пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200504
23.02.2005 | Аркадий Бущенко, эксперт Харьковской правозащитной группы

Чтобы корова меньше ела и больше давала молока, ее нужно меньше кормить и больше доить

   

"Р.Зварич намерен разработать законопроект о предоставлении безвозмездной юридической помощи гражданам, нуждающимся в ней Министр юстиции Украины Роман Зварич намерен разработать законопроект, касающийся предоставления безвозмездной юридической помощи гражданам, нуждающимся в ней. Об этом, как передает корреспондент ЛІГАБЁзнесЁнформ, он заявил на пресс-конференции в пятницу. По мнению Министра, такой подход является оправданным.

"Это концепция нового Министра юстиции. Предыдущая концепция состояла в том, что государство за собственные бюджетные средства предоставляло определенным слоям населения услуги адвоката", - сказал Министр. Р.Зварич считает, что в настоящее время не существует никаких преград для того, чтобы такой замысел был внедрен в жизнь: "Мне кажется, что нет никаких преград ввести в Украине систему, которая действует во многих демократических государствах, где каждый адвокат обязан оказать безвозмездную услугу обществу".

Р.Зварич считает, что "адвокат имеет возможность зарабатывать деньги только по одной причине - так как существует такой институт как государство, которое обеспечивает единодушное применение законов, которое определяет универсальные правила игры, по которым все профессиональные слои населения обязаны работать". В связи с этим, отметил Министр, адвокаты, предоставляя безвозмездные услуги, таким образом возвращают долг государству. "Мне кажется, что этот профессиональный слой населения должен также понять, что они обязаны вернуть свой долг перед обществом", - сказал Р.Зварич.

Он считает, что такая безвозмездная работа не будет тяжелым бременем для адвокатов и не будет много стоить, но самое главное, подчеркнул Министр, это поможет сэкономить государственные средства" (  http://www.liga.net/news/show/?id=137690 11.02.2005, 14:14).

Я долго сомневался, стоит ли говорить что-либо по поводу этого кульбита нового Министра юстиции. Сомневался по двум причинам.

Во-первых, это высказывание настолько противоречит моим представлениям о новом Министре, что меня не оставляет ощущение, что Министр «оговорился». Поэтому не хотелось малейшим обсуждением придать этому высказыванию какую-либо «существенность»; не дай бог критика превратит оговорку в «позицию».

Мое второе сомнение объясняется тем ужасным обстоятельством, что я адвокат. Поэтому все мои самые объективные рассуждения будут скомпрометированы призраком личной заинтересованности: дескать, «занервничали, мироеды, не нравится работать на пользу обществу!».

Но по трезвому рассуждению, все же решил, что такое высказывание Министра не должно оставаться незамеченным. Хотя бы потому, что эта оговорка, если это было-таки оговоркой, может быть «оговоркой по Фрейду», что заставляет более пристально взглянуть на философские воззрения новой власти. Кроме того, это могло быть пробным шаром, запущенным новой властью, чтобы проверить, насколько общество готово носить лапшу на ушах, если покрасить ее в оранжевый цвет. Ну, и, наконец, на меня от этой фразы пахнуло такими глубинами мракобесия, которого я давно не ощущал.

У меня есть несколько возражений против «концепции нового Министра юстиции».

Министр пытается ввести коммунистическую систему «стимулирования» труда адвокатов, сведя понятие «стимула» к его этимологическому предку «палке». Отсюда мое первое возражение. Мне трудно представить в обществе, которое основано на рыночных отношениях (а я как-то слышал о борьбе нового правительства за звание страны с рыночной экономикой), работоспособный элемент коммунистической системы организации труда. Я даже не касаюсь сейчас вопроса о том, какая из систем лучше; я лишь говорю о том, что вряд ли возможно их глобальное сосуществование.

Что касается самой эффективности системы «бесплатной» помощи… «Лечиться даром – даром лечиться». Я верю в истинность этой поговорки, несмотря на революционные изменения, обществе, становление нации и симпатичное мне лично правительство. Поэтому я принимаю за аксиому, что принудительная адвокатская помощь будет неэффективной. Возможно, новый Министр не знает, но такая система бесплатной правовой помощи, о которой он только мечтает, уже существует более десятка лет. С этим не поспоришь. Просто государство к этому никакого отношения не имело. Сколько лет адвокаты не получают компенсации из бюджета за ту работу, которую государство обязано оплачивать? Достаточно давно, чтобы забыть, как она выглядит – эта государственная оплата. Я, практикуя уже около десяти лет, не имею опыта получения от государства хотя бы одной копейки. Кто же обеспечивал существование бесплатной правовой помощи все эти годы? Именно адвокаты. Мне скажут, что система эта убогая и малоэффективная. Но ... дареному коню в зубы не смотрят. И этот убогий коняга – тот максимум, которого можно достичь с помощью принудительной правовой помощи. И об этом уровне правовой помощи мечтает Министр? Так для этого ему ничего не нужно делать, это убожество уже существует.

Министр уверен, что не существует никаких преград для внедрения его революционных подходов в жизнь. Мне трудно разделить этот оптимизм, так как я все же вижу небольшие препятствия.

Ну, возьмем хотя бы статью 4 § 2 Конвенции по правам человека: «Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду». Даже если Министр намерен инициировать отступление от этих обязательств, чтобы «осчастливить» общество «принудительной правовой помощью», это прямо запрещено Конвенцией (можно заглянуть в статью 15 Конвенции).

Министр обмолвился об опыте других демократических стран, но не указал, какие именно страны он имел в виду. В США, например, действительно существует долг адвокатов бесплатно оказать услуги в объеме, если не ошибаюсь, 50 часов в год. Но эта обязанность установлена внутренними документами АВА (американской ассоциацией адвокатов), а не государством. Учитывая положения Конвенции по защите прав человека, мне трудно предположить существование «демократического» принуждения в европейских странах.

Совершенным сюрпризом было услышать от Министра утверждение, которое претендует на моральное обоснование его концепции: «адвокат имеет возможность зарабатывать деньги только по одной причине – так как существует такой институт как государство, которое обеспечивает единодушное применение законов, которое определяет универсальные правила игры, по которым все профессиональные слои населения обязаны работать».

Оказывается, единственная группа, имеющая выгоду от того, что существует государство, – это адвокаты. Так и хочется сказать: «Если Вы только ради нас государство создали, то не стоит беспокоиться».

Остальным от существования государства, видимо, ни холодно, ни жарко. Эти остальные – бизнесмены, педагоги, чиновники, полицейские и даже Министр юстиции, – вполне могут заработать деньги и без государства, им всем, в принципе, «до лампочки», обеспечивает ли оно «единодушное применение законов», «универсальные правила игры» и пр.

Наконец, Министр обнаружил, кто же задолжал обществу. Опять же они: захребетники и мироеды, наживающиеся на чужом горе. И именно он, Министр, заставит их «вернуть свой долг перед обществом». Смело. Энергично. Революционно.

Вообще, чем больше я раздумываю над подходом Министра, тем больше прелести в нем открываю. Ну, действительно, давайте подставим другие значения: например, «шахтер имеет возможность зарабатывать деньги только по одной причине – так как существует шахта, которая обеспечивает организацию труда, средства производства и единодушный трудовой порыв». Отсюда: «нужно заставить шахтеров вернуть свой долг владельцу шахты, отработав бесплатно н-ное количество дней». Я предоставляю любому развить практические приложения этого принципа. Вы убедитесь, что это Клондайк.

Но вернемся к адвокатам. Может быть, сначала подсчитаем все долги государства за дела, бесплатно проведенные адвокатами в течение, скажем, десяти последних лет? Как насчет такой инвентаризации? Даже при той смехотворной сумме компенсации, которая положена по закону, уверяю, это будет довольно внушительная сумма.

А еще давайте учтем скрытые затраты рабочего времени, вытекающие из безобразной организации работы государственных органов: ожидания в коридорах суда, когда судебное заседание, назначенное на 10 часов утра, начинается в 2 часа пополудни; хождения кругами для получения свидания с клиентом; долгие часы, проведенные в СИЗО в ожидании свидания; время, украденное бесконечными переносами заседаний суда. Я уже не говорю о времени, отнятом бестолковыми судьями, которые не могут определить предмет судебного заседания и двухчасовое дело рассматривают месяцами; времени, украденном бестолковыми следователями, которым совершенно очевидные вещи необходимо растолковывать несколько раз по несколько часов и пр.пр.

И пока такая инвентаризация не проведена, вряд ли нашему государству сегодня уместно становиться в третью позицию и рассуждать о долге адвокатов перед обществом (я уже умолчу о «моральности» такой распальцовки).

Еще один момент: Не утверждало ли наше правительство в различных международных институциях, что в Украине действует система бесплатной правовой помощи? И сколько же заплатило государство адвокатам за то, чтобы иметь возможность делать такие утверждения?

А раз правительство делало такие утверждения, то не помогло ли это Украине выглядеть не такой уж дикой страной? Не сказалось ли это на том, что с Украиной вообще имели дело, давали кредиты, допускали к другим выгодам экономического сотрудничества? Может, обсудим справедливый процент от этих экономических выгод, который причитается адвокатам?

Как насчет «универсальных» правил? Почему, в отличие от других «независимых» профессий к адвокатам применяется грабительская система налогообложения? Почему адвокатская деятельность приравнена к игровому бизнесу, и адвокаты не могут работать на едином налоге?

Да, и адвокат, и Министр юстиции, и любой другой человек, находящийся под юрисдикцией государства, теоретически имеют выгоду от его существования. Но у меня всегда было убеждение, что свою благодарность государству «за то, что оно есть», в демократической стране прилично выражать только в виде налогов, независимо от того, кто ты – плотник, адвокат, лавочник, финансовый спекулянт, прачка или Министр юстиции. Но выражения благодарности в виде налогов кажутся Министру слишком холодными; видимо, хочется больше «интима» в отношениях государства и адвокатов.

Не кажется ли Министру, что в его фразе о выгоде для адвокатов существования государства, содержится некоторое логическое противоречие?

Читая высказывание Министра, понимаешь: Существует государство, в котором действуют некие универсальные правила, единодушно применяются законы. Все это прекрасно функционирует. Но существуют адвокаты, которые, «подсев» на такой источник дохода, мешают основной массе народа пользоваться преимуществами прекрасно функционирующей государственной системы (в частности, системы правосудия). У меня так и стоит перед глазами картинка: сгрудившиеся пузатые адвокаты в пенсне и сигарами во рту отгоняют от входа в чертог справедливости мужчин в красных (пардон, оранжевых) косоворотках и женщин в красных (пардон, оранжевых) косынках, с честными и открытыми лицами. Кукрыниксы отдыхают.

Возникает вопрос, зачем же государству адвокатская помощь, если его система и так функционирует прекрасно, единодушно вознаграждает правых и наказывает виноватых. Разгоните этих захребетников и устраните проблему

Но нет же. Это Министр, я надеюсь, прекрасно понимает, что для функционирования государства деятельность адвокатуры важна. Что для государства также «выгодно» иметь адвокатов, как и адвокатам «выгодно» иметь государство (здесь «иметь» употреблено в дореволюционном значении этого слова). Иначе бы Министр не заводил разговор о правовой помощи вообще.

По трезвому размышлению оказывается, что адвокатская помощь нужна, поскольку система-то функционирует из рук вон плохо, без квалифицированной помощи правому очень легко стать виноватым, никакой универсальности и единодушия нет. Да и вообще, правовая система все более усложняется, и даже при хорошо функционирующей системе, правовая помощь все же не лишняя. Только Министр не стал развивать эту мысль, поскольку тогда нужно было бы сказать, что государство способно обеспечить «единодушное применение законов», поддерживать «универсальные правила игры», «только по одной причине – так как существует такой институт» как адвокатура. (Я говорю об адвокатуре в самом широком смысле, как об институте профессиональной правовой помощи). Но тогда пришлось бы говорить о долге государства перед адвокатурой и принимать в соображение все те обстоятельства, о которых я говорил выше. И тогда сама собой обнаружилась бы сама порочность «товарно-денежных» оценок взаимодействия адвокатуры и государства, а с ней – и всей «концепции нового Министра юстиции».

Я надеюсь, что это всего лишь софистический трюк. Ну, не могу я представить, что Министр тотально не понимает системообразующей роли адвокатуры. Ведь именно адвокаты двигают вперед судебную практику. Именно они создали за последние годы важные прецеденты. Именно благодаря адвокатам (опять же в широком смысле слова) права человека, о которых так печется Министр, приобрели хотя бы какое-то практическое значение в Украине. Учитывая, что государство совершенно не тратилось на поддержку адвокатуры, для государства (да и для общества в целом) адвокатура работает в своей области с КПД, в тысячи и десятки тысяч раз превышающем КПД государственных органов: например, прокуратуры.

Может быть, подумать не о том, как загнать адвокатов «в стойло» и прокатиться на них «на халяву», а о том, как с помощью адвокатуры сделать систему контроля над «единодушным применением законов» и «соблюдением универсальных правил игры» более эффективной, чем мы имеем в настоящий момент.

Может быть, стоит присмотреться к этой самоорганизующейся системе, обладающей невероятной, недоступной никакой государственной системе, гибкостью и скоростью реакции. Может быть государству гораздо выгоднее инвестировать в эту систему, сделав ее более значительным элементом общества, чем вкладывать деньги в прокуратуру и в другие контролирующие органы, которые лишь консервируют «совковые» подходы к пониманию законности, государственного интереса, прав человека, и которые только из-за своей крайне низкой эффективности не способны принести большого вреда обществу.

Я говорю не только о прямой оплате «бесплатной» правовой помощи. Это не стоит и обсуждать, так как это составляет одно из обязательств государства и оно не избавится от этого обязательства никакими софизмами и концепциями.

Есть масса других приемов, с помощью которых адвокатура превращается в эффективный механизм общественного контроля: это и взыскание вреда с нарушителей, в том числе и с государственных органов, и компенсация ими затрат на услуги адвокатов, и другие элементы правовой системы, которые делают защиту чьего-либо права делом не только благородным, но и выгодным.

Суммы компенсаций, выплачиваемые по решениям американских судов, которые вызывают оторопь не только у нас, но и у «старых» европейцев, – неужели это лишь уродливые эксцессы американского образа жизни? Отнюдь. Это очень эффективный механизм организации контроля над функционированием правовой системы. Это концентрирует внимание адвокатов на тех проблемах, которые существуют, и заставляет их находить новые проблемы, на которые пока никто не обратил внимание. Ища выгоду, иногда даже не задумываясь о своей системообразующей роли, они развивают правовую систему, оттачивают правовые конструкции, поддерживают всех субъектов права (в том числе и государство) в тонусе и молниеносно реагируют на любые узкие места правового регулирования. И заставляют молниеносно реагировать законодателя.

А наше государство, из-за недействующей системы возмещения вреда, может десятилетиями нарушать права своих граждан, поскольку наша прокуратура, которая сейчас претендует на роль главного защитника прав человека, одним глазом не видит ничего, а другим – только пустяки. Наши работодатели могут месяцами не выплачивать зарплату рабочим, считая, как и Министр, что те отдают им долг за возможность зарабатывать деньги. Наша милиция может безбоязненно арестовывать каждого, кого считает нужным, и творить другие безобразия, полагая, как и Министр, что граждане отдают долг за существование милиции. Наши суды могут годами рассматривать дела. Ничего страшного. Простой экономический расчет показывает, что у нас нарушать закон выгоднее, чем соблюдать его. Особенно если нарушитель государство.

Простое соображение подсказывает, что правовая система, которая хочет добиться соблюдения законов, должна сделать нарушение закона экономически невыгодным. Как это достигается? Разными средствами. И системой компенсаций, и организацией бесплатной правовой помощи, и другими, более тонкими методами, которые делают нарушение закона экономически невыгодным предприятием.

Кто может выступить главным двигателем этой системы? Только адвокатура способна взять на себя этот труд. Естественно не бесплатно, как это ни противно Министру юстиции. Но в десятки, если не в сотни раз дешевле, чем обходится содержание такого «вотч дога» как прокуратура, и в сотни, если не тысячи раз эффективнее.

Я уже не говорю, что сама сложность современной правовой ткани не поддается централизованному контролю со стороны какого-либо одного органа. Ну, например, сейчас прокуратура претендует на то, чтобы стать защитником прав человека. Я не буду касаться того, что пока я не услышал от представителей прокуратуры внятных объяснений, что они под этим понимают. Но возьмем классический пример: защитники и противники абортов. Обе эти партии обосновывают свои аргументы с точки зрения прав человека. Возьмем права потерпевших и обвиняемых в уголовном процессе: и те и другие относятся к фундаментальным правам человека. Эти примеры можно множить до бесконечности. Мне интересно, каким образом прокуратура, основным признаком которой является единоначалие и единая политика, сможет защищать ОДНОВРЕМЕННО обе эти партии. Придется выбирать.

А вот адвокатура, которая не связана единоначалием и строгой вертикалью, вполне способна защитить весь спектр прав, не вступая в противоречие со своей природой, и постоянно определять тот баланс прав, который приемлем для общества в каждый данный момент.

Следя, затаив дыхание, за назначениями в новое Правительство, и услышав фамилию Романа Зварича в качестве Министра юстиции Украины, многие, я думаю, надеялись услышать от него более глубокие рассуждения о задачах министерства, которое по определению должно осуществлять «мониторинг справедливости» в обществе, о более тонких методах воздействия на общественную ткань, о более модерновых способах экономии государственных средств, чем подходы египетских фараонов.

Я еще не утратил надежды, и именно поэтому решил высказать свои комментарии. Проблема не в том, что задумывается какой-то законопроект с целью «нагнуть» адвокатов. Адвокатура не пострадает. Как я уже говорил, эта система обладает необычайной гибкостью и скоростью реакции. Пострадает общество, поскольку вместо адвокатуры, отвечающей своему предназначению и обладающей высокими профессиональными качествами, мы получим адвокатуру, которая сумеет выжить и в убогой системе принудительной правовой помощи. А такая адвокатура требует качеств, которые мало совместимы с профессионализмом и независимостью.

Но само по себе отношение к адвокатам – очень тревожный индикатор философии новой власти. Именно это беспокоит больше всего.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори