пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200725
12.09.2007 | Евгений Захаров

Являются ли права человека приоритетом Европейской политики соседства?

   

Пришло приглашение из Европейской Комиссии на конференцию «Работаем вместе – усиливаем Европейскую политику соседства». Ехать не хотелось – не моя область. Но коллеги убеждали, что поехать надо: необходимо говорить о важности прав человека, о необходимости финансирования Европейской Комиссией правозащитных проектов. Поехал.

Брюссель оказался хорош. Компактный красивый старый город, узкие живописные улочки, веселый фестиваль пива на центральной площади возле ратуши, Латинский квартал с замечательными уличными музыкантами, играющими классическую музыку, и художниками-ремесленниками, продающими свои оригинальные поделки, улыбающиеся, уверенные в себе, доброжелательные кремезные фламандцы,  словно сошедшие с полотен Рембрандта – все радовало глаз и ухо. В таком городе можно было бы жить.

Конференция длилась один день 3 сентября с 9 до 18.  И, увы, разочаровала.

Большой зал  в виде амфитеатра разделен на две части. В передней сидели чиновники Еврокомиссии, представители ОБСЕ, Совета Европы, Всемирного банка и ЕБКРР, инвестиционных компаний, министры иностранных дел государств-членов Европейского Союза, 15 старых и 12 новых, прочих европейских, азиатских и африканских  стран, участвующих в политике соседства. В задней – приглашенные представители неправительственных организаций и журналисты, по нескольку человек от каждой страны-соседки и многих стран-членов ЕС.

Сначала было пленарное заседание: выступили президент Европейской Комиссии Жозе Мануэль Баррозо, европейский комиссар по внешним отношениям и Европейской политике соседства Бенита Ферреро-Вальднер, потом министры иностранных дел стран-членов Европейского Союза и стран, участвующих в политике соседства – Франции, Испании, Германии, Марокко, Грузии, Армении, Азербайджана, Франции, Туниса, Великобритании, Иордании, Израиля, Австрии, Словакии, Палестины, Польши, Италии, Румынии, Португалии, Венгрии, Швеции, Дании, Болгарии, Норвегии, Беларуси... Азербайджанский министр вспоминал об оккупации части территории страны Арменией, палестинский с ненавистью бичевал Израиль, использовал два регламента по пять минут и никак не мог остановиться. Министры стран Западной Европы говорили о том, что политика соседства должна быть дифференцированной, что не означает дискриминации. Но складывалось впечатление, что больше всего их беспокоят проблемы энергетики, возможного отсутствия источников энергии. Белорусский министр призывал к экономической интеграции. Я слушал, слушал и все меньше понимал смысл этой политики. Как можно объединить в одних рамках такие совершенно разные страны? И зачем нас пригласили – слушать министров?

Неоднократно говорилось, что Украина и Марокко – лучшие исполнители своих планов действий в рамках политики соседства. Не знаю, как Марокко, но если Украина – лучшая, то что говорить о других? Например, раздел 2.1. Плана действий Украина-ЕС «Политический диалог и реформирование» практически за два с половиной года не выполнен. И тем не менее Украина, как и Молдова, гораздо ближе к ЕС, чем другие страны-соседи. Непонятно, чем руководствовалась Европейская Комиссия, занеся балканские страны в кандидаты на вступление в ЕС, а Украину и Молдову – в соседи. Польский министр иностранных дел подчеркнула, что необходимо углублять диалог ЕС с Украиной  и Молдовой, а политика соседства должна быть параллельным инструментом. А что же Украина? Наше правительство вообще проигнорировало конференцию. В конце ее выступил Роман Шпек, глава миссии Украины в ЕС, и сказал, что Украина предпочитает двухсторонние отношения. Он сослался на Президента Ющенко, сказавшего, что Европейская политика соседства не может рассматриваться как удовлетворительная позиция для Украины. Нужно новое соглашение, имеющее в виду перспективу членства Украины в ЕС.

После обеда работали три секции: «Управление и стабильность», «Связи между ЕС и странами-соседями», «Связи между соседями». Я было записался в первую, но оказалось, что она рассматривает только инвестиционные проекты, а  с выступлением о правах человека меня послали в секцию «Управление и стабильность». В последней не оказалось свободных мест. Так я попал в секцию «Связи между соседями». Здесь разница между декларациями и реальностью была еще более ощутимой. После выступления женщины из Беларуси, говорившей о разнице в культурном коде Востока и Запада, я попросил слова для реплики на одну-две минуты. И получил его последним. Вот что я сказал.

Я слушал выступления на пленарном заседании, выступления министров иностранных дел и все ждал, когда же начнут говорить о правах человека как той основе, на которой строится европейская политика соседства. Но так и не дождался. Говорили о безопасности, стабильности, экономической интеграции, энергетике, изменении климата, но о свободе как ценности и приоритете политики соседства не было сказано ни слова, о правах человека – тоже. Складывается впечатление, что больше всего европейцев беспокоит возможное отсутствие источников энергии. 

Хотелось бы напомнить, что в 70-е – 80-е годы прошлого столетия Хельсинкское  движение добилось того, что права человека стали важным аспектом международной политики. Результатами этого достижения стали падение Берлинской стены, бархатные революции в странах Центральной и Восточной Европы, создание СБСЕ (позже ОБСЕ). Увы, сегодня это завоевание утрачено. Европейский Союз готов говорить об экономической интеграции, например, с Беларусью, фактически не обращая внимания на то, что в этой стране закрыли практически все неправительственные организации, а журналистов лишают свободы за исполнение своих профессиональных обязанностей.

Я полагаю, что, если Европейский Союз не поставит условием участия в Европейской политике соседства соблюдение прав человека, и не будет реально отслеживать положение с ними, то эта политика обречена на неудачу. На мой взгляд, наша конференция должна была бы со всей ясностью и определенностью заявить о правах человека и основных свободах как основе, на которой будет вестись европейская политика соседства.

Коллеги из неправительственных организаций реагировали одобрительно, а чиновники из Европейской комиссии сидели с кислыми лицами. Впрочем, на пленарном заседании, где резюмировали работу секций, мысль о соблюдении прав человека как залоге успеха политики соседства прозвучала. Но повисла в воздухе. Хотя и оказалась не одинокой – в секции «Управление и стабильность» несколько человек говорили фактически о том же самом – о развитии гражданского общества как о приоритете политики соседства.

Я летел домой и думал о том, как точно сравнение прав человека с иммунной системой. Здоровое общество не подозревает, что его охраняет этот иммунитет. Наше больное общество еще об этом не знает, и все думает, где бы найти нужное лекарство. Но, кажется, начинает понимать, что иммунную систему надо укреплять. Осознали бы это и в Европейской Комиссии!
Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори