пошук  
версія для друку
15.09.2009 | Кати Мартон
джерело: cpj.org

Анатомия безнаказанности: нераскрытые убийства журналистов в России

   

Печальная ирония: в то время как весь мир отмечает 20-ю годовщину падения Берлинской стены, сама Россия частично возвращается на свои советские пути. По крайней мере, для журналистов в сегодняшней России работать опаснее, чем во времена холодной войны. Впереди России в списке наиболее опасных для работников прессы стран - только Ирак и Алжир. С 2000 г. в России от рук убийц погибли семнадцать журналистов, и лишь в одном случае преступников привлекли к ответу. Печальная статистика для великого и могучего государства, вставшего на путь демократизации после 70 с лишним лет безжалостных репрессий.

Именно поэтому Комитет по защите журналистов подготовил этот беспрецедентный аналитический доклад с призывом к международному сообществу о необходимости остановить этот рост беззакония. Наша миссия - защищать журналистов, но в России нам это удается все хуже. И хотя мы продолжаем взывать к российским властям, требуя правосудия в отношении убийц наших коллег, ограничиваться призывами мы больше не можем. В данном отчете мы не просто выражаем негодование. Мы предлагаем конкретные меры и приводим неопровержимые факты, добиваясь повторного расследования этих нераскрытых убийств.

Будем говорить начистоту. Если государство смотрит сквозь пальцы (это в лучшем случае) на убийства журналистов, оно теряет право называться демократическим. Если под угрозой оказались журналисты, демократия тоже в опасности. Свобода средств массовой информации является такой же опорой здорового общества, как законность, независимая судебная система и автономное гражданское общество. Если убрать один из этих столпов, вся система может рухнуть.

Два с половиной столетия назад, когда демократия в Америке только зарождалась, один из ее поборников, Патрик Генри, сказал: "Свободы граждан никогда не были и не будут защищены, если действия их властителей могут быть сокрыты от них."

В сегодняшней России действия правителей все чаще оказываются скрытыми от тех, кем они правят. Вызывает беспокойство то обстоятельство, что на гибель настойчивых и бесстрашных правдолюбцев от пуль наемных убийц россияне реагируют коллективным пожатием плеч. Причина такой апатии очевидна. Подавляющее большинство россиян получает лишь препарированные государством новости, и по этой причине гневных голосов по поводу этих убийств почти не слышно. Кто же будет требовать ответа от российских властей, если тех, кто бесстрашно говорит правду, списывают в расход?

Во времена холодной войны существовали общепринятые правила, и журналисты знали, какие границы нельзя переступать и каких тем следует сторониться. Сегодня все по-другому. Семнадцать журналистов, убитых в течение последних лет, освещали широкую тематику: организованную преступность, коррупцию в корпоративных кругах, взяточничество среди государственных чиновников, беспорядки на Северном Кавказе (поскольку, несмотря на объявленное окончание войны в Чечне, на деле кровопролитие просто переместилось в соседние республики). Каждое из этих убийств сопровождалось пародией на правосудие. Как правило, власти без промедления подменяли реальные мотивы преступления ограблением или личной неприязнью. В менее трагических обстоятельствах реакция властей могла бы вызывать смех.

В Тольятти, российском Детройте, следственные органы пришли к выводу, что Алексей Сидоров, редактор газеты Тольяттинское обозрение, был убит в ходе случайной уличной потасовки. По официальной версии Сидорова зарезал ножом неизвестный после того, как журналист якобы отказался дать ему водки. Следователи почти не интересовались записями убитого журналиста, его компьютером и магнитофонными записями. И в этом случае, и во многих других милиция фактически не допрашивала свидетелей. Следователи лишь изредка приходили в органы СМИ, в которых работали убитые журналисты. Эти преступления списываются на "хулиганов", и расследование внезапно тормозится. Заказчики убийств могут спать спокойно. Та же самая завеса секретности, которая окутывала КГБ, теперь скрывает от глаз его преемницу - Федеральную службу безопасности.

Безусловно, во времена холодной войны правдой нас не баловали, и те, кто упорно оспаривал официальную версию событий, нередко отправлялись за решетку. Мои родители, Эндре и Илона Мартон, последние независимые журналисты по ту сторону "железного занавеса", были осуждены по сфабрикованному обвинению в работе на ЦРУ только за то, что они, являясь репортерами американского телеграфного агентства в Будапеште, выполняли свои служебные обязанности. В то время КЗЖ еще не существовал и не мог заступиться за моих родителей, назвать по именам и заклеймить их тюремщиков и оказать такое же мощное и результативное давление на власти, как недавно в случае Роксаны Сабери в Иране. Как и в случае Роксаны, долгие тюремные сроки моих родителей были сокращены, и в 1956 г. после лавины статей в Нью-Йорк Таймз их освободили.

Немногие журналисты сильнее поплатились за храбрость больше, чем сотрудники Новой газеты, одного из самых живых и независимых органов СМИ, еще действующих на российской медиа-арене. Подумайте, каково это - каждый день по дороге на рабочее место проходить мимо огромных фотографий троих лучших репортеров вашей газеты - Игоря Домникова, Юрия Щекочихина и Анны Политковской, погибших насильственной смертью. В 2007 г. мы наградили редактора Новой газеты Дмитрия Муратова нашей Международной премией за свободу прессы. Ради блага россиян международная общественность не должна ограничивать свои действия бесконечной хвалой убитым репортерам.

На церемонии вступления в должность президента России в 2008 г. Дмитрий Медведев заявил, что в течение его президентского срока охрана прав и свобод человека будет определять "смысл и содержание всей государственной деятельности." Месяц спустя, в Берлине, он пообещал, что "случаи, связанные с преступными посягательствами на жизнь и здоровье журналистов в нашей стране, будут расследованы и доведены до самого конца независимо от сроков, когда произошло соответствующее преступление."

КЗЖ будет и дальше напоминать ему об этом обещании, как и о том, что великая страна, по праву претендующая на ведущую роль на мировой арене, должна поддерживать правопорядок для всех своих граждан. Лидеры стран мира, в том числе США и европейских государств, должны убедить в этом Россию.

Три года тому назад, на панихиде по Анне Политковской, храбрейшей из храбрых, я обещала, что КЗЖ не забудет об Анне, о том, за что она боролась и за что отдала жизнь. И мы сдержали слово. Однако убийство Анны до сих пор не раскрыто. В феврале этого года суд оправдал троих обвиняемых по ее делу. Действительно, предъявленные на суде доказательства их вины были недостаточными. Государство и на этот раз решило не трогать заказчиков преступления. В сеть попалась лишь мелкая рыбешка.

А пока КЗЖ добивался возобновления расследования, на московской улице застрелили еще одну коллегу Анны по Новой газете. Убийство 25-летней Анастасии Бабуровой стало последней каплей для репортеров Новой газеты. Руководство газеты обратилось к властям с просьбой позволить ее сотрудникам носить оружие для самозащиты при выполнении служебных обязанностей, что явилось еще одним пятном на репутации державы, которую все ожидали увидеть гораздо более демократичной в 20-ю годовщину падения Берлинской стены.

Кати Мартон - член совета директоров Комитета по защите журналистов. Ее седьмая книга, "Враги народа -- путешествие моей семьи в Америку", представляющая собой воспоминания о холодной войне, выйдет в издательстве Simon and Schuster в октябре 2009 г.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори