пошук  
версія для друку
09.04.2004

Наталья Кружилина. Бизнес по-милицейски (Черкаська область)

   

Историям о садистских методах ведения следствия и дознания в застенках наших правоохранительных органов — несть числа. И хотя каждый из очередных министров-силовиков не устает повторять, что уж он-то наведет в своем ведомстве порядок, случаи, когда за превышение полномочий да злоупотребление властью виновные несут заслуженное наказание, можно пока пересчитать по пальцам...

Рецепт от ментов: как стать инвалидом...

Погожим июльским днем, вернувшись с покоса, жители Звенигородки, отец и сын Левицкие, с порога услышали от близких новость — утром заходил участковый Бугаенко и оставил повестку с требованием срочно зайти в РОВД. Как ни ломали они голову, зачем понадобились милиции, так ничего и не придумали. Но делать нечего — надо идти.

Уже на месте участковый с напарником, опером из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Василием Зозулей, сразу заявили пришедшим, что обвиняются Петр и Александр Левицкие в серьезном преступлении — избиении местного жителя, некоего Галая. Мол, четыре дня назад они напали на него и зверски поколотили.

“Да Боже упаси! Нам вообще некогда где-то гулять — еле хватает времени с хозяйством управляться”, — изумились отец и сын возведенной напраслине.

Но стражи порядка были непреклонны — Галай показал на вас, и все тут. Однако Левицкого-старшего решили все же отпустить с миром и уже серьезно обработать Александра — может, он сам-то и расколется...

Во дворе РОВД завели парня в дальний угол, отгороженный от посторонних перегородкой, и принялись допытываться: мол, признайся, что ты побил Галая. Парень, понятное дело, все отрицал. И тогда менты решили слегка постращать несговорчивого хлопца: туго стянули ему руки наручниками, завели их за колени и просунули туда палку. На милицейском сленге это называется “слоником”. После чего и подвесили жертву между брусьями. А чтобы окружающим не слышно было криков, натянули на “подследственного” противогаз и постепенно стали прикручивать клапан. Когда же парень начинал биться в судорогах — поливали его водой, приводя в чувство. Затем все начиналось сначала. Так повторялось раз пятнадцать. Когда и после этого уже полуживой парень отказался подписывать добровольное признание, менты наконец сообразили, что ничего не смогут от него добиться... Сняв парня с “вертела”, отправили его в камеру, где сокамерники и оказали ему первую помощь.

На следующий день родителям едва удалось освободить сына из тисков РОВД — держать его бравым правоохранителям больше не было резона. Но радость освобождения была преждевременной — в больнице врачи сообщили, что у Александра передавлены нервные окончания, и руки теперь долго не смогут работать. Через несколько недель его выписали, но пальцы у парня до сих пор так и не заработали...

Тут-то и начинается самое интересное. Против ментов Звенигородская прокуратура возбудила уголовное дело. Но милицейское руководство изо всех сил до сих пор старается выгородить садистов. Мол, в их управлении это самые покладистые и смирные сотрудники. И вовсе они никого не истязали, а драка у парня произошла с тем самым Галаем. И следы у него на руках вовсе не от наручников, а от проволоки, с помощью которой его обидчик связывал ему руки и таскал по полю. Правда, заключение медэксперта было однозначным — следы на руках именно от милицейских “браслетов”...

Между тем правоохранители любым способом старались избежать ответственности. Дошло до того, что Зозуля прямо из больницы забрал амбулаторную карточку Левицкого. Однако, несмотря на уловки, следствие подошло к завершению, и дело уже направлено в Катеринопольский суд. Правда, с правосудием и тут загвоздка — председатель суда состоит в родственных связях с одним из обвиняемых. О какой объективности местной Фемиды можно вести речь в таком случае — понятно любому. И как ни пытается потерпевшая сторона дать отвод суду — дело неизменно направляется к родственнику обвиняемого...

В городе же над истцом откровенно посмеиваются, хорошо зная местные нравы: мол, все равно дело закончится или оправдательным приговором, или минимальными сроками. По словам же самих Левицких, с недавнего времени их жизнь превратилась в настоящий кошмар. Мало того, что сын стал инвалидом и родители по очереди даже шнурки на ботинках ему завязывают, так еще им постоянно угрожают. Если, дескать, не угомонитесь, всякое может случиться: машина невзначай наедет или другой какой несчастный случай произойдет. Ко всему родственники ментов-садистов еще и откровенно посмеиваются над несчастным: мол, благодаря им он теперь инвалидность имеет, 70 грн. ежемесячно на руки получает, так что благодарить должен, а не жаловаться...

Немало удивляет в этой дикой истории и то, что оба стража порядка так и продолжают нести службу — один в Звенигородском РОВД, а второй — в Катеринопольском. “Уволить их мы можем только по решению суда, — заявил корреспонденту “ВВ” начштаба Звенигородского РОВД, — пусть хоть десять раз они обвиняются в превышении полномочий”...

Я убил Ленина...

Аналогичная история произошла и в Приднепровском районе Черкасс. Там сотрудники РОВД зарабатывали себе на хлеб тем, что задерживали детей богатых родителей и заставляли их признаваться в каком-нибудь преступлении (благо “висяков” всегда хватало). А затем за кругленькую сумму готовы были закрыть дело.

Сколько таких “операций” провернули “правоохоронці” — пока неведомо. Но не так давно хорошо отлаженная “бизнесовая” схема дала осечку. А прокололись менты, решив заработать на сыне директора местного завода “Азот” Александре Воловикове. Средь белого дня подъехали они к дому, где жил парень, затащили его в машину и уже в отделе обвинили в краже какой-то золотой цепочки. Через три часа кропотливой “обработки” подросток сознался во всем.

После этого, по словам матери Александра Ларисы Григорьевны, ей позвонили домой и сказали: коль хочет она получить сына назад целым и невредимым, то пусть срочно несет 500 долларов...

Перепуганная женщина собрала нужную сумму и со всех ног кинулась в милицию. Там-то в одном из кабинетов и состоялся обмен. Сотрудник милиции молча указал ей место, куда она должна положить деньги, и тут же вышел. После чего парня и отпустили — избитого и истерзанного. Когда же отец спросил, почему он поставил свою подпись в протоколе, если ни в чем не виноват, Александр ответил: мол, после того, что с ним проделывали садисты в форме, он готов был сознаться в чем угодно, лишь бы не мучили. Даже в убийстве Ленина...

Дело против ментов было возбуждено, и Приднепровская прокуратура после множества проволочек на днях должна передать его в суд. Однако чем закончится эта история, остается лишь догадываться...

(«Факты», 6 февраля 2004 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори