увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 30.09.2016 14:49
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Путин и Милошевич – 22 года разницы

19.03.14 | Ненад Пеич | www.slobodnaevropa.org

Когда смотрю фото и видеорепортажи из Крыма, не могу отделаться от ощущения, что я это уже где-то видел. Мне кажется, что я снова переживаю распад Югославии и начало войны в Боснии и Герцеговине.

Когда я слышу заявления российской пропагандистской машины о том, что военнослужащие без опознавательных знаков в Крыму – это, на самом деле, спонтанно организованные силы самообороны, состоящие из небезразличных граждан, вспоминаю подобным образом «самоорганизованные» вооружённые группы, возводившие баррикады в Сараеве в марте 1992 года.

Точно так же, как и в Крыму, этим военнослужащим не хватало распознавательных знаков на униформе, однако у них были новёхонькие автоматы Калашникова, безупречно организованная коммуникация и воинская дисциплина. Сходство жуткое, вызывающее дурные предчувствия у тех, кто был тогда в Сараеве.

Есть ли вообще разница между двумя лидерами, организовавшими тогдашние и теперешние события? Что составляет разницу между Владимиром Путиным и Слободаном Милошевичем?

Только двадцать два года.

Они суть один человек с двумя тенями – тот же modus operandi, разделённый немногим более двух десятилетий. В самом деле, будь Милошевич сегодня жив, вероятно, обвинил бы Путина в плагиате.

Российский президент называет вооружённые формирования в Крыму «добровольцами», которые защищают права этнических русских. Милошевич в 1990-х этим же словом называл подобные группы в Боснии и Герцеговигне, заявляя, что они защищают граждан сербской национальности.

Путин заявляет, что суверенитет Украины нужно уважать, хотя делает всё, что в его силах, для его подрыва. Точно также и Милошевич говорил о территориальной целостности Боснии и Герцеговины, в то время как формирования под его началом усердно трудились над её раздроблением и уничтожением её только что возникшей государственности.

Оба государственных деятеля использовали религию для поощрения конфликта и оправдания интервенции. Российские СМИ недавно передали ложную информацию об осквернении Киево-Печерской Лавры. Сербские СМИ в 1992 году также подавали дезинформацию об осквернении православных храмов и монастырей.

Путин смотрит на реакцию Запада в расчёте на то, что разногласия между Европой и Соединёнными Штатами подорвут всякую последовательность и согласованность действий, на что и Милошевич рассчитывал двадцать два года тому назад.

Жуткое сходство не ограничивается путиновской и милошевичевской риторикой.

Когда по протестующим в Киеве стреляли снайперы, многие боснийцы вспоминали 6 апреля 1992 года – день, когда снайперы открыли огонь по сараевским демонстрантам, когда началась осада города, а также страшные преступления на Маркале[1]. Российские СМИ свои сообщения об атаках снайперов списали с сообщений сербских коллег двухдесятилетней давности: жители Киева, подобно жителям Сараева, стреляли друг в друга.

Российские СМИ также сообщали о мнимой «проблеме беженцев», заявляя, что около 650 тысяч человек наводнили пограничные с Россией области. Когда началась война в Боснии и Герцеговине, сербские СМИ забили тревогу: беженцы якобы скопились у границ.

ООН в обоих случаях эту информацию опровергла. Однако для пропаганды это не было существенно. И сербские, и российские СМИ, чтобы проиллюстрировать и подкрепить свои заявления, опирались на фальшивые фото. Российские СМИ подделали фотографию весьма оживлённого пропускного пункта на границе Украины и Польши. Сербские СМИ в 1992 году использовали подлинные снимки беженцев, которые в действительности спасались от вооружённых сил Милошевича.

Использование политически и эмоционально окрашенного языка, которым российские СМИ описывают новую киевскую власти, называя её «фашистами» и «антисемитами», также напоминает то, как сербские СМИ характеризовали своих противников. Хорватов называли «усташами», а боснийских мусульман «моджахедами» неслучайно – Милошевич обращался к памяти о Второй міровой войне.

Сегодня жилища граждан нерусских национальностей в Крыму, в особенности татар, помечают, идёт подготовка к этническим чисткам – то же и Милошевич делал в Боснии и Герцеговине.

Так начинают войны. Так людей призывают к ненависти. Рядовые граждане подвержены страху, а пропаганда разъедает доверие между этническими и национальными группами. Доверие превращается в недоверие, недоверие – в нетерпимость, нетерпимость – в ненависть, ненависть – в войну. Сербы в 1992 году верили, что Милошевич защищает их государство, на которое напали, «завоёвывая территории и беря города». Точно также недавние опросы показали, что большинство россиян верит, что их войска спасут русских в Крыму, присоединив его к России. Ни на сербов тогда, ни на русских сегодня никто не нападал.

Легче верить во всё это, чем задавать вопросы.

Существует и жуткое подобие между политическим восхождением Путина и Милошевича.

Оба изначально не были избраны, но назначены. Российский президент Борис Ельцин в сентябре 1999 года назначил Путина премьером, чтобы позднее назвать его своим приемником. Когда Ельцин, спустя несколько месяцев, подал в отставку, Путин стал исполняющим обязанности президента. Подобным образом и Милошевич начал политическое восхождение в 1986 году, когда был назначен руководителем Коммунистической партии Сербии, выбранный своим предшественником – Иваном Стамболичем.

Начало мандата обоих лидеров отмечено эксплуатацией межнациональных конфликтов, в случае Милошевича – в Косове, в случае Путина – в Чечне. Оба установили псевдодемократию с жёстко контролируемыми государственными СМИ и фальшивыми оппозиционными партиями. Оба укрепили свою легитимность массовыми «спонтанными» провластными митингами. Оба использовали «патриотические» молодёжные организации вроде «Молодых социалистов» в случае Милошевича и «Наших» в случае Путина, преследовавших своих противников.

И Путин, и Милошевич правили в обществах, в которых демократические институты слабы, коррупция широко распространена, нет верховенства права и чьи службы безопасности выполняли грязную работу в политических целях.

Тем не менее, хотя параллели между Путиным и Милошевичем неоспоримы, это не означает, что конец их будет одинаков.

Милошевич имел возможность осуществлять свои военные предприятия «всего лишь» на протяжении восьми лет – прежде чем НАТО не выступил против него в Косове в 1999 году, и затем, год спустя, он не был свергнут собственным народом.

Однако у Путина есть преимущество перед Милошевичем. Россия, в отличие от Сербии,– большой геополитический игрок, постоянный член Совета Безопасности ООН. Россия – ядерная держава и ключевой поставщик энергоносителей в Европу.

Если, не имея таких преимуществ, Милошевич мог в течение восьми лет быть угрозой для соседей и мира в Европе, то как долго будет угрожать Путин соседям и миру во всём міре?

13.03.2014

Ненад Пеич (Nenad Pejić) – главный редактор Радио Свободная Европа, сопредседатель компании RFE/RL. Во время военных событий в Боснии и Герцеговине 1991–1995 гг. был главным редактором ТВ Сараево.

Перевод: В. Бацунов

[1] Массовые убийства на сараевском рынке Маркале 5 феврале 1994 года и 28 августа 1995 года.

 

 

 

коментарі
24.03.14 | В. Бацунов
Строго говоря, в 1999 году НАТО выступил против Милошевича не только в Косове. Нельзя забывать бомбардировки гражданских и промышленных объектов по всей сербской территории, а также жертвы среди мирного населения. В том числе и среди детей. Оправдания этому я не вижу.

новий коментар