пошук  
версія для друку
01.12.2005 | Людмила Трибушная "Факты" (Херсон)

Когда осужденного за чужое преступление Анатолия Тесленко в тюремных коридорах снова начали избивать, он понял: в его жизни что-то изменилось

   

Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Нина Карпачова ходатайствует о пересмотре громкого дела жителя Херсона, четвертый год находящегося за решеткой

С судебными ошибками, в результате которых страдают невиновные люди, журналистам приходится сталкиваться часто, но случай, о котором "Факты" рассказывали 17 ноября 2004 года и 2 марта 2005-го, особый. В августе 2002-го в Новой Каховке в своей квартире были зарезаны хозяйка, ее шестилетний внук и приятель женщины. Убийцу нашли быстро, по горячим следам. Суд приговорил к пожизненному заключению бывшего офицера Анатолия Тесленко. Все было бы хорошо, но жена осужденного обратилась в газету с письмом, в котором утверждала, что дело против ее мужа сфальсифицировано от первой до последней строчки. Журналистское расследование неожиданно подтвердило, что женщина права. Члены оперативно-следственной бригады, распутывавшие тройное убийство, и даже кое-кто из милицейского руководства(!) в частных беседах с корреспондентом "Фактов" не скрывали, что в преступлении обвинен человек, который не имеет к этому отношения. В судьбу невинно осужденного Анатолия Тесленко вмешалась Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Нина Карпачова.

"Отдадим тебя на растерзание толпы и скажем, что конвоя не хватило"

24 августа 2002 года Надежда и Анатолий Тесленко зашли к своей приятельнице Ларисе, у нее как раз был гость. Они посидели там немножко и ушли. А через несколько дней узнали, что Лору, ее приятеля, а также шестилетнего внука подруги нашли в квартире убитыми.

Как фабриковалось дело Анатолия Тесленко, выяснить вряд ли когда-то удастся. Ясно одно: душевнобольные — слишком легкая добыча для тех, кто вовсе не собирается искать истину, а лишь присматривает, на кого бы повесить преступление. Жертвой правоохранителей стал и Анатолий. Когда-то молодой перспективный офицер, служивший в Германии в элитной части (его послужной список пестрел сплошными благодарностями), был отправлен дослуживать в менее престижное место. Причиной такого поворота в карьере стали первые симптомы душевной болезни. Если бы медики рассмотрели ее чуть раньше, жизнь Анатолия сложилась бы иначе. По дороге к месту нового назначения с офицером приключилась беда. Он совершенно немотивированно напал на пенсионерку-сторожа, которая охраняла детский садик, и убил ее. Когда утром на работу пришли воспитатели и нянечки, они застали убийцу рядом с его расчлененной жертвой. Преступник был невменяем: не понимал, кто он, где находится и что совершил.

Через много лет после убийства бывший офицер вернулся в родной город — Новую Каховку, где и встретил Надежду. Женщина знала страшную историю Анатолия и побаивалась его. При встрече с респектабельным мужчиной она на всякий случай переходила на другую сторону улицы. Однако судьба свела этих людей. Влюбленная женщина все-таки боялась прошлого Анатолия, поэтому нашла возможность заглянуть в медицинскую карточку любимого. Узнав, что доктора тоже считают Тесленко абсолютно здоровым, она отважилась на отношения, которые принято называть романтическими. Через два года этот роман закончился свадьбой.

— Следователи сразу поняли, что пару соединяет настоящее чувство и стали этот факт использовать в своих интересах, — говорит адвокат Галина Ромадина. — Надежду и Анатолия незаконно задержали якобы за административное нарушение и стали прессинговать. При этом дали женщине возможность сообщить мужу, что ее бьют. Подозреваемому цинично предложили: если напишет явку с повинной и возьмет преступление на себя, жену отпустят. Нужно ли говорить, как Анатолий поступил?

— Когда мне показали эту явку, я впервые за все годы знакомства с Толиком усомнилась в его душевном здоровье, — вздрагивает от рыданий Надя. — Написанное там напоминало жуткий бред. Муж утверждал, будто в тот роковой вечер знакомый Ларисы стал за мной ухлестывать, я с ним флиртовала, что и вызвало у моего супруга приступ ревности. Толик якобы отвел меня домой, а сам вернулся и всех убил. Как может человек пойти на такое?! Здоровый и нормальный не пойдет, соглашались следователи, а у вашего вновь "планка упала". От меня только требовалось подтвердить, что я все время замечала за Толиком какие-то странности. "Что происходило в вашей супружеской постели, признавайся!, — кричал дознаватель.— Какой секс нравился твоему? С наручниками, плетками? Он ведь зверь! Его заболевание не лечится!"

— Надежду припугнули, что в Новой Каховке армянская диаспора требует немедленно найти убийц и грозит беспорядками, ведь отец зарезанного ребенка — армянин, — продолжает Галина Ромадина. — Отдадим, мол, тебя на растерзание толпе и скажем, что не уберегли — конвоиров не хватило. Одним словом, из женщины выбили все нужные "признания". Она согласилась с безумной ревностью и со зверствами в постели. Только после этого Надежду отпустили. Судебный приговор при отсутствии опытного адвоката стал чистой формальностью — Анатолия Тесленко приговорили к пожизненному заключению.

"Мы с мамой несколько месяцев ждем, что правда об убийцах заинтересует правоохранительные органы"

Написать об этом случае еще раз заставили следующие обстоятельства. В канун минувшего Рождества в корпункт "Фактов" в Херсоне позвонила незнакомая женщина.

— Это вы писали о Тесленко? — спросила незнакомка. — Нам нужно встретиться. Дело в том, что я знаю имена настоящих убийц, о чем и сообщила в прокуратуру. Но от меня там отмахнулись, как от мухи. Не могли бы вы приехать в Новую Каховку?..

Через несколько дней журналист "Фактов" встретился с тогдашним руководителем Херсонского областного УБОПа. "Информацию нужно проверить", — согласился он. И попросил не торопиться с публикацией. Ведь газетное сообщение может помешать установлению истины. Прошел январь, февраль. И мы подготовили новый очерк, который был опубликован 2 марта. К тому времени несколько правоохранителей в конфиденциальной беседе с корреспондентом "Фактов" подтвердили: с самого первого дня им было известно, что... убийца не Тесленко(!). "Знаем не только имена настоящих палачей, но даже то, кто из них кого убивал, где стоял и в какой руке нож держал", — признался один из руководителей милицейского подразделения, участвовавшего в расследовании преступления.

Услышав ошеломляющее признание, мы с адвокатом Ромадиной в один голос воскликнули: "Почему же до сих пор молчите? Ведь осужден невиновный человек! Причем пожизненно!" — "Мы люди военные, — посетовал собеседник. — Начальство сказало, что другой человек признался в убийстве, значит, следует взять под козырек".

— Я занялась этим делом слишком поздно, когда Верховный суд уже утверждал приговор, — говорит Галина Ромадина. — Он не располагал выводами важнейших экспертиз, которые у меня появились только через месяц. Результаты исследований подтвердили, что Тесленко не убивал. Как ни настаивала я на возбуждении уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам, ездила даже на прием к одному из замов Генерального прокурора, ничего не вышло. Поэтому приезд из России и неожиданное заявление Ершовой - как подарок небес. Уж теперь-то дело сдвинется с мертвой точки, думалось. "Появилась какая-то девчонка, и мы должны немедленно возбуждать уголовное дело?" — охладили мой пыл работники прокуратуры. Они сказали, что послали запрос в Уфу, но ответа не получили. Придется отправлять напоминание. Я думаю, меня просто водят за нос и тянут время. Никто ничего не собирается пересматривать.

Впрочем, адвокат ошиблась. Хорошая новость пришла, хотя не оттуда, откуда ее ждали. После публикаций в "Фактах" судьбой Тесленко заинтересовалась Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Нина Карпачова. На основании пункта 1 части 3 статьи 17 Закона Украины "Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека" открыто производство по делу о грубом нарушении закона при выдвижении обвинений Анатолию Тесленко за преступления, совершенные лицами, которые сейчас находятся на территории России. Обращение жены осужденного взято под контроль и отправлено в Генеральную прокуратуру вместе с ходатайством Уполномоченного по правам человека о пересмотре приговора в порядке исключительного производства.

За это время Тесленко из Херсонского СИЗО был переведен в столичную Лукьяновскую тюрьму, а недавно этапирован в Бердичев, где содержатся пожизненно заключенные.

— Муж не знал, что из России приехали женщины, сделавшие важные заявления, — рассказывает Надежда. — Но он, еще находясь в Херсоне, почувствовал: что-то произошло. Знаете, почему? Его вновь стали избивать! "Что случилось?" — этим вопросом он встретил меня на одном из свиданий. Рассказал, что "пожизненников" избивают в коридорах, когда ведут в баню. Раньше, в советское время, приговоренных к смерти лишали жизни, когда осужденный шел по коридору. Неожиданная пуля сзади — и все. С тех пор у зэков бытует понятие "коридоры смерти". Сегодня у него другое звучание, несколько аллегорическое, но от этого не легче. Муж пожаловался, что ему отбивают почки. На нервной почве у меня после того свидания отнялись ноги. Врачи сказали, что придется отрезать обе ноги. Но потом нашелся специалист, который взялся мне помочь без столь радикального вмешательства. Мы с Толиком уже теряем надежду, верите? Летом пошел четвертый год, как муж за решеткой. Бывают дни, когда я не верю, что мы вытащим его оттуда...

(“Факты и комментарии”, 18 ноября 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори