MENU
Документирование военных преступлений в Украине.
Глобальная инициатива T4P (Трибунал для Путина) была создана в ответ на полномасштабную агрессию России против Украины в феврале 2022 года. Участники инициативы документируют события, имеющие признаки преступлений согласно Римскому уставу Международного уголовного суда (геноцид, преступления против человечности, военные преступления) во всех регионах Украины

На заводе в Волчанске русские ‘пытали током даже батюшку’, — заместитель директора завода

08.11.2022    доступно: Українською
Денис Волоха

На предприятии россияне устроили ‘настоящую пыточную’, потому что вывозить в Россию всех подозрительных людей было неудобно, — говорит Олег Топорков, которого вывозили на допрос в Белгород. © Волчанський агрегатный завод/YouTube

Агрегатный завод в городе Волчанске на севере Харьковщины привлек внимание после заявлений украинских чиновников про то, что русские создали там концлагерь. Мы поговорили с заместителем директора этого завода и местным политиком Олегом Топорковым, который несколько месяцев был вынужден жить в оккупации и прятаться от россиян.


 — Что происходило на Волчанском агрегатном заводе?

 — Сформировав базу, они [россияне] начали действовать. Они начали более тщательно искать проукраински настроенных патриотичных людей, которые поддерживают Украину на 100%. Людей было много, и тех помещений, которые были [захвачены] сначала, как помещение райотдела [полиции] — было мало. А возить на границу было рискованно, и насколько я понимаю, достаточно накладно. Поэтому, они не придумали ничего лучшего: есть предприятие, там есть изолированные помещения, которые использовались как камеры содержания. Часть помещений использовали как помещения для допросов.

Рядом с предприятием есть мостик, на нем был расположен блокпост через который проходили люди. И если кто-то не нравился, независимо от возраста и пола, их тянули на допрос. Иногда даже причин не было. Просто: "Ты мне не нравишься". И загребали.

Некоторые просто сидели, некоторых ежедневно методично [водили] на допросы, пытки, чтобы получить информацию. Спрашивали расположение, родственные связи тех или иных АТОшников, военных, представителей органов власти.

Это полномасштабный концентрационный лагерь. Со всеми последствиями. И люди мне рассказывали, что некоторые были там день, некоторые несколько дней, а некоторые так и сидели с первых дней. Их не выпускали. Их судьбу можно по крупицам собрать со слов тех, кто выходил или сообщал через других людей и родственников.

 — Кто эти люди, которых держат там и не отпускают?

 — Это разные люди. В первую очередь, это АТОшники, националистично настроенные люди, потом — бывшие правоохранители, представители органов власти, местного самоуправления, учителя. Ну, чтобы понять этот список, даже батюшку забирали и три дня пытали током.

Девушки, юноши, женщины, мужчины … Все. Все слои населения, сортировки на какие-то категории там нет. Там все что украинское — табу. Высказывания, действия, участи в чем-то. Человека могли остановить на дороге, найти в телефоне фотографию, отправленную кем-то. Или поделился какой-то новостью — и все.

Достоверно неизвестно про факты смерти. Но есть люди, с которыми нет связи долгое время. Забрали, и судьба их неизвестна. Там же не дают ответов, и жаловаться некому. Там нет закона. Полный хаос. Вы понимаете, там даже военной этики нет. Потому что это нелюди. Просто нелюди. Надеялись, что с каким-то категориями они будут довольно гуманными, апеллировать в разговоре, проявлять какую-то жалость, когда женщины искали своих мужей или матери детей. Но там — нет жалости. Жены могут прийти, спросить про судьбу мужей и их тоже посадят туда.

 —  Была информация, что агрегатный завод вывезли в Россию. Это правда или нет?

 —  Ну, знаете, для меня лично, как для человека, который был членом руководства этого предприятия, состояние предприятия и его целостность имеют большое значение. Насколько мне известно, планы были. Мы понимали, что материально-техническую базу всегда может кто-то забрать.

Олег Топорков был вынужден несколько месяцев жить в оккупации и прятаться от русских. © Денис Волоха/ХПГ

Но 7-го апреля пропало электричество. Его долго не было. А без электричества даже осуществить демонтаж технологического оборудования в цехах достаточно сложно. Для того, чтобы демонтировать оборудование, станки — надо запустить кран-балки, которые ездят по цехам. Потому что заехать и изъять станки не получится. Можно сломать здание, но тогда пострадает оборудование. Поэтому, оно стояло.

Какие-то первоочередные материалы может и забирали, но целенаправленного вывоза оборудования предприятия не было. То есть завод в настоящий момент цел на 99%. Пока что. Его несколько раз обстреляли (улыбается, — ред.). Ну, так, окна вылетели. Но значительных повреждений нет. Он, Слава Богу, цел.

Материал был подготовлен Харьковской правозащитной группой в рамках глобальной инициативы T4P (Трибунал для Путина).
 Поделиться