пошук  
версія для друку
10.11.2005 | Любов Лук’янцева, “Громадські ініціативи”, Кіровоград

Разбил окно в милиции, чтобы вскрыть себе вены. Речь — о насилии и пытках, которые применялись к задержанному работниками Новоукраинского райотдела милиции

   

Любов Лукьянцева, “Громадські ініціативи”, Кировоград

В июле этого года, 21 числа, в Новоукраинке была убита 71-летняя местная жительница. По некоторым данным, пенсионерка до последних своих дней оказывала помощь местным предпринимателям в ведении бухгалтерского учета, так как имела большой опыт в этой области.

Через неделю после обнаружения ее тела бездыханным работники местной милиции задержали четверых мужчин, их заподозрили в совершении убийства. В том числе, попал в объятия правоохранителей некий 25-летний Артур, и сегодня о его участии в совершении нападения на подрабатывающую бухгалтерией пенсионерку можно говорить с гораздо меньшей долей уверенности, нежели о том, что он сам стал объектом преступления, совершенного милиционерами. Речь — о насилии и пытках, которые применялись к задержанному работниками Новоукраинского райотдела милиции. Вот что сообщила в связи с этим адвокат Ольга Хабзей, которая оказывает обвиняемому правовую помощь.

— На раскрытие преступления, совершенного в Новоукраинке, были брошены значительные силы милиции, местным стражам порядка помогали работники отдела уголовного розыска областного управления УМВД. При их содействии был задержан и гражданин, который позже стал моим подзащитным. Задержали этого молодого человека 28 июля и без каких-либо формальных оснований удерживали его в отделе милиции до вечера следующего дня. 29 июля, в 19 часов 20 минут, наконец, был оформлен протокол о задержании Артура по подозрению в совершении преступления — убийства местной жительницы. Уже во время нахождения этого человека в отделе милиции до составления протокола он стал объектом издевательств, пыток, избиений. В процессе такого, с позволения сказать, дознания, ему повредили барабанную перепонку уха, и с органом слуха у моего подзащитного могут быть серьезные проблемы — начались процессы гниения. Кроме того, Артур утверждает, что после избиений его хотели изнасиловать, и я ему верю. С его слов, работники милиции уже раздели его донага, и только появление уборщицы остановило зарвавшихся милиционеров. Потом еще не задержанного официально человека хотели поместить в подвал, и он, поняв, что там свидетелей уже не будет, решил наложить на себя руки. Разбив окно в помещении, Артур осколком стекла порезал себе вены. Пришлось вызывать скорую медицинскую помощь. Наконец, его, уже с забинтованными руками, задержали официально. 8 августа этому человеку предъявили обвинение, которое иначе, чем надуманным, я назвать не могу. Возможно, по этой причине суд, принимая 8 августа решение о мере пресечения в отношении этого обвиняемого, санкционировал не два месяца содержания под стражей (как просила прокуратура), а один месяц. А ровно через месяц суд вообще отказал прокуратуре в продлении срока содержания этого обвиняемого под стражей (орган следствия просил для Артура еще один месяц), и, таким образом, мой нынешний подзащитный оказался на свободе. Отмечу, чем суд мотивировал постановление об отказе в удовлетворении ходатайства прокуратуры — тем, что на протяжении месяца удержания обвиняемого стражей не произведено ни одного следственного действия. О фактах незаконного лишения этого человека свободы, пыток по отношению к нему и унижения его человеческого достоинства уведомлены прокуратура области, Генеральная прокуратура Украины, Министерство внутренних дел, омбудсмен Украины. Брат моего подзащитного побывал на личном приеме у депутата Кармазина. В Новоукраинку уже приезжали сотрудники областного аппарата УМВД, они проводили служебную проверку. Но никаких ответов на жалобы нет, и пока нам неизвестно, как решается вопрос с привлечением к ответственности работников уголовного розыска г. Кировограда, причастных к нечеловеческому обхождению с обвиняемым.

Таким образом, я в данной ситуации не вижу, чтобы реализовывались планы нового руководства МВД относительно искоренения таких явлений, как незаконные методы дознания.

Хочу отметить также то, что с момента освобождения моего подзащитного из-под стражи прошло две недели, но он не нарушил свои обязательства перед органом следствия — имею в виду подписку о невыезде. На начало этой недели следователь так и не удосужился провести ни одного следственного действия с участием моего подзащитного.

(Український правозахисний портал,

Кіровоградський регіон, 23.09.2005)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори