пошук  
версія для друку
08.04.2004

«Пригода» громадянина Молдови

   

Из письма 27-летнего гражданина Молдовы Владимира Якимова:
«28 марта 2003 г. я находился в селе Петровка Белгород-Днестровского района Одесской области, где у меня есть унаследованный от дедушки дом. В 12 часов дня ко мне пришли трое милиционеров, один из них — сельский участковый, которые потребовали, чтобы я поехал с ними в Староказацкий РОВД.

По прибытии в милицию меня завели в первый справа кабинет на первом этаже. Двое из тех, кто меня привел, — участковый и младший лейтенант — стали допрашивать меня. Младший лейтенант сообщил, что произошла кража в гараже сельсовета, который граничит с моим огородом, и потребовал поминутно сообщить о том, что я делал 27 марта с 17 до 19 часов. Я сообщил, что до 18 часов находился на огороде, а затем управлялся по хозяйству во дворе дома. Этот ответ милиционера не удовлетворил, и он ударил меня кулаком в живот, угрожая, что посадит в тюрьму, где меня изнасилуют. Затем он несколько раз ударил меня дубинкой по почкам, отчего я потерял сознание. Младший лейтенант требовал выдать украденные вещи, а когда я отказался это сделать, поскольку кражи не совершал, ударил меня кулаком в шею, повалил на пол, дубинкой нанес удары по почкам, затем стал бить головой об пол. Потом он поднял меня, приковал наручниками к трубе и стал бить дубинкой по животу, ребрам и кулаками по голове. Я младшему лейтенанту говорил правду, что я не знаю, кем и какие вещи украдены. Затем в кабинет зашел еще один милиционер, младший лейтенант сказал ему, что вот этот не хочет говорить правду, тогда пришедший милиционер рассказал мне, что один такой тоже не хотел взять кражу на себя, так он ботинком его так ударил, что тот раскололся. Слава Богу, что его вызвали по телефону, и он ушел. Младший лейтенант продолжал требовать взять вину на себя, а затем он и участковый уехали ко мне домой, а в кабинет зашел третий милиционер, который доставлял меня из Петровки.

Он вывел меня из кабинета и наручниками закрепил к решетке входной двери. Проходящим мимо людям объяснял, что это из Петровки, который пойман на краже. Затем он завел меня назад в кабинет и спросил: «Ты гражданин Молдовы?». Я ответил, что да. Тогда он сказал, что будет разбираться «по-молдавски», сковал наручниками руки сзади, взял швабру, вставил ее между рук и стал их выкручивать. От боли я кричал, а он бил меня кулаками по позвоночнику. Затем подъехали младший лейтенант и участковый, и он отпустил меня. Младший лейтенант сказал, что в доме ничего не нашли, вывел меня в коридор и ударил головой об стенку. Затем он снова завел меня в кабинет и стал требовать, чтобы я написал записку маме о том, чтобы она отдала якобы украденные мною деньги. Я отказался писать такую записку. Тогда он потребовал, чтобы в течение двух недель я нашел того, кто совершил кражу, и этим облегчу себе участь. После этого меня отвезли домой. В этот же день мне пришлось вызвать медсестру, так как были сильные головные боли и кровотечение. Она сделала два укола и прописала лекарства, порекомендовала обратиться к хирургу. Но я не мог этого сделать, так как мне и маме было запрещено выходить со двора в течение двух недель. На третий день к нам домой пришел младший лейтенант, который меня избивал. Он поинтересовался моим здоровьем, пообещал привезти своего врача, только чтобы я никому ничего не говорил, сообщил, что с меня сняты подозрения, поэтому мне никуда не надо обращаться.

Так как мое состояние ухудшилось, то мама 1 апреля обратилась в прокуратуру Белгород-Днестровского. А 8 апреля к нам домой вновь приехал младший лейтенант, он потянул меня в сельсовет и угрожал посадить.
Состояние мое не улучшалось, и я вынужден был поехать в Молдову к своим родственникам, обратился в больницу, где прошел лечение и обследование. В Центре судебной медицины у меня обнаружили ушиб правой почки и тяжелую черепно-мозговую травму. 9 апреля я обратился к Президенту Украины, Генеральному прокурору и министру внутренних дел, но вместо них мне ответили из Белгород-Днестровской межрайонной прокуратуры и управления МВД в Одесской области, что в действиях сотрудников милиции никаких нарушений действующего законодательства не обнаружили. А кто же мне вернет здоровье и нормальное душевное равновесие? Кто ответит за пытки, которые я перенес?».

(«Свобода», №28, 15-21 липня 2003 р.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори