пошук  
версія для друку
21.10.2004 | Лариса Ильина

В одесской тюрьме уже три года находится молодой парень Руслан Романенко по обвинению в умышленном убийстве, которого, однако, он не совершал. Признание было вырвано у него незаконными методами, а проще говоря - избиениями со стороны сотрудников Приморского РОВД

   

В настоящее время истинные убийцы найдены, факты применения незаконных методов ведения следствия доказаны, и Генеральная прокуратура направила протест на приговор Романенко. После рассмотрения протеста в судебном заседании невиновного должны освободить прямо из зала суда.

Вернее, должны были бы освободить еще 4 марта. Но...

4 марта судебное заседание не состоялось вообще. Романенко даже не привезли в здание Одесского апелляционного суда. Возможно, этому помешало наличие журналистов из многих одесских СМИ (в том числе, и из четырех телекомпаний), которых пригласил известный одесский правозащитник Николай Розовайкин, принимающий самое активное участие в судьбе невинно осужденного Романенко.

12 марта представитель облпрокуратуры Л.В. Коздоба попросила сделать в судебном заседании перерыв на полтора часа. Когда суд выяснял мнения сторон по этому ходатайству, Романенко сказал: "Я три года ждал освобождения, подожду еще полтора часа". Однако, ожидание всех присутствующих на судебном заседании оказались напрасными - г-жа Коздоба больше не появилась в зале суда, сказавшись больной.

К 15 марта г-жа Коздоба благополучно поправилась. Возможно, этому счастливому обстоятельству помогли телеграммы протеста, направленные правозащитниками на имя Президента Украины и в другие высокие инстанции.

Итак, 15 марта... Романенко опять не был освобожден в зале суда. На каком же основании невиновного человека решили еще "подержать" под арестом. Оказывается, во всем виновата смена руководства в Генпрокуратуре. Дело в том, что предыдущее представление Генпрокуратуры на пересмотр приговора было подписано бывшим замом Генерального прокурора. А, стало быть, новый то ли зам, то ли "сам" проверяет, насколько обосновано это представление.

В общем, опять перенесли судебное заседание. На этот раз - на 24 марта.

И пошли правозащитники опять давать телеграммы в высокие инстанции. Я тоже решила принять участие в таком богоугодном деле. Текст телеграммы на имя Президента Украины прилагается.

Киев Банковая 11 Президенту Украины

В Одесском апелляционном суде открыто блокируется рассмотрение протеста Генпрокуратуры на приговор Романенко тчк судебное заседание в третий раз переносится стараниями представителя облпрокуратуры Коздобы зпт которая ссылается на предписание Генпрокуратуры тчк это дискредитация власти тчк требуем участия 24 марта в судебном процессе лично Генпрокурора Васильева тчк

Зам главного редактора газеты Правое дело Ильина Лариса Михайловна ответ прошу направить в адрес редакции газеты 65014 Одесса а/я 90

("Правое Дело", г Одесса, №28, 2004 г.)

***

Лариса Ильина

Сначала следствие упорно, но настойчиво работало с "делом" и телом подозреваемого, пока тот не дал против себя "признательные" показания.

Затем уважаемый судья В.А. Луняченко трудно, но терпеливо не слышал заявлений подсудимого о том, что признательные показания из него добывали, как бы это помягче - с применением незаконных методов ведения следствия.

Впрочем, как ни странно, не перевелись еще в нашем отечестве и настоящие "менты" - это те, которые ловят настоящих преступников.

Правда, случилось это не скоро, года два Руслан Романенко успел отсидеть за убийство, которого не совершал. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда, тем более - в таком неординарном случае. Нашли таки истинного убийцу. Дело зашло даже так далеко, что было проведено дополнительное расследование, которое установило: дело в отношении Романенко Р.Б. расследовалось с нарушениями требований Уголовно-процессуального Кодекса Украины, расследование проведено необъективно и не в полном объеме. Допрошенный во время расследования по вновь открывшимся обстоятельствам в качестве свидетеля Романенко Р.Б. показал, что в период досудебного следствия работниками милиции к нему применялись методы физического воздействия, вследствие чего он был вынужден взять на себя вину в умышленном убийстве.

На основании результатов расследования заместителем Генерального Прокурора Украины В.Н. Шокиным 18 сентября прошлого года (!) было внесено представление в Апелляционный суд Одесской области об отмене приговора в отношении Романенко Р.Б.

На этой, казалось бы, оптимистической ноте можно было бы ставить точку в деле торжества справедливости украинской законности! Казалось бы... Но на деле оказалось все не так, как казалось.

Неловко как-то получается: уважаемый Одесский суд что же - осудил невиновного?..

Вот тут и начались игры прокурорских и судейских инстанций в "белое-черное".

На первом этапе этих игр представление Генпрокуратуры никак не могло попасть в стадию рассмотрения Апелляционным судом Одесской области. Целых полгода оно целилось в этот суд, но никак не попадало. А Руслан эти полгода "сидел". Но, по всему получается - уже не за убийство. А за что тогда? Интересный вопрос.

Наконец, в марте дело назначили к слушанию. Но, как уже сообщалось (см. ПД №28), судебное заседание переносилось три раза. Так что весь март Руслан Романенко тоже просидел, как вы понимаете, не в санатории.

Но вот 24 марта судебное заседание наконец-то состоялось. Итогом его, ежели по справедливости, должно было стать освобождение невиновного Романенко прямо из зала суда.

А что получилось в действительности? Вы будете смеяться, но... Генпрокуратура отозвала свое представление. Причем, без всякой мотивировки. Ну, как - смешно? Вот и мне не очень. Опять назревает тот же самый интересный вопрос: за что "сидит" невиновный гражданин Украины Р.Б. Романенко

исх. №47 от 29.03.2004 г.

Генеральному Прокурору Украины

Васильеву Г.А.___

01601, Киев-11, МСП, ул. Ризницкая, 13/15

Редакция газеты "Правое Дело"

65014, г. Одесса, а/я 90

Ставлю Вас в известность, что по делу осужденного за умышленное убийство Романенко Руслана Борисовича (уголовное дело №108200100342) Заместителем Генпрокурора Шокиным В.Н. было сделано представление №06-7061-02 от 18.09.2003г. о пересмотре судебного решения в порядке исключительного ведения в связи с вновь открывшимися обстоятельствами (был найден истинный убийца). В представлении, в частности, указано, что дело в отношении Романенко Р.Б. расследовалось с нарушениями требований УПК Украины, расследование проведено необъективно и не в полном объеме, в период досудебного следствия работниками милиции к гр.Романенко Р.Б. применялись методы физического воздействия, вследствие чего он был вынужден взять на себя вину в умышленном убийстве. Допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального законодательства, что существенно повлияло на правильность судебного решения. На основании этого в представлении сделан вывод о том, что имеется достаточно оснований для внесения представления в Апелляционный суд Одесской области об отмене приговора.

Судебное заседание Одесского апелляционного суда по этому делу переносилось три раза ходатайствами представителя Прокуратуры Одесской обл. Коздобы Л.В.

На судебном заседании от 24.03.2004 г. представителем Прокуратуры был оглашен Отзыв упомянутого представления Генеральной Прокуратуры об отмене приговора за подписью первого зам. Генерального Прокурора Украины Кудрявцева. Этот отзыв ничем не мотивирован. Однако, на основании этого отзыва суд прекратил рассмотрение дела о пересмотре приговора.

Защита расценивает этот отзыв, как грубое нарушение норм процессуального права и Конституции Украины. Кроме того, одесские правозащитники усматривают в этом факте признаки коррупционных действий.

В соответствии со ст.29 Закона Украины "О демократическом гражданском контроле над Военной организацией и правоохранительными органами государства" прошу провести служебное расследование по факту немотивированного отзыва упомянутого представления Генпрокуратуры №06-7061-02 от 18.09.2003г. об отмене приговора в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, а также разъяснить, на основании каких нормативных актов Украины гр. Романенко Р.Б., должен продолжать отбывать наказание за преступление, которого не совершал.

Ваш ответ будет опубликован.

Зам. главного редактора Л.М. Ильина

("Правое Дело", г Одесса, №34, 2004 г.)

***

В ПД №№28, 34 была опубликована драматическая история Руслана Романенко, который уже три года "сидит" за убийство, которого не совершал. Государство Украина не спешит освобождать из заключения своего невиновного гражданина, хотя законных оснований для этого уже нет. А что же есть? По всему выходит, что одесский парень должен оставаться в тюрьме, чтобы не выплыла наружу безобразная правда о том, какими методами добывались признания нашими правоохранительными (интересно узнать, что же они охраняют?) органами и каким образом вершится одесское правосудие. А чтобы редакцию ПД не упрекнули в том, что она "чернит" одесскую Фемиду на основании одного исключительного случая, привожу два письма на одну тему, переданные в редакцию газеты правозащитником Николаем Розовайкиным.

“14 октября 2002 г. я, Мельников Роман Олегович, был задержан в квартире в г. Ильичевске вместе с сожительницей К. работниками милиции, которые ворвались в квартиру и занялись беспределом в отношении меня (не пригласив понятых), похитили мои вещи: мобильный телефон Моторола стоимостью 160$, кожаную куртку, золотую цепь с крестом весом около 60 г и деньги - 500 $ и 470 гривень. Потом работники милиции доставили меня в Приморский РОВД г. Одессы, сразу говоря мне: "Ну что, признавайся по-хорошему в убийстве Островской Б.И." Я им объяснял, что я никакое преступление не совершал, ни в чем сознаваться и признаваться я не буду.

Я сразу потребовал, чтоб они сообщили родным о моем месте нахождения и безосновательном задержании, и также потребовал адвоката. Потом меня отвели в камеру при РОВД. Вечером того же дня, 14.10.2002 г., меня вывели из камеры и повели в кабинет по левой стороне ближе к концу коридора.

Я опять спросил у работников милиции, сообщили ли они моим родным о моем задержании, и где мой адвокат. На что они мне ответили: "Сейчас тебе будут родители и такой адвокат, что мало не покажется!"

После этого они перестегнули мне наручники руки назад, стали бить по голове, когда я упал на пол, сильно били по всем частям тела ногами, при этом говоря: "Ну что, будешь дальше из себя героя строить или будешь нам помогать?"

На что я им ответил: "Вы меня с кем-то спутали явно, и если моя помощь заключается в том, чтобы признаться в преступлении, к которому я не имею никакого отношения, то тут помочь я ничем не могу".

Они мне сказали: "Ты, наверное, еще ничего не понял, и это плохо для тебя и твоего здоровья, так как ты его сейчас будешь терять с нашей помощью, и в любом случае ты запоешь и признаешься даже в том, чего не совершал. Неужели ты не слышал, что Приморский райотдел самый жестокий? Так как ты, Рома, сейчас прочувствуешь на своей шкуре!"

Я им говорю: "Ну вы же видите прекрасно и знаете, что я не убивал".

После этого они меня повалили на пол, у одного из них я увидел в руке баллончик и полиэтиленовый кулек, я, конечно же, упирался, но их было трое, которым я просто-напросто не смог противостоять, после этого они одели на мою голову полиэтиленовый кулек и начали пшикать в кулек баллончик, видимо, газовый, после чего я стал очень сильно задыхаться, закашливаться, страшная боль, резанье в глазах, и я практически терял сознание. После этого они еще раз повторили пытку, сняв кулек, сказали: "Ну что, будешь подписывать бумаги, или же подключим к тебе ток, ну чтоб мы этого не делали, ты сейчас подпишешь бумаги, и мы тебя не будем трогать!"

После этого я согласился и подписал все то, что им хотелось, так как у меня было шоковое состояние. Также они меня предупредили: если я у следователя, которому они меня отдадут, буду себя вести плохо, то они меня опять заберут в свой кабинет, если я себя не буду вести, как скажет мне следователь прокуратуры; также они меня предупредили: если я начну что-то мудрить, то они меня пристрелят, мотивируя тем, что я оказал сопротивление властям, и все равно убийство спишут на меня. В общем, я понял, что мне лучше делать все так, как они мне сказали, при этом сохранить себе жизнь.

После этого я в райотделе милиции провел почти трое суток, пару раз меня вывозили в прокуратуру к следователю Драгоеву, где в кабинете сидел какой-то мужчина, и Драгоев сказал: "Вот твой адвокат, и сейчас в его присутствии ты подпишешь бумаги, так как по делу все понятно. Твоя подпись нужна для формальности".

Я у Драгоева поинтересовался: "Сообщили ли вы моим родным, где я и что со мной, так как прошло достаточно много времени".

На что он мне ответил: "У меня сейчас нету времени".

17.10.2002 Драгоев мне сказал: "Сейчас я тебя веду к судье на санкцию, и смотри, чтоб ты вел себя хорошо, потому что ты сам знаешь, что ребята с убойного отдела не шутят, и чтоб мы не возвращались к этому".

После этого Драгоев зашел к судье в кабинет один, и меня где-то через 10 минут в тот же кабинет завели, где Драгоев в моем присутствии сказал: "Мальчик ведет себя хорошо, и для санкции все свои показания он подписал, и все тут понятно!"

Вот так мне дали санкцию на арест и содержание в тюрьме с подписью судьи и увезли на КПЗ. На КПЗ я сразу написал жалобу на прокурора, чтоб сняли все мои побои, так как надо мной зверски издевались; но и на это не было обращено внимание, и жалоба моя где-то потерялась. На следующий день меня перевезли в тюрьму.

19.11.2002 меня вызвали на круг - центр тюрьмы, где меня ждали следователь прокуратуры Драгоев, К. и ее защитник. И Драгоев сказал, что сейчас у меня будет очная ставка. На что я ему ответил: "Теперь я нахожусь в тюрьме, а не в райотделе милиции, и молчать не буду, если я тогда боялся потерять свою жизнь, и вы меня постоянно пугали ребятами с убойного отдела, то не буду сейчас плясать под вашу дудку. И не буду молчать об избиениях и запугиваниях с вашей стороны. И я невиновен!"

3.12.2002 меня вывезли из тюрьмы в прокуратуру к следователю Драгоеву для очной ставки с А.

Я опять Драгоеву повторил, что я невиновен.

На что Драгоев сказал: "Это уже не имеет значения, так как все против тебя". Далее Драгоев повел меня в суд для продления санкции, где я судье заявил, что я невиновен, и меня принудили подписать бумаги изначально с убойного отдела, - на что Драгоев сказал судье: "Там в уголовном деле достаточно все собрано, надо продлить санкцию на арест".

Судья, выслушав Драгоева, не беря вообще во внимание мои слова, подписал санкцию, и меня увели.

19.12.2002 меня опять вывезли в прокуратуру к следователю Драгоеву, и он мне сказал: "Раз ты мне ставишь палки в колеса, то я устрою тебе сюрприз, которого ты не ожидаешь". На что я ему ответил: "Я не виновен, и придет время, вы также пострадаете, как я сейчас из-за вас, все равно справедливость восторжествует". Спустя 9 дней, 28.12.2002 меня вывезли в прокуратуру к Драгоеву, и он мне сказал: "А вот тебе и сюрприз". Зашел Ш.

Я его знал, так как пару лет назад мы занимались тяжелой атлетикой, но я не общался с ним, и даже не помню, как его точно зовут, но знаю, что Ш. из одной деревни с К.А.- мужем К., поэтому Ш. был давно знаком с К., и Ш. стал сознательно оговаривать меня.

9.01.2003 меня вызвали на круг тюрьмы к следователю Драгоеву, который сказал мне: "Давай закрываешь дело, и если ты считаешь, что невиновен, то тебя освободят, но тебе сейчас надо подписать, что дело закрыто, чтоб я смог его в суд направить, для формальности твоя подпись нужна".

9.04.2003 начался у меня суд в Одесском Областном Апелляционном суде. В процессе следствия и в судебном разбирательстве все мои показания о моей невиновности и указывающие ходатайства на мою невиновность не были взяты во внимание и тем более оставлены за пределами процесса суда.

В связи с этим незаконно, безосновательно и нагло приговорен судьей - председателем областного апелляционного суда Луняченко А.В. к 14 годам лишения свободы, датировал и зачитал приговор 6.05.2003 года, хотя письменный текст приговора вручили мне 23.05.2003г. Но с протоколом судебного заседания я не ознакомлен более 1,5 месяцев.

Жалобы я не писал только потому, что следователь Драгоев мне сразу сказал: "Рома, а жалобы ты даже можешь не писать, так как все они будут идти через меня и не дальше, поэтому не трать время, листы бумаги и пасту".

12.06.2003 г. Мельников Роман Олегович

"Я, Романенко Руслан Борисович, г.р. 10.07.76, находясь в районе Черемушки с Ильиным Виктором Аркадьевичем (по кличке Шохет), ставшим в дальнейшем моим подельником, у знакомого Вадика. 24.03.01 г. утром проснувшись, я увидел Шохета одетым и понял, что он куда-то собрался ехать или идти и, конечно же, поинтересовался, куда он собрался, на что он мне ответил: "Еду в Приморский райотдел, узнать что они хотели, когда приезжали к нему домой 23.03.01, а его не застали. Я ему сказал: "Может и мне с тобой поехать?", на что он возразил и сказал: "Жди здесь у Вадика меня", и поехал. Вечером в 11 часов вечера раздался телефонный звонок. Вадик поднял трубку и сказал мне: "Руслан, на трубку, Витя звонит и просит тебя". Подойдя к телефону, я услышал Витин голос, и он мне сказал: "Руслан, приезжай в райотдел, тут хотят что-то уточнить, на что я и ответил: "Конечно, приеду, бояться мне нечего, я перед законом чист", и поехал. Приехав в Приморский райотдел 24.03.01 в часов 12 ночи, меня уже ждали. Зайдя в кабинет, номер я не помню, какой-то опер поинтересовался: "Ты такой-то такой-то? Присаживайся", потом показал мне фотографию мужчины, спросив: "Ты его знаешь?" Я ответил, что нет, и никогда не встречался, дальше начал задавать вопросы, на которые я ответил, где был, что делал и т.д. Опера видно это не устроило, он ударил меня в лицо и сказал, что "парень, ты что еще ничего не понял, ты и Шохет убили этого на фото, утром тобой займется убойный отдел, и ты признаешься даже в том, чего не совершал". До утра я просидел пристегнутым наручниками к батарее. Утром меня завели в другой кабинет, где сидело 4 человека с улыбками на лицах, положили меня на пол, руки сзади пристегнули наручниками и начали жестоко бить, говоря: "Рассказывай, как ты с Шохетом убили Мамулата", далее Лисовой Анатолий, один из них, [сказал]: "Так что вы с ним играетесь, пытайте током и он будет говорить, как он его резал ножом в горло, в грудь и спину" и сказав мне: "Понял, что говорить, в чем признаваться?" Я, конечно, понял, но думал, что они меня просто пугают. Дальше подключили к моим ушам ток, и я начал терять сознание, где-то раз пять. Немного подождали и сказали: "Ну что, теперь ты понял, что у тебя только один выход - признаться и согласиться в том, что мы тебе говорили, в противном случае мы у тебя отнимем здоровье, или же вывезем и ты исчезнешь".

Потом я начал писать показания с Лисового Анатолия слов с уклоном, что со мной во время преступления был Шохет, он все видел и знал. Потом меня отдали следователю, фамилию не помню. Когда он начал задавать вопросы, я ему сказал, что вы же видите, что я не совершал это преступление, на что он мне ответил: "ничем помочь тебе не могу, и если ты будешь упираться, ты сам знаешь, что с тобой будет". Дальше все шло по накатанному, воспроизведения и т.д. Все это время меня контролировали те, что были и корректировали все мои действия. Когда дали санкцию, приехав на тюрьму, я у Шохета спросил, что мне делать, он мне сказал: "если начал грузиться, грузись и дальше, но предупреждаю тебя, если я буду сидеть вместе с тобой, то я из тебя душу выйму". Потом появился следователь с прокурором Драгоевым: "ну что, как будем с тобой?". Я ему сказал, что не убивал и буду менять показания, на что он мне сказал, что "если ты будешь капризничать, то из-за тебя будет сидеть Шохет, которого ты оговорил, так что давай отмазывай Витю, и тебе будет лучше, и Витю освободят, но ты все равно будешь сидеть, хочешь ты этого или нет". Далее с начала суда я начал, конечно же, делать все, чтобы Шохета освободили. Судья у меня был Луняченко В. Приморского районного суда. Витю отпустили на подписку. Перед последним заседанием он подошел ко мне и сказал: "Руслан, глупо признаваться, тебе дадут 7 лет, ну решается за 5 лет". Вот и все, дали мне срок 5 лет. Я смирился с этим. Потом спустя 1 год в зону приходит ко мне какой-то мужчина, представился, что с Генеральной прокуратуры, и сказал: "Ну что, будем освобождаться? Я читал твое дело". Потом снял у меня показания, записал разговор на диктофон. 9.04.03 меня вывезли на тюрьму. 18.04.03 вызвала следователь, сказала, что "нашли тех, за которых ты сидишь и сейчас выясняется". И пообещала, что "пока я тебя освободить не могу, но я тебе обещаю, что ты еще в этом году успеешь искупаться на море". Вот уже как 2 месяца я на тюрьме. Числюсь за СО по ОВД Генеральной прокуратуры Украины".

Романенко Руслан Борисович

В соответствии со ст. 20 Закона Украины "О демократическом гражданском контроле над Военной организацией и правоохранительными органами государства" редакция ПД хотела бы получить ответ по всем затронутым этими письмами вопросам.

("Правое Дело", г Одесса, №37, 2004 г.)

***

Лариса Ильина

"Дело" Романенко развивается быстро и непредсказуемо.

Итак, в итоге всех перенесенных судебных заседаний Руслана Романенко вместо того, чтобы освободить из-под стражи прямо в зале суда, отправили обратно в тюрьму. На том основании, что, дескать, Генпрокуратура отозвала свое представление. Причем, без всякой мотивировки. Отзыв пришел за подписью первого заместителя Генерального прокурора Украины В.В. Кудрявцева.

Однако непредсказуемость пищеварительно-бюрократического процесса в недрах аппарата высшего надзорного органа нашей державы превзошла самые смелые предположения редакции ПД. Николай Розовайкин передал в редакцию газеты копию означенного "отзыва" Генпрокуратуры.

Я уже не говорю о том, что столь важный документ был передан по факсу.

Но! Где же номер письма и дата, без которых документ теряет свою официальную значимость и превращается... превращается... легким движением руки... в НИЧТО. То есть - в БУМАЖКУ. И вот эта "бумажка" на полном серьезе была оглашена в судебном заседании представителем прокуратуры Одесской области Л.В. Коздобой и со всем вниманием рассмотрена уважаемым судом под председательством О.Б. Джулая. И на основании этой "бумажки" невиновный Руслан Романенко должен сидеть в тюрьме, а виновные во всем этом следственно-прокурорском беспределе "товарищи" гуляют до сих пор на свободном поле своих служебных мест?!

Перечень вопросов к Генпрокуратуре нарастает, как снежный ком. А также к Уполномоченному Верховной Рады по правам человека.

Кстати, насчет этих самых прав и Европы. Похоже, Страсбургский суд - это именно то, единственное в Европе место, в которое Украина сможет интегрироваться во всей своей многогранной полноте и позе!

("Правое Дело", г Одесса, №40, 2004 г.)

***

Лариса Ильина

Редакция ПД получила ответ из Генеральной прокуратуры за подписью начальника управления поддержки государственного обвинения в судах И. Кривовяза на письмо «в интересах» Руслана Романенко (см. ПД №№28, 34, 37, 40)

Мы публикуем этот ответ во всей его простоте и бесхитростности, чтобы вы, господа одесситы, также смогли убедиться в том, что это не что иное, как обычная отписка.

Редакция ПД заинтересовалась вопросом, за какую вину Руслан Романенко отбывает наказание все эти годы. Этот вопрос редакция адресовала Генеральному прокурору Украины Г.А. Васильеву (ПД №34), ответ которого мы сегодня публикуем на страницах газеты.

Итак, Генеральная прокуратура считает, что «результаты расследования вновь открывшихся обстоятельств не являются достаточными для отмены приговора суда в отношении Романенко».

А каковы же были эти результаты расследования? Что это за вновь открывшиеся обстоятельства, которые Генпрокуратура не посчитала достаточными?

Результаты расследования, проведенного работниками Генпрокуратуры, отражены в документе под названием «Висновок» от 11 сентября 2003 г. Вот что говорится в этом документе (в переводе на русский язык, выполненном редакцией ПД):

«30 мая 2003 г. по уголовному делу №108200100342 вынесено постановление о назначении расследования по вновь открывшимся обстоятельствам. Во время досудебного следствия установлено: дело в отношении Романенко Р.Б. расследовалось с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Украины, расследование проведено необъективно и не в полном объеме.

Допрошенный во время расследования по вновь открывшимся обстоятельствам в качестве свидетеля Романенко Р.Б. показал, что во время досудебного следствия работниками милиции к нему применялись методы физического воздействия, в связи с чем он был вынужден взять на себя вину в том, что именно им были нанесены телесные повреждения М.А.Д. (в результате которых потерпевший скончался – ред.).

Допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального Закона, которые существенно повлияли на правильность судебного решения.

Таким образом считаю, что по результатам расследования по вновь открывшимся обстоятельствам имеется достаточно оснований для внесения представления в Апелляционный суд Одесской области об отмене приговора Приморского районного суда г. Одессы, постановленного 13 ноября 2001 г. в отношении Романенко Р.Б. о признании его виновным в убийстве М.А.Д. и осужденного по статье 115, ч.1 Уголовного кодекса Украины к 5 годам лишения свободы».

На основании этого документа заместителем (в тот период) Генпрокурора Украины В. Шокиным было сделано представление №06-7061-02 от 18.09.2003 г. о пересмотре судебного решения в порядке исключительного ведения в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, а именно: был найден истинный убийца.

Так какие же именно обстоятельства «не являются достаточными» для начальника управления поддержки государственного обвинения в судах И. Кривовяза, подписавшего ответ Генеральной прокуратуры?

Очевидно, речь идет об одном единственном обстоятельстве: государство Украина не хочет отвечать перед своими гражданами за причиненное им зло, которым является моральный и материальный ущерб, причиненный государством Украина невинно осужденному человеку.

Да, я буду считать Романенко невиновным на основании имеющихся у Генеральной прокуратуры вышеприведенных документов, пока в распоряжении редакции газеты Генеральная прокуратура не предоставит других документов, свидетельствующих о том, что проведенное работниками Генпрокуратуры расследование по вновь открывшимся обстоятельствам, является недействительным, а результаты его, приведенные в «Висновке» от 11.09.2003 г., являются ложными.

Однако, совсем не это, очевидно, волнует высокие чины из Генпрокуратуры. Свидетельством чему и является приведенная нами «отписка».

Как сообщил Н. Розовайкин 25 июня, в настоящее время жизнь и здоровье Руслана Романенко находятся под угрозой. Он помещен в тюремную больницу в очень тяжелом состоянии.

После трагической смерти в Одесском СИЗО №21 Сергея Носкова, после «отписок» руководства Генпрокуратуры, бездоказательно опровергающих результаты собственного расследования, возникает далеко не праздный вопрос: возможно ли в Украине решение «неудобных» дел по сталинскому методу – нет человека, нет проблемы?..

Заступнику головного редактора

газети «Правое дело»

Ільїній Л.М.

65014, м. Одеса, ас 90

Генеральною прокуратурою України розглянуто Ваше звернення в інтересах засудженого Романенка Р.Б.

Повідомляемо, що вироком Приморського районного суду м. Одеси від 03.11.01 Романенка Р.Б. визнано винним і засуджено за ст.115 ч.1 КК України (умисне вбивство) до 5 років позбавлення волі. Цей вирок не оскаржувався засудженим і набрав законної сили.

18.09.03 колишнім заступником Генерального прокурора України Шокіним В.М. було внесено подання до апеляційного суду Одеської області про перегляд судового рішення стосовно Романенка Р.Б. за нововиявленими обставинами.

Проте результати розслідування нововиявлених обставин не є достатніми для скасування вироку суду щодо Романенка. У зв’язку з цим першим заступником Генерального прокурора України на підставі ст.390 КПК України зазначене подання відкликано.

("Правое Дело", г Одесса, №68, 2004 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори