MENU
Документирование военных преступлений в Украине.
Глобальная инициатива T4P (Трибунал для Путина) была создана в ответ на полномасштабную агрессию России против Украины в феврале 2022 года. Участники инициативы документируют события, имеющие признаки преступлений согласно Римскому уставу Международного уголовного суда (геноцид, преступления против человечности, военные преступления) во всех регионах Украины

‘Я сразу поняла, что мужа убили’

06.10.2023    доступно: Українською | in English
Андрей Диденко
Жительница Бучи Ирина Солова вместе с мужем и внуками пряталась в бане от российских бомбардировок. Ее муж увидел, как что-то горит на улице, и решил выйти, чтобы помочь людям. Как и многие мирные жители города, безоружный пенсионер был убит российскими солдатами ни за что.

Четвертого числа было неспокойно: сильно бомбили, стреляли. Уезжать мы не собирались. Наши дети уехали на Лукьяновку, там рядом у них производство, а нам оставили внуков. Внукам по шесть лет. На следующий день дети оказались в оккупации на Лукьяновке. Мы не смогли уехать. Как можно было уехать с двумя внуками? Так мы и остались.

Я с внуками пошла в баню, там мы чувствовали себя более защищенными что ли. Меньше стекла [осколков] было, больше защиты. Мы пришли утром, а муж говорит: “У нас что-то горит на улице”. Был огромный столб дыма, что-то горело. Он говорит: “Пойду, посмотрю, может, людям помощь нужна”. Он ушел, мы с внуками завтракали. А минут через 20 прозвучала автоматная или пулеметная очередь. Не знаю почему, но я сразу поняла, что мужа убили. Я тогда не думала о себе, думала о внуках. Но поскольку вокруг стреляли и бомбили: и “Грады” летели, и все подряд, то побежала к соседям.

Ирина Солова, город Буча

С внуками перелезли через забор и спрятались у соседей: у них было что-то вроде бомбоубежища в подвале. А вскоре я вышла: все же мне было неспокойно за мужа. Я ведь ничего о нем не знала. Знаете, одно дело, когда кажется, что убили, а другое дело — увидеть. Я оставила внуков соседям, снова перелезла через забор, пошла посмотреть — где он. Вышла, а он на дороге лежит. Убитый. Они [россияне] не целились ни в руку, ни в ногу, чтобы предупредить человека. Мой муж был пенсионером, 64 года. У него не было с собой оружия. Он просто вышел. Можно было сказать: “Вернитесь в дом”. Но его сразу убили… Пулевое ранение головы. Мгновенно истек кровью и все.

Он лежал на дороге, я попыталась его приподнять, но не смогла. Посмотрела вверх улицы, в двух домах от нас жили соседи. Думаю, пойду к ним, пусть кто-то поможет мужа затащить. Я подошла, а они на тачке троих детей по 25 лет примерно везут во двор. Двое парней и девочка. Это на Киево-Мироцкой было. Известный случай. Они приехали к родителям, привезли корм собаке, а родителям еду. Их всех расстреляли, как моего мужа. В голову ранение и все.

Соседи сказали: “Подожди, ты видишь, что у нас такое горе”. Потом они помогли мне занести мужа во двор. Чтобы не лежал он там, потому что своими силами его поднять я не могла. А через три дня соседи, у которых я пряталась, помогли мне его закопать. Это все, что я могу рассказать об этом случае.


Напоминаем, что в Буче полиция открыла Штаб документирования военных преступлений россиян — к его работе может присоединиться каждый.

 Поделиться