пошук  
версія для друку
07.04.2004

22 листопада - 13 грудня 2002 р

   

ПРАВА ЛЮДИНИ

1.1. Проблеми правозахисту


28-29 ноября с.г. состоялся международный семинар для представителей украинских правозащитных организаций, посвященный анализу европейских стандартов свободы мирных собраний, а также вопросам усовершенствования украинского законодательства в этой области. Организаторами семинара выступили Директорат по правам человека Совета Европы, Харьковская правозащитная группа, Информационный офис Совета Европы на Украине.

(„Юридическая практика“, №49, 3 грудня 2002 р.)


***

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Нина Карпачева:


„... У нас в 55% случаев нарушаются гражданские права, и среди них преимущественно — право на судебную защиту. Если в прошлом году право на судебную защиту было проигнорировано в 40%-х нарушений гражданских прав, то в этом году уже в 60%. К тому же в 23% право нарушается правоохранительными органами... Каждое утро омбудсмена начинается с того, что я узнаю об очередном случае пыток при задержании. Последний случай, на мой взгляд, просто ужасен. Подозревая 18-летнего мальчика в краже компьютера, правоохранительные органы Тернопольщины его задержали. Сейчас уже полностью доказана его непричастность, но ведь он уже полный инвалид. Ему делают третью операцию, и еще неизвестно, чем это все для него закончится...

Декриминализация статей нового Уголовного кодекса действительно состоялась. Сейчас же в глаза бросилось много недоработок, например, с теми же пытками. В статье не определен субъект, а это фактически означает, что статьи как таковой нет, ведь применить ее невозможно...“

(„День“, №227, 10 грудня 2002 р.)


***

По данным секретариата омбудсмена, в 20% случаев в Украине нарушаются социальные права людей — право на жилье, социальную защиту и пенсию. В 15% случаев нарушаются экономические права — на собственность и работу. И в 10% — личные — на личную неприкосновенность и жизнь.

(„День“, №228, 11 грудня 2002 р.)


***

Из количества обращений к Уполномоченному ВР Украины по правам человека о нарушениях гражданских прав 7% касаются соблюдения прав осужденных. Среди обращений о нарушении социальных прав 40% — вопросы социальной защиты, 22% касаются жилья, 18% — получения пенсий.

(„Время“, Харків, №139, 10 грудня 2002 р.)




1.2. Судова система


Игорь Соломойченко, начальник транспортного цеха НИИ „Квант“ получил абсурдные обвинения в злоупотреблении служебным положением, отсидел 1,5 месяца в СИЗО, а после был оправдан судом. Истрепанную нервную систему, загубленное в борьбе с произволом время инженер оценил в небольшую сумму — чуть больше 9 тысяч гривен. 2,5 года назад суд признал его требования обоснованными. Но исполнительная служба заявила, что судебное решение не может быть исполнено. Не в состоянии мы, дескать, найти в госказне „ящичек“, из которого можно было бы достать принадлежащие г-ну Соломойченко деньги. Адвокат Григорий Гинзбург усматривает в этом очень опасную, антигуманную и антиконституционную тенденцию и готовит по делу Соломойченко документы в Европейский Суд.

(„Сегодня“, №265, 23 листопада 2002 р.)




1.3. Резонансні справи


3 декабря в Апелляционном суде Киевской области началось слушание дела бывшего председателя Печерского районного суда Киева Николая Замковенко, которому вменяются злоупотребления служебным положением, служебный подлог и халатность.

По словам самого Н. Замковенко, ставшего за 6 лет работы в Печерском райсуде не только заслуженным юристом Украины, но и обладателем множества государственных отличий, подобный процесс является прецедентом в украинской юриспруденции, поскольку до него судей если и привлекали к ответственности, то, как правило, за взятки, а не за нарушение судебной процедуры. Адвокат Николая Замковенко Андрей Федур считает, что в данном случае против его подзащитного со стороны прокуратуры ведется умышленная травля. Во время слушания дела Замковенко 3 декабря прокурор отдела поддержания государственного обвинения в суде прокуратуры Киева Анатолий Жажиев обратился к суду с ходатайством об отстранении от дела адвоката А. Федура, поскольку „против него самого возбуждено уголовное дело по статье „подлог и использование поддельных документов“. Предоставленное прокурором суду постановление об этом сам А. Федур ранее не видел. В связи с этим суд принял решение перенести судебное заседание, чтобы изучить новые документы и принять соответствующее решение.

(„Факты“, №225, 4 грудня 2002 р.)


***

Квалификационно-дисциплинарная комиссия адвокатуры Луганской области отказалась лишить адвокатов Виктора Агеева и Андрея Федура права на занятие адвокатской деятельностью и намерена передать материалы в Киевскую квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатуры. В Киевскую КДКА по этому вопросу уже были направлены представление судьи Лубяного и частное определение Луганского областного суда, однако КДКА в Киеве не привлекла адвокатов к ответственности и материалы не рассматривала, а передала их в КДКА Луганской области. Таким образом, круг замкнулся...

(„Юридическая практика“, №49, 3 грудня 2002 р.)


***

Генеральная прокуратура Украины возбудила новое уголовное дело по факту исчезновения руководителя исполкома Одесской областной организации партии „Реформы и порядок“ Андрея Татарчука. Новое уголовное дело было открыто по признакам преступления, предусмотренного статьей 115 УК Украины — „Умышленное убийство“.

Первое уголовное дело по исчезновению Татарчука было открыто 2 декабря прокуратурой Жовтневого района Одессы по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.146 УК — „Незаконное лишение свободы или похищение человека“. Генеральная прокуратура поручила расследование нового уголовного дела прокуратуре Одесской области.

Милиция начала розыск Татарчука 29 ноября по заявлению его жены и областной организации партии „Реформы и порядок“. 27 ноября вечером Татарчук вышел из офиса Одесского отделения блока партий „Наша Украина“. 34-летний Андрей Татарчук возглавляет исполком Одесской областной организации партии „Реформы и порядок“ с сентября 2000 года.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch начала расследование обстоятельств исчезновения.

(„Сегодня“, №280, 11 грудня 2002 р.)




1.4. Катування та жорстоке поводження


17 мая, примерно в 11 часов в кабинет главного бухгалтера кинотеатра „Украина“ зашли несколько человек. Один из них представился оперуполномоченным отдела по борьбе с экономическими преступлениями при УМВДУ в Херсонской области, остальные вообще не представились, а предложили пройти в кабинет директора. Там они вручили директору Марине Табакаевой запрос о предоставлении документов со ссылкой на статьи 10, 11 Закона Украины „О милиции“, п.4 ст.8 Закона Украины „Об оперативно-розыскной деятельности“. И сразу стали требовать немедленного предоставления всех упомянутых в списке документов. А в списке — десятки документов, да еще и за разные годы. Директор предложила „гостям“ расписаться в журнале проверок: сроки и цели визита, должность и фамилию представителя, уполномоченного проводить все эти действия. Кроме того, Марина Ивановна попросила подождать, пока она сможет убедиться в законности такого запроса. Если требования милиционеров окажутся действительно правомерными, то директор просила дать ей три дня на подготовку документов, как и предусмотрено украинским законодательством. Представители ОГСБЭП все это выслушали и пригласили двух понятых, которые засвидетельствовали отказ предоставить документы. Потом кабинет и бухгалтерию опечатали, а директора, бухгалтера и еще одного работника кинотеатра „попросили“ пройти в Суворовское отделение милиции для оформления протокола об административном нарушении (злостное неповиновение законным требованиям милиции). У всех работников кинотеатра с собой были паспорта, поэтому необходимости идти в райотдел не было, все протоколы можно было бы составить на месте. К тому же бухгалтер — на последних месяцах беременности, „не заметить“ это было невозможно. Тем не менее, работники милиции грозились доставить женщин в райотдел силой и держать под стражей до решения суда без еды и воды. Их и в самом деле продержали в отделении милиции 5 часов, не разрешая сообщить родственникам, где они и что с ними...

Суд Суворовского района г. Херсона 24 июля постановил признать незаконными действия работников милиции. Как оказалось, представители ОГСБЭП направились в кинотеатр, руководствуясь письмом от 23.04.02 заместителя председателя областного совета Александра Карасевича (хотя к тому времени уже прошли выборы, и уже был новый состав облсовета и новый заместитель). В письме уже бывший заместитель попросил проверить правомерность предоставления в пользование арендному предприятию „Кинотеатр „Украина“ имущества, которое является собственностью территориальной общины области, и отсутствие злоупотреблений почти за 10 лет. Так как такая просьба не является информацией о преступлении или административном нарушении, то работники милиции не имели основания направлять свой запрос к руководству кинотеатра, да еще ссылаться на статьи, которые как раз и разъясняют, в каких случаях они имеют право это делать. Последующие действия представителей правоохранительных органов находились далеко за нормами законности. Бухгалтер на следующий день после визита правоохранителей оказалась в больнице и родила на полтора месяца раньше срока — ребенка едва удалось спасти.

(„Вгору“, Херсон, №7, 14 листопада 2002 р.)


Про економічне підгрунтя див. — „Вгору“, №8, 21 листопада 2002 р., „Вгору“, №10, 5 грудня 2002 р.

***

Обвинив подростка в краже кошелька, в котором лежали пенсионное удостоверение и одна гривня, „потерпевшая“ старушка через полчаса обнаружила пропажу на автобусной остановке. О находке старушка сообщила какому-то милиционеру и посчитала, что дело сделано. В райотдел о том, что инцидент исчерпан, так никто и не сообщил.

На следующий день бедного паренька уже вовсю истязали в райотделе милиции. Вечером, уже дома, Саше неожиданно стало плохо — начало тошнить, поднялась температура, сильно болела голова. Врачи „скорой помощи“ диагностировали у Александра сотрясение головного мозга, закрытую черепно-мозговую травму, вывих челюсти. Несколько часов назад двое костопольских сотрудников милиции (Ровенский район, Ровенская область) пригласили 16-летнего Александра Дублевского в райотдел на „профилактическую беседу“ по поводу кошелька, похищенного у пожилой женщины. Неизвестно, что двигало сотрудниками милиции, которые, несмотря на то, что письменного заявления по факту кражи никто не подавал, решили наведаться на следующий день к Александру домой, когда заявительница уже, наверное, и позабыла, что накануне теряла кошелек. „Хорошо, что люди посоветовали нам снять побои в „скорой“, а то мы бы ничего не доказали, — говорит бабушка Саши Любовь Романовна. — И так дело рассматривалось три года. И в Костопольской прокуратуре были, и в Ровно. Несколько раз в возбуждении уголовного дела нам отказывали под разными предлогами...“.

Все эти три года оба милиционера продолжали спокойно работать в милиции.

„Я постоянно чувствовал психологические давление, — рассказывает Саша. — Нам били окна, угрожали. А однажды, когда меня пригласили в милицию в качестве понятого, милиционер спросил: „Ты против милиции выступаешь? А жить не страшно после этого?“.

В конце августа этого года местный суд Ровенского района Ровенской области приговорил милиционеров к трем с половиной и трем годам лишения свободы с отсрочкой приговора на три года. Апелляционный суд Ровенской области оставил приговор без изменения. Обоих милиционеров уволили из органов внутренних дел только после вынесения приговора. Милиционеры должны выплатить потерпевшему 10 тысяч гривен.

По словам бабушки, Сашу комиссовали как непригодного к воинской службе. На работу он тоже не может устроиться. У него часто кружится голова. Врачи считают, что это последствия ЧМТ и сотрясения мозга, предлагают оформить инвалидность.

(„Факты“, №219, 26 листопада 2002 р.)

1.5. Правоохоронні органи

По словам начальника УМВД Херсонщины Анатолия Науменко, только в нынешнем году из органов правопорядка Херсонской обдасти „по негативным основаниям“ уволили 29 сотрудников, которые опозорили милицейскую репутацию.

(„Вгору“, Херсон, №4, 25 жовтня 2002 р.)




1.6. Система виконання покарань


Пенитенциарное ведомство бывшего СССР разместило в Херсоне и окрестностях сразу три „зоны“ для лечения больных туберкулезом осужденных (четвертая — в соседнем Снегиревском районе Николаевщины).

„Из 286 человек, умерших у нас в этом году от туберкулеза, 65 были осужденными. За этот же период минувшего года туберкулез отправил в мир иной еще 131 арестанта“, — комментирует первый заместитель начальника Херсонского облздрава Михаил Брагар.

Многие херсонские медики убеждены, что именно вчерашние зэки спровоцировали „расползание“ гибельного недуга по Херсонщине и сопредельным регионам. По темпам его распространения регион удерживает лидирующие позиции в Украине.

(„Вгору“, Херсон, №4, 25 жовтня 2002 р.)


***

Среди самых „опасных“ областей по туберкулезу, сообщила главный госсанврач Украины Ольга Бобылева, Харьковская, Днепропетровская, Херсонская, Николаевская, Луганская. И этому есть объяснение: здесь расположено большинство зон для заключенных, где находится 11 тысяч чахоточных. Тюрьмы стали рассадниками палочки Коха. А ее инкубаторы — следственные изоляторы, где содержится 3 тысячи больных. Многие из них умирают, не дождавшись приговора.

(„Вгору“, Херсон, №8, 21 листопада 2002 р.)




1.7. Армія


Только этой весной в Херсонской области военные „потеряли“ 45% потенциальных солдат-срочников в связи с их состоянием здоровья. Более того, от 17 до 30% юношей непригодны для службы в мирное время и ограниченно пригодные в военное. Основные заболевания, по которым „выбраковывают“ призывников — сколиоз, плоскостопие и вегето-сосудистая дистония.

(„В гору“, Херсон, №4, 25 жовтня 2002 р.)


***

За 12 месяцев минувшего года в войсках и воинских формированиях зафиксировано более одной тысячи случаев неуставных взаимоотношений. Расследование уголовных дел по таким фактам заставляет прокуроров сделать вывод о том, что принимаемые командованием меры по укреплению дисциплины, как правило, носят запоздалый характер и малоэффективны.

Всего за 2001 год погибли в армии 148 человек. Из них 54 покончили жизнь самоубийством. В этом же году военной прокуратурой было выявлено 3915 нарушений законных прав военнослужащих: 23 из них — нарушения политических прав и свобод, 2455 — нарушения прав на охрану здоровья и социальную защиту, 530 — нарушения жилищных прав, 592 — нарушения положений трудового законодательства. За 8 месяцев 2002 года в армии погибли 90 военнослужащих, из них 29 офицеров, 26 прапорщиков, 7 контрактников, 28 солдат срочной службы. 71% погибли не во время исполнения своих служебных обязанностей. 23 военнослужащих покончили жизнь самоубийством.

(„Свобода“, №44, 3-9 грудня 2002 р.)


***

По словам министра обороны Владимира Шкидченко, только в этом году 29 военнослужащих покончили жизнь самоубийством. Среди них 13 рядовых срочной службы, 5 офицеров и 9 прапорщиков.

(„Факты“, №225, 4 грудня 2002 р.)




Огляд публікацій української преси за темою „Свобода висловлювань“ (22 листопада-13 грудня 2002 р.)

СВОБОДА ВИСЛОВЛЮВАНЬ


2.1. Політична цензура


Согласно данным социологического опроса, проведенного УЦЭПИ 12-16 ноября, 64,7% опрошенных журналистов (из 727) признают существование политической цензуры в Украине. Еще 21,5% считают, что цензура „скорее существует“. 6,1% склоняется к мысли, что ее „скорее не существует“. 3,1% опрошенных утверждают, что „политической цензуры в Украине не существует“. 4,6% респондентов не определились с ответом.

Таким образом, около 90% журналистов убеждены в существовании политической цензуры. В то же время 58,5% заявляют, что они не боролись с проявлениями политической цензуры. Одновременно 41,5% работников СМИ утверждают, что они старались бороться с ней.

61,6% украинских журналистов лично сталкивались с проявлениями политической цензуры, 38,4% — не сталкивались. 57,3% из тех, кто лично сталкивался с проявлениями политической цензуры, наиболее распространенной ее формой считают „самоцензуру журналистов, вызванную опасением отрицательных последствий публикации тех или иных материалов“. 54,8% сталкивались с такой формой политической цензуры, как „изъятие редактором нежелательных с политической точки зрения фрагментов из авторского материала, редактирование, которое существенно изменяет его политические акценты“. „Проведение руководством „разъяснительных бесед“ с журналистами, в которых высказывается пожелание относительно необходимого характера освещения тех или иных политических событий, деятельности государственных и политических лиц“ отметили 54,5% опрошенных. „Прямое указание руководителю СМИ или журналисту из государственного органа“ — 50,8% респондентов, „получение прямого указания руководства относительно необходимого характера освещения тех или иных политических событий“ — 47,6%. „Отказ в публикации подготовленного журналистом материала из-за его политических аспектов“ назвали 27,7% участников опроса. „Представление журналистам списка нежелательных для упоминания или цитирования лиц (политиков, экспертов и т.п.) — 24,7%. „Распространение в редакциях СМИ анонимных инструкций, в которых приводится перечень событий и лиц, нежелательных для освещения, инструкций относительно характера комментариев о политических событиях“ указали 8,4%. С другими формами политической цензуры столкнулись 5,1% респондентов.

(„День“, №223, 4 грудня 2002 р.)




2.2. Утиски і переслідування з політичних мотивів


Редактору газеты „Точка зрения“ (Кривой Рог) Наталье Сокуренко предложили за 800 долларов США негативно описать начальника Дзержинской милиции Игоря Николаевича Караученко и опровергнуть открытое письмо милицейских жен г. Кривой Рог на имя народного депутата Украины Григория Омельченко, которое было опубликовано в сентябрьском номере „Точки зрения“. Серьезного значения предложению Н. Сокуренко не придала, а зря... На следующий день одна за другой по телефону стали следовать угрозы физической расправы и убийства от неизвестных лиц. Требования всех телефонных анонимов сводились к одному — опровержение письма милицейских жен.

Наталья Сокуренко:


„С просьбой привлечь к уголовной ответственности лиц, которые угрожали мне насилием, я обратилась в милицию не как частное лицо, а как редактор правозащитной газеты, помощник-консультант народного депутата Украины Григория Омельченко. Однако телефонные угрозы в мой адрес не прекращаются и до сего дня. Один из вычисленных милицией, Чуковский В.В., предъявил в суд исковое заявление на редактора газеты, оценив свои моральные страдания в 20 тысяч гривен. Он, оказывается, по-хорошему просил дать опровержение. Начальник г-на Чуковского, некий бизнесмен Дешин Е.К., свои моральные страдания, нанесенные ему публикацией письма милицейских жен, оценил в 100 тысяч гривен. Деньги он хочет получить не с авторов письма, а с редактора газеты. Оба иска сегодня приняты к рассмотрению Дзержинским местным судом г. Кривой Рог. К слову, физической расправой сегодня угрожают не только редактору газеты, но и тем лицам, которые стали невольными свидетелями подобных угроз...“.

(„Точка зрения“, Кривий Ріг, №10, жовтень 2002 р.)


***

Своими методами отстаивают собственные интересы и сотрудники общественно-политической газеты „Панорама Севастополя“, которые объявили о прекращении выпуска издания с 9 декабря. Как сказано в тексте распространенного заявления. „мы объявляем забастовку до тех пор, пока нашим учредителем — Севастопольской городской организацией Всеукраинского объединения демократических сил „Злагода“ не будут выполнены уставные обязательства“. Сотрудники газеты, в частности, отмечают отсутствие средств на выпуск номеров и задолженность по зарплате сотрудникам, которая продолжает увеличиваться. Авторы заявления требуют запретить вмешательство управления по делам прессы и информации Севастополя и лично А. Скрипниченко в работу редакции.

(„День“, №227, 10 грудня 2002 р.)


***

Первая пресс-конференция Василия Присяжнюка в качестве заместителя генерального прокурора Украины и прокурора Киева началась со скандала. Уже во второй раз в Генеральную прокуратуру не был допущен представитель интернет-издания „Украинская правда“. И это буквально на следующий день после парламентских слушаний о свободе слова и цензуре, во время которых генеральный прокурор Святослав Пискун заявил, что журналисты могут обращаться в высшее надзорное ведомство с заявлениями о фактах препятствования осуществлению их профессиональной деятельности. После этого более 10-ти журналистов ведущих электронных и печатных СМИ (телеканалов ԩ+1“, УТ-1, Нового канала, газеты „Факты“ и других изданий) в знак солидарности с коллегами покинули зал Генеральной прокуратуры.

(„Факты“, №227, 6 грудня 2002 р.)


***

Как стало известно, 6 декабря редакция „Украинской правды“ обратилась в Печерскую прокуратуру Киева с просьбой возбудить уголовное дело по факту нарушения пресс-службой Генеральной прокуратуры статьи 171 УПК Украины — „нарушение права граждан Украины на получение информации“.

(„Сегодня“, №277, 7 грудня 2002 р.)



2.3. Злочини проти журналістів


По факту исчезновения донецкого журналиста Александра Панича возбуждено уголовное дело по ст.115 УК Украины — „умышленное убийство“. Расследование ведет прокуратура Донецка.

А. Панич работал в еженедельнике „Донецкие новости“ менеджером по продаже, затем начал писать материалы на экономические и медицинские темы. В последний раз он появился на работе 28 октября. Панич попросил несколько выходных дней, объяснив это личными обстоятельствами. А 2 декабря супруга журналиста заявила в милицию о его исчезновении. Как рассказал на пресс-конференции 11 декабря прокурор Донецка Александр Ольмезов, следствие отрабатывает три версии: профессиональная деятельность, продажа им квартиры и то, что Панича „посещали лица, связанные с употреблением наркотиков“. Наиболее вероятны, по мнению прокурора, последние две версии. В прошлом месяце Александр Панич продал квартиру, а приблизительно 16 ноября должен был встретиться с покупателями для окончательного расчета. По данным следствия, деньги за квартиру журналист получил полностью и сразу пропал. По словам Александра Ольмезова, круг подозреваемых уже определен, и сейчас их разыскивают за пределами области и даже в России. В квартире журналиста обнаружен ковер с бурыми пятнами, похожими на кровь, однако окончательный вывод за экспертами. Главный редактор газеты „Донецкие новости“ Римма Филь заявила, что угроз в свой адрес после публикаций А. Панич не получал, и попросила коллег не связывать его исчезновение с профессиональной деятельностью. Газета намерена провести свое журналистское расследование.

(„Голос Украины“, №237, 13 грудня 2002 р.)


***

Генеральная прокуратура решила провести экспертизу тела Юрия Вередюка, который обвинялся в убийстве Игоря Александрова, однако скончался после того, как был оправдан Донецким апелляционным судом. Верховный Суд Украины отменил этот приговор и направил дело на новое расследование. Несмотря на смерть обвиняемого. уголовное дело продолжает расследовать Донецкая облпрокуратура.

(„Факты“, №226, 5 грудня 2002 р.)




2.4. Судові процеси


Голова Податкової адміністрації пан Азаров запевняє, що вже два роки як не одержував жодної скарги на свавілля своїх підлеглих щодо засобів масової інформації.

Володимир Бойко, журналіст (Донецьк):


„Нагадаю фабулу. Автор, працюючи в донецькій газеті „Салон“, на завдання редактора відділу підготував публікацію про те, як начальник податкової міліції Київського району Донецька В. Папаїка, дитятко голови ДПА в Донецькій області О. Папаїки, примудрився за 20% вартості продати промислове устаткування, що перебувало в податковій заставі. Оскільки за день до вміщення статті про це довідався Папаїка-старший, публікація так і не вийшла, а найближчого робочого дня в редакцію прийшли його підлеглі з наручниками та задля профілактики відправили мою скромну персону в буцегарню. Через два дні у справу втрутився суддя Якубенко, який за територіальністю до цієї справи не мав жодного відношення. Розглянувши мою скаргу на незаконне затримання, цей носій правосуддя постановив строк затримання продовжити ще на вісім діб на тій підставі, що йому невідомо, чи є моє затримання законним, доручивши податківцям самотужки перевірити правомірність своїх дій. Так от, хоча згодом апеляційний суд Донецької області ухвалив, що затримання є незаконним, ця унікальна постанова судді Якубенка досі не скасована, а моя апеляція на неї не розглядається з липня поточного року...

Не розглядаються в Куйбишевському суді мої скарги на постанови прокуратури району про відмову в порушенні кримінальних справ проти податкових міліціонерів, що здійснили на мене напад у березні цього року та проводили відносно мене незаконні оперативно-розшукові заходи після того, як спочатку в „Обкомі“, а потім на сайті „Україна кримінальна“ вийшли мої публікації про підприємця Ополєва, якого податківці кинули за грати за фальшивою постановою про порушення проти нього кримінальної справи...

Протоколи обшуку, проведеного податковими міліціонерами в квартирі автора цих рядків, справді колоритні. Так, у мене вдома в результаті обшуку було вилучено вісім документів як речовий доказ моєї злочинної діяльності. Більше нічого (за винятком комп’ютера, який податківцям довелося все-таки згодом повернути) не вилучалося. Вилучені папери є клопотаннями та іншими процесуальними документами, наданими в суд у справах, порушених проти кількох податкових інспекцій області, де я за дорученням „Громадського контролю“ та фінансованого Агентством реконструкції та розвитку США проекту „Партнерство за прозоре суспільство“ представляв інтереси громадян, потерпілих від свавілля податківців. Між іншим, і дотепер ті документи мені не повернуті, навіть у копіях, хоча закон — ст.80, ч.2 КПК України — передбачає, що копії вилучених документів видаються на першу ж вимогу зацікавленої особи. І суддя Ворошилівського райсуду м. Донецька Бухтіярова, до речі, яка розглянула мою скаргу, у поверненні документів відмовила. Підстава — „оснований не установлено“.

(„Свобода“, №43, 26 листопада-2грудня 2002 р.)


***

Зараз у Шевченківському суді столиці розглядаються аж три позови журналістів інтернет-видання „Обком“ до голови ДПА Азарова та його податкового війська. Позови заявлено через те, що 19 лютого 2002 року до редакції видання „помилково“ увірвалися податкові міліціонери, „випадково“ провели обшук, вилучили всі знайдені папери та гроші співробітників, винесли техніку, заламали людям руки в наручниках та й доставили під вартою у податкову міліцію ДПА в м. Києві. Протягом кількох годин люди в погонах знущалися над журналістами, перед тим відібравши мобільні телефони і не давши можливості викликати адвокатів. А все через те, що в „Обкомі“ було вміщено кілька статей, де йшлося про бурхливий бізнес сина пана Азарова та оповідалося про чесноти начальника слідчого управління ДПАУ пана Піскуна. Так от, до сьогоднішнього дня ані документи, ані техніка не повернуті, видання вже дев’ять місяців не працює. Ба більше, кілька разів пан Азаров навіть виступав на прес-конференціях, де розповідав, що документи та техніку він все одно журналістам не віддасть, бо комп’ютери ті йому самому потрібні — начебто в одному з них виявлено порнокліп...

Урешті-решт систематична податкова брехня журналістам набридла, й вони подали позов до ДПАУ про захист честі і гідності, запропонувавши головному митареві вибачитися. Справу порушено ще в березні, а перше засідання суду відбулося тільки в жовтні попри те, що законом відведено максимум 20 днів на розгляд цивільних справ. Між іншим, на початку вересня співробітники „Обкому“ подали скаргу до столичного управління юстиції на суддівську тяганину, але відповіді й досі немає. Наступне засідання відбудеться в Шевченківському райсуді 11 грудня. 26 листопада почнеться розгляд справи в Шевченківському райсуді за позовом до управління податкової міліції співробітників „Обкому“ Сергія Сухобока та Олександра Слєпушкіна про відшкодування моральної шкоди, заподіяної незаконним приводом із застосуванням наручників. За півроку в справі не було ще жодного засідання.

(„Свобода“, №43, 26 листопада-2грудня 2002 р.)


***

5 ноября с.г. прокуратура Печерского района г. Киева отказала заместителю редактора интернет-издания „Обком“ Сергею Сухобоку в возбуждении уголовного дела против работников уголовной милиции. По мнению журналиста, оперуполномоченные налоговой милиции при проведении обыска в редакции издания 19 февраля с.г. нарушили пять статей УК Украины. В частности, речь идет о нарушении тайны корреспонденции, препятствовании законной профессиональной деятельности журналистов, хищении редакционного имущества, превышении полномочий и незаконном задержании. Как указано в постановлении прокуратуры Печерского района г. Киева от 25 октября с.г., проверка, проведенная по заявлению Сергея Сухобока, не установила признаков преступления в действиях работников налоговой милиции ни по одной из упомянутых статей УК.

(„Юридическая практика“, №46, 12 листопада 2002 р.)


***

На минувшей неделе в Сосновском райсуде Черкасс продолжилось слушание дела по обвинению главного редактора газеты „Свобода“ Олега Ляшко в сопротивлении работникам милиции при проведении обыска в типографии МП „Республика“ 24 марта текущего года.

Главная сенсация процесса случилась, когда суд приступил к исследованию материалов дела. То есть не дела, а всего лишь материалов, так как выяснилось, что уголовного дела против Олега Ляшко... никто не возбуждал. По крайней мере постановления о таковом не обнаружилось. Следователь Иван Бабенко просто выделил отдельные материалы уголовного дела по факту злоупотреблений должностных лиц издательства МП „Республика“, касающиеся событий в типографии во время обыска, присвоил им номер, и эти материалы считаются как бы уголовным делом, на основании которого журналиста и отдали под суд. „Это нонсенс, — заявил по этому поводу адвокат Богдан Ференц. — Есть материалы, которые называются уголовным делом, но постановления о возбуждении уголовного дела нет. Между тем даже предъявлять обвинения без возбуждения уголовного дела недопустимо“.

По мнению наблюдателей, судья Алла Чечот оказалась в затруднительном положении. Прежде всего, ей предстоит и далее судить человека, против которого „забыли“ возбудить уголовное дело. Кроме того, всем (включая, конечно, и прокуратуру с милицией) совершенно ясен политический и заказной характер действа. Стоит напомнить, что прокуратура до сих пор ни на шаг не продвинулась в расследовании дела о бандитском нападении на машину МП „Республика“ и уничтожении тиража „Свободы“. Сотрудники прокуратуры также не могут объяснить, какие же конкретно „злоупотребления“ вменяются в вину должностным лицам издательства, печатавшего в марте оппозиционную газету.

Следующее заседание состоится, скорее всего, 9 декабря.

(„Свобода“, №44, 3-9 грудня 2002 р.)


Див. також — „Свобода“, №42, 19-25 листопада 2002 р.

***

Апелляционный суд Крыма отменил решение местного суда Центрального района Симферополя об аресте главного редактора газеты „Евпаторийская неделя“ Владимира Лутьева, заменив ему меру пресечения на подписку о невыезде.

(„Факты“, №225, 4 грудня 2002 р.)


***

Местный суд Ялты 3 декабря рассмотрел гражданское дело по жалобе главного редактора газеты „Алубика“ (г. Алупка) Рагима Гумбатова о неправомерных действиях должностных лиц и полностью удовлетворил требования журналиста. Р. Гумбатов обжаловал отказ Алупкинского горсовета предоставить информацию газете и отказ в аккредитации журналиста при горсовете. Своим решением суд обязал председателя Алупкинского горсовета предоставить журналисту Рагиму Гумбатову необходимую информацию, а также аккредитовать его при горсовете.

(„Сегодня“, №277, 7 грудня 2002 р.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори