среди самодовольных глупых стеклянных громил, не имеющих ни лица, ни стиля.

Новые технологии власти играют на самых доступных человеческих слабостях. Украинцев нельзя запугать дубинами и автозаками. Но власть ничтожества применяет рецепты дешевые, легкодоступные. Сложно и опасно иметь дело с культурным и просвещенным гражданином. Наши страны не пережили исторического этапа взросления средних и низших сословий через трудовую и правовую школу протестантизма, идеалы Просвещения, закалку борьбы за права, организованную старинными гильдиями и позднейшими профсоюзными движениями. Все эти пробелы болезненно сказываются. Ничтожество, приходящее к власти, не имеющее собственного багажа знаний и культуры, стремится не возвысить граждан к передовому уровню мышления, а напротив – снизить до плинтуса интеллектуальный потенциал, предлагая культурную программу самого низкого пошиба и легкого потребления. По пивку, по шаурме под телешоу и – спатки. Образ «успешности», быстрых денег, самодовольства и вульгарности быстрее всего сглатывает широкая «масса» и становится ликующей массовкой чужих шоу.

Ловкие пареньки во власти быстрее всего обучатся «петлять» между полюсами внутренних и внешних силовых линий влияния, «перетирать» и договариваться за нашими спинами о собственных интересах. Всегда найдется некая остаточная «гречка», которой можно запорошить глаза большинству. Откровенные враги не так страшны, поскольку не скрывают своих целей и лупят тупо в лоб откровенными целями и средствами. И ответ им понятен. Ловкачи, не имеющие никаких определенно выраженных идей и стратегий, существенно опаснее. Их задача – нравиться всем, или хоть большинству, а для этого хороши самые простые средства. Смотри, мол, как мы просты и доступны. Живи легко и будь проще, и жизнь наладится.

Панове, у нас война!

Не хочется пророчить Украине темные времена. Но не могу отрешиться от своих предчувствий десятилетнего прошлого, когда, приезжая в Киев, я все яснее видела протуберанцы кремлевских влияний, воцаряющуюся в Украине совковую рожу во власти. Мне не верили, смеялись. Вы победили дракона, я горда иметь отношение к вам, к стране. Не станьте же драконом.

Страшно думать, что едва родившееся европейское поколение украинцев, то самое, элитное меньшинство, только и способное быть закваской новых хлебов, снова окажется перед выбором – отдать жизнь за достоинство Отечества, или уйти на кухни и в закутки, заваленные палой листвой недавнего расцвета. Нам же приходится смотреть в глаза солдатам, приходящим с фронта. Неужели глазами, полными стыда? Невольно лезут в голову строчки Мандельштама:

«Я говорю с Эпохою. Но разве
Душа у ней пеньковая? И разве
Она у нас постыдно прижилась,
Как сморщенный зверек в тибетском храме:
Почешется и в цинковую ванну –
Изобрази еще нам, Марь Иванна!»

 Поділитися