пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201513
10.05.2015 | Борис Захаров
джерело: kontrakty.ua

Крым. Зачистка-2015: Крымские татары здесь больше не нужны

   

Россия оккупировала и отобрала у Украины Крым. Мы, украинцы, и весь цивилизованный мир с нами вместе не признаем присоединения Крымского полуострова к России и уверены, что Крым был, есть и будет нашим. Но мы даже не представляем, каким преследованиям и давлению со стороны ФСБ подвергаются люди, которые считают Крым Украиной и продолжают жить на полуострове. Репрессивная машина запущена и безжалостно выполняет приказы.

В этом году на Крымском полуострове началась полномасштабная зачистка. Политика оккупационных властей, прежде всего, направлена на «латентную депортацию» крымских татар – на создание невозможных условий для существования крымскотатарского народа на полуострове, когда нарушаются все фундаментальные права, проводятся репрессии, попираются культурные и религиозные права, закрываются СМИ. Идет процесс отрыва крымскотатарского народа от своей элиты: лидеров выдворяют из Крыма, представителей Меджлиса и активистов жестоко преследуют. Музыканты, художники, журналисты вынуждены покинуть Крым из-за репрессий и невозможности реализоваться. Крымским татарам запретили проводить даже митинг памяти жертв депортации 18 мая. Нарушение всех прав, репрессии и разрыв элиты с народом и определяют «латентную депортацию».

ФСБ в Крыму действует абсолютно в стиле КГБ СССР пятидесятилетней давности, когда одних диссидентов, таких как генерал Петр Григоренко и литератор Лев Копелев, выдворяли из страны и запрещали въезд, а других не выпускали из страны. На сегодняшний день ФСБ одним крымчанам навязывает российское гражданство и не выпускает их из Крыма, а других, наоборот, не впускает.

Дела Рефата Чубарова и Исмета Юкселя ведет Украинский Хельсинкский союз по правам человека. Неделю назад Европейский Суд по правам человека принял к рассмотрению дело Рефата Чубарова. Двумя неделями ранее подобную процедуру прошло еще одно резонансное дело – Исмета Юкселя. Эти жалобы о насильственной депортации из Крыма лидеров Меджлиса крымскотатарского народа являются все же лишь малой частью большого массива политически мотивированных судебных разбирательств, касающихся преследований граждан Украины на оккупированной территории АР Крым и г. Севастополя. Для того чтобы оценить масштаб проблемы, наметить варианты ее решения и адекватно оценить достижения на этом пути, стоит остановиться на нескольких крымских делах, вокруг которых развернулась в этом году полноформатная юридическая война. Названия дел во многом условны, поскольку каждое из них включает в себя десятки уголовных и административных  преследований граждан Украины репрессивной машиной РФ.

Дело о депортации лидеров Меджлиса крымскотатарского народа

Одними из самых резонансных крымских дел на сегодняшний день, без сомнения, являются дела о депортации лидеров Меджлиса крымско-татарского народа Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова. Фактическая депортация легендарного диссидента времен СССР Мустафы Джемилева состоялась 22 апреля 2014 года и была первым открытым актом юридического насилия оккупационных властей по отношению к гражданам Украины в Крыму после установления РФ своей юрисдикции на полуострове. В дальнейшем прием с запретом на въезд, впервые примененный именно к Мустафе Джемилеву, был поставлен оккупационными властями Крыма «на поток» и применен в отношении депутата Верховного совета АР Крым, Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова.

3 мая 2014 года в отношении Чубарова «прокурором Республики Крым» Натальей Поклонской было вынесено предупреждение «о недопустимости занятия экстремистской деятельностью». Данное предупреждение было реакцией на его участие в митинге, имевшем место в тот же день примерно в 10 часов утра на территории города Армянска.

5 июля 2014 года Чубаров возвращался на автомобиле из материковой части Украины в Крым. При пересечении административной границы между Херсонской областью и Крымом к Рефату Чубарову в сопровождении группы сотрудников прибыла «прокурор Республики Крым» Поклонская и прочитала заявителю текст «повторного предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности». После этого ему сообщили, что принято решение о запрете въезда на территорию РФ сроком на 5 лет до 4 июля 2019 года. Уведомление не содержало данных о дате решения о запрете, основаниях запрета и органе, вынесшем решение о запрете въезда ему на территорию РФ. Уведомление лишь содержало ссылку на Федеральный закон РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» №114 от 18.07.1996 года без указания конкретных правовых оснований. При этом само решение о запрете въезда Чубарову до сегодняшнего дня вручено не было, а значит, он был лишен гарантий, предоставленных ст. 1 Протокола 7 Конвенции: ему не было предоставлено мотивированное решение о запрете въезда; ему не предоставили возможность высказать аргументы против его фактической депортации.

Еще одним пострадавшим по этому делу является Исмет Юксель, крымский татарин по национальности, предки которого были депортированы из Крыма, являющийся гражданином Турции. С 1996 года на протяжении более чем 20-ти лет он проживал в Крыму, имел свидетельство на постоянное проживание в Украине с регистрацией в Крыму, являлся генеральным координатором информационного «Агентства «Крымские новости» (QHA). Также он являлся советником главы Меджлиса крымско-татарского народа. 10 августа 2014 года, примерно в 6.30 утра, при въезде на территорию Крымского полуострова сотрудниками Пограничной службы Российской Федерации в устной форме Исмету Юкселю было сообщено, что ему запрещен въезд на территорию РФ сроком на 5 лет до 30 июня 2019 года. Он вынужден был уехать в Киев, где и проживает в отрыве от семьи, общественных связей, постоянного места жительства и своего бизнеса по сей день. Ему так же, как и Рефату Чубарову, не было вручено мотивированное письменное решение о запрете на въезд на территорию Крыма и РФ. А о самом запрете даже не сообщили на его родном крымско-татарском языке.

27 декабря 2014 г. адвокат Васильев И.Г., действующий от имени Исмета Юкселя на территории РФ, обратился в Мещанский районный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным решения ФСБ России от 17 июля 2014 года о запрете Юкселю въезда на территорию Российской Федерации, и об отмене данного решения.

Спустя полгода, 26 января 2015 года, на судебном заседании Мещанского районного суда представитель ФСБ России заявил ходатайство о передаче гражданского дела на рассмотрение в качестве суда первой инстанции в Московский городской суд на основании того, что при рассмотрении данного дела будут предоставляться документы, составляющие государственную тайну. В том числе представление самого текста решения о запрете въезда Юкселю в РФ, утвержденное 30 июня 2014 года и имеющее гриф «секретно». В чем заключается «секретность» этого дела остается только догадываться, ведь и адвокат по делу, и сам Исмет Юксель в связи с этой «секретностью» лишены возможности увидеть текст и мотивацию решения о запрете на въезд.

Однако нет сомнений в том, что депортация Рефата Чубарова и Исмета Юкселя из Крыма явилась санкцией за их гражданскую позицию в связи с неприятием присоединения Крыма к России, публичной поддержкой проукраинских настроений на полуострове, а также в связи с активной журналистской и общественно-политической деятельностью указанных лиц.

Также нет сомнений и в том, что разработка новых дел по прямой депортации оккупационными властями проукраинских активистов в Крыму будет продолжаться. Об этом может свидетельствовать дело о выдворении Синавера Кадырова (активиста правозащитного движения «Комитет защиты крымских татар») и возможно других активистов, о которых еще просто не стало известно.

«Дело 3-го мая»

С осени 2014 года на территории Крыма идут задержания по так называемому «Делу о применении насилия к сотрудникам полиции 3 мая 2014 года». 3 мая прошлого года в разных районах Крыма местные жители начали блокировать трассы в связи с тем, что лидера крымских татар Мустафу Джемилева не пускали на территорию полуострова. Рядом с городом Армянском был прорван кордон российских военных, в результате чего произошла потасовка между сотрудниками так называемых «правоохранительных органов» и мирными протестантами. В октябре и ноябре прошлого года по этому делу были арестованы четверо местных жителей — Муса Апкеримов, Рустам Абдурахманов, Таир Смедляев и Эдем Эбулисов. Перед Новым годом все они были освобождены из заключения под поручительство советника полномочного представителя российского президента в Крыму Эскендера Билялова. Однако уже 21 января 2015 года появился новый арестованный по делу, Эдем Османов, который в феврале также был выпущен из-под стражи под поручительство.

Все, кроме Апкеримова, подозреваются в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья (ч. 1 ст. 318 УК РФ), Апкеримов — опасного (ч. 2 ст. 318 УК РФ). Обвинение базируется на материалах оперативной видеосъемки. Следствие по «Делу 3-го мая» продолжается, было проведено очень много допросов. Под прикрытием «Дела 3-го мая» регулярно проводятся обыски и изъятия у многих представителей крымскотатарской общины по всему Крыму, а также у проукраинских активистов. В частности, среди пострадавших оказалась и блогер Елизавета Богуцкая, у которой во время обыска были изъяты компьютер, телефон и другая техника. Сотни участников этой демонстрации были привлечены к административной ответственности с наложением штрафов в 10 000 рублей (в среднем). Точное количество пострадавших от действий оккупационных властей на сегодняшний день неизвестно.

«Дело 26 февраля»

Возможно, это наиболее циничное и непредсказуемое из всех крымских дел. Оно касается событий, случившихся во время проведения ставшего уже легендарным митинга крымских татар и украинских активистов у здания Верховного Совета АР Крым в Симферополе 26 февраля 2014 года. В этот день Парламент Крыма должен был принимать решение о проведении референдума по присоединению полуострова к Российской Федерации. В этот же день представители крымскотатарской общины и украинских активистов проводили митинг, посвященный единству Крыма и Украины. Поскольку заявка подавалась официально и заранее, нет сомнений в том, что пророссийские силы узнали об этом и сознательно организовали собственную манифестацию в то же время. В результате в одном, достаточно небольшом месте по площади, собралось более двадцати тысяч протестантов противоположных политических взглядов. Атмосфера была накалена до предела. Несмотря на попытки лидеров противоборствующих сторон удержать ситуацию в мирном русле, перед входом в Парламент началась многотысячная давка, в которой погибли два человека. Какой из сторон принадлежали пострадавшие, выяснить так и не удалось. Заседание Парламента было перенесено, и решение о проведении референдума в тот день принято не было.

Далее произошла оккупация и аннексия полуострова Крым Российской Федерацией, и началась война на востоке Украины. Казалось, события февраля 2014 года уже стали достоянием архивной хроники. Однако, спустя 11 месяцев, в конце января 2015 года, начались аресты среди крымскотатарских активистов, и первым среди арестованных оказался последний проживавший на тот момент в Крыму представитель руководства Меджлиса Ахтем Чийгоз. Ему были предъявлены обвинения в организации массовых беспорядков, повлекших смерть людей. При этом видеокадры с митинга у здания Верховного совета Крыма свидетельствуют об обратном - Ахтем Чийгоз призывал участников митинга к спокойствию.

На сегодняшний день к уголовной ответственности привлекают всех участников этой акции с проукраинской стороны, тех, кого могут идентифицировать по видеозаписям, существующим в сети. По этим делам катастрофически мало информации – мы даже не можем предположить, на основании чего российскими властями предъявляются обвинения гражданам Украины. Все обвинения предъявлены по статьям Уголовного Кодекса РФ. 26 февраля 2014 года территория полуострова даже с точки зрения РФ находилась под юрисдикцией Украины. Само мирное собрание происходило на территории Украины, его участники не нарушали норм украинского законодательства, а РФ не имеет никаких оснований применять свое законодательство к событиям 26 февраля 2014 года.

Зато эти уголовные преследования четко вписываются в программу подавления любых проукраинских настроений и окончательного уничтожения Меджлиса крымско-татарского народа, являются прямым продолжением дел по депортации и «дела 3-го мая». Следствие и аресты по «делу 26 февраля» продолжаются по сегодня. В апреле 2015 года очередным задержанным по делу стал оператор крымско-татарского канала «ATR» Эскендер Небиев.

Особый цинизм ситуации состоит в том, что ни одному из участников противостояния 26 февраля со стороны пророссийских сепаратистов организованных лидером «Русского единства» Сергеем Аксеновым, обвинения не предъявлено.

Кроме вышеперечисленных дел, в которых главными фигурантами являются представители крымско-татарской общины, существует и множество дел, в которых пострадавшей стороной являются обычные проукраинские активисты, открыто выражающие свою гражданскую позицию и несогласные с оккупацией Крыма. Например, дело «24 августа 2014 года» и дело «9 марта 2015 года», когда активисты в Севастополе выходили с украинским флагом в День независимости Украины, и в Симферополе – в День рождения Тараса Шевченко. Во всех случаях, будь то одиночные пикеты или мирные митинги, от оккупационных властей незамедлительно следовала жесткая реакция, направленная на создание атмосферы страха.

Украинский Хельсинкский союз по правам человека в меру своих возможностей реагирует на эти факты беззакония. По указанным делам уже либо поданы, либо готовятся жалобы в ЕСПЧ по фактам грубых нарушений прав человека на полуострове. Но не подлежит сомнению и тот факт, что граждане Украины, проживающие в Крыму, достойны более мощной и системной защиты со стороны государства, и работы в этой сфере предстоит еще очень много.

Почему так важно подать заявку и выиграть эти дела в ЕСПЧ? Система Европейского Суда это, по сути, интервенция прецедентного права в систему европейского континентального права. Решения Европейского суда являются источником права, историческим прецедентом, они влекут за собой изменение законодательства и правоприменительной практики. Государство, которое не исполняет решения Европейского Суда, будет иметь проблемы на международной арене, в том числе, связанные с экономическими санкциями. Решения суда станут основой для международно-правовых актов, дипломатических переговоров и решений других международных судов. Выигрыш каждого такого дела – шаг к возвращению Крыма Украине. Поэтому нам крайне важно выиграть эти дела в ЕСПЧ.

P.s. По просьбе крымскотатарского народа слово «крымскотатрский» в статье употребляется без дефиса, таким образом подчеркивается неотделимость коренного народа от его родины.

Комментарий: Анастасия Мартыновская, юрист Фонда стратегических дел УГСПЛ

«На данный момент в Российской Федерации радикально ущемляется право на свободу выражения мнения. Так, в законодательстве РФ отсутствует возможность проведения спонтанного собрания. То есть, согласно российскому законодательству, участники любого спонтанного собрания будут являться правонарушителями, как это и произошло в ряде крымских дел. Например, 3 мая крымские татары на территории полуострова провели акции протеста. Данные акции были выражением недовольства действиями российских властей, которые запретили въезд на территорию Автономной Республики Крым Мустафе Джемилеву. Люди не могли заранее предвидеть поведение власти и заблаговременно подать заявления на проведение мирного собрания. Если бы они подали его 3 мая, акцию разрешили бы провести не раньше, чем через 10 дней, когда она уже не была бы актуальна. Хотя, вероятнее всего, акция была бы запрещена. Кроме того, «крымское законодательство» сегодня еще и жестко определяет время и перечень мест, где крымчанам можно проводить митинги и массовые собрания. Исследуя российское законодательство можно сделать вывод, что оно отняло любую возможность проведения митинга, неугодного властям.

Достаточно сильный удар по свободе выражения мнения был нанесен российским уголовным законодательством, направленным на борьбу с экстремизмом. С точки зрения Европейской Конвенции, он не соответствует требованиям о ясности, точности и предсказуемости: непонятно кого и за что ждет наказание. В законодательстве нет четкого перечня действий, которые бы подпадали под понятие «призывы к экстремистской деятельности», поэтому власти могут его использовать против любого лица, не согласного с «политикой партии». И если раньше российские власти в основном использовали данные нормы УК РФ для запугивания, то сейчас они все чаще стали применять их на практике, например, к неугодным активистам и журналистам в Крыму».

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори