пошук  
версія для друку
09.10.2004 | Валерия Чепурко "Сегодня"
джерело:
(“Сегодня”, №156, 15.07.2004)

Два года под следствием при наличии алиби. Обвиненного в убийстве парня, о котором писала "Сегодня", суд еще не оправдал, но уже выпустил на свободу

   

Год назад мы рассказывали о судьбе Руслана Шишковского, которая достаточно наглядно демонстрирует эффективность действующей в Украине презумпции невиновности. Этот случай можно назвать своего рода уникальным: когда адвокатам удалось выяснить, что у обвиняемого есть алиби, дату преступления попросту... перенесли. Ситуация была настолько парадоксальной, а свидетельские показания настолько противоречивыми, что из прокуратуры уволился следователь, которому поручили вести уголовное дело. Сегодня Руслан на свободе. Не потому, что с него сняли подозрения, а потому, что заключение в СИЗО подточило его здоровье. Тот, кто знаком с нашей правовой системой, хорошо знает, что будь суд абсолютно уверен в вине Шишковского, ему не обрести бы свободу. Это пока маленькая, но все же победа.

Вышел на пару минут и не вернулся

Злоключениям Шишковского предшествовала трагедия, о которой Руслан, как утверждает он сам, не знал вплоть до того, как на его руках защелкнулись наручники. Это случилось 29 августа 2002 года. А двумя неделями ранее, 14 числа того же месяца, в Затокское отделение Белгород-Днестровского отделения внутренних дел (Одесская область) поступило сообщение об исчезновении 37-летнего гражданина Польши Лешека Бендеша. Звонил его соотечественник Ричард Виатр, вместе с которым Лешек отдыхал в частном секторе курортного поселка. Прогуливаясь по разморенным от зноя улочкам, вечером 13 августа, приятели случайно познакомились с Анжеликой Куприян, которая отдыхала здесь же, приехав из Беларуси. Ричард обратился к симпатичной незнакомке с малозначащей фразой по-русски, но молодая женщина сразу уловила польский акцент, поскольку она отлично знала этот язык и даже преподавала его в гимназии. Обрадованные таким совпадением, курортники решили поужинать втроем на летней площадке кафе "Прохлада".

Летние вечера беспечны, приятны беседы ни о чем. Когда за полночь официант предложил компании шампанского, все с удовольствием согласились. Официант так поспешил выполнять заказ, что забыл узнать у клиентов, какой сорт они предпочитают. Джентльмены, как и положено, осведомились об этом у дамы, и Ричард удалился в глубь кафе, чтобы дать точные рекомендации. Галантно извинившись перед Анжеликой, Лешек направился в сторону туалета, оставив на столике сигареты и зажигалку. Не было никаких сомнений, что через пару минут он вернется.

— Это было примерно в 1.15 — 1.30 ночи 14 августа, — будет вспоминать потом Анжелика. — Прошел час, а Лешека все не было.

Ричард был очень взволнован пропажей друга, но прежде всего проводил Анжелику до дома. Они договорились дождаться рассвета, а что-то предпринимать. Утром встретились в ночь, и женщина с тревогой узнала, что Лешек исчез, будто в воду канул.

— Мы еще решили потерпеть до обеда. В обед Ричард сообщил, что звонил в милицию утром, но ему ответили, что нужно ожидать три дня. Я посоветовала официально оформить заявление и зарегистрировать его в дежурной части, В следующий раз мы встретились после 22.00. Ричард очень переживал, говорил, что обращался в милицию еще раз, но ему снова сообщили то же самое: ждите три дня.

Анжелика Куприян уехала из Затоки днем 15 августа. А 18 августа 2002 года в канале между двумя базами отдыха обнаружили тело Лешека Бендеша. Тут уж к заявлению Ричарда отнеслись со всей серьезность, кое-какие факты свидетельствую, что его даже "примеряли" на подозреваемого, но безуспешно.

Как обычно бывает в таких случаях, прежде всего милиция стала отрабатывать ранее судимых. Под "раздачу" попали шестеро человек, среди которых был и Руслан Шишковский. (Никто не скрывает, что он отсидел свое за кражу, но ведь это не означает и то, что молодой парень всю жизнь должен ходить с клеймом уголовника. У него была работа, мама, о которой он заботился, любимая девушка, словом, заново налаженная жизнь). Пятеро задержанных признались, что в ночь с 13-го на 14-е августа жестоко избили незнакомого мужчину на почве "внезапно возникших неприязненных отношений". Упорствовал только один Руслан Шишковский. В Затоке он отдыхал со своей невестой и утверждал, что в ночь, когда убивали несчастно Лешека, ехал в автобусе, следующем до Черновцов.

- Когда мать Руслана обратилась к нам с просьбой оказать правовую помощь, - рассказывает адвокат Вадим Попович, - мы с коллегой прежде всего стали выяснять, есть ли у него алиби. Оказалось, да. Шишковский уехал из Затоки днем 13 августа, а около восьми вечера сел в Одессе на автобус, следующий до его родных Черновцов. Как минимум восемь человек подтвердили нам, что видели его салоне. Допуская элемент предвзятости - как-никак земляки - мы показали фотографию Руслана двум водителям рейса. Они однозначно опознали пассажира и то же самое подтвердили позже в беседе с работниками прокуратуры.

Участие остальных задержанных в преступлении тоже было весьма сомнительным. А одного несовершеннолетнего паренька (см. выше: он наравне с другими дал "чистосердечные признательные показания") пришлось потом отпускать на том основании, что бедняга прибыл в Затоку 16 августа. Между тем, убийство иностранца, грозящее скандалом, посчитали раскрытым. Дело против Руслана передали в суд. Потому, что произошла еще одна детективная история.

Следователь подал в отставку

В ночь с 13 на 14 ноября 2002 года Белгород-Днестровскую прокуратуру обокрали. Взломав оконную решетку, неизвестные проникли в кабинет следователя и вытащили из сейфа два уголовных дела. Одно из них касалось убийства Лешека Бендеша. "Уголовки" пришлось восстанавливать, и тут оказалось, что поляка убили не в ночь с 13 на 14 августа, а в ночь с 12 на 13 августа. То есть, в то время, когда Руслан был в Затоке. Проверять его алиби больше не было необходимости. Точка.

— Мы неоднократно ходатайствовали в досудебное следствие о допросе основных свидетелей - Ричарда Виатра и Анжелики Куприян, -- вспоминает Вадим Попович, - но просьбы не удовлетворялись. Пришлось проводить собственное расследование, что оказалось совсем не сложно -- адреса Виатра и Куприян были в уголовном деле. Я лично съездил в Беларусь, чтобы узнать у Анжелики, как все обстояло на самом деле. Она искренне взялась помогать истине. Брат, бывший сотрудник местной милиции, посоветовал, как по всем буквам закона оформить письменное свидетельство и видеозапись показаний Анжелики. Так же оперативно и вежливо откликнулся на наше письмо Ричард Виатр.

Оба письменные свидетельства - из Польши и Беларуси - в точности совпадают: Лешек Бендеш исчез в ночь с 13 на 14 августа.

Когда в прошлом году мы рассказывали эту историю, то связались Алексеем Жорняком, который работал старшим следователем Белгород-Днестровской межрайонной прокуратуры. Он рассказывал, что принял дело об убийстве Лешика Бендеша к производству, когда подозреваемым уже были предъявлены обвинения и избрана мера пресечения. В обвинительном заключении тогда убийство датировалось ночью с 13-го на 14-августа. Опытный юрист сразу обратил внимание на то, что показания подозреваемых ну слишком уж противоречивы. Против юноши, который, как мы уже упоминали прибыл в Затоку 16 августа, уголовное дело прекратили, четверых подозреваемых, давших частичное показания, отпустили на подписку. Под стражей остался один Шишковский.

- Когда рассматривалось ходатайство адвокатов Руслана об изменении ему меры пресечения, я сказал в суде, что имею большие сомнения относительно причастности его к преступлению. Но суд отказал в том, чтобы Шишковского выпустили на подписку. После этого мне пришлось долгое время провести в больнице. Там же и созрело решение подать в отставку, - констатировал Алексей Жорняк.

Волокита

Как правило, после статьей, в которых "Сегодня" берется указывать на просчеты правоохранительной системы, редакция получает хоть какую-то бумажку, имеющую подобие официальной реакции. В данном случае Белгород-Днестровская прокуратура обошла нашу публикацию гробовым молчанием, не пытаясь высказать свою версию или потребовать опровержений, если представленные нами доказательства не имеют подтверждения. Зато у общественности статья получила большой резонанс. В поддержку Руслана, хоть он и не из местных, выступили правозащитные организации Одесской области, несколько народных депутатов. Это случилось, когда уже начались судебные слушания, которым предшествовала длительная волокита.

Адвокаты Шишковского вспоминают, сколько нервов им пришлось вымотать, пока заседания не вошли в обычное русло.

- Мы работаем в Киеве, приезжаем по вызову в Белгород-Днестровский, а дело откладывается, и так по несколько раз, - говорит защитник Шишковского Михаил Колос. - Однажды до смешного дошло. Мы приехали, а нам заявляют, что в суде нет света. У меня как раз разрядился мобильник, я машинально включаю его в розетку - и заряд идет! Хорошо, что я в таких вещах разбираюсь. Нашел рубильник, включил. С этого момента, собственно, заседания начались в обычном режиме. Еще происходили такие непонятные вещи: нам говорят, что свидетели по делу не появляются, а потом мы узнаем, что их просто не вызывали. Потерпевшей по делу признали представительницу местного органа опеки и попечительства. Следователь нам объяснил, что такова практика. Между тем мама Лешика Бендеша жива и через польскую прокуратуру прислала письмо, в котором выражала только одно желание: чтобы был найден настоящий убийца ее сына. Также мы узнали, что следственным управлением Одесской областной прокуратуры, которая вела надзорное производство по делу Шишковского, ставился вопрос перед Белгород-Днестровской прокуратурой о необходимости допросить Анжелику Куприян, но этого тоже не сделали. А ведь Анжелика и Ричард Виатр были главными свидетелями - они последними видели погибшего поляка, знали, когда именно он исчез и доказывали это в своих письмах.

Допустим, адвокаты могут быть предвзяты в своих суждениях. Но объективной оценкой качества проведения следствия наверняка может послужить то, что 14 ноября суд возвратил дело Шишковского на доследование. Защитники и Белгород-Днестровская межрайонная прокуратура отреагировали на это каждый по своему. Адвокаты настаивали в своей жалобе на том, что если вину не сумели доказать, то человек должен быть оправдан и освобожден из-под стражи. А что касается уголовного дела, то его обязательно следует направить на новое расследование, но не затем, чтобы продолжать "рыть" против Шишковского, а чтобы попытаться найти истинных виновников смерти иностранца. Прокуратура же утверждала, что никакого доследования не требует, так как работа уже проведена в полном объеме и кого надо, того и посадили.

26 февраля 2004 года Апелляционный суд Одесской области отменил постановление Белгород-Днестровского городского суда и направил дело на рассмотрение в новом составе суда. Изучение материалов потребовало времени. 15 мая в конце тоннеля забрезжил свет: 19 мая ходатайство адвоката об изменении меры пресечения было удовлетворено. Суд учел и примерное поведение Руслана в следственном изоляторе Измаила, и то, что он имеет постоянное место работы, проживает с матерью и, самое главное, что длительное заключение подорвало его здоровье.

Конечно, окончательный вердикт, виновен Руслан или нет, вынесет не газета, а суд. Мы можем лишь пообещать читателям, что проследим за этой историей до конца и расскажем о финале на наших страницах.

История уголовного дела

14.08.02

Исчез гражданин Польши Лешек Бендеш

18.08.02

Лешек Бендеш найден убитым

29.08.02

Арестован украинец Руслан Шишковский

14.11.02

Из сейфа следователя выкрали уголовные дела

14.11.03

Белгород-Днестровский суд вернул дело на доследование

26.02.04

Апелляционный суд Одесской области отменил предыдущее решение и направил дело на рассмотрение в новом составе суда

19.05.04

Руслана Шишковского выпустили на свободу

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори