пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201201
03.01.2012 | Вера Челищева
джерело: www.novayagazeta.ru

«Методы вечны. Новых пока никто не изобрел»

   

Методы властей по борьбе с несогласными в начале 60-х и сейчас

Как винтили несогласных на Триумфальной в начале 60-х и как винтят сейчас? Накануне очередного 31 числа «Новая» встретилась с проживающим ныне в Кембридже одним из «зачинщиков» Маяковки Владимиром БУКОВСКИМ. Вместе мы решили проанализировать, что изменилось со времен 60-х? Какие отличия и в чем схожесть действий властей, борющихся с несогласными?

31 декабря в 18.00 в Москве состоится традиционный митинг граждан в поддержку 31-й статьи Конституции - свободы собраний и политических свобод. Место традиционное - Триумфальная площадь. Возле памятника Маяковскому. И никакого другого. Потому что это дело принципа. Именно на Маяковской или на Маяковке, как ее называют, в сентябре 1960 года начался отсчет истории демократического движения в СССР.

Сначала, правда, возникли поэтические чтения. Молодежь читала как запрещенных Цветаеву, Пастернака, Ахматову, Мандельштама, так стихи собственного сочинения. Вскоре помимо стихов на этой площади все чаще стали говорить о политике, распространяли первый самиздат… А это в центре советской столицы власти терпеть не стали. В 1961 году чтения на Маяковке были сорваны, организаторы и участники арестованы за «антисоветскую агитацию и пропаганду». Лагерные сроки получат Эдуард Кузнецов, Илья Бокштейн и Владимир Осипов. Тогда же впервые арестуют одного из зачинщиков Маяковки Владимира Буковского - в лагерях он проведет в общей сложности 12 лет. Арестованный позже всех Юрий Галансков умрет в 1972 году в мордовском лагере...

С тех пор Маяковская площадь станет символом гражданского протеста. Именно здесь после арестов зачинщиков чтений в середине 60-х соберутся смогисты. Именно сюда после самосожжения Яна Палаха в январе 1969-го выйдут московские студентки с плакатом «Свободу Чехословакии!». Здесь же в марте 1990-го омоновцы разгонят запрещенный митинг Демсоюза. Сюда уже в сентябре 1991-го вновь придет Буковский и вместе с Галиной Старовойтовой проведет митинг, посвященный одновременно победе над ГКЧП и памяти Юрия Галанскова, чей прах в те дни привезут в Москву. И на площади теперь будет стоять не горстка особо смелых, а тысяча граждан… С митинга на Маяковке Буковский начнет и свою кампанию на президентских выборах 2008 года… Ну, а с 2009-го года на эту площадь регулярно каждое 31 число месяца выходят несогласные.

Накануне очередного 31 числа «Новая» встретилась с проживающим ныне в Кембридже одним из «зачинщиков» Маяковки Владимиром БУКОВСКИМ. Вместе мы решили проанализировать, что изменилось со времен 60-х? Какие отличия и в чем схожесть методов властей, борющихся с несогласными?

«Новая»: С чем выходили и выходят на площадь

В.Буковский: «С идеей добиться права свободы собраний и митингов. Почему начали с чтений? В то время не было Интернета. Найти единомышленников было непросто. Ты не мог поставить на площади стол и табличку «Все, кто не любит советскую власть, подходите». Вот тогда мы придумали чтения. Вроде бы нейтрально – стихи. Но поскольку стихи в основном непечатные, то мы рассчитывали, что на площадь потянется контингент, который нам нужен. Так и произошло. Ни я, ни Эдик Кузнец, например, стихов не читали. Но их читал Юрий Галансков (к тому же сам писал стихи), ребята из театрального училища - Севка Абдулов, мой школьный приятель Сережа Гражданкин и еще человек 6-7. Приходя на площадь, они сперва разогревали публику. Начинали с нейтрального, чтобы власти сразу не кидались. Гражданкин, например, читал «12» Блока. Потом Сева начинал читать Пастернака и т.д. Иногда кто-то из толпы спрашивал: «А можно я прочитаю?». Выходил и читал. Регламента не было. Чтения проходили до ночи, тогда оставались самые заведенные и мы уже вели всякие политические споры…».

«Новая»: Сейчас на Триумфальную также выходят в защиту свободы собраний, а именно - в защиту 31-й статьи Конституции РФ («Граждане имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование»). Бессрочную серию гражданских акций протеста под названием «Стратегия-31» инициировал Эдуард Лимонов. Цели и задачи сформулировал так: «обозначить горячую точку в городе, куда мы вызываем граждан отстаивать свои права: одна дата, один час, одна площадь, одна цель - добиться права проводить мирные митинги; мы экономим на средствах информации, объявив один раз, где и когда собираться, граждане, приучившись к площади Свободы (Триумфальной), будут в дальнейшем знать, куда являться в случаях крупных политических ЧП; мы привлечем таким образом все больше несогласных». Кстати, для сбора людей на эти и другие акции оппозиции как раз помогает отсутствовавший в советские времена интернет - LiveJournal, «Твиттер», «В Контакте», «Facebook». С 2010 года «Стратегия-31» преобразовывалась из локальной инициативы во всероссийское движение, охватив более 40 регионов. Митинги, пикеты и флэш-мобы солидарности проводились также за рубежом» .

Методы властей по борьбе с несогласными

В.Буковский: «Методы вечны. Новых пока никто не изобрел. В наше время с каждым несогласным власти работали индивидуально (основных организаторов знали в лицо). Борьбой с нами занимался КГБ. Правда, лично гебисты рук не марали. Они нанимали «комсюков» - так мы называли комсомольские оперативные отряды. «Комсюков» КГБ использовало как мускулы: чтобы те разгоняли чтения, отлавливали нас и избивали. Но у них ничего не выходило. Когда приходили «комсюки», народ брался под руки и не пропускал их. Порой, конечно, возникали драки, задержания, избиения и отправка в милицию... Но мы все равно выходили».

«Новая»: Сейчас несогласных на площади отлавливает и бьет ОМОН и полиция. Избивают даже девушек и журналистов. Кроме того, власти применяют превентивные задержания: людей винтят перед акцией - на входе или выходе из метро, или как только те подойдут к площади. Винтят и после окончания митинга, когда люди расходятся. Аналогично проходят акции в регионах. Международный резонанс вызвала акция 31 декабря 2009 года в Москве, когда ОМОН схватил и препроводил в милицию в числе других задержанных Людмилу Алексееву.

В.Буковский: «Еще в наше время для разгона участников власти пользовались очистительными машинами: зимой – снегоуборочными, летом – поливальными. И на толпу просто ехали машины, разгоняя людей».

«Новая»: Ныне очистительные машины не применяют. Иногда на площади стоит машина: на толпу не едет, но из нее несется громкая музыка, заглушающая выступающих.

В. Буковский: «Еще одна мера борьбы с нами – «комсюки» сообщали в университет о том, что тот или иной студент участвует в акции. А почти все, кто выходил на площадь, были студентами. В результате народ из вузов отчисляли».

«Новая»: Сейчас тоже иногда сообщают в вузы. Так, в 2009 году ГУВД Москвы прислало ректору Высшей школы экономики письмо с требованием отчислить из вуза как «неблагонадежных» студентов, принявших участие в марше несогласных. «Письмо ГУВД рассчитано на людей, испытывающих при виде официальных бумаг «священный трепет», - ответили в вузе и заявили, что не никого отчислять не собираются: «Мы можем отчислить студентов, если они двоечники. А если они хорошо учатся, с какой стати?». Вслед за этим начала просачиваться информация о таких же письмах, отправленных в другие вузы. Пресс-секретарю ГУВД Бирюкову пришлось оправдываться, обещать провести «собственное расследование» и выявить виновников «прискорбного недоразумения»…

В.Буковский: «А еще «комсюки» сообщали на работу и тебя увольняли, а власти преследовали как тунеядца. В общем, стандартная программа КГБ по прессингу».

«Новая»: На работу теперь не сообщают. Разве что произошел недавно такой случай: в преддверии митинга за честные выборы на проспекте Сахарова мадам Канделаки выясняла у руководства канала СТС, знают ли они о том, что их сотрудники Михаил Шац и Татьяна Лазарева снялись в «сомнительных роликах, призывающих приходить на митинг». Дело в том, что ряд известных деятелей культуры записали короткие ролики, в которых призывали зрителей посетить митинг. Обращение Лазаревой на YouTube посмотрели более 10 тысяч раз, ролик с Шацем - более 40 тысяч. У себя в Facebook Шац написал, что в руководстве СТС Канделаки ответили: «и Михаил, и жена его довольно взрослые люди и сами решают, как, кого и куда призывать». В Facebook сам Шац призвал Канделаки остановиться «потому что как, кого и куда посылать, мы тоже знаем». Руководству каких еще каналов, театров, творческих товариществ и музыкальных групп звонила Канделаки в преддверии митинга остается только догадываться…

Причины отказов в проведении акции

В.Буковский: «Причины власти никогда не называли. Не говорили нам, что чтения мешают уличному движению и тому подобное. Просто разгоняли и все».

«Новая»: Сейчас есть тысяча причин. Среди них – «на площади уже запланированы другие акции» - например, фестиваль «Выбирай здоровье, будь как мы», «Спортивный фестиваль молодежи», автомотофестиваль, Военно-спортивный праздник, праздник «Зимние забавы»; акции «Наших» - «Поколение против террора», «Донорство»; и наконец, - «реконструкция площади в связи со строительством подземного паркинга под ней»…

Провокаторы

В. Буковский: «Комсюки» подсылали к нам иногда своих людей, чтобы те внедрялись. Но ничего не получалось. Помню такой случай. Один внедрился и…перешел на нашу сторону. Кажется, его звали Леня Прихожан. Комсомольский активист, очень любивший поэзию. «Комсюки» думали, что он будет хорошим агентом. Прислали к нам на площадь. Он покрутился-покрутился возле нас и признался: «Меня вообще-то заслали… Но я не вижу ничего здесь такого…Поэзия». Но с точки зрения «комсюков» Леня оказался предателем.

«Новая»: Сейчас провокаторов изобилие. То нацисты придут, то кто-то пустит в толпу дымовые шашки. И почти каждый раз, когда на Триумфальную собираются оппозиционеры, власти свозят на площадь организованно на автобусах из регионов активистов прокремлевских движений. Иногда в составе участников митинга – пенсионеры. И все они беспрепятственно проводят на Триумфальной свои «контр-акции», вместе с ОМОНом перекрывают несогласным доступ к памятнику Маяковского, глушат речи выступающих, выбивают на барабанах дробь, пока на их глазах винтят оппозиционеров, среди которых в том числе и женщины.

Как проходят суды

В.Буковский: «Всем вменяли 70-ю статью УК СССР – «антисоветская агитация и пропаганда». В 61-м на пятерых участников чтений завели дело. Все пятеро сели. Меня среди них не было. Эдик Кузнецов был, а я нет. Причем, его обвиняли в распространении листовки, которую якобы написал я. Получился бардак: он сидит за эту бумагу, а я, ее написавший, на свободе. Но когда над Эдиком и другими пошел суд, судья сообщил, что в отношении Буковского дело выделяется в отдельное производство. Мне тут же передали. И я не стал ждать, уехал в Сибирь. Что касается адвокатов и свидетелей защиты, то они никакой роли не играли».

«Новая»: Аналогично. Суды верят ОМОНу и полиции, которые выступают свидетелями обвинения. По сравнению с советскими временами разница лишь в том, что сейчас, слава богу, вменяют не уголовные статьи, а административные. И сажают не на года, а на несколько суток. Исключением стал лишь прохожий Сергей Мохнаткин – приговорили к 2, 5 годам в колонии общего режима.

Удивительное

В.Буковский: «Милиция не любила «комсюков» и терпеть не могла КГБ. И как только они уходили из отделений, куда доставляли нас, милиция нас выпускала. Было очень смешно. «Комсюки» заберут нас, притащат в отделение со словами: «Вот он… составляйте протокол…». Милиционеры сидят, ждут. А как только «комсюки» уходили, милиционеры ругались на них: «Детективы доморощенные…». И обращаясь к нам: «Ладно, идите отсюда…».

«Новая»: В этом году после серии митингов за честные выборы, в том числе на Триумфальной, в московских судах, где шел конвейер по рассмотрению административных дел, можно было наблюдать человеческое отношение конвоя к задержанным. Конвойные, доставлявшие людей из ОВД в суды, были уверены: тем присудят штрафы. Когда же оппозиционеры выходили из зала суда и протягивали конвойным постановления о 5-7 сутках ареста, те растерянно говорили осужденным: «Ну… Все будет нормально… Вы не расстраивайтесь». Чуть ли не похлопывали по плечу. Когда же оппозиционеров начали приговаривать к 10-15 суткам, один из конвойных в Басманном суде даже промлвил: «П..ц уже полный».

Маневры несогласных и их противников

В.Буковский: «Задача властей была прекратить чтения, которые их раздражали. Но не удавалось. К примеру, в какой-нибудь день они могли разогнать людей. Но это не означало, что в следующую субботу люди не придут снова. «Комсюки» все перепробовали. Предлагали нам: «Чего вы на площадь выходите, давайте мы вам клуб дадим, собирайтесь, читайте там стихи». Меня выделили вести с «комсюками» переговоры. Забавы ради согласился (было понятно, что это никуда не ведет) и выторговал каком-то в клубе выставку художников-абстракционистов. У «комсюков» это вызвало оцепенение. Но выставку нам готовить дали. Мы понимали, что открыть ее все равно не дадут и за три дня до официального открытия мы с понтом устроили предварительный просмотр для всех желающих. Три дня народ ее смотрел… Выставку власти решили не открывать».

«Новая»: Опять же главный ныне маневр противников несогласных – контр-акции. А несогласные в свою очередь могут провести одновременно сразу несколько стихийных акций в разных точках Москвы. И тогда полиции приходиться туго…
Буковский: «А мы, когда в октябре 61-го начались массовые аресты, успели дать властям бой. Я Эдику Кузнецову сказал: «Раз арестовали ребят, нельзя прекращать чтения. Иначе покажем, что от ребят зависела их организация, а с их арестом все кончилось». И в один день мы провели чтения одновременно в пяти точках Москвы. КГБ обозлилось до пены. Они просто не знали, что делать, узнавали об акциях по ходу самих акций. Во-вторых, они представили: а если каждый раз так будут вспыхивать разные непредсказуемые акции... КГБ страшно взбесилось».

Распространяемые про несогласных слухи

В.Буковский: «В канун 22-го съезда КПСС нас всех решили вычистить. Под предлогом того, что среди нас зреет заговор убийства Хрущева! Это был предлог, чтобы напугать политбюро. На самом деле никакого заговора не было. Какое к нам отношение имел Хрущев, а мы к нему?! Но арестовали несколько десятков человек. Причем, арестовывало само КГБ, «комсюков» уже не привлекая. Когда пошли допросы, обвинения в попытке убийства Хрущева никому почему-то не предъявили (смеется). Всем вчинили 70-ю статью – «антисоветская агитация».

«Новая»: В своей книге «Поколение оттепели» Людмила Алексеева тоже пишет об одном слухе тех лет. Правда, распространялся он не властями, а москвичами. И не про несогласных на Маяковке, а про несогласных на Пушкинской. 5 декабря 1965 года Александр Есенин-Вольпин, математик, философ, сын известного поэта и один из лидеров диссидентского движения, провел на Пушкинской «Митинг гласности» - первую в послевоенном СССР публичную демонстрацию протеста, в которой приняло участие около 200 человек (включая оперативников КГБ). Основной лозунг - требование гласности суда над арестованными Андреем Синявским и Юлием Даниэлем. Алексеева пишет: «…Алик остановился, распахнул пальто, вытянул из-под полы лист ватмана и поднял его над головой. Все, что произошло дальше, запомнилось отрывками. Человек двадцать пробежали мимо меня, и транспаранты исчезли прежде, чем я успела прочитать хотя бы одно слово, на них написанное. <…> Было видно, как два человека волокут третьего мимо пьедестала. Он – худой, в короткой кожаной куртке, они – упитанные, в тяжелых пальто. Черная «Волга» въехала на тротуар со стороны улицы Горького. Человека затолкнули на заднее сиденье. Еще одна «Волга» - и еще один человек втиснут в машину. Через три минуты демонстрантов не осталось. Площадь опустела. <…> Мы сидели у меня и ждали. Первым позвонил Валера. Его забрали в отделение милиции, продержали около трех часов, потом отпустили. Затем позвонил Алик: «Все в порядке, девочки». Его тоже держали в милиции часа три, предлагая объяснить, с какой целью он организовал демонстрацию. «Добиться гласности суда», - ответил Алик. «У нас все суды открытые», - произнес офицер милиции и попросил описать содержание транспарантов. <…> Через несколько дней Коля Вильямс услышал в пивной такой рассказ: «У Есенина есть сын. Он организовал демонстрацию. Тысяча человек шли за ним по улице Горького, и каждый нес плакат. Потом он вошел в КГБ, бросил на стол список и сказал: «Здесь имена всех участников, но брать не смейте, за все отвечаю я». Никого, бля, не боится. А зовут его Вольф». В таком виде слух о демонстрации просочился в массы».

«Акции оппозиции спонсирует Госдеп» - пожалуй, самый распространенный ныне слух про несогласных, который озвучивают власти и государственные СМИ. После серии прокатившихся по стране митингов за честные выборы верхнюю строчку рейтинга слухов занял премьер Путин. Во время «Разговора с Владимиром Путиным» он заявил, что люди вышли на Болотную площадь не только за деньги, но еще, как ему «показалось», нацепили на грудь «контрацептивы».

И последнее. Что нужно делать, если за тобой пришли. Совет от Буковского:

«Когда в 1961 пошли облавы, я работал с моим приятелем, московским поэтом Мишкой Капланом, рабочим по крыше в музее изобразительных искусств им. Пушкина. Туда мы устроились, когда нас выгнали из университета. Работа была смешная: летом красили крыши. Зимой - счищали снег и сбивали сосульки. Так мы работали, пока КГБ не пришло в музей нас арестовывать. Спасло вот что: у этого музея официальный вход один – через колоннаду. А служебных входов-выходов штук пять. И на каждом входе-выходе сидела милиция и пожарная охрана. Одну смену люди работали милиционерами, другую – пожарниками. Мы с Мишкой их прекрасно знали, а они нас - водку вместе пили. И вот когда за мной в музей пришло КГБ, я вышел через другой выход, не тот, у которого меня караулило КГБ. Ребята не проговорились. А я уверенно поехал в аэропорт. Полгода ездил по Восточной Сибири, а меня усиленно искали по Москве. Потом понял: могу так всю жизнь прятаться, в тайге меня все равно не найдут. Ну, и какой смысл всю жизнь прятаться? Решил вернуться, посадят, так посадят. Так и произошло: вернулся, а через несколько месяцев арестовали. Арест, правда, растянулся на несколько лет…

 30-12-2011

 

 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори