пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200211
18.12.2002

Дело Бориса Фельдмана и банка "Славянский".

   

(Пресс-релиз адвокатской компании "Агеев, Бережной и партнеры")

Придать видимость законности судебному процессу по делу Фельдмана власти не удалось.

После того, как суд лишил Бориса Фельдмана и его адвокатов возможности выступить в дебатах, судьи Артемовского местного суда г. Луганска совершили очередное преступление против правосудия — вынесли определение о лишении подсудимого Бориса Фельдмана последнего слова и удалении его из зала суда.

В судебном заседании 17 апреля 2002 г. Фельдман пытался продолжить выступление с последним словом. Мы подчеркиваем, что Фельдман не нарушал порядка в зале суда, выступление произносил спокойным тоном, в речи касался вопросов, имеющих непосредственное отношение к существу дела: в этот день Фельдман рассказывал о том, какое положение он занимал в банке, касался некоторых аспектов деятельности банка, комментировал в этой части информацию, изложенную в обвинительном заключении.

Неожиданно председательствующий судья Станислав Макарович Лубяной объявил, что суд удаляется в совещательную комнату, чтобы решить вопрос о том, можно ли Фельдману позволить продолжать выступление с последним словом.

После выхода из совещательной комнаты председательствующий судья Лубяной зачитал определение.

В определении суд привел мотивы, по которым он решил лишить Фельдмана последнего слова и вывести и зала: "В своем последнем слове подсудимый стал излагать доводы и аргументы, которые уже изложил, будучи допрошенным в судебном заседании в качестве подсудимого, высказывать политические декларации, утверждать о политическом и заказном характере данного уголовного дела, высказывать негативные характеристики в отношении следователя, эксперта и других лиц, причастных к расследованию данного уголовного дела, высказывать угрозы в адрес работников прокуратуры, принимающих участие по делу, читать суду отдельные положения из учебников по уголовному и гражданскому праву" (необходимо отметить, что никаких угроз Борис Фельдман в адрес работников прокуратуры не высказывал, хотя и обращал их внимание на то, что поддерживая обвинение при явном отсутствии состава преступления они нарушают закон и предлагал им отказаться от обвинения, так как беспочвенность этого обвинения стала совершенно очевидной).

Принятое судом решение было ошеломляющим: "лишить Фельдмана последнего слова и удалить его из зала суда".

После этого председательствующий судья Лубяной объявил, что суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора.

Таким образом, приговор будет оглашен, скорее всего, без присутствия в суде Бориса Фельдмана.

Очевидно у судей не хватает мужества зачитать обвинительный приговор в присутствии Бориса. Показательно, что, незадолго до этого, Борис Фельдман, заканчивая анализ первого эпизода обвинения, ясно продемонстрировав, отсутствие в этом эпизоде события преступления, и бредовость выдвинутого обвинения, обратился к прокурору Сергею Бурдейному: "И за это вы просите девять лет с конфискацией имущества. А в глаза мне посмотреть можете?" Присутствующие были свидетелями того, как низко наклонил голову начальник отдела Генеральной прокуратуры старший советник юстиции Сергей Мефодиевич Бурдейный. Он действительно не осмелился посмотреть Фельдману в лицо. Вряд ли можно представить больший позор для государственного обвинителя.

Определение суда о лишении подсудимого последнего слова — беспрецедентно в истории украинского правосудия. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не только не дает право суду лишить подсудимого последнего слова, но и прямо указывает на то, что суд не вправе ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого. И удалить подсудимого из зала суд может только в случае, если он нарушает порядок в зале, но никак не за содержание его последнего слова.

Позиция защитников Бориса Фельдмана состоит в том, что, вынеся такое определение, судьи совершили преступление против правосудия, а именно преступления, предусмотренные ст. 365 (превышение власти и служебных полномочий), ст. 374 (нарушение права на защиту) и ст. 375 (постановление судьями заведомо неправосудного определения) Уголовного кодекса Украины.

В судебном заседании объявлен перерыв до пятницы 19 апреля, до 15:00.

Конечно, после всех грубых и преступных нарушений допущенных судьями в этом процессе: назначение дела к слушанию судом, который по территориальности не вправе рассматривать это дело; вынесение определения о лишении защитников возможности заявлять в суде ходатайства и жалобы; запрещение защитникам общаться с Фельдманом в здании суда; отказ судей рассматривать отводы; незаконные угрозы в адрес защитников; инициирование Лубяным привлечения адвокатов Фельдмана к дисциплинарной ответственности; переход к дебатам без завершения судебного следствия; лишение подсудимого Фельдмана и его защитников слова в дебатах и целого ряда других преступных действий судей, содержание приговора, который они вынесут Борису Фельдману, является вполне предсказуемым.

Сложно сказать, зачем было власти устраивать этот судебный процесс, почему было с самого начала не огласить приговор, как это было во времена известных "троек" Создать видимость правосудия? Очевидно, что даже видимости такой не было. Зачем начинать определение о лишении подсудимого последнего слова фразой: "Последнее слово подсудимого является его неотъемлемым правом, которое гарантируется Конституцией и защищается судом"? Зачем судьям обращать внимание присутствующих на то, что они отняли у подсудимого именно неотъемлемое право? Чтобы подчеркнуть цинизм, с которым наплевали на Конституцию?

Как могут судьи так публично и нагло глумиться над Конституцией и правосудием? Неужели ошибочное представление о собственной безнаказанности настолько глубоко въелось в чьи-то затуманенные мозги и пустые души? Индульгенций не бывает, господа. Это была ошибка католической церкви, и даже католическая церковь это признала. Ничто не останется безнаказанным, ничто не будет забыто.

Публикуем полный текст определения, оглашенного судьей Лубяным (печатается с аудиозаписи судебного заседания):

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17.04.2002 г. г. Луганск

Артемовский местный суд города Луганска, в составе судей Лубяного, Косминина, Сторожук, секретаря Беляковой, с участием прокуроров Бурдейного и других, адвоката Агеева и других, рассмотрев в городе Луганске дело по обвинению Фельдмана и Заславского, установил:

Последнее слово подсудимого является его неотъемлемым правом, которое гарантируется Конституцией и защищается судом.

При этом содержание последнего слова и время его провозглашения не регламентируется.

Подсудимый вправе приводить в свою защиту любые доводы и аргументы, однако, если подсудимый использует последнее слово в целях, несовместимых с задачами правосудия, председательствующий вправе его останавливать и предупреждать о последствиях такого поведения. Если подсудимый не реагирует надлежащим образом, то суд своим определением вправе лишить подсудимого последнего слова и удалить его из зала судебного заседания в соответствии с требованиями ст. 272 ч. 1 УПК Украины.

Фельдману было предоставлено право выступать с последним словом с 11.04.2002г., которое он использовал, выступая с 11 по 17 апреля 2000 года.

В своем последнем слове подсудимый стал излагать доводы и аргументы, которые уже изложил, будучи допрошенным в судебном заседании в качестве подсудимого, высказывать политические декларации, утверждать о политическом и заказном характере данного уголовного дела, высказывать негативные характеристики в отношении следователя, эксперта и других лиц, причастных к расследованию данного уголовного дела, высказывать угрозы в адрес работников прокуратуры, принимающих участие по делу, читать суду отдельные положения из учебников по уголовному и гражданскому праву.

Анализ выступления подсудимого Фельдмана с 11 по 17 апреля 2002 года в зале судебного заседания, свидетельствует о его грубом злоупотреблении правом на последнее слово, об искажении самой сущности последнего слова, об использовании последнего слова в целях компрометации принципов и задач правосудия.

Будучи многократно предупрежденным о необходимости следовать порядку судебного заседания, в том числе и дважды 11, 15-го апреля 2002 года, о возможности применения в отношении него требований части 1 статьи 272 УПК Украины, Фельдман надлежащих выводов не сделал и по-прежнему нарушает порядок провозглашения последнего слова.

Руководствуясь изложенным, статьями 272 частью 1, 273 УПК Украины, суд, определил: лишить Фельдмана последнего слова и удалить его из зала суда.

17 апреля 2002

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори