пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201032
19.11.2010

Сотрудники Киевского РОВД г. Харькова пытали человека. В возбуждении уголовного дела отказано.

   

19 ноября 2010 года, в 12:00 в помещении Харьковской правозащитной группы состоялась пресс-конференция с участием Якова Строгана, которого пытали сотрудники Киевского районного отделения милиции г. Харькова, и представителей Харьковской правозащитной группы – адвоката Айгуль Мукановой и Инны Захаровой.

Инна Захарова, Яков Строган, Айгуль Муканова

Айгуль Муканова: Яков Строган вчера обратился в Харьковскую правозащитную группу, сказал, что его жестоко избивали, пытали, вымогали деньги сотрудники милиции, которые после того, как он пытался возбудить уголовное дело против них, пытались купить его молчание. После того, как он отказался брать деньги, они стали запугивать, угрожать ему. Мы собрали эту пресс-конференцию, чтобы объявить, что ХПГ принимает это дело и будет работать с этим человеком, и в случае, если с ним или с кем-нибудь из членов его семьи что-то случится после этих угроз, то, естественно, первое подозрение падёт на тех людей, которые ему угрожали. Это официальное заявление нашей организации.

Яков Строган вместе с женой и двухмесячным ребёнком живет в Харькове. Вечером 15 августа 2010 года у него произошёл конфликт с соседом по подъезду. Очевидцы могут подтвердить, что Строган не был инициатором, а только один раз отбросил в сторону соседа. Сосед упал и порезался осколками пивных бутылок, которые сам же перед этим и разбил. Ночью к Строгану приехали сотрудники милиции, во всяком случае, они так назвались и потребовали открыть дверь.

Яков Строган: «Ночью приехали ко мне сотрудники милиции. Естественно, они представлялись всего лишь словесно, якобы сотрудники милиции, они не в милицейской форме были, в гражданской форме были. Мало того, что они ломали целую ночь двери – это подтверждают соседи, полностью весь подъезд, имеется фотография, двери погнуты, замок скурочен. Двери я не открыл, это было после двенадцати ночи, двери я до шести утра не открыл. Они до четырёх утра ломали двери. В час ночи отключили свет, как мне, так и соседям, обесточили полностью щитовую. Естественно, соседи подняли потом скандал, соседям они включили потом свет. Я остался с маленьким ребёнком до утра без электроэнергии вообще».

Когда Строган вызвал по телефону милицию, ему ответили, что милиция уже выехала. В 6 часов утра Строган открыл дверь.

Яков Строган: «Вломились в квартиру два человека в гражданском, без каких-либо предъявлений удостоверения, кто они. Собирайся и поехали с нами. На вопрос, куда поехали и кто вы такие … вы потом узнаете, мы говорят, с милиции. Я говорю: что случилось? По вчерашнему делу там, по драке».

Якова отвезли в Киевское районное отделение милиции. Там он написал объяснительную о событиях, которые произошли накануне вечером. А потом приехал начальник, прочёл объяснения Якова и приказал подчинённым «вывезти его в лес и эта собака должна написать все объяснения, те, которые нужны». После этого милиционеры надели на Строгана наручники, набрали в бутылки воду, посадили Строгана в автомобиль «Нива» голубого цвета, принадлежащий одному из сотрудников милиции. После этого вышел начальник и сказал: «Езжайте за мной, следуйте к моему дому, я вам передам какое-то устройство. Что за устройство это я уже потом ощутил на себе в лесу».

Милиционеры вывезли Якова в лес.

Яков Строган: «Он мне сразу предложил: давай так … чтоб потом не получилось, что будешь битый там, ещё что-нибудь. Давай так: вот тебе –ящик открывает – в ящике там несколько видов ножей. Я сразу не понял, что вообще от меня хотели. Он говорит: ты должен подписать бумагу, а дальше мы дополним. Что за бумага? Ну, в том, что ты пытался убить человека, это ты заранее готовился, ты брал нож – открыл мне ящик, там видов ножей было, ну, с десятка полтора, ну, разного вида, там какие-то напильники. Выбирай себе всё, что хочешь, подпишешь бумаги, мы сами остальное всё допишем. Я отказался. После чего они на руки намотали ленту, сверху надели наручники. Сначала наперёд застегнули, один говорит другому: „Ну что же ты наперёд застегнул, застёгивай назад, так же ему руки хоть ломать можно будет“. Отвели от машины, сбили с ног, один сел сверху, полностью всем весом на спину, а второй, наступая ногой на голову, ломал назад руки».

Строган несколько раз терял сознание, его отливали водой, и снова требовали подписать заявление, но он отказывался. Тогда милиционеры сняли с него одежду, оборвав пуговицы, подключили электрическое устройство, которое назвали «трансформатором», присоединяли проводами к самым чувствительным местам на теле, подавали напряжение. Строган снова терял сознание, его снова отливали водой. Всё это продолжалось в течение нескольких часов. Наконец, после очередной потери сознания милиционеры не смогли привести Якова в чувство и залили ему в горло нашатырный спирт, так что Строган получил серьёзный ожёг внутренних органов – Строган до сих пор продолжает принимать лечение. Яков сообщил мучителям, что он сердечник и что у него удалена одна почка, поэтому он может не выдержать таких пыток. Возможно, это и остановило милиционеров от дальнейших действий.

Яков Строган: «Когда привезли из лесу, прятали в потайной комнате возле паспортного стола на Натальи Ужвий ещё трое суток, на четвёртые сутки перевезли в другую потайную комнату».

Во время отсутствия мужа жена Якова приходила в милицию узнать, что с ним, но ей говорили, что его здесь нет. Потом всё-таки приняли передачу с едой и одеждой. А потом потребовали у жены 10 тыс. долларов – только после этого его отпустят. В конце концов, «она объяснила, что денег не будет, я не дам. Если хотите его посадить, сажайте, а суд всё решит». Строгана отпустили с уговором: «Иди, ищи деньги, и чтоб в 7–9 утра принёс». Строган договорился, с товарищем, что тот даст 4 000, больше нет, на что ему сказали: «Так ты за сутки нашёл 4 тысячи, найдёшь и остальные», уменьшили сумму до 7 тыс. и потребовали, чтоб он принёс их на следующий день. Но он больше туда не пошёл, а снял побои, обратился в СВБ, а затем в прокуратуру о возбуждении уголовного дела. На вопрос о том, почему он не обратился в милицию, Яков Строган говорит, что смысла не было – он ведь и так был в милиции, и привёл слова милицейского майора, сказанные его жене: «Смысла никакого не будет обращаться, только стоит где-то объявиться, он просто пропадёт навсегда».

29 октября прокуратура Киевского района отказала Строгану в возбуждении уголовного дела, однако постановления об отказе он до сих пор не получил, хоть и подал уже несколько заявлений с просьбой выдать ему его на руки.

Айгуль Муканова: Мы в первую очередь сейчас ставим вопрос о том, что у сотрудников милиции действует чётко налаженная схема похищения людей и вымогательства денег. Подробности, о которых говорит Яков, просто невозможно придумать. Такие моменты, когда они надевали наручники, они перед этим под наручники наматывали ленту, чтобы не было синяков. Это всё было приготовлено заранее. В машине была камуфляжная форма, в которую они переодевались. Я так понимаю, чтобы не запачкаться. У них был прибор, с помощью которого они пытают. И у них была вода с собой и нашатырный спирт, с помощью которых они приводили в чувство. Это всё заранее приготовленные вещи. Мне становится жутко. Получается, что работает чётко налаженная схема, по которой сотрудники милиции вот так безнаказанно действуют и совершают такие ужасные вещи. И я просто хочу попросить граждан Харькова: если с вами произошло такое, подобный случай, или с вашими родственниками, пожалуйста, сразу обращайтесь. Если бы за эти четыре дня супруга обратилась к нам, возможно, мы успели бы что-то сделать. К нам приходила информация о случаях, когда люди просто сломались, они просто не выдержали этих пыток, они подписали заявления, они дали деньги и, естественно, они не захотели дальше расследовать эти ситуацию. Во-первых, будьте осторожны, во-вторых, сразу сообщайте. В СБУ, в прокуратуру звоните, нам. Когда вы получаете на руки постановление об отказе возбуждении уголовного дела, вам обязательно нужно обжаловать в семидневный срок этот отказ в суд, не в прокуратуру вышестоящую, а в суд. Далее, если суд отказал, то вы обжалуете в апелляционный суд. Если процедура прекратилась, то тут уже прямое обращение в Европейский суд.

Инна Захарова: Кроме всего прочего заметьте: это всё происходит в лесу, куда может зайти кто угодно. Ну, любой прохожий, мы с вами, можем, выгуливая собаку, попасть в лес, и это всё увидеть. И этого никто не боится. Значит, существует отработанная система, которая действует и которая не вызывает страха у тех, кто её исполняет. И вот это самое страшное, потому что простой гражданин, особенно гражданин, у которого есть судимость или который каким-то образом имел неприятности с законом, он вообще является гражданином третьего, четвёртого, пятого, шестого сорта, на которого в любой момент можно повесить любое преступление. Поскольку, даже если вы увидите, что что-то такое случилось и поднимите крик, вам быстро скажут, что тут что-то вы не поняли, или не увидели и т. д. и т. п., потому что они знают прекрасно, как отреагирует на это прокуратура. И вот это самое страшное.

Айгуль Муканова предполагает, что ход событий в данном случае будет такой: будет несколько отказов, и очень мало шансов, что прокуратурой всё-таки будет возбуждено уголовное дело, и что оно будет расследовано и передано в суд. «Два года будут эти качели, а потом мы будем обращаться в Европейский суд. Там не нужно ожидать исчерпания по делам о пытках. Это первый вариант. Второй вариант, что, всё-таки, прокуратура займётся этим делом, оно будет расследовано, будет приговор и люди, которые это сделали, будут наказаны».

Подготовил В. Бацунов

 

См. также:

В райотделе Харькова выявлена тайная комната пыток (видео)

Майстер-клас катувань від харківської міліції

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори