пошук  
версія для друку
11.01.2008 | Богдан Бондаренко

Жилищно-коммунальные услуги: права человека и юридические аспекты

   

Тема жилищно-коммунальных тарифов была «модной» у правозащитников в конце 2006 – первой половине 2007 гг. Сейчас период «эмоционального пика» сменяется периодом профессионализации. Правозащитникам приходит понимание, что лозунги «платите по старым тарифам» или «формирование экономически обоснованных тарифов в трех городах в условиях противодействия власти» не решают проблем (специально назвал две реально реализованных компании, фактически неудачных). А наоборот усугубляет – так власть использует низкий уровень знаний в этой сфере у правозащитников для их дискредитации в глазах населения и культивации «смирения перед неизбежным».

Соответственно правозащитные организации накапливают все больше и больше данных в этой сфере, стараясь более профессионально проводить кампании общественного представительства и правозавиты.

На проблему соблюдения прав человека при взыскании в судах задолженности за ЖК-услуги я обращал свое внимание два раза:

- в 2003 году, когда работал юристом городского коммунального предприятия в г. Луганске (услуга «квартплаты») и занимался взысканием этой самой задолженности (видя и участвуя в «реальной практике» и в то же время, работая в общественной организации – я выбрал «третий сектор» и уволился);

- в 2005 году, когда, находясь в г. Артемовске Донецкой области услышал интересный комментарий Владимира Березина по этому поводу.

В частности, Владимир Березин искал финансирование у доноров, чтобы обеспечить гражданам бесплатную правовую помощь с целью пресечения беспредела при взыскании в судебном порядке задолженности за ЖК-услуги. Говорят, такой проект был реализован им тогда в Артемовске.

Между тем, ситуация в этой сфере стала все больше и больше обостряться.

Я вижу три основные причины:

- резкое возрастание «цены вопроса» (при росте тарифов возрастают обороты в этой сфере – соответственно возможности для «заработка» у причастных к ней);

- непрекращающиеся политические кризисы в государстве с 2004 года (1. проблема остается вне «фокуса внимания» общественности; 2. ослабляется контроль Центра за ситуацией на местах);

- безразличие или некомпетентность правозащитников (1. Одни  не считают социально-экономические права «правами» или считают их второстепенными по сравнению с политическими и гражданскими. 2. Другие хотят что-то сделать, но не могут, в силу своей некомпетентности и связанного с ним «грантоедства» – каждый грантоед рад бы не только финансирование получать, а и что-то реально полезное делать – но не может…).

В этой статье я хочу детально расписать процесс взыскания задолженности за ЖК-услуги и связанные с ним нарушения прав человека. Не претендуя на «всеохватность» и «универсальность». Но, думаю, тем, кто пытается чего-то добиться в сфере ЖКХ, почитать ее будет полезно.

Со взысканием с потребителей задолженности за оказанные услуги в Украине реальные проблемы, которые можно разделить на четыре сферы:

- сфера оказания ЖК-услуг (смешно звучит, но так и есть – часто непонятно, а оказывалась ли услуга, и должны ли за нее платить потребители);

- плохой регламентации внесудебных методов погашения задолженности вкупе с низкой правовой культурой (поэтому часто, к примеру, в бюджетной сфере контролируют использование заработной платы для погашения задолженности за ЖК-услуги);

- сфера правосудия (неспособность судов взыскать задолженность со всех должников и многочисленные и различные нарушения прав человека при осуществлении правосудия; отсутствие реально доступной населению правовой помощи в гражданских делах);

- сфера исполнения судебных решений (неспособность государственной исполнительной службы исполнить вал судебных решений по взысканию задолженности за оказанные услуги и неурегулированость частной исполнительной деятельности /«коллекторов»/).

Вследствие этих проблем:

- тормозится процесс инвестирования в сферу ЖКХ;

- деформируется ценовая политика в сфере ЖКХ (скрытый учет частичных неплатежей, как безнадежных в плане взыскания и получения, в тарифе – то есть надбавки «за того соседа»);

- создаются реальные условия для процветания коррупции (долги нужно взыскивать – даже если приходится «оплачивать» конкретным чиновникам и судьям недоработки государственного аппарата; молчаливое понимание и согласие с «неплатежеспособностью» реальных тарифов толкает на их запредельный рост, в том числе с учетом «коррупционной» составляющей»);

- все свыкаются с необходимостью массового нарушения прав человека (пускай и не самых «жизненных») во избежание тотального краха ЖКХ;

Причастные к сфере ЖКХ прекрасно понимают, что суды – это не самый эффективный и довольно дорогой механизм защиты интересов. Поэтому первая реальная стадия взыскания задолженности – досудебная работа с должниками. Типичные методы:

1. Привлечение директоров предприятий и руководителей бюджетных учреждений к процессу улучшения платежной дисциплины. В этом случае собираются сведения о получаемой заработной плате и о задолженности за жилищно-коммунальные услуги. Затем при выплате заработной платы «должникам» на них оказывается административное давление с целью погашения долгов. Причем такой процесс иногда ставят на «конвейер»: семья моих родителей столкнулась с тем, что у областной компании, обслуживающей предприятия в сфере потребления энергоносителей (уведомления потребителям о размерах задолженности за газ, тепло, электроэнергию) в базе данных имелись сведения об их заработной плате.

Такой метод довольно эффективен в отношении значительной доли должников, но является незаконным. В частности противоречит ст. 25 ЗУ «Об оплате труда»:

«Забороняється будь-яким способом обмежувати працівника вільно розпоряджатися своєю заробітною платою, крім випадків, передбачених законодавством.»

и ст. 31 ЗУ «Об оплате труда»:

«Відомості про оплату праці працівника надаються будь-яким органам чи особамлише у випадках, передбачених законодавством, або за згодою чи на вимогу працівника.»

Кроме того, такая практика фактически нарушает одно очень важное право человека – на приватность и неприкосновенность частной жизни.

2. Запугивание должников. Вариантов очень много, основные:

- регулярные надоедливые звонки с предупреждением о задолженности (используется специальный сервер и программное обеспечение – хотя, на мой взгляд, это использование средств связи не по назначению /психологическое воздействие/ и должно наказываться в соответствии со ст. 148-3 КоАП Украины);

- рассылка «проектов исковых заявлений», «писем-претензий», «писем юридических партнеров» и т. п., суть которых сводится к тому, что с граждан будет взыскана не только сумма долга, а и значительные суммы на оплату юридических услуг и убытков (то есть в этой части производится умышленный обман потребителей – ст.ст. 79, 84 ГПК Украины предусматривают возмещение затрат лишь на правовую помощь, оказанную адвокатами либо иными «специалистами в сфере права» /определение которых не дано ни в одном законе/ и в границах, определенных законом /не установлены сейчас/ – реально без «коррупционной» составляющей, сумма таких затрат по сложившейся судебной практике не может превышать 5-10%% от цены иска; к тому же она, как правило, необоснованна – все крупные предприятия имеют в штате юристов, оплата которых учтена в тарифе на услуги – зачем тогда заказывать дополнительные юридические услуги?);

- поквартирный обход работниками предприятия должников с требованиями погасить задолженность (хотя должностные инструкции этих работников не предусматривают такую деятельность – фактически это «букет» грубых нарушений законодательства о труде и о жилищно-коммунальных услугах /в части использования поступлений от тарифов на оплату труда работников, которые не выполняют свои прямые должностные обязанности – то есть затраты не по назначению/);

- заказные материалы в СМИ и иные способы рекламы (хотя я не слышал, чтобы такая статья расходов учитывалась при утверждении тарифов на жилищно-коммунальные услуги);

- публикация в СМИ списков наибольших должников (два нарушения: во-первых, долг установлен бухгалтерией предприятия, а не судом – потребитель может обоснованно его оспаривать /«клевета»/; во-вторых, нарушается право на приватность – разглашение информации о задолженности человека /банки себе по кредитам, к примеру, такое не позволяют, по крайней мере, по закону/);

- технические методы (отключение электроэнергии и газа; … – на мой взгляд, в этом случае не соблюдаются целый ряд прав человека, так как без решения суда /установления компетентным органом государства факта наличия задолженности/, отключение важных для существования человека жилищно-коммунальных систем несправедливо, ведь оно фактически основывается на заверениях самого кредитора и никем не контролируется /всевластие «монополиста»/);

- отказом выдавать документы, необходимые для сделок купли-продажи и залога недвижимости, а иногда и получения банковских кредитов (фактически – посягательство на реализацию прав собственности, и даже в некоторых случаях, косвенно – права заниматься предпринимательской деятельностью);

- препятствуя регистрации по месту жительства или снятия с учета (препятствование реализации права на свободный выбор места жительства);

3. «Стимуляция» потребителей:

- конкурсы призов среди добросовестных плательщиков (и где здесь «обоснованность» тарифов – когда за добросовестное исполнение гражданско-правовых обязательств платят человеку – то есть в тариф монополист закладывает нецелевые расходы, фактически нарушая право собственности);

- акции по погашению задолженности с дисконтом (это только чиновникам кажется, что, погасив задолженность, человек не будет ее допускать – наоборот, все ждут такие акции, пользуясь недоплаченными средствами как беспроцентным кредитом, да еще с 10-30% прощением долга в будущем);

Популярность досудебной стадии работы с должниками вызвана естественным желанием обойти «узкие» места – судебную систему и судебно-исполнительную систему. И в соответствии с реальными интересами ЖК-предприятий (взыскать задолженность), не очень разборчиво в средствах достижения поставленных целей. Так как интересы основной массы потребителей в таком случае защищаются декларативно. Кроме одного исключения – стравливания добросовестных плательщиков (не платить «за того соседа») с недобросовестными путем распространения в принципе конфиденциальной информации о размерах задолженности за жилищно-коммунальные услуги.

В отношении тех, кто не поддался на «досудебное давление», инициируются судебные разбирательства. Проследим логику процесса на этой стадии.

Суды физически не в состоянии рассмотреть все дела о задолженности, тем более, что массово не заключены договора на оказание ЖК-услуг, а значит упрощенная форма судопроизводства (приказная) является неприменимой. Соответственно, нужно отбирать «кандидатов» из всей массы должников.

1-я очередь – «возмутители спокойствия», то есть потребители, призывающие своих соседей не оплачивать ЖК-услуги по политическим («необоснованный рост») либо качественным («недостаточное качество услуг») причинам. Цель – ясно и понятно на конкретном примере показать остальным должникам, почему не следует внимать призывам. Суды с пониманием и быстротой рассматривают такие дела, также негативно относясь к тем, кто мешает «просто напечатать решение». И в отношении таких должников организовывается подозрительно быстрый рейд госисполнителей с описью и вывозом имущества на реализацию за долги (в отношении всех должников нет физической возможности). Правда в эту категорию попадают лишь «стихийные» «возмутители спокойствия» – чувствующие несправедливость, но неспособные эффективно использовать правовые методы и не имеющие серьезной поддержки «политических» структур. В противоположном случае их избегают и стараются не трогать.

2-я очередь – люди с высоким достатком. То есть те случаи, когда оплата предположительно последует уже во время суда. Как правило, к этой категории относятся частные предприниматели и руководящий состав среднего звена. Эти люди рассматривают оплату ЖК-услуг как беспроцентный кредит от государства (подадут в суд – сразу заплачу) и часто дожидаются различных льготных акций по погашению задолженности (вроде прощения 10-35%% долга за одномоментное погашение). Дворники и работники низовых структур предприятий поквартирным обходом собирают необходимую для такого выбора «конфиденциальную информацию».

3-я очередь – должники с большими суммами задолженности, которые реально портят статистику предприятия. То есть те, у кого задолженность составляет 2 и более года. Подходы в отношении этой категории людей очень разнятся в зависимости от позиции руководства предприятий:

- списать основную сумму задолженности (то есть подать на всю сумму иск, а суд взыщет лишь в пределах срока исковой давности – разница списывается с дебиторки предприятия и «на бумаге» резко снижается задолженность потребителей вследствие активного использования судебного механизма);

- подать в суд лишь в пределах срока исковой давности (за остальную часть задолженности «забыв» или даже самостоятельно ее, списав приказом по предприятию как безнадежную – жертвуется «нереальная» часть задолженности во имя более быстрого рассмотрения дел и более лояльного отношения судей);

- восстановить срок исковой давности в суде либо понадеяться, что он не будет применен судом (надежда на счастливое «авось» – многие должники не ходят на судебные заседания, а согласно п. 3 ст. 267 ГК Украины, суд может применить исковую давность лишь по заявлению должника /а при неявке на судебные заседания его, как правило, не подают/; другой аспект вопроса – восстановление срока исковой давности я проанализирую далее отдельно, так как он принимает серьезное значение и вызывает сейчас много кривотолков);

4-я очередь – должники со сроком задолженности от 6 мес. до 2 лет. Часто эта четвертая очередь становится более приоритетной, чем 3-я ввиду изменения позиции руководства предприятия. Если предприятию важны реальные деньги, а не отчетность, то эффективнее подавать на еще не «вечных» должников. Потому что те, кто не платил годами, в большинстве своем годами будут исполнять судебное решение (за некоторыми исключениями, в том числе, указанном во 2-й очереди).

Позиция приоритетности 4-й очереди у руководства ЖК-предприятия, как правило, формируется вследствие следующих факторов:

- когда предприятие становиться эффективным бизнесом для руководителя (чем больше средств поступает – тем больше подрядов ЧП-шкам и ООО-шкам, созданных родственниками руководителя);

- когда к процессу взыскания задолженности подключается юридическая фирма, предоставляющая «откаты» руководителю (а она заинтересована в «реальных» деньгах, то есть взыскивать с тех, с кого прогнозировано быстро можно получить задолженность /в течение нескольких месяцев/ и в то же время, чтобы «цена вопроса» по каждому отдельному иску была приемлемой /то есть сумма задолженности хотя бы за 6 мес./);

- когда руководитель предприятия реально работает над тем, чтобы предприятие стало конкурентоспособным и эффективным (а значит, нужна стабильность финансирования и соответственно высокая платежная дисциплина).

Существует факторы, по которым не принято подавать в суд на потребителей с задолженностью до 6 мес.:

- высокая себестоимость такого дела (затраты могут достигать самой цены иска);

- менталитет наших граждан (в отличие от пенсионеров, большинство потребителей средних возрастов предпочитают не делить ежемесячный доход, а гасить задолженность за несколько месяцев – то есть они не «злостные» должники, а просто «недобросовестные» – и смысла подавать в суд нет, долг будет скоро все равно погашен);

- сезонностью работы некоторых граждан (те, кто работает в других городах или за границей, физически не могут ежемесячно оплачивать ЖК-услуги – они их оплачивают по приезду через несколько месяцев; то же самое касается тех, кто на лето «уезжает в деревню»);

При отборе «очередей» на взыскание задолженности за ЖК-услуги учитывается еще ряд важных моментов. В частности – агрессивное противостояние должника. То есть случаи, когда реально услуги оказывались очень некачественные и подача иска по задолженности спровоцирует подачу заведомо проигрышного встречного иска по качеству услуг и защите прав потребителя. Например, в одном крупном областном центре существуют следующее негласное правило:

Не трогать первые (сырость с подвалов) и последние (текущие крыши) этажи, а также затопленные квартиры (порыв коммуникаций не по вине владельца). У теплоснабжающих предприятий часто взаимопротивоположные подходы:

- не подавать на реально неотапливаемые квартиры в суд (с возможным обращением в хозяйственный суд на балансодержателя домов о возмещении убытков в связи с тем, что из-за забитых стояков отопления были сняты начисления за услуги теплоснабжения);

- подавать на реально неотапливаемые квартиры в суд (привлекая ЖЭКи третьим лицом и настаивая в суде, что отсутствие тепла вызвано состоянием стояков, к которым оно не имеет отношения – а значит, долг должен быть взыскан, а потребитель может подать в суд на ЖЭК, виновный в том, что квартира не отапливается);

В процессе подготовки исков о взыскании задолженности решаются следующие проблемы:

1) оплата государственной пошлины. Ее минимальный размер составляет 51 грн. Поэтому при подаче большого количества исков ее оплата может привести к «вымыванию» оборотных средств предприятия. Для примера: 1000 исков х 51 грн. = 51.000 грн. Эта проблема также волнует юридические фирмы, подключившиеся к процессу взыскания задолженности. Потому что госпошлина вместе с затратами на информационное обеспечение судебного процесса может привести к резкому увеличению необходимых инвестиций в проект.

В основном эта проблема решается путем предоставления органами местного самоуправления льгот по уплате госпошлины ЖК-предприятиям (освобождение от ее уплаты). Кстати, решения о льготе по госпошлине используется и как «кнут». К примеру, в небезызвестном г. Алчевске. После массовых жалоб потребителей на ЛЭО и «Луганскгаз» по поводу незаконных (с нарушением процедуры, требующей предварительного уведомления за 30 дней) отключений электроэнергии и газа, Алчевский городской совет не стал продлевать этим предприятиям льготу по уплате государственной пошлины.

2) подтверждающие документы к иску. Размер задолженности нужно в суде доказывать. То есть прикладывать к иску письменные доказательства. А иногда – доказывать, что ответчик – должник. Минимальный обязательный набор документов, прилагаемых к иску:

- справка о задолженности;

- справка о составе семьи;

С последним письменным доказательством возникает много проблем у всех предприятий, кроме тех, что оказывают услуги по «квартирной плате». Дело в том, что законодательство не предусматривает право предприятий (ЖЭКов), администрирующих данные о государственной регистрации граждан, передавать другим юридическим лицам (предприятиям по газоснабжению, водоснабжению, теплоснабжению и электроэнергетике) конфиденциальную информацию о гражданах без их согласия. То есть законным способом получить необходимые справки о составе семьи могут только предприятия, оказывающие услуги по квартплате.

В тоже время суды требуют эти справки о составе семьи. Основная причина – отсутствие договоров на оказание ЖК-услуг. Если договор заключен – тогда ясно, кто должник. Если нет – то по сложившейся судебной практике, взыскивается задолженность за реально оказанные услуги. С совершеннолетних лиц, которые этими услугами пользовались (то есть проживали в квартире). А это подтверждается этой самой справкой о составе семьи.

Выписывать массу таких справок – очень трудоемкий процесс. Так как Домоуправления, как правило, не компьютеризированы. И естественно делать постоянно своим штатом большой объем работы (выписывать вручную тысячи справок) они не хотят. Дело осложняется тем, что предприятия водо-, электро- и тепло- снабжения постоянно конфликтуют с балансодержателями домов по поводу внутридомового обеспечения инженерных систем водо- и тепло- снабжения. С электроэнергетиками конфликт часто связан с другой проблемой – иски потребителей по поводу сгоревшей бытовой аппаратуры вследствие перепада напряжения (как правило, по причине «перегорания» нулевой фазы, за которую почему-то стараются сделать бесплатно ответственными ЖЭКи).

Проблему справок в основном решают за счет дополнительных затрат. То есть «покупают» справки о составе семьи. Иногда, даже официально заключив договор (оставляя на будущее правозащитникам письменное доказательство преступления против права человека на приватность).

Бывают ситуации, когда суд настроен «нелояльно» или потребитель-должник утверждает, что услуга ему оказывалась некачественная и эффективно использует процессуальное законодательство. Тогда возникает (по настоянию судей, разумеется) потребность в других письменных доказательствах, подтверждающих факт оказания услуги, во избежание отказа в удовлетворении исковых требований либо «оставление без движения ввиду неприложения письменных доказательств».

В этой ситуации «выкручиваются» по-разному. Например, мне известны случаи, когда вкладывалось в дело копия решения об утверждении тарифов и передаче предприятию домов на обслуживание. В контексте невозможности «расщепить» тариф и соответственно уменьшить задолженность ввиду того, что ряд услуг из «перечня» не были оказаны.

3) лояльность суда. Все прекрасно понимают, что для рассмотрения всех дел по задолженности в пределах исковой давности (за 3 года на всех должников), суды должны в 1,5 (райцентры) – 4 (крупные районы в городах) раза больше рассматривать гражданских дел. Но это нереально. Или почти нереально (о технологической составляющей судебных процессов расскажу далее).

Поэтому председатели судов требуют ограничить поток исков и стараются навязать ЖК-предприятиям «квоты». То есть ограничения по количеству подаваемых исков о взыскании задолженности. С теми, кто не хочет добровольно принимать на себя такие ограничения, эффективно борются. Двумя путями:

- оставляя иски без движения и рассмотрения (можно такие определения обжаловать – уйдут месяцы, а за них судей никогда не наказывают; да и госпошлину платить приходится, если только Апелляционный суд не в том же городе находится);

- устраивая детальный процесс (затягивается на месяца слушанья дел, и требуются доказательства, в принципе обоснованные /не справкой же «сам себя подтверждать»/, но технически трудно получаемые – подтверждения выполненных работ, акты сверки задолженности и т. п.);

Выделяемые квоты не позволяют предприятию поставить на поток процесс взыскания задолженности за ЖК-услуги. Поэтому со временем предприятия ищут способы сделать суд лояльным или наработать коррупционные механизмы. Примеры, имеющие места в разных городах:

- предприятие помогает суду с ремонтом, заручаясь, таким образом, поддержкой председателя суда;

- юридическая фирма, занимающаяся взысканием задолженности за ЖК-услуги, платит руководству суда «абонентскую плату»;

- не имея возможности наладить связи со всем составом суда, они налаживаются с одним судьей (к примеру, по словам местных правозащитников, в г. Северодонецке почти все дела по взысканию задолженности за теплоснабжение рассматриваются одним судьей).

Существует у предприятий и проблема оплаты «взяток» по делам о взыскании ЖК-услуг, вызванная:

- малой «ценой вопроса» (даже за тепло иски в среднем оставляют 2000-3000 грн. И наиболее распространенная «десятина» – 200-300 грн. с дела не заинтересуют судей – полно гражданских дел с более высокой «ценой вопроса», где даже просто за «ускорение», а не «результат» предлагают 200-500 $);

- ЖК-сфера относительно хорошо контролируется и сложно выводить необходимые для «взяток» ресурсы (вывести их можно – но это сильно бьет по предприятию и быстро обнаруживается), а взыскать «затраты» с потребителя проблематично – штрафные санкции запрещены законодательством, а с «услугами на правовую помощь» крайне неохотно связываются суды (не наработана судебная практика и споры по ценообразованию услуг).

Переходим к анализу «технической составляющей» взыскания задолженности в суде.

Начнем с «содержания» гражданского дела. Оно, с учетом распространенных неявок, должно минимально включать:

- обвертка лист А3 формата либо папку с пометками и содержанием;

- текст иска с визой председателя суда, на кого  из судей расписан;

- приложенные документы к иску (в том числе по квитанциям госпошлины и информационно-технических услуг);

- копия доверенности представителя;

- определение об открытии производства по делу;

- уведомление о вручении почтой копии иска, приложенных к нему документов и определения (либо уведомление с пометкой почты о невозможности вручения либо отказе получить);

- определение о переносе предварительного слушанья гражданского дела в связи с неявкой стороны;

- уведомление о вручении  повестки (либо уведомление с пометкой почты о невозможности вручения либо отказе получить повестку);

- протокол судебного заседания;

- заочное решение суда;

- копия уведомления о вручении заочного решения (либо уведомление с пометкой почты о невозможности вручения либо отказе получить решение суда);

- заявление о выдаче копии решения суда, вступившего в законную силу и о выдаче исполнительного листа.

Причем, если дело осложняется (невручение; очное слушанье; встречный иск и т.п.), то количество документов в деле удваивается-утраивается. И здесь становится вопрос: а кто это все будет делать? Часть документов должны писать либо печатать сотрудники аппарата суда (секретари или помощники судей). Если совсем по закону – то решения и определения должны печатать судьи сами.

А теперь умножьте это все на 100 (минимальное количество дел в производстве одного судьи, когда можно говорить о «потоке»). Даже если есть компьютеры, принтеры и горы бумаги у секретарей и помощников – все равно большие затраты времени.

Если взыскание задолженности за ЖК-услуги ставиться на «поток» – то всю эту бумажную работу должны делать представители предприятия либо занимающейся этим вопросом юридической фирмы. Максимально все перевести в электронно-печатную форму (в том числе почтовые бланки). И приносить готовые распечатанные варианты на «подпись-печать».

Отдельно стоит отметить незаконную (должны самостоятельно набираться судьей в «совещательной комнате»), но реальную практику оформления определений и решений суда. Судьи не хотят самостоятельно набирать десятки и сотни однотипных решений и определений, в которых меняются лишь реквизиты ответчика, суммы и номера дел. Поэтому им приносят электронные варианты, набранные на основании предоставленного «правильного» (по мнению конкретного судьи!) определения и решения. Если совсем не боятся наших «правопохоронительных» органов, то приносят распечатанные варианты (а ведь эксперты могут сказать, на каком принтере распечатано).

Основные способы «процессуального» торможения со стороны ответчиков, с которыми приходится сталкиваться при рассмотрении гражданских дел о взыскании задолженности:

- обязательная фиксация процесса техническими средствами (достаточно ответчику-должнику подать такое ходатайство – и судебный процесс очень и очень затянется, ввиду необходимости со стороны судьи «соблюдать формальности» на «микрофон»);

- встречный иск по поводу качества услуг и защиты прав потребителей (может реально затормозить рассмотрение дела или вообще спровоцировать судью на торможение с целью оставления без рассмотрения ввиду «запутанности»; в то же время от встречного иска при поддержке судьи довольно легко отбиться – он должен быть подан до рассмотрения дела по сути и легко может быть под разными предлогами оставлении «без движения» /время прошло – отдельное дело/);

- истребование письменных доказательств (если ответчик не «лопух» и ссылаясь на отсутствие договора и неоказанность услуги – факт оказания услуги нужно подтверждать; и справка о задолженности этот факт не может подтвердить; а если человек знает, что требовать – то предприятию уже невыгодно давать такую документацию «в руки» – проще «оставить без рассмотрения» и заняться не такими «шибко умными» должниками).

Отдельное замечание по «отсутствию договоров». Господа «грантоеды» подняли этот вопрос, как одно из ключевых «знамен» кампаний общественного представительства. Фактически «подставляя» тех, во имя кого они борются. В Украине выработана судебная практика, по которой простое отсутствие договоров – не основание для отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности. Я не буду излагать довольно сложную юридическую аргументацию такой позиции судов. Просто существуют конструкции сделок, не требующих договоров.

Отвлеченный пример на понимание: покупаете хлеб в ларьке – получаете буханку хлеба и взамен даете деньги. Если продавец передал Вам хлеб – нужно ли теперь требовать от него заключения договора? Можно ссылаться, что ничего не должны – так как взяли хлеб без договора?

Следующая особенность – возможность восстановления сроков исковой давности. Разработанная некоторыми юридическими фирмами, работающими в сфере взыскания задолженности за ЖК-услуги. Она основана на двух моментах:

1)  невнимательность большинства населения при оплате ЖК-услуг и «упрощениях» кассиров (большинство не вычитывает полученные квитанции, а кассиры сильно не расписывают в них принципиально важные графы по периодам оплаты и т. п.);

2)  распространенной привычке оплачивать ЖК-услуги за несколько месяцев.

Правовая конструкция на примере: Имеется долг, и гражданин частично погасил его, внеся платеж за несколько месяцев. Кассир не выписывала детально квитанцию. Поэтому период оплаты в ней указан всего один прошедший месяц. За что уплачены остальные средства? Учитывая порядок возникновения долга, в суде аргументируется, что остальная часть платежа касается самых «дальних» периодов возникновения долга. Которые могут быть и вне пределов исковой давности. Вступает в силу норма п. 1 ст. 267 ГК Украины:

«1. Перебіг позовної давності переривається вчиненням особою дії, що свідчить про визнання нею свого боргу або іншого обов’язку.»

Раз частично погасил долг – значит, ты его признаешь. И срок исковой давности начинает течь теперь уже с этого момента.

Техническая сторона реализации на практике очень проста. Садятся опытные операторы компьютерного набора и хороший программист, которые формируют базу данных с бумажной бухгалтерской документации. У большинства наших граждан такие «прерывания» срока исковой давности имеют место…

Я разработал метод сопротивления такому «лохоразводу» (ведь фактически человек не думал, что он оплачивает старые долги…). Суть его – рассматривать не суммированный долг за весь период, а за каждый месяц оказания услуги – отдельно. Тогда срок исковой давности не может быть прерван для месяцев, которые затронуты таким «признанием долга».

Чью сторону примет суд – реально зависит от его лояльности. Если «заряжен» – фирмы, если нет – потребителя, дабы не связываться со «сложностями» восстановления срока исковой давности. Единой судебной практики  по принципу «там, где нужно», в Украине не существует…

Еще один нюанс, на который нужно обращать внимание. Ввиду постоянного банкротства и реорганизаций предприятий, услуги в сфере ЖКХ в разное время оказывали разные юридические лица. Например «квартирная плата» в конце 1990-х – 2000-х гг. в Ленинском районе г. Луганска: ГКП Луганскжилье → ГКП Луганскжилфонд → ГКП «Жилкомфорт» → … ЧП Дуссман-Украина → …

Эти юридические лица из-за своего плохого финансового состояния не делаются правопреемниками друг друга. Но долги населения под разным предлогом передают друг другу. Самое интересное, что ни в одном гражданском деле о взыскании задолженности за ЖК-услуги никаких письменных доказательств об уступке требования нет. В результате суд взыскивает больше, чем «положено». Страдают не только потребители, а и кредиторы тех предприятий, которые реорганизованы с целью последующей ликвидации. Ведь долги населения – это дебиторская задолженность, которую можно использовать для погашения кредиторской.

Теперь переходим к исполнению судебных решений. Подходы к его анализу схожи с судебным процессом. Поэтому я не буду расписывать этот процесс так детально. Отмечу лишь ключевые моменты:

- возбуждается исполнительное производство, в котором накапливаются процессуальные документы, копии части из которых должны быть отправлены должнику (это предписание реально редко выполняется – поэтому, недополучив зарплату, человек начинает выяснять, что к чему – и с удивлением узнает, что был суд, срок на добровольное исполнение и государственный исполнитель приступил к процедуре принудительного исполнения);

- точно так же, государственным исполнителям при «потоке» помогают заполнять все необходимые постановления и запросы, которые он должен лично составлять;

- часто оказывается «помощь» – транспорт на выезды для описи имущества, отправка почтовой корреспонденции и развоз запросов;

- существует множество уловок, позволяющих уклоняться от исполнения решения суда и противодействовать взысканию на имущество должника;

- ГИС не способна массово исполнять все решения судов о взыскании задолженности (поэтому и снимаются рекламные ролики вроде арестованного «Мерседеса» в Донецке – заставить потребителей поверить в то, что очень маловероятно).

Напоследок, интересный совет одного активного предпринимателя: «Когда я не согласен с новым тарифом или требованием, я просто открываю депозит в банке и откладываю платежи. Если суд взыщет – накопившиеся судебные издержки будут перекрыты процентами по вкладу». Он выиграл ряд судов у газовых и энергоснабжающих организаций в г. Алчевске, связанных с правами потребителей и задолженностью за услуги.

 

Богдан Бондаренко,

юрист Восточноукраиского центра общественных инициатив

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори